МИЛИЦЕЙСКИЙ МЕНТАЛИТЕТ (POLICE MENTALITY)

МИЛИЦЕЙСКИЙ МЕНТАЛИТЕТ

Служба сотрудников полиции действительно «и опасна, и трудна». От этого скорбный мартиролог стражей порядка, погибших в России при задержании вооруженных преступников, ширится с каждым годом. Увы, недавно он опять пополнился, когда 3 февраля 2014 года ученик 11 класса Сергей Гордеев устроил бойню в «родной» школе № 263 на улице Отрадной в Москве. Он застрелил прапорщика полиции Сергея Бушуева и тяжело ранил старшего сержанта полиции Владимира Крохина.

НОВЫЕ ЦЕНТУРИОНЫ

На экранах советских кинотеатров еще в 1970-х годах шел американский фильм «Новые центурионы», который с определенной натяжкой можно назвать культовым. Во всяком случае, раньше о нем много писали. Этот фильм об американских копах. Они сами за рюмкой виски говорят, что их в стране мало кто любит, но зато они сами не могут жить без своей опасной работы. Выезжая по очередному вызову на семейный скандал, никогда не знаешь, что ждет тебя за дверью. И главный герой фильма в финале так и погиб. Он вернулся на работу в полицию после тяжелого ранения в живот. Поехал по будничному вызову. И пьяный американский дебошир выстрелил в него через дверь.

Похожая ситуация была и в школе № 263. Прапорщик Бушуев открыл дверь в класс, где Гордеев держал заложников, а тот выстрелил. И хотя страж порядка, как положено, был в бронежилете, тот его не спас. Школьник попал ему в область подмышки, рядом с сердцем. А потом Гордеев произвел пять выстрелов в Крохина И тяжело ранил его. Понятно, что когда наряд в составе Бушуева и Крохина выезжал в школу на сработку тревожной кнопки, он не представлял степень угрозы, ожидавшей его. Однако все равно видится ненормальным, когда несовершеннолетний мальчишка расстреливает двух стражей порядка. Тем более, что такие ситуации повторяются раз за разом.

Например, схожая ситуация произошла 19 октября 2002 года, когда четверо вооруженных преступников из банды Кулинича совершили налет на офис фирмы «Фасад» на проспекте Ленина в Челябинске. Бандиты уже связали перепуганных коммерсантов, когда услышали через окно шум подъезжающих машин вневедомственной охраны – один из охранников успел нажать на «тревожную кнопку». И не задумываясь, открыли огонь. Одна из пуль попала под бронежилет 25-летнему сотруднику вневедомственной охраны городского УВД Марату Махмутову – парень погиб. Но та, челябинская история продемонстрировала и то, что стражи порядка умеют действовать жестко и стрелять на поражение. Банда Кулинича пошла из захваченного офиса на прорыв, прикрываясь «живым щитом» из заложников — женщины и пятилетней девочки. Но как только налетчики появились на крыльце здания, кто-то из собровцев крикнул заложникам: «Падайте!» Женщина сразу сориентировалась, она схватила девочку и вместе с ней упала на ступени крыльца. Тут же собровцы сразили двух бандитов — Кулинича и Несмеянова. А двое их подельников – Варлаков и Карякин ретировались обратно в офис, но были обезврежены во время штурма. Никто из заложников не пострадал. Уже позже, во время следствия, выяснилось, что Марата Махмутова застрелили не налетчики, а их сообщник, работавший охранником в здании. Он понял, что от расплаты ему не уйти и во время штурма пустил себе пулю в лоб.

САМОПОЖЕРТВОВАНИЕ ИЗ ЖАЛОСТИ

Многие из стражей порядка гибнут от того, что жалеют вооруженных преступников. Наверняка, Бушуев и Крохин по приезду в школу узнали, что там «наводит шороху» всего лишь школьник, «слетевший с катушек», а потому даже и не собирались применять свое оружие. В Свердловской области не раз стражи порядка гибли от того, что просто жалели преступников. Так было, например, 18 ноября 1972 года, когда двадцатилетний Сыромятников устроил стрельбу из окна дома по улице Кирова в Нижнем Тагиле. Он недавно вернулся со срочной службы и очень обиделся, что девушка не дождалась его из армии — вышла замуж. Сыромятников уговорил ее прийти к нему домой, там они выпили, а потом он зарезал не проявившую верность невесту и принялся палить из окна во все, что движется.

На место происшествия выехала оперативна группа под руководством заместителя начальника УВД города Нижний Тагил Иосифа Горошникова. В ее составе был снайпер, который вероятно мог остановить буйство пьяного Сыромятникова одним выстрелом. Но милиционеры пожалели молодого парня, потерявшего голову от ревности и алкоголя. Сначала Сыромятников по громкоговорителю уговаривали сдаться родители. Потом от греха подальше из дома эвакуировали всех жильцов. А Сыромятников не унимался, крича из окна, что ему все равно и сдаваться он не намерен.

Его пытались выкурить шашками со слезоточивым газом, но Сыромятников тут же выбрасывал их обратно. В четвертом часу утра с Уралвагонзавода прибыл танк. Но крушить дом танкисты не собирались. Просто танк подъехал вплотную к дому и механик-водитель под прикрытием люка стал бросать шашки с газом в окна. Но Сыромятников успевал выкидывать их обратно.

Время шло, и вскоре улица могла заполниться людьми, идущими на работу, которые оказались бы в зоне обстрела. И тогда Горошников решил активизировать действия опергруппы. Он сам отправился на задержание преступника. Вышиб выстрелом входной замок и толкнул дверь. Но попасть в квартиру не смог. Вход был завален своеобразной баррикадой. Чтобы не подвергать людей опасности, через баррикаду запустили в квартиру служебно-розыскную собаку по кличке Мухтар. Раздался выстрел, потом дикий собачий визг. Жалобно скуля, пес выполз обратно, волоча за собой кишки. Из милосердия его пришлось пристрелить.

Гибель собаки так «зацепила» милиционеров, что автоматчики из подъезда принялись поливать огнем баррикаду и видневшуюся за ней комнату. Внутри квартиры что-то с грохотом упало, и наступила тишина. Как настоящий командир, Иосиф Горошников первым вошел в квартиру, чтобы выяснить ситуацию. И в этот момент из-за угла прозвучал роковой выстрел, сразивший полковника. Тело Горошникова вытащили из квартиры и снова попытались уговорить Сыромятникова сдаться. Но он уже все для себя решил. Потом раздался еще один выстрел, последний в эту ночь. Это Сыромятников свел счеты с жизнью.

Кроме его трупа в квартире обнаружили еще одно тело. На кровати лежала обнаженная женщина, которую он некогда любил. А потом убил.

МИЛИЦЕЙСКИЙ МЕНТАЛИТЕТ

Хотя российские стражи порядка и выходят на службу с оружием, но до последней возможности стараются не пускать его в ход. Лишний раз в правдивости данного умозаключения меня убедила давняя поездка в Нижние Серги, где пресс-служба ГУВД готовила телевизионный сюжет о начальнике уголовного розыска местного РОВД Сергее Таланкине, раненом при задержании вооруженной банды, промышлявшей разбойными нападениями на магазины.

Начальник Нижнесергинского РОВД Александр Захаров, рассказывая о деятельности своего подразделения, привел несколько примеров тяжких преступлений совершенных в районе. И при раскрытии большинства из них прослеживалась одна тенденция — сотрудники милиции, рисковали собственной жизнью, но старались не применять оружие на поражение.

То ли черт попутал Николая Душанина в ночь на Рождество, то ли еще что-то, но он разошелся не на шутку. Застрелил собутыльника и взял в заложники сожительницу, ее мать и девочку 12-ти лет. Прибывшим на место происшествия нижнесергинским милиционерам Николай кричал:

— Не трогайте меня! Всех перестреляю!

Угрозы его отнюдь не представлялись блефом. Ранее судимый за убийство Душанин действительно был готов пойти на все, лишь бы не оказаться снова в «зоне». Что он и подтверждал, время от времени, стреляя в сторону сотрудников милиции. Операция по его обезвреживанию получилась долгой и трудной. Пришлось эвакуировать жильцов из находящихся рядом квартир и вести с Николаем продолжительные переговоры. Начальник РОВД Александр Захаров долго уговаривал Душанина одуматься, но тот упорно не желал слушать благих увещеваний. К чести милиционеров у них хватило выдержки, и они не начинали захват, чтобы не подвергать излишней опасности жизнь заложников. Правда, для этого понадобилось провести тревожную ночь, но зато утром заложники были освобождены. Со стороны милиции при этом не прозвучало ни единого выстрела. А вот Душанин не выдержал напряжения. Утром у него наступило просветление души. Осознав, что за содеянное преступление все равно придется отвечать, он вынес себе приговор сам. Вышел на улицу из подъезда и застрелился на глазах у всех.

Примерно по тому же сценарию разворачивались события в Бисерти, где некто Иван Медведев тоже застрелил собутыльника и отказался сдаваться, угрожая милиционерам ружьем. Только на сей раз преступник не захватывал заложников. Но это обстоятельство не повлияло на тактику местных стражей порядка. Они не стали, подобно героям американских боевиков, превращать жилище Ивана в решето, паля по нему из всех видов оружия, хотя ситуация позволяла: дом Медведева стоял на отшибе и можно было не опасаться, что пострадает имущество других граждан. Сотрудники нижнесергинского РОВД блокировали дом и заняли выжидательную позицию. Такая тактика оправдала себя. Милиционерам удалось не только усыпить бдительность Медведева, но и натуральным образом усыпить его самого. Тот под воздействием алкоголя задремал, поэтому, когда группа захвата стремительно ворвалась в дом, он просто не успел схватить ружье, отставленное в сторону. Операцию удалось провести без применения оружия на поражение.

Сохранили сотрудники милиции жизнь и еще одному «стрельцу» из поселка Уфа-Шигири. Тот сначала застрелил через дверь сожительницу, как утверждал потом — по неосторожности, а затем открыл огонь по прибывшим на место происшествия милиционерам и даже ранил одного из них — сотрудника Михайловского ГОМ Николая Иванова. Но и в этом случае нижнесергинские стражи порядка проявили гуманность, хотя имели все основания стереть с лица земли баньку, в которой засел преступник. Причем такой способ был бы, вероятно, и наиболее простым. Но они затратили больше времени и сил, зато сумели взять «стрельца», как говорится, «без шуму, без пыли».

Не следует считать, что нижнесергинские милиционеры какие-то особенные. Возвращаясь в Екатеринбург, мы проезжали мимо неподалеку от Дегтярска, где еще у местных стражей порядка еще были свежи воспоминания о кровавой драме, развернувшейся практически у них на глазах.

23-летний Юрий Ижбулдин повздорил с сожительницей по имени Эля. Та спасаясь от побоев пьяного Юрия выскочила за дверь, но Ижбулдин потребовал, чтобы она вернулась, угрожая в противном случае зарезать ее 3-летнюю дочь. Через окно было видно, что он держит нож у горла девочки. Эля решила вернуться. Вернуться, чтобы спасти дочь ценой собственной жизни. Сожитель отпустил ребенка, но зато женщину не пожалел. Разбушевавшийся Ижбулдин нанес ей 8 ударов ножом.

Сотрудники милиции в ходе операции захвата ворвались в квартиру с двух сторон — через окно и двери. Опьяненный водкой и кровью Ижбулдин не желал сдаваться. Сергей Бабаев, начальник криминальной милиции Ревдинского ГОВД потом рассказывал: «Он кинулся на оперативников с ножом. По идее, они имели право сразу применить оружие. Но попробовали сперва рукопашный бой. После того, как преступник ранил одного из ребят, открыли огонь. Применение оружия признано правомерным». А ножевое ранение в руку получил молодой сотрудник милиции Алексей Аристов. Незадолго до этого он вернулся из командировки в Чечню. Причем, приехал оттуда без единой царапины…….

Наверное, такие действия сотрудников милиции, когда они, рискуя собственной жизнью, стараются сохранить жизнь преступникам, вызывают неоднозначное отношение у граждан. Но в российских органах внутренних дел начинающие сотрудники всегда воспитывались в том духе, что человеческая жизнь — самая высшая ценность. Преступника нужно стараться брать живым — это один из краеугольных камней обучения. Поэтому молодых стражей порядка не столько «натаскивают» первыми выхватывать оружие, как американских копов, сколько приучают, что перед тем, как стрелять, нужно использовать все возможные способы, чтобы не стрелять. Плохо ли, хорошо ли, но у нашей полиции, как и у всего народа, тоже имеется свой особый и неповторимый менталитет.

Олег Логинов

Добавить комментарий

Вы должны зайти как в для комментирования записи