ТРАГЕДИЯ ВЕНЦЕНОСНОЙ СЕМЬИ РОМАНОВЫХ (THE TRAGEDY OF THE ROMANOV FAMILY)

ТРАГЕДИЯ ВЕНЦЕНОСНОЙ СЕМЬИ РОМАНОВЫХ

(THE TRAGEDY OF THE ROMANOV FAMILY)

В 1913 году в России отмечали 300-летие царской династии Романовых. И так получилось, что именно этот год стал годом наивысшего расцвета Российской империи. Экономика бурно прогрессировала, благосостояние народа росло. Сдается, что в ходе торжеств и празднеств по случаю юбилея Романовы, управлявшие страной, раскинувшейся на 1/6 части суши Земли, почувствовали себя небожителями. А боги разгневались и сурово покарали их семейство, а заодно с ним и всю Россию, погрузив ее в пучину братоубийственной гражданской войны.

Николай II объявляет войну Германии. 1914

Безусловно, роль Романовых в крахе великой Российской империи очень велика. По большому счету они банально не справились с ее управлением, отчего утратили корону и некое народное преклонение перед своими особами. Но той жестокой расправы, которая постигла их, они явно не заслуживали.

На начало 1917 года династия Романовых насчитывала 65 членов (в том числе 32 представителя мужского пола).  18 из них (в том числе13 мужчин) были убиты большевиками в 1918-1919 годах, а спасшиеся 47 человек оказались в изгнании за границей.

ПЕРВАЯ ЖЕРТВА В ХХ ВЕКЕ

Можно сказать, что в пожаре российской революции погибло не 18, а 20 Романовых. И первым из них стал царь-освободитель Александр II, убитый народовольцами еще в XIX веке. А первой жертвой среди царственного семейства в ХХ веке стал великий князь Сергей Александрович, который на посту московского генерал‑губернатора обрел репутацию душителя свободы.

Когда 17 февраля 1905 года княжеская карета выехала из Николаевского дворца в Кремле, 27-летний эсер и поэт Иван Каляев подбежал к ней и с расстояния нескольких шагов бросил бомбу. Экипаж разнесло в щепки. Из-под груды обломков, перемешанных с окровавленными лохмотьями, удалось извлечь только руку и часть ноги – тело великого князя оказалось разорванным на куски. Кучер Андрей Рудинкин получил тяжелые ранения и через три дня скончался. Убийца Иван Каляев сам пострадал при взрыве, он был ранен осколками бомбы и не пытался сопротивляться. Согласно донесению сотрудника полиции, неприязнь к генерал-губернатору среди москвичей была так сильна, что никто даже не снимал шапок. Наоборот, в толпе слышались возгласы: «Молодцы, ребята, никого стороннего даже не оцарапали, чего зря людей губить!»

Иван Каляев Особым присутствием Сената террориста Каляева приговорили к смертной казни. Движимая смирением и всепрощением, ставшая вдовой супруга Сергея Александровича, великая княгиня Елизавета Фёдоровна встретилась с убийцей мужа, чтобы уговорить его обратиться к царю с ходатайством о помиловании. Однако Каляев остался непреклонен. В письме на имя министра юстиции он написал, что считает «долгом своей политической совести отказаться от помилования». Каляева повесили в Шлиссельбурге в ночь на 10 мая 1905 года.

Отречение Николая II.

После отречения Николая II от власти семья Романовых, правившая более 300 лет Россией, формально перестала быть императорской, но фактически, по крови, осталась таковой. И хотя ее представители довольно мирно восприняли и Февральскую революцию, и Октябрьский переворот, но самим своим существованием они воспринимались новой Советской властью, как скрытая угроза. Опасную хотя бы потому, что открытая угроза в лице Германской империи и Антанты явно имела виды на Романовых. В этой связи большевики в марте 1918 года приняли решение отослать членов бывшей династии Романовых из Петрограда в глубь России. Группами они содержались в Перми, Екатеринбурге и Алапаевске, где с ними вскоре тайно и жестоко расправились.

Большая драма российской истории состоит в том, что семейство Романовых для простого люда олицетворяло проклятое самодержавие, виновник его нищеты и бед, но конкретные представители этого семейства в массе своей были людьми высоко порядочными: мужчины отважно сражались на фронтах Первой мировой войны, а женщины ухаживали за ранеными.

Никто из находившихся в ссылках Романовых не пытался интриговать и составлять заговоры. Даже бежать никто из них не пытался, поскольку они считали, что связаны круговой порукой и проступок одного из них негативно скажется на положении других.

Расправа над ними выглядит кощунственной от того, что по большей части пострадали люди невинные, которые не принимали участия в управлении государством и народу ничего плохого не сделали. Великий князь, Николай Николаевич, который, как считается и втравил во Вторую мировую войну своего племянника Николая II, а потом, будучи Верховным Главнокомандующим всеми сухопутными и морскими силами Российской империи, допустил ряд крупных военных ошибок, повлекших большие потери, пересидел революционные катаклизмы в Крыму. А с отступлением Белой армии уплыл на английском дредноуте во Францию. Другой дядя Николая II, великий князь Владимир Александрович, который отдал распоряжение применить военную силу для недопущения рабочих к Зимнему дворцу, что привело к «Кровавому воскресенью» в 1905 году, мирно скончался в 1909 году.

Так, что фактически «под раздачу» народного гнева попали дети, представители царской семьи, не занимавшие важных постов, и даже «сочувствовавшие». Например, великий князь Николай Михайлович, который с воодушевлением поддержал Февральскую революцию. За либерально-оппозиционные взгляды Николая Михайловича Романова прозвали русским Эгалите. Во время Великой Француской революции принц крови, герцог Орлеанский Луи Филипп примкнул к революционерам, отказался от титула, стал «гражданином» и принял фамилию Эгалите («Равенство»). Между Филиппом Эгалите и Николаем Михайловичем Романовым оказалось много общего. Оба они были очень богатыми людьми и оба лишись жизни за приверженность к революционным идеалам. Только Филиппа революционеры обезглавили на гильотине, а Николая расстреляли.

Только, увы, при этом сходстве русская революция пошла дальше французской и стала еще более безжалостной. Что нашло отражение в убийстве детей Николая II и в истреблении его родственников без суда и следствия.

ПЕРМСКОЕ УБИЙСТВО

Великий князь Михаил Александрович Романов, младший брат императора Николая II, фактически самоотстранился от царственной династии самовольным проступком – женитьбой на дважды разведенной и совсем незнатной особе Наталье Вульферт. Наказание за самовольство последовало незамедлительно. Великий князь был изгнан со службы, лишен флигель-адъютантского чина и права на условное регентство, полученное после рождения цесаревича Алексея. В общем, превратился в частного человека. Однако это совсем не мешало Михаилу Александровичу, проводить приятный образ жизни с супругой, — то в Париже, то в Каннах, то в Лондоне. Однако когда началась Первая мировая война, он патриотично поспешил на родину, где был произведен в генерал-майоры и назначен командующим Кавказской конной дивизией с зачислением в свиту.

У него был шанс изменить историю России, когда Николай II отрекся от престола в его пользу. Но, судя по всему, Михаил Александрович просто не захотел взваливать на свои плечи бремя ответственности за страну. Он отказался от престола, уехал в Гатчину, где погрузился в обычный ритм провинциальной жизни, самоустранившись от политических страстей. Похоже, что единственным его желанием было уехать в благополучную Англию, подальше от российских политических катаклизмов. Но англичане не горели желанием его видеть у себя, а большевики не хотели его отпускать. Они сослали великого князя в Пермь, где он жил скромно и скучно.

В ночь с 12 на 13 июня 1918 года группа вооруженных рабочих-большевиков в составе: А. Маркина, Н. Жужгова, В. Иванченко и И. Колпащикова во главе с чекистом Мясниковым ворвалась в номер гостиницы «Королевская», где проживал великий князь Михаил Александрович Романов. Князя разбудили и предъявили подложные документы губчека о срочном выезде из Перми. Михаил Романов отнесся к визитерам недоверчиво, отказался следовать за ними и потребовал вызвать врача и председателя местной ЧК Малкова. Однако уже прошли времена, когда члены царской семьи считались священными особами. Рабочие разъяснили великому князю, что если он не пойдет с ними добровольно, ему придется пойти насильно. Андрей Марков впоследствии описывал эту ситуацию так:

«Михаила Романова и его секретаря Джонсона посадили в фаэтоны и повезли по тракту в сторону Мотовилихи. Доехали до складов, что в 5 верстах от села. Ещё через версту повернули направо в лес… По дороге никого не встретили, была ночь. Отъехав сажен 100–120, остановились. Я быстро выскочил и потребовал, чтобы мой седок Джонсон тоже вышел. И только он стал выходить из фаэтона – я выстрелил ему в висок; он, качаясь, упал. Товарищи в это время проделали то же самое, но только ранили Романова. Он с растопыренными руками побежал по направлению ко мне, прося проститься с секретарем. Мне пришлось на довольно близком расстоянии (около сажени) сделать второй выстрел в голову Романова, отчего он свалился тотчас же. Всё было кончено…»

Убийцы Романова

Фотография на память после совершения злодеяния. Слева направо: А. В. Марков, И. Ф. Колпащиков, Г. И. Мясников, В. А. Иванченко, Н. В. Жужгов

Расправа над великим князем Михаилом Романовым была предпринята из боязни, что вокруг него могут объединиться белогвардейские части, которые захватят власть не только в Перми, но и в России. В общем, по принципу «нет человека – нет проблемы» его и ликвидировали. Любопытно, что в ходе убийства у Колпащиков в барабане револьвера застрял патрон, а пистолет Жужгова дал осечку. Но, тем не менее, злодеяние все равно свершилось.

Устроившая расправу Пермская ГубЧК, чтобы обелить себя отправила телеграммы в Москву, Петроград и Екатеринбург о том, что неизвестные в солдатской форме похитили Михаила Романова и Брайана Джонсона. После этого информацию о похищении напечатали и уральские газеты, Говорят, что другим членам царской семьи Романовых, находившимся в Алапаевске и Екатеринбурге, и вовсе сказали, что великий князь Михаил Александрович сбежал. И под этим предлогом ужесточили условия их содержания. Позже, по постановлению Пермской ГубЧК от 9 октября 1918 года, были расстреляны 7 невинных людей, якобы за организацию побега великого князя.

А место захоронения Михаила Романова и Брайана Джонсона так и не установлено. По одной из легенд их тела сожгли в топке мотовилихинского завода.

ЕКАТЕРИНБУРГСКАЯ РАСПРАВА

Царская семья

Главной трагедией династии Романовых, безусловно, стала расправа над бывшим императором Николаем II и его близкими.

17 июля 1918 года в подвале дома инженера Ипатьева в Екатеринбурге расстреляли последнего российского императора Николая II, его супругу Александру Федоровну, четырех великих княжон: Ольгу, Татьяну, Марию и Анастасию, цесаревича Алексея и нескольких приближенных к царской семье людей: лейб-медика Евгения Боткина, повара Ивана Харитонова, камердинера Алексея Труппа, горничную Анну Демидову.

В тот день отрекшегося от власти императора Николая Романова и его близких разбудили ночью и сообщили, что в городе неспокойно, а потому в целях безопасности надо спуститься в подвал. Император с детьми покорно поднялись и спустились в подвал. Алексея, который не мог идти, Николай II перенес туда на руках. Принесли два стула. На них сели Александра Фёдоровна и Алексей. Остальные разместились вдоль стены. Напротив выстроилась расстрельная команда во главе с комендантом «Дома особого назначения» (Дома Ипатьева) Яковом Юровским, который зачитал царской семье приговор, а при последнем слове вытащил из кармана револьвер и выстрелил в Николая II. А затем стали стрелять латыши и разводящий Павел Медведев. Залпы двенадцати револьверов следовали один за другим. Когда царь и 9 человек, бывшие с ним, свалились на пол, стрельба была прекращена. Принесли носилки, начали выносить трупы из дома на грузовой автомобиль во дворе. Когда стали класть на носилки одну из дочерей, она закричала и закрыла лицо рукой. Живыми оказались также и другие. Начальник отряда Красной гвардии Верх-Исетского завода Петр Ермаков взял винтовку со штыком и доколол всех, кто оказался живым. В ходе расстрела погибла и комнатная собака княжны Анастасии.

Для того, чтобы заглушить выстрелы, рядом с Домом Ипатьева завели грузовик, но выстрелы в городе все равно были слышны. Чтобы не привлекать еще большего внимания расстрельная команда поспешила избавиться от трупов. Той же ночью их перенесли в одеялах в грузовой автомобиль. Верстах в восьми от Екатеринбурга машина свернула влево на лесную дорожку и доехала до заброшенных шахт в районе под названием Ганина яма. Трупы сбросили в одну из шахт, а на следующий день извлекли их и уничтожили. Сначала пытались сжечь, а когда это не удалось, залили кислотой, прикрыли шпалами и зарыли.

Официально считается, что решение о расстреле царской семьи было принято 14 июля на заседании Президиума Уральского Областного Совета Рабочих, Крестьянских и Солдатских депутатов следующими товарищами: председателем Совета депутатов Александром Белобородовым, членом президиума Уральского обкома РКП(б) Георгием Сафаровым, военным комиссаром Екатеринбурга Филиппом Голощекиным, ко комиссаром снабжения Уралоблсовета Петром Войковым, председателем областной ЧК Федором Лукояновым, членом Совета, комендантом «Дома особого назначения» (дома Ипатьева) Яковом Юровским и рядом других.

Складывается впечатление, что всех их постигло некое возмездие свыше. Белобородов, Сафаров и Голощекин будут расстреляны Советской властью, Войкова в Польше убьет идейный борец с большевизмом.

АЛАПАЕВСКИЕ УЗНИКИ

20 мая 2018 года в Алапаевск, маленький городок на Среднем Урале с немощеными улицами, были привезены некоторые члены царской семьи. Для понимания произошедшей там трагедии есть резон представить их персонально:

— 48-летний великий князь Сергей Михайлович (внук царя Николая I), полевой генерал-инспектор артиллерии при Верховном Главнокомандующем (1916-1917).

— 53-летняя великая княгиня Елизавета Федоровна, сестра императрицы Александры Федоровны, вдова убитого террористами великого князя Сергея Александровича. Известна своей благотворительностью. В 1892 году основала Елисаветинское благотворительное общество, учрежденное для того, чтобы «призревать законных младенцев беднейших матерей». После гибели мужа продала свои драгоценности и на вырученные деньги основала Марфо-Мариинскую Обитель Милосердия, где монахини занимались   благотворительной и медицинской работой.

— троюродные братья Николая II — князья императорской крови — Иоанн, Константин и Игорь Константиновичи — блестящие молодые офицеры, фронтовики. Князь Иоанн за храбрость был награжден Георгиевским оружием; князь Константин — Георгиевским крестом.

— 21-летний князь Владимир Павлович Палей (сын великого князя Павла Александровича от морганатического брака). Он отважно сражался на полях Перврй мировой войны, за что был пожалован военным орденом Анны 4-й степени.

Некоторые из них могли избежать ссылки в Алапаевск. Так, игумен Серафим предлагал Елизавете Федоровне спрятать ее в убежище рядом с Белогорским монастырём. Но она отказалась. Когда князь Игорь Константинович, находился в ссылке в Екатеринбурге, некий доброжелатель предложил ему свой паспорт и помощь в побеге. Но князь, сказал, что он не сделал ничего худого перед Родиной и бежать отказался. Любопытнее всего была ситуация с Палеем. Урицкий пригласил его в здание Петроградской ЧК и сделал ему предложение: «Вы подпишете документ, в котором будет указано, что вы более не считаете Павла Александровича своим отцом, и немедленно получите свободу; в противном случае вам придётся подписать другую бумагу, и это будет означать, что вы отправитесь в ссылку». Отречение от отца Владимир посчитал оскорбительным для себя и в результате оказался в Алапаевске.

В ссылку Романовых сопровождали глубоко преданные им люди. Например, князя Иоанна — его жена, сербская королевна Елена Петровна. Елизавету Федоровну – ее келейница Варвара Яковлева. Сергея Михайловича — его управделами  Федор Ремез. Яковлева и Ремез и погибли вместе с Романовыми.

В ССЫЛКЕ

Любопытно, что в 1830-х годах по воле императора Николая I из династии Романовых, на Урал отправляли на поселение декабристов, отбывших наказание на сибирских рудниках. Бывшие государственные преступники жили в Туринске в больших домах и пользовались уважением со стороны местных властей. Потомков Николая I в Алапаевске встретили без всякого почета.

Их разместили в шести комнатах Напольной школы, находящейся на краю города, в спартанских условиях. Из мебели — железные кровати, деревянные столы и стулья. Держали под строгой охраной. Правда, первое время разрешали посещать церковные богослужения. Но спустя месяц, 21 июня 1918 года для ссыльных Романовых по указанию Урал-облсовета ввели «особый режим содержания», который очень напоминал тюремный. Алапаевский комиссар юстиции Ефим Соловьев конфисковал у родственников бывшего царя не только деньги и драгоценности, но и вещи, оставив им оставив им лишь ту одежду, что была на них, и одну смену постельного белья. Узникам было запрещено выходить за пределы школьной ограды и отправлять письма. Любопытно о нововведениях отозвался Владимир Палей в своей последней телеграмме родственникам: «Переведён на тюремный режим и солдатский паёк».

УБИЙСТВО

Картина Веры Глазуновой. «Перед казнью. Великая княгиня Елизавета Федоровна, инокиня Варвара, члены императорской фамилии. Алапаевск, 1918 г.».

Сценарий ликвидации представителей семейства Романовых в Алапаевске весьма напоминал убийство Николая II и его семьи в Екатеринбурге, произошедшее днем ранее.

Сначала в Напольной школе, также как в Ипатьевском доме был заменен караул на проверенных товарищей. 17 июля 1918 года им тоже объявили, что в связи с наступлением белой армии из Сибири на Запад, их эвакуируют, и им нужно немедленно собраться в дорогу. Как и в екатеринбургской трагедии, заказчики расправы остались неизвестными. Известны лишь ее организаторы на месте — председатель Алапаевского совдепа Григорий Абрамов, председатель делового совета Алексей Смольников, председатель ЧК Николай Говырин, комиссар административного отдела совдепа Владимир Спиридонов. Им помогали несколько членов городских советов, чекисты и прибывшие из Верхней Синячихи: председатель тамошнего совдепа Евгений Середкин, председатель союза рабочих Иван Черепанов и военный комиссар Петр Кайгородов. В общем, команда подобралась идейная – большинство партийцы со стажем. У таких рука не дрогнет…

В ночь на 18 июля членов царской семьи с завязанными глазами усадили на подводы и увезли за 12 верст от Алапаевска, на развилку Верхотурского тракта и дороги, ведущей на Верхне-Синячихинский завод. Там находилась закрытая с 1904 года Нижне-Селимская шахта, которую революционеры давно облюбовали для своих черных дел. Еще в 1907 году, когда эсеры планировали расправиться с Волостным Старшиной Гурьевым и урядником Бизиковым, они хотели спрятать в ней их трупы. Тогда не сложилось. И теперь большевики решили устроить в ней братскую могилу для Романовых.

Милиционер Т.П. Мальщиков с помощниками из сформированной после освобождения от большевиков Алапаевска местной милиции у края шахты «Межная». Октябрь 1918 г.

Шахта представляла собой колодец глубиной около 20 метров, По одной из версий революционные палачи придумали для своих жертв изощренный вид казни. Они перебросили через шахту бревно, по которому заставляли идти Романовых, а потом прыгать в глубокий колодец. Но более реальной выглядит версия, что большевики действовали без особых изысков. Просто подводили людей к краю шахты, били по голове сзади обухом топора и сталкивали в провал. Кто-то из чекистов, участвовавших в расправе, позже рассказывал, что единственным, кто им оказал сопротивление, был великий князь Сергей Михайлович. Когда его начали сталкивать в колодец, он схватил за полу пиджака верхнесинячинского большевика Плишкина и чуть-было не увлек его за собой. Плишкина спас дешевый материал его пиджака, который попросту разошелся по швам. Сергея Михайловича застрелили, и он отправился в бездну один, с обрывком материи в руке.

ИЗВЕСТИ ПО КОРЕНЬ

Внешний двор тюрьмы Трубецкого бастиона Петропавловской крепости в 1920-х годах.

Складывается впечатление, что большевики решили извести царское семейство под корень. После расправ в Перми, Екатеринбурге и Алапаевске они собрали всех оставшихся в живых и находившихся в их руках великих князей в Петропавловской крепости. Сначала, после покушения на Ленина и убийства Урицкого их сделали заложниками. И пообещали расстрелять, если будет убит кто-либо из советских работников. Расстрельный список, начинавшийся именами бывших великих князей: Дмитрия Константиновича, Николая Михайловича, Георгия Михайловича и Павла Александровича, был опубликован в петроградской газете «Северная Коммуна» 6 сентября 1918 года. Не важно, что в Ленина и Урицкого стреляли отнюдь не монархисты, не важно, что больше на советских вождей никто не покушался, у большевиков просто руки чесались разделаться с Романовыми.

9 января 1919 года Президиум ВЧК, в заседании которого участвовали Я.Петерс, М.Лацис и И.Ксенофонтов вынес постановление: «Приговор ВЧК к лицам, бывшей императорской своры — утвердить».

И исполнение приговора не заставило себя ждать. В три часа ночи 30 января 1919 года два солдата — Благовидов и Соловьев под командованием бывшего тюремного надзирателя Гордиенко вывели четырех великих князей, которые были голыми по пояс, из Петропавловской крепости на Монетный двор. Там у крепостной стены напротив собора зияла в земле общая могила, где уже валялось тринадцать трупов, скованных морозом. Дмитрия Константиновича, Николая Михайловича, Георгия Михайловича и Павла Александровича прикладами подтолкнули к краю ямы и выстроили в шеренгу. Расстреляли великих князей без всякой торжественности, а как-то буднично и наспех, что придает этой трагедии еще более страшный оттенок.

Получилось так, что трагедия Романовых стала неотделимой от трагедии страны, которой они еще недавно управляли. Великой империи не стало, человеческая жизнь обесценилась настолько, что людей буднично ставили к стенке и расстреливали без всякого суда и следствия. И никто не задавался вопросом – плохими или хорошими были эти люди. «Пущенные в расход» великие князья против новой власти не злоумышляли. Великий князь Павел Александрович долгое время находился в опале в семействе Романовых из-за морганатического брака в 1902 году. Из-за женитьбы по любви ему с супругой даже запретили въезд в Россию. Великий князь Дмитрий Константинович к тому времени уже почти ослеп, но во много благодаря ему русское коннозаводство в начале XX века достигло больших высот. Великий Князь Георгий Михайлович занимался нумизматикой и писал научные труды по монетному делу Российской империи. Великий князь Николай Михайлович был известен как строитель Боржомского дворца и руководитель научных обществ: Русского Исторического общества, Русского Географического общества, а также Общества защиты и сохранения памятников искусства и старины. Он с воодушевление поддержал Февральскую революцию, но ни либеральные взгляды, ни ходатайства Академии наук и Максима Горького его не спасли. Ленин подтвердил его смертный приговор с формулировкой: «революция не нуждается в историках».

Фактически единственным из мужчин Романовых, кого пощадили большевики, стал князь императорской крови Гавриил Константинович. Он был болен туберкулезом и, вероятно, поэтому Максиму Горькому удалось уговорить Ленина, выпустить Гавриила Константиновича из тюрьмы и разрешить ему уехать за границу. Благодаря этому он избежал участи трех родных братьев расстрелянных под Алапаевском.

Олег Логинов

Добавить комментарий

Вы должны зайти как в для комментирования записи