УБИЙСТВЕННАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ МОДА (FRENCH POISONERS)

УБИЙСТВЕННАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ МОДА

Во второй половине XVII века, во времена правления Короля-Солнце Людовика XIV его блестящий двор стал законодателем европейской моды. Но в тоже время во Франции возникла и другая мода – на переселение своих близких в мир иной с помощью ядов.

РОЖДЕНИЕ МОДЫ

Екатерина Медичи

Сами французы не были настолько коварны и усидчивы, чтобы заниматься разработкой смертоносных ядов. Говорят, что отравления ввели в обиход их жизни итальянки Медичи. И, прежде всего, Екатерина Медичи, которая была женой французского короля Генриха II. Потом в огромной свите Марии Медичи, приехавшей во Францию для брака с королем Генрихом IV прибыли люди, поднаторевшие в ядах, которые осели в этой стране. Считается, что фундамент для тайной и страшной французской моды заложили два итальянца – Экзили и Дестинелли, которые создали ядовитый порошок, не оставляющий после применения никаких следов. Этот порошок особенно понравился француженкам, он помогал избавиться от соперниц в любви и неверных мужей. Но чаще всего его использовали для устранения родни стоявшей на пути к наследству, поэтому его прозвали «эликсир наследства». А по мере прогресса этой моды появлялись и иные умельцы. Так семидесятилетний священник Стефан Гейбург изобрел специальный яд для французов, которые считаются веселой нацией. Он получил название «avium risus» («смех птиц»), от него люди умирали в припадке безудержного смеха.

ПЕРВЫЙ ЗВОНОЧЕК

де Бренвилье-1

Ни король, ни полиция о тайной французской моде ничего не ведали. И первые сведения о ней всплыли случайно.

В 1675 году скончался шевалье Годен де Сен-Круа, а поскольку он имел чин капитана королевской гвардии, то квартиру покойного посетила полиция. И нашла в ней целую алхимическую лабораторию. А также странную шкатулку, наполненными склянками с порошками. В шкатулке лежало письмо, что все ее содержимое Годен завещает маркизе де Бренвилье. Надо отдать должное генерал-лейтенанту французской полиции Габриелю Никола де ла Рейни. Он распорядился шкатулку маркизе не отдавать, а произвести экспертизу ее содержимого. Стражи порядка испытали порошки на кошках и собаках, которые все до одной быстро издохли. Стало ясно, что в склянках содержится яд и что и что маркиза де Бренвилье знает об этом. Полиция начала изучать ее подноготную и вскоре выяснила, что де Сен-Круа был ее любовником. А также узнала о недавней кончине при странных обстоятельствах сначала ее отца, а потом двух старших братьев. Эти смерти позволили ей стать единоличной обладательницей фамильного наследства. Там временем, маркиза, узнав об интересе полиции к ее персоне, сбежала из Франции.

Untitled4.jpg  
Пытка водой маркизы де Бренвилье.

Она нашла убежище в одном из монастырей Льежа, во Фландрии, которая находилась под контролем испанцев. Но монастырская жизнь пробудила в ней раскаяние. Де Бренвилье написала целую исповедь, в которой не только созналась в отравлении отца и братьев, но и в намерении спровадить на тот свет сестру-монашку, чьи назойливые нравоучения ее достали, а также собственную дочь, «потому что она — дура». Написала она и то, что яд ей давал любовник де Сен-Круа, который начал эксперименты с ядами, заразившись идей по их созданию от итальянского алхимика Экзили, с которым близко сошелся, когда на некоторое время попал в застенки Бастилии. Де Бренвилье никому свою письменную исповедь не показывала, но испанские власти пошли на встречу Франции и дали согласие на арест маркизы. В монастырь неожиданно нагрянул лейтенант французской полиции Дегре, который арестовал маркизу и препроводил ее на родину, а при этом прихватил и ее письменную исповедь.

Казнь маркизы де Бренвилье

При наличии такого доказательства вина де Бренвилье выглядела стопроцентной, но ее все равно решили подвергнуть пытке водой. И это возымело эффект, Маркиза рассказала много всего интересного, о чем не писала. 17 июля 1676 года де Бренвилье публично обезглавили.

ПО ЗАДАНИЮ КОРОЛЯ

Ла Вуазен

Процесс над де Бренвилье наделал немало шума, поскольку она как-никак была маркизой, ее отец Дре д’Обре — не последним человеком во Франции, а братья – судейскими чиновниками. Король приказал де ла Рейни узнать, не замышляют ли парижские алхимики отравить королевских наследников. А сам стал приступать к обеду только после того, как его блюда продегустируют слуги.

Де ла Рейни

Парижский полицмейстер рьяно принялся за выполнение задания и в 1678 году выявил целую международную сеть изготовителей ядов, которая действовала не только во Франции, но еще в Португалии, Италии и Англии. Французские алхимики тщетно бились над добыванием золота, но зато научились делать деньги на изготовлении фальшивых монет и ядов, которые под руководством банкира Каделана продавали в другие страны.

А спустя некоторое время де ла Рейни донесли, что прорицательница Мари Босс в узком кругу разоткровенничалась: «Как прекрасно мое ремесло! Какие превосходные клиенты! Одни маркизы, принцы и высшая знать. Еще три отравления и я ухожу в отставку, мое будущее обеспечено!»

4 января 1679 года, Мари Босс была арестована у себя дома, в то время как делила ложе со своими двумя сыновьями. Два месяца спустя была арестована ее сообщница – Катрин Монвуазен, которую французские острословы прозвали «Вуазен», что значит «соседка». В этом заключался некий подтекст. Катрин, разменявшая четвертый десяток, среди соседей слыла милой, общительной и хозяйственной женщиной. И никто из них не подозревал, что она торговала ядами, а также похищала детей, использовавшихся для сатанинских месс.

Черная месса

В основном клиенты Монвуазен приходили к ней за приворотным зельем, снадобьями, использовавшимися при абортах и порошками на основе мышьяка. Вскоре её компаньонами стали извращенные священники — считалось, что действие ядов, пронесённых «под потиром» (сосудом для освящения вина в церкви) усиливалось при помощи сатанинских заклинаний. Так Монвуазен стали окружать такие люди, как аббаты Мариетт и Лемэньян, обвиненные затем в святотатстве и расчленении плоти, аббат Турне, казнённый за изнасилование пятнадцатилетней девочки во время сатанинского обряда, аббат Даво, просивший у палача человеческого жира для изготовления свечей. Самым знаменитым из её окружения стал изобретатель «смеха птиц», аббат Гейбург, изготовлявший для обрядов заклинания специальные блюда на основе теста, крови и нечистот. Эта милая компания убийц похитила и убила большое количество детей.

РАССЛЕДОВАНИЕ И НАКАЗАНИЕ

Черная месса

Людовик XIV решил доверить расследование «дела отравителей» восьми государственным советникам и шести докладчикам в Государственном совете, которые заседали в так называемой Огненной палате. В ходе расследования выявлялась масса фактов, доказывавших, что использование ядов уже прочно вошло в жизнь многих парижанок. Например, мадам де Пуляйон, когда ее муж — инспектор вод и лесов в Шампани — лишил её содержания, решила отравить его. Мари Босс посоветовала ей надеть на мужа рубашку, пропитанную мышьяком. Мадам де Дрё, безумно влюбленная в кардинала Ришелье, пыталась при помощи яда избавиться от соперницы и собственного мужа. А мадам Леферон отравила своего родственника ядом, полученным у Монвуазен.

Маркиза де Монтеспан

Чем дальше копало следствие, тем все более шокирующие факты раскапывало. Оказалось, что пользовались ядами и участвовали в сатанинских мессах многие знатные мужчины и женщины. Людовик XIV был поражен, когда узнал, что его любовница Франсуаза де Монтеспан приворожила его с помощью порошка из крота, летучей мыши и шпанской мушки. А чтобы сохранить верность короля де Монтеспан заказала три черные мессы, в которых использовалась кровь младенца. Выяснилось и, что Олимпиия Манчини, племянница кардинала Мазарини пыталась приворожить короля. А для изготовления любовного снадобья приносила колдунье волосы, ногти и даже кровь Людовика. Король удалил Олимпию из Франции, а Франсуазу из своей спальни.

Но «всплытие» все новых и новых знатных имен в деле «об отравителях» стало удручать Людовика XIV, он приказал де ла Рейни закрыть дело. Поэтому наказание постигло, тех кто уже был арестован.

6 мая 1678 года Мари Босс была приговорена к сожжению заживо, а ее сын – к повешению. Монвуазен, признавшаяся в многочисленных убийствах, была казнена 22 февраля 1680 года. Мадам де Севинье так описала ее смерть: «В соборе Парижской Богоматери она отказалась произносить публичное покаяние, а на Гревской площади она так отчаянно защищалась, что ей удалось вырваться из рук палача; её приковали к позорному столбу в центре костра и обложили соломой. Выкрикивая проклятия, она пять или шесть раз разбрасывала солому, но, наконец, огонь набрал силу и она исчезла в дыму. Прах её до сих пор витает над нами».

Всего по «делу отравителей» за годы расследования было арестовано 319 человек, из них 104 вынесен приговор. 36 человек приговорены к смерти, 4 – к галерам, 34 – к изгнанию и 30 оправдано.

Казнь Ла вуазен

Казнь Монвуазен

Олег Логинов

Добавить комментарий

Вы должны зайти как в для комментирования записи