МОЙ ДОМ — МОЯ КРЕПОСТЬ (MY HOME IS MY CASTLE)

МОЙ ДОМ — МОЯ КРЕПОСТЬ

Одно из главных составляющих счастья для человека – это его дом. И пусть даже дом – маленькая однокомнатная «хрущоба» на окраине города, но это его центр мироздания, островок покоя в океане страстей и крепость, уберегающая от невзгод внешнего мира. Так уж у нас повелось, что дом или квартира для человека превыше всех остальных благ цивилизации. Со своей крышей над головой ты становишься достойным гражданином общества и выгодной партией для брака, а без нее – изгоем общества, человек без определенного места жительства. И в этой связи аферы «черных риэлторов» представляют для людей очень серьезную угрозу.

МАКЛЕРЫ ВРЕМЕН СОЦИАЛИЗМА

Мошенникам при социализме жилось во сто крат сложнее, чем при разгуле демократии. Проявить себя по-крупному удавалось только самым изобретательным и талантливым из них. Тем интересней личность мастера ЖЭКа № 6 из Нижнего Тагила Марии Овчининой, которая стала настоящей предтечей будущих квартирных кидал.

В 70-х проблема коммуналок по-прежнему оставалась актуальной. А гражданам, даже одиноким, так хотелось отдельного жилья. Вот они и клевали на посулы Овчининой, обещавшей, что она имеет возможность посодействовать в выделении им не комнаты в коммуналке, а отдельной квартиры. Мария не строила из себя всесильную волшебницу, скорее она играла роль доброй женщины, готовой похлопотать за хорошего человека. Она говорила, что знает большого начальника в Администрации и тот по ее просьбе сможет помочь с изолированной квартирой. Но не безвозмездно. Людям всегда хочется верить в продажность чиновников, а потому они с готовностью верили Овчининой и без сомнений отдавали ей деньги для взятки важному человеку. В период с 1972 по 1980 год 48 человек отдали Черные риэлторы Марии деньги на взятку. Вот только она их дальше никому не передавала, а оставляла себе. И оставила ни много, ни мало 27 280 рублей. Остается только удивляться терпению людей, которых аферистка водила за нос целых 8 лет. Но как говориться, сколько веревочке ни виться, а конец будет. 20 августа 1980 года народным судом Дзержинского района Нижнего Тагила Мария Овчинина была приговорена к 8 годам лишения свободы.

В начале 90-х, когда будущие акулы риэлторского бизнеса еще только осваивали азы сделок с недвижимостью, самая обычная свердловская дамочка, не имеющая за душой ничего, кроме собственной квартиры, уже освоила оригинальный способ быстрого обогащения. Можно сказать, что в какой-то степени они даже стала предтечей будущих строителей финансовых пирамид.

Дамочка, назовем ее Марьей Сидоровной, сдавала квартирантам свою жилплощадь на улице Посадской. Образно говоря, сдавала всем и никому не сдавала. Поставив на поток обман желающих снять ее квартиру, она умудрялась всех их кормить пустыми обещаниями и отговорками. Брала деньги – по 400 рублей за полгода вперед, а потом под предлогом проведения ремонта всячески оттягивала заселение жильцов. Тем, чье терпение заканчивалось, возвращала деньги. Все шло для нее хорошо до той поры, когда несколько людей, одновременно снявших у нее квартиру, случайно не встретились.

Вскоре Верх-Исетского ГОМ, пришедших на службу, ждало небывалое зрелище. К дверям их здания выстроилась длиннющая очередь, словно бы это был не отдел милиции, а магазин дефицитных товаров. А все дело в том, что люди, обманутые Марьей Сидоровной, прослышали об ее аресте и пришли подавать на нее заявления. И таких людей в конечном итоге набралось почти две сотни.

Юридическая казуистика не имеет границ, и чтобы доказать вину Марьи Сидоровны следователю даже пришлось провести специальную экспертизу, достойную войти в учебники по юриспруденции. Приглашенные им специалисты из ЖКО тщательно промерили всю квартиру Марьи Сидоровны, нарисовали ее схему, произвели расчеты и вынесли заключение, что двести человек, заключившие договора поднаема, при всем желании не смогли бы не только проживать на данной жилплощади, но и просто поместиться на ней. Но, в конце концов, суд сам подобрал для Марьи Сидоровны временное жилье и на несколько лет отправил ее в исправительно-трудовое учреждение.

ЛОВКАЧИ ИЗ 90-Х

И все же упомянутые дамочки кажутся «бедными овечками» в сравнении с изощренными «черными маклерами» 90-х. Они и им подобные в социалистические времена лишали людей всего лишь денег. А «черные маклеры» лишали людей их главной и зачастую единственной ценности – крыши над головой.

И таких маклеров в 90-е годы в Екатеринбурге расплодилось немало. Со слов оперативников ОБЭП к патриархам теневой риэлторской деятельности в Екатеринбурге можно отнести Владимира Игнатьева. Говорят, умнейший был человек, просчитывал проведение квартирных махинаций, словно гроссмейстер, на много ходов вперед.

Судьба Владимира Степановича сложилась трагически. Сначала он был арестован за квартирные махинации, а когда его выпустили из СИЗО под подписку о невыезде, погиб от рук близкого человека. Но его «черное дело» продолжили ученики, среди которых особо проявил себя Ахтам Мирасов.

Складывается впечатление, что размеренная законопослушная жизнь Ахтаму Ахнафовичу была противопоказана. Почти до 30 лет он никак не мог определиться со своим предназначением. И только попав под начало Игнатьева понял, наконец, к чему у него лежит душа – к обману людей. А потому беспрекословно «шестерил» на побегушках у Владимира Степановича, попутно, словно губка, впитывая от шефа непростую науку технологии квартирных афер. И надо отдать ему должное, он раньше многих сообразил, какие блестящие перспективы сулит разрешенная государством деятельность, заключающаяся в оказании помощи гражданам при продаже и обмене квартир. А уж когда, началась приватизация жилья, Мирасов, отколовшись от Игнатьева, создал одну из первых риэлторских фирм — «Алекс и К». Благодаря хорошим отношениям с руководством Центра по обмену жилья он даже сумел заполучить офис в этой государственной организации на улице Набережная Рабочей Молодежи. Поскольку Центр Чорные риэлторы-1 являлся тогда единственным местом в городе, где граждане могли оформить документы по обмену жилья, то в нем ежедневно царило столпотворение. Те из посетителей, кто не мог подобрать себе приемлемый вариант обмена в Центре, заглядывали в «Алекс». Поэтому у Ахтама Ахнафовича без всяких расходов на рекламу от клиентов не было отбоя.

Однако через некоторое из-за возросшей конкуренции Мирасов все чаще стал прибегать к мошенническим действиям. Благодаря своей хитрости, расчетливости и коррумпированным связям Ахтам Ахнафович во второй половине 1990-х превратился, пожалуй, в самого «черного» из всех «черных маклеров» Екатеринбурга. Он брался даже за такие квартиры, на которые был наложен арест, и, казалось, не имелось ни единой возможности их приватизировать и продать. Правда, в ходе следствия и суда не удалось установить его причастность к физическому устранению владельцев жилья, однако известно, что этим не гнушалась одна из его помощниц. Будучи директором дочернего агентства фирмы «Алекс-Ривайл» она безжалостно умерщвляла хозяев квартир, подсыпая сильнодействующие наркотики им в водку.

Действовал Ахтам Ахнафович осторожно, умело подделывая документы на вымышленных людей и используя в своих операциях подставных лиц. Но в конце 2001 года Мирасов первый раз оказался на скамье подсудимых. Правда, Фемида проявила снисхождение к новичку, назначив ему условный срок. Горькую иронию ситуации придает тот факт, что, находясь под следствием и в перерывах между судебными заседаниями Ахтам Ахнафович не прекращал своей мошеннической деятельности.

А потом был второй суд. На сей раз Фемида была к Мирасову не столь благосклонна, как раньше. В октябре 2002 года приговорил его к 5 годам лишения свободы. Пока Ахтам Ахнафович коротал время на нарах, завершилось расследование и других его афер. И в 2003 года состоялся третий суд. Похоже, что проделки мошенника уже изрядно утомили Фемиду, потому ее решение обернулось суровой карой – 15 лет лишения свободы.

С другими учениками Игнатьева — Чулковым и Семиным Фемида обошлась мягче. Можно сказать, что они вовремя сели. В середине 90-х, в период буйного расцвета дикого капитализма, к экономическим преступлениям в обществе было довольно снисходительное отношение, поэтому за свою грандиозную аферу с квартирами умерших людей они получили лишь 4 и 3,5 года, давно освободились и от греха подальше сменили род деятельности.

Работа по тому уголовному делу была проделана огромная, но зато, благодаря ей, удалось вернуть городу несколько десятков квартир, незаконно приватизированных и присвоенных мошенниками.

ОТ ОБМАНА К УБИЙСТВАМ

В новом, ХХI веке квартирных афер стало меньше, но зато они стали жестче. В марте 2005 года в Екатеринбурге задержали группу «черных риэлторов», под руководством Игнатьева и Браженко. Они искали клиентуру главным образом среди людей, злоупотребляющих алкоголем.  Зачастую просто выкрадывали их паспорта, подделывали доверенности от их имени и в конечном итоге просто лишали граждан жилья. Некоторых под предлогом ремонта квартиры или поиска новой вывозили в какую-нибудь глухомань за городом и оставляли там навсегда прозябать в трущебах.

Предложив братьям Сарваровым помощь в размене их двухкомнатной квартиры, Игнатьев и Браженко путем угроз и побоев заставили их подписать отказ от жилья. Вырвавшиеся из рук «черных риэлторов» братья стали бомжами. Правовую поддержку мошенникам оказывал сотрудник Черные риэлторы-2 Орджоникидзевского РУВД Серебренников, в результате чего оказался вместе с ними на скамье подсудимых. В июле 2006 года все шесть участников преступной группы были приговорены к различным срокам лишения свободы.

Еще жестче действовало агентство недвижимости «Флавер» под руководством Татьяны Мокеевой. Она тоже старалась искать клиентов среди пьющего люда. Но впоследствии лишала собственников жилья не только их квадратных метров жилплощади, но и самой жизни. Сначала Мокеева старательно организовывала спаивание клиентов, для чего даже селила к ним под видом квартиранток сотрудниц своего агентства. А когда все документы на продажу квартиры были готовы, Татьяна при помощи своего мужа Водолазова и водителя Махлаева вводили клиентам, находившимся в состоянии алкогольного опьянения, смертельную дозу наркотика. Позже судебно-медицинская экспертиза констатировала, что смерть произошла от передозировки наркотиков. И на этом расследование, как правило, заканчивалось. Однако преступную группу все же удалось вывести на чистую воду.

 Приговором суда Татьяна Мокеева была осуждена на 25 лет лишения свободы, ее супруг Андрей Водолазов — на 16 лет, а водитель Алексей Махлаев – на 15 лет.

Олег Логинов

Добавить комментарий

Вы должны зайти как в для комментирования записи