НА СТРАЖЕ ЭКОНОМИКИ (GUARD ECONOMY part 4) 1960-е

НА СТРАЖЕ ЭКОНОМИКИ

1960-е

 C:\Users\111\Desktop\CRIMERECORDS\8 - history\clip_image080.jpg

 

1960-е годы ныне представляются «золотой порой» для стражей правопорядка, когда чуть ли не самыми тяжкими преступлениями были кражи велосипедов. Однако это впечатление не отражает истинного положения дел. Да, уровень преступности, не в пример нынешнему, был на несколько порядков ниже и имел тенденцию к снижению. Но спокойной жизни не было для сотрудников милиции и тогда.

С годами служба БХСС в Свердловской области крепла и развивалась. Ее сотрудники становились специалистами не только в оперативной работе, но и во многих других областях: в технологических процессах, ведении бухгалтерского учета и т.д. Это наглядно проявлялось после ряда громких дел в 60-х годах.

Уже вошло в историю этой службы разоблачение Петром Собениным, Виталием Абашеевым и другими свердловскими оперативниками в 1962 году преступной группы в количестве 47 человек из числа руководителей и ответственных работников Министерства совхозов РСФСР, Кушвинского леспромхоза, Нижнее-Туринского промкомбината, а также уполномоченных по заготовке леса от совхозов и предприятий Краснодарского, Ставропольского краев, Саратовской и ряда других областей. Лес тогда отпускался строго по фондам. Гонцы же с южных краев и областей отнюдь не горели желанием связываться с бумажной волокитой, зато готовы были платить. По материалам следствия в общей сложности они потратили на взятки 42 тысячи рублей за незаконный отпуск леса. Однако, чтобы отгрузить материалы «налево», руководителям леспромхозов Свердловской области необходимо было создать их излишки. Впрочем, оказалось, что фантазии им не занимать, а потому они путем различных махинаций скрыли от учета 32 тысячи кубометров лесоматериалов, которые отправили на юг.

Воробьев в зале

Два Воробьева: Евгений Сергеевич и Алексей Михайлович,

руководители следствия и БХСС области.

Евгений Сергеевич Воробьев, который на протяжении многих лет возглавлял следственный аппарат УВД Свердловской области, рассказал, что знаменитый ныне в связи торговлей наркотиками цыганский клан Оглы был весьма известен еще 40 лет назад. Только тогда его представители слыли не наркобаронами, а крупными теневыми золотодельцами. Именно с ними связано одно из самых громких уголовных дел 60-х, расследованием которого руководил Евгений Воробьев. А история его такова:

Николай и Савелий Оглы наладили связи с Сусуманским прииском в Магаданской области. Там при съеме породы с драг похищался золотой песок, который специальные курьеры доставляли в Свердловск братьям Оглы. А те уже перепродавали его дальше в Кавказские республики. Бизнес процветал и приносил его организаторам сумасшедшие по тем временам прибыли. Изобличить данную преступную группу было непросто, это удалось сделать только благодаря применению новейших научных разработок. Так, было известно, что курьеры, в основном женщины, перевозят золото в лифчиках. Одну такую даму задержали, но драгоценного металла у нее при себе не оказалось. Зато посредством лазерных исследований мельчайшие крупицы золота обнаружили у нее в чашечках лифчика. А экспертиза, проведенная пробирным надзором, дала заключение, что золото такого химического состава добывается на Сусуманском прииске. Операция по задержанию преступников была проведена с привлечением большого количества сотрудников милиции одновременно в Магаданской, Челябинской и Свердловской областях. Несмотря на уличающие показания свидетелей Николай и Савелий Оглы «пошли в отказ». И что особенно плохо золотого песка у них при обыске не нашли. Пришлось еще дважды проводить у них дома обыск. И на третий раз милиционеры, наконец, были вознаграждены за свое упорство. Им удалось обнаружить бидон и поллитровую бутылку набитые золотым песком. Общий вес изъятого драгметалла составил 26 килограммов!

Всего же по тому делу было установлено, что преступники похитили с приисков свыше сорока килограммов драгоценного металла. Мероприятия по задержанию участников преступной группы и изъятию у них похищенного золота, проводились кроме Свердловской, Челябинской и Магаданской областей, еще в Перми, Риге, Саратове, Ереване, Сухуми, Ташкенте, Баку и других городах страны. Масштаб преступлений был столь велик, что в их раскрытии участвовали лучшие силы ОБХСС: В.И.Верховский, И.А.Морозов, В.Д.Кашутин, М.К.Шураков, Б.А.Розинин, А.В.Мельчаков.

По фактам хищения золота сотрудники Воробьева довели до суда еще несколько уголовных дел. В частности, по Невьянскому и Верхне-Салдинскому золотым приискам.

Оперативка

Владислав Верховский проводит «производственную летучку». По левую руку от него его и заместитель Анатолий Мельчаков, по правую — начальник валютного отдела Иван Морозов

В 1969 году оперативниками ОБХСС разоблачена группа сотрудников Свердловского областного аптечного управления в количестве 19 человек. Используя запущенность в учете, они создавали излишки медикаментов и спирта, которые сбывали через аптеки. Ущерб государству от их деятельности составил свыше 100 тысяч рублей.

В 1970 году за хищение в размере около 300 тысяч рублей привлечена к уголовной ответственности группа из 20 человек. Ее разработка проводилась под непосредственным руководством начальника областного отдела БХСС В.А.Струнина, а основными его помощниками стали В.И.Феофилактов, М.Е.Купцов и Ю.А.Емельянов. Организатор преступной группы – работник Свердловского треста ресторанов, ранее дважды судимый Саркисов приговорен к высшей мере наказания.

Такая «суровость» суда лишний раз подчеркивает какое большое значение тогда придавалось государством сохранению своей собственности. Тогда санкция в виде высшей меры наказания предусматривалась за хищения в особо крупных размерах – свыше 10 тысяч рублей. Это действительно по тем временам были сумасшедшие деньги, что подчеркивает значимость сумм, возвращенных государству оперативникам по указанным делам. И надо сказать, что столь крупные хищения, раскрытые свердловскими милиционерами не являлись единичными. Но особенно отличились сотрудники БХСС по так называемым «валютным» делам.

У группы подпольных «старателей» из 10 человек, которую возглавлял некий Промышленников было изъято и передано на Березовский прииск 23 килограмма промышленного золота.

В шестидесятые служба БХСС Свердловской области уже оформилась как сильная оперативная структура со своими традициями, способная выявлять, предупреждать и раскрывать самые сложные и запутанные экономические. В это время проявили свои лучшие профессиональные качества такие замечательные оперативники и руководители, как Батеньков Герман Петрович, Русских Николай Егорович, Лахин Василий Фролович, Ершов Иван Егорович, Дранишников Петр Ильич, Хвалынский Юрий Петрович, Пенза Андрей Иванович, Галинский Иван Афанасьевич, Шевелев Василий Иванович и многие, многие другие.

Большую помощь ОБХСС оказывал генерал-лейтенант внутренней службы Евгений Арсентьевич Емельянов, возглавлявший УВД области в период 1963-1976гг. Это был первый и, можно сказать, единственный руководитель областной милиции который лично курировал деятельность службы БХСС-БЭП. Он весьма внимательно относился к кадровой политике, встречался с оперативниками, принимаемыми на службу в ОБХСС и непосредственно руководил наиболее сложными операциями. В 1962г. за умелую организацию оперативно-следственной работы по выявлению и разоблачению крупных расхитителей и скупщиков золота Евгений Арсентьевич награжден почетным знаком «Заслуженный работник МВД РФ». Ветераны неизменно отмечают какой блестящий профессионал милицейского дела и просто хороший человек он был.

И все же 60-е в службе БХСС Свердловской области с полным основанием можно назвать эпохой Владислава Верховского. Ему удалось создать хороший коллектив настоящих профессионалов, который и отличился при раскрытии упоминавшихся выше преступлений. Лучше всего его ближайших соратников может представить фотография, сделанная в 1970, в день ухода Владислава Иосифовича на заслуженный отдых.

File0030

Справа налево: первый ряд: Язовских И.С.; Мельчаков А.В.; Струнин В.А.: Верховский В.И.; Верховская Е.И.; Мальцев А.П.; Ершов Е.И. Второй ряд: Шукшаев Ю.И.; Клюкин А.Н.; Дианова И.А.; Абашеев В.З.; Чепкова Н.Г.; ЕфименкоВ.; Садковская Д.Л.; Русских И.Г.; Витухин В.А.; Шураков М.К.; Лахин В.Ф.; Худяков С.И.; Гусев В.Я.; Галинский И.А.; Воробьев А.М. Третий ряд: Шевлев В.И.; Кашутин В.Д.; Бардеев В.Н.; Уткин А.А.; Павлов И.Н.

Конечно, невозможно представить всех, кто своим трудом создавал в те годы авторитет службы БХСС в городе Свердловске и городах области. Вот лишь некоторые из тех, кто составляет славную историю той поры:

Василий Иванович Феофилактов трудился в рядах БХСС с 1958 по 1982 год. В 1973 году он стал начальником отделения. Только за последние девять Феофилактов лет службы им разоблачено 29 замаскированных преступных групп, по которым привлечено к уголовной ответственности более 150 человек. По знаменитому «луковому» делу в системе потребкооперации было 18 обвиняемых, по «аптекарскому» -13. Успешно распутывать столь сложные аферы Василию Ивановичу помогал не только жизненный и оперативный опыт, но и высшее экономическое образование. Василий Феофилактов награжден медалью «Ветеран труда», знаком «Отличник милиции», получил свыше 30 различных поощрений.

С 1939 по 1943 гг. служил в войсках НКВД Андрей Андрианович Уткин, в отделе БХСС с 1960 г. по 1971 г. В 1963 — 64 г. г. с его участием разоблачен ряд опытных фальшивомонетчиков. Показательно, что в 1967 1969 гг. были раскрыты все преступные проявления этого вида.

Степанов Степанов Александр Андронович работал в органах внутренних дел с 1948 г., сначала рядовым милиционером, а с 1962 оперуполномоченным отделения БХСС Чкаловского райотдела, которое позднее возглавил. Имеет более 50 различных поощрений. Как отличник службы был занесен на Доску почета ОВД и УВД. Награжден медалью «Ветеран труда».

Деникин Николай Павлович после демобилизации с 1957 по 1965г. работал в органах госбезопасности. В 1965 г. поступил на службу в Серовское отделение БХСС. В 1975 г. заочно окончил Высшую школу МВД. Плодотворно трудился до 1991 г.

Паниковский Подполковник милиции Паниковский Сергей Васильевич работал в милиции с 1951 по 1974 год в должности оперуполномоченного ОБХСС Управления милиции г. Свердловска. Был начальником отделения БХСС Чкаловского ОВД, последние 12 лет службы возглавлял отделение БХСС Железнодорожного ОВД. Имеет 23 поощрения, в том числе от МВД СССР. Получил почетное звание «Отличник Советской милиции».

Белоглазов Александр Егорович начал службу в 1957 г. младшим сержантом милиции в Гаринском райоотделе, с 1971 г. — в Верне-Пышминском ОВД, где с 1976 г. занял пост начальника отделения БХСС. 28 июля 1960 г. он задержал особо опасного преступника, осужденного на 8 лет лишения свободы и бежавшего из мест заключения.

Нельзя сказать, что идеология, которой в СССР придавалось исключительно важное значение, была плохой. Напротив, в ней было очень много хорошего. Например, то, что деньги надо честно зарабатывать – не красть, не брать взяток, не обманывать государство и ближнего своего. И для честных людей это становилось догмой, жизненным принципом. Поэтому воровства, взяточничества и мошенничества в те времена было несравнимо меньше, чем сейчас. Но в то же время та прежняя идеология была подчас слишком отлакированной, что мешало объективно правде в лицо. И это здорово подрывало к ней доверие. Чего стоит хотя бы упорное насаждение в умах, что в СССР нет организованной преступности. Да куда же она делась? Во всем мире есть, а в СССР нет! Сотрудники БХСС, работавшие по «золотым» делам по сути дела уже тогда, в социалистические времена боролись с этой самой организованной преступностью – и с этническими преступными группировками и с интернациональными криминальными сообществами.

Слиток2

За такой слиток золота «теневики» Котовы были продать душу дьяволу, а для оперативников ОБХСС это был всего лишь очередной вещдок.

Не секрет, что хищения золота, изготовление «левых» ювелирных изделий и спекуляция стали источником наживы или, как сейчас принято говорить, источником финансирования для многих организованных преступных группировок.

В 1963 одну такую интернациональную криминальную группировку численностью в полтора десятка человек взяло в разработку ОБХСС УООП Свердловской области. Основу ее составляли татары, русские, чеченцы и азербайджанцы. Многие ранее уже были судимы за хищения золота, но не оставили своих занятий. Примерно половина членов преступной группировки были жителями поселка Черноисточинское, что под Нижним Тагилом. В том районе располагались золотые прииски, с которых старатели похищали драгоценный металл. Но нечестные на руку старатели являлись только первым звеном в криминальной цепочке.

Основным фигурантом разработки, а позже и уголовного дела стал ранее судимый Аглулла Хусанов, электрик Управления механизации Тагилстроя, который параллельно с основной работой в период с 1958 по 1966гг. активно занимался скупкой похищенного золота у старателей. В частности, ему в ходе следствия инкриминировалась скупка 3834 грамм золотого песка, который он с немалой выгодой для себя перепродал жителям солнечного Азербайджана. Также оперативникам ОБХСС удалось «раскопать» еще один любопытный эпизод преступной деятельности Хусанова. Оказывается он незаконно купил клад из 270 золотых монет, найденных неким Мезенцевым при рытье траншеи в Нижнем Тагиле. Монеты Аглулла также сбыл азербайджанским барыгам.

Расследованием этого уголовного дела занимались старшие следователи УООП Свердловской области Истомин и Каратаев. В ноябре 1966 года обвинительное заключение утвердил прокурор области государственный советник юстиции Н.Клинов. Хусаинов и четверо его подельников: старатель Иван Белых, Таисья Кривенкова, продавшая 500 грамм золотого песка, похищенного ее мужем, перекупщики: азербайджанец Эмирах Векилов и чеченец Дуда Бугаев были осуждены.

Кашутин Влад Дмитриевич О масштабах деятельности криминальных группировок, занимавшихся золотом, можно судить хотя бы на примере преступления, раскрытого в 1964 году ОБХСС УООП Свердловской области майором милиции Владимиром Кашутиным и начальником валютного отделения Иваном Морозовым.

В 1963 году в ОБХСС УООП Свердловской области поступила оперативная информация о том, что бригада старателей в составе: Алексея Промышленникова, Александра Казакова, Петра Уварова и других добывает промышленное золото на отвалах Лениногорского полиметаллического комбината в Казахстане, часть которого в кассу прииска не сдают, а нелегально продают скупщикам.

В ходе разработки выяснилось, что Промышленников организовал бригаду старателей в основном из родственников, своих товарищей: Уварова, Орлова, Дубинина и других. Его люди занимались работами по добыче золота из производственных отходов предприятий цветной металлургии Свердловской, оренбургской, Челябинской областей и ряда районов Казахстана. При этом по договоренности с членами артели, часть золота утаивалась от государства и сбывалась скупщику Исаеву, а также зубным техникам Столбову, Краеву, Порошину и другим.

По данному делу на оперативный учет было поставлено 37 человек, которых согласно нынешней терминологии можно назвать межрегиональной организованной преступной группой. Не случайно расследованием уголовного дела занималась Прокуратура РСФСР. И то, какую титаническую работу пришлось проделать оперативникам ОБХСС и следователям Прокуратуры для ее разоблачения, впечатляет даже сейчас. Оперативно-следственные мероприятия проводились одновременно в разных областях страны. Была проверена деятельность старателей за 13 лет – с 1951 по 1963 год. В результате было установлено, что за этот период они похитили 41 кг. 417 гр. шлихового золота и 42 кг. 406 гр. золотосодержащих продуктов всего на сумму 320 108 рублей.

И надо сказать, что оперативникам и следователям удалось обеспечить возмещение ущерба. При задержании и обысках у преступников было изъято 27 кг. шлихового золота на и 42,5 кг. золотосодержащих продуктов на общую сумму 172 673 рубля. Кроме этого у них были изъяты ценности и наложен арест на сумму 210 045 рублей.

Безусловно, такие дела впечатляют и за сухими строчками спецсообщений чувствуется огромная самоотверженная работа, проведенная сотрудниками ОБХСС области: Иваном Морозовым, Владимиром Кашутиным, Анатолием Мельчаковым по главе с начальником отдела Владиславом Верховским, а также следователем по особо важным делам Прокуратуры РСФСР Валеевым.

Кашутин и АлексеевФП59

В.Кашутин и Ф.Алексеев

Но, пожалуй, самое показательное «золотое» дело – это уголовное дело по хищению золота с происков северных районов СССР. Особенно «прославился» по этому делу Сусуманский прииск в Магаданской области. На похищенном с него золоте делали огромные состояния этнические преступные группировки. Однако за счет слаженных действий подразделений ОБХСС разных областей и республик СССР систему незаконных махинаций с драгоценным металлом удалось сломать. Вот лишь один небольшой эпизод из масштабной многоходовой операции по разоблачению перекупщиков золота.

Оперативникам свердловского ОБХСС удалось получить информацию о некоем «золотом» спекулянте Закиеве, проживающем в Хасавюрте. С помощью местной милиции организовали у него обыск и обнаружили арифметические расчеты с записями незаконных операций. Припертый к стенке неопровержимыми уликами, Закиев сознался, что скупил у проживающих в Назрани ингушей Исрапила Нальгиева и Сулеймана Гапурхоева кг. 590 гр. золота, которое перепродал одному ювелиру в Андижане.

Гапурхоева и Нальгиева тут же задержали и этапировали в г.Свердловск. Вскоре выяснилось, что сотрудники ОБХСС Сусумаского РОМ Магаданской области параллельно занимаются разработкой братьев задержанного Исрапила Нальгиева – Ильеза и Магомета, за скупку 451 грамма похищенного с прииска золотого песка.

В общем, ниточка потянулась все дальше, дальше и постепенно сотрудникам милиции удалось распутать весь клубок сложной аферы.

Богата земля русскими самоцветами. Каких только драгоценных камней не хранится в ее подземных кладовых. Вот только эти богатства зачастую манят нечистых на руку людей. В середине 1960-х свердловским оперативникам удалось раскрыть преступную группу, занимавшуюся хищениями в Свердловской области и других регионах СССР рубинов и корундового сырья. Оперативной разработкой этой группы занимался ст. оперуполномоченный ОБХСС УООП Свердлоблисполкома Михаил Шураков, а помогали ему вывести преступников на чистую воду Верховский, Мельчаков, Кашутин и Разинин.

Реализация оперативных материалов началась с задержания в аэропорту «Кольцово» жителя Хасавьюрта Дагестанской АССР Закиева, у которого было изъято 409 рубинов. В связи с масштабностью деятельности преступников следствие по уголовному делу возглавил следователь по особо важным делам Прокуратуры СССР Шмаров. Оперативникам и следователям удалось задержать и остальных членов преступной группы. Всего по делу проходило 18 обвиняемых. Большинство из них получили различные сроки лишения свободы.

Валютчики всегда считались особой кастой преступного мира в России. Изощренные дельцы, умные, хитрые, осторожные, подчас наглые, они занимались своим криминальным бизнесом не взирая на любые катаклизмы, происходящие в стране. Они выживали и в вихре революций, и в безжалостные годы сталинских репрессий, и в суровое военное время. Их не могла остановить любая тяжесть наказания, ни возможность быть поставленным к стенке, ни вероятность сгнить в лагерях. Жажда наживы и любовь к золоту превалировала в них над любой опасностью.

Наверное, есть нечто притягательное для людей от вида золота и драгоценных камней, если ради них они готовы были рисковать собственной жизнью и продавать душу дьяволу. Государство жестко защищало свою монополию над валютными операциями и с валютчиками не церемонилось. В 1962 году специальным указом была внесена поправка в Уголовный кодекс, предусматривающая высшую меру за незаконные валютные операции.

Понятно, что крупных валютчиков в стране было не так много. А потому каждое задержание их становилось событием. Основная же масса людей, попадавших в милицейские сети за куплю-продажу валютных ценностей, были новичками-любителями, сумевшими где-то своровать или добыть драгоценные металлы или камни и решившими их продать. Однако даже их не следует считать глупыми дилетантами. Начинающие валютчики тоже всячески пытались конспирироваться и осторожничали при проведении сделок. Вероятно, многие из них даже мечтали со временем превратиться в матерых валютчиков, поскольку молва приписывала тем легкое богатство и красивую жизнь. Поэтому даже любителей в этом криминальном бизнесе не следует представлять в виде легкой добычи для оперативников БХСС. Их задержание тоже требовало детальной подготовки спецопераций и обязательного изъятия валютных ценностей. В работе по линии валютных операций для сотрудников БХСС негласно бытовало правило: есть изъятие – есть уголовное дело, нет – отказной материал. Так что за каждой удачно проведенной операцией по валютчикам обязательно стояло оперативное искусство сотрудников милиции.

безымянный3

В 1965 году оперативникам ОБХСС УМ г.Свердловска удалось вывести на «чистую воду» одну весьма внушительную группу валютчиков. Разработкой ее занимался начальник 3 отделения ОБХСС Владимир Струнин. И даже сегодня чувствуется как ему непросто было проникнуть в хитросплетения действий валютчиков. Ох, как тогда было все запутано. Возле ювелирных магазинов постоянно крутились какие-то темные личности, которые быстро находили между собой общий язык для совместного обогащения:

— приемщики скупочного пункта магазина «Кристалл» на протяжении 1960-1965гг. организовали скупку золота и бриллиантов у населения без оформления квитанций. Эти ценности они потом перепродавали спекулянтам-валютчикам В.Гаспаряну, супругам Левкоевым и другим.

Монеты — спекулянты-валютчики, в свою очередь, сбывали золото, монеты и бриллианты в Тбилиси, Сухуми, Ереване и других городах. Некоторые ценности им удавалось перепродать и в Свердловске. Так, Есьма Левкоева покупала у приемщика «Кристалла» Леонида Печенкина золотые монеты царской чеканки и перепродавала их зубному врачу Василию Ежову, занимавшемуся частной зубопротезной практикой.

— рабочие ювелирно-гранильной фабрики похищали бриллианты и сбывали их частично знакомому скупщику в «Кристалл», частично — спекулянтам.

В общем, народу в валютных махинациях было задействовано немало. Только по этому уголовному делу было привлечено к уголовной ответственности 20 человек, 12 из них арестованы до суда. В ходе следствия было установлено, что они нанесли ущерб советской денежно-кредитной системе, изъяв из оборота государства валютных ценностей на сумму 7705 рублей и похитив с ювелирно-гранильной фабрики 133 бриллианта и алмаза общим весом более 50 карат на сумму в 15 957 рублей.

РазининВА и Кашутин

Обыск проводят Разинин В.А. и Кашутин…

В 1966 году была поставлена точка и в еще одном уголовном деле в отношении валютчиков. Старшему оперуполномоченному ОБХСС УООП области Михаилу Шуракову удалось разоблачить еще одну весьма внушительную и разветвленную группу расхитителей и перекупщиков промышленного золота и драгоценных камней из 24 человек. Надо сказать, что группа получилась весьма интернациональная. В результате проведенных оперативно-следственных мероприятий у преступников было изъято: 829 рубиновых камней, 1511 гр. корундового сырья, ценностей из золота и драгоценных камней на 590 рублей, наличных денег 1554 рубля и описано имущества на сумму 25 тысяч рублей. Судебной коллегией по уголовным делам Свердловской области к различным срокам наказания было осуждено 20 человек из числа участников этой преступной группы.

В 60-е наша страна покорила космос, построила самый длинный в мире газопровод «Бухара-Урал», победила в чемпионате Европы по футболу и добилась еще многих выдающихся свершений. А вот обеспечить женщин модными капроновыми платками не смогла. Там, где государство допускает промашку обязательно на авансцене появляются некие темные личности, готовые ее исправить.

Снабжением свердловских дам капроновыми платками занялись несколько смекалистых граждан из Тбилиси. Дефицитные платки крупными партиями каким-то образом доставал рабочий Гардабанской галантерейной фабрики Эфрем Палагашвили, который снабжал ими Омара Гугушвили. А уже тот на протяжении 1965-1967гг. систематически привозил их Свердловск, где по договоренности со ст. товароведом Свердловской оптовой базы «Росгалантерея» Н.Телепневой сбывал их через торговую сеть. Всего им было за три года завезено в Свердловск 5000 штук платков на сумму 24450 рублей.

Все бы ничего, да только эти капроновые платки шли без всяких документов, а потому деньги от их реализации шли мимо государственной казны прямиком в карманы лиц, задействованных в афере.

Платки пользовались огромным спросом у модниц, а потому уходили из магазинов влет. Гугушвили привлек к доставке товара в Свердловск своего тбилисского приятеля Игоря Проскурина, но спрос все равно был выше предложения. Это чутко уловила товаровед Телепнева. В сентябре 1966 года, будучи в служебной командировке в Москве, она договорилась с руководством фабрики №9 Художественной росписи тканей об отгрузке в адрес Свердловской оптовой базы «Росгалантерея» неучтенной продукции в виде тех же капроновых платков. Таким образом она получила и отправила в торговую сеть еще 4 тысячи «левых» платков на сумму 22 560 рублей.

Теневой бизнес ширился и расцветал, пока ему не положил конец ст. оперуполномоченный ОБХСС В.И.Шевелев. Ему удалось вскрыть всю сеть незаконных операций по поставкам и реализации неучтенной продукции. По результатам расследования уголовного дела установленный ущерб государству от деятельности преступников составил 126 тысяч рублей только по г.Свердловску. Материалы в отношении грузинских и московских поставщиков «левых» платков направили в эти города. А в Свердловске к уголовной ответственности было привлечено 43 человека. Именно столько директором магазинов, товароведов и прочих должностных лиц было втянуть в операции по продаже неучтенной продукции.

Еще одной из наиболее криминогенных отраслей в 60-70-е годы с полным основанием можно назвать лесную промышленность. И оперативники свердловского ОБХСС уделяли ей особое внимание. Так, в 1962 г. ими была пресечена деятельность преступной группы, в которую входили 47 человек из числа ответственных работников Министерства совхозов РСФСР, Кушвинского леспромхоза, Нижне-Туринского промкомбината, уполномоченных по заготовке леса от колхозов, совхозов и других предприятий Краснодарского, Ставропольского краев, Саратовской и других южных областей. За взятки на сумму 42 тысячи рублей они путем различных махинаций незаконно отгрузили 2 тысячи кубометров лесоматериалов, похитив при этом 70 тысяч рублей. В раскрытии этих преступлений особенно отличились сотрудники свердловского БХСС Петр Собенин и Виталий Абашев.

Назидание потомкам Петра Собенина

Собенин Петр Гаврилович

В УБЭП ГУВД области бережно хранится несколько самодельных брошюр, которые можно назвать и раритетными и эксклюзивными. Это Петр Гаврилович Собенин, будучи уже ветераном службы БХСС, решил передать свой опыт по выявлению экономических преступлений в лесной промышленности будущим поколениям оперативников и написал для них своеобразные методические рекомендации. Эти рекомендации не утратили своей практической важности и сейчас, хотя экономика в стране давно стала другой, а лесная промышленность в области из приоритетной постепенно превращается во второстепенную. А еще записки Собенина обладают большой исторической ценностью, поскольку по ним можно воссоздать с какой скрупулезностью, с каким блестящим оперативным мастерством работали раньше опера ОБХСС.

Сам Петр Собенин пришел на работу в ОБХСС области в 1948 году из службы участковых инспекторов милиции. Овладев секретами оперативной работы, он вскоре стал одним из лучших сотрудников отдела.

В 1960-е годы леса на Среднем Урале, в отличие от нынешних времен, еще было навалом. А потому и рубили его, только щепки летели. Ежегодно в Свердловской области заготавливалось более 25 миллионов кубометров. Но если крупные лесозаготовители: леспромхозы Министерства лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности, исправительно-трудовые учреждения Министерства внутренних дел и лесхозы Министерства лесного хозяйства еще хоть как-то поддерживали учет и контроль операций по заготовке и продаже леса, то с мелкими заготовителями была просто беда. Для собственных нужд было разрешено заниматься вырубкой лесного богатства сотням местных предприятий, организаций и учреждений. Как отмечал Собенин, у мелких лесозаготовителей производство «основано на самодеятельности, сопряжено с перерасходом денежных средств, плохим учетом, неправильным, произвольным оформлением платежных документов и другими недостатками, а все недостатки, в свою очередь, служат благоприятной почвой для совершения хищений, взяточничества и других преступлений.

Особенно неблагополучными в этом отношении являются колхозы безлесых районов страны, которые, остро нуждаясь в лесоматериалах и не имея нарядов на их получение в централизованном порядке, стараются всеми правдами и неправдами приобрести их в нашей и других богатых лесом областях через своих предприимчивых представителей. При этом руководители колхозов идут на все: не считаются с чрезмерно большими затратами на закуп, заготовку и отгрузку лесоматериалов; щедро платят представителям комиссионные (по 50-70 рублей за каждый отгруженный кубометр); отправляют за тысячи километров тракторы, автомашины и горючее, а также продукты питания для стимулирования найма рабочих; выдают представителям в подотчет крупные суммы денег и разрешают им оплачивать лесозаготовительные работы по произвольным расценкам и вообще расходовать деньги по своему усмотрению в пределах заранее обусловленной и весьма завышенной себестоимости древесины; принимают от них в качестве отчетов любые наряды, платежные ведомости и другие оправдательные документы без проверки и без претензий или даже вообще не требуют никаких документов, следя лишь за тем, чтобы общие расходы не превышали обусловленную себестоимость древесины, а если и случаются перерасходы, то с ними тоже мирятся».

Наверное, нынешнему поколению большинство этих финансовых нарушений кажутся пустяками. Еще недавно в эпоху развития дикого капитализма в России по таким принципам работало большинство коммерческих предприятий. Да и сейчас для отдельных отраслей эти нарушения – норма. Но тогда, в эпоху развитого социализма и строительства коммунизма, такое вопиющее неуважение к государственной системе учета и контроля являлось очень серьезным проступком. И за меньшие нарушения люди лишались должностей и шли под суд.

Однако «теневые дельцы» нелегального лесозаготовительного бизнеса идти под суд совсем не стремились, а потому проявляли недюжую изворотливость. Тем более, что основную массу этих дельцов составлял еще тот контингент. Собенин охарактеризовал их очень метко:

«В качестве представителей колхозов по заготовке леса действуют в основном дельцы – частные коммерческие посредники, жадные на деньги и не упускающие возможности обогатиться за счет получения комиссионных вознаграждений за коммерческое посредничество и хищнических комбинаций. Многие из них – городские жители без определенных занятий. Это мужчины с крепким здоровьем, бывалые, пробойные, хитрые, обладающие организаторскими способностями и умением быстро устанавливать деловые и преступные связи с нужными людьми; некоторые в прошлом судимые за различные преступления».

В общем, оперативникам ОБХСС противостояли настоящие акулы теневого бизнеса, которых голыми руками не возьмешь. Собенин отмечал, что «дела о преступлениях в лесной промышленности, совершаемые дельцами, трудоемкие затяжные, несподручные связанны с дальними и длительными командировками. Такие дела многим районным сотрудникам просто не под силу – у них не хватает знаний, опыта и времени из-за большой загруженности другими делами, ограничены возможности командировок за пределы своей области и т.д.» Причем, надо отметить, что эти дельцы втягивали в сферу экономических преступлений и руководителей лесозаготовительных предприятий, которые в сельской глубинке обладали большим авторитетом и возможностями. Это обстоятельство тоже существенно затрудняло работу оперативников ОБХСС на местах. А потому, учитывая особую сложность работы в лесной отрасли, за нее взялся отдел БХСС УВД Свердловской области. И прежде всего сам Собенин, назначенный ответственным за борьбу с экономическими преступлениями в лесной промышленности. Проанализировав оперативную обстановку в отрасли, он пришел к выводу, что добиться положительных сдвигов можно только используя тактику по пресечению криминальной деятельности теневых дельцов. И не на шутку взялся за них.

В этой работе неоценимую помощь оперативнику оказали его непосредственные руководители – начальник отделения Михаил Андреевич Каменных и заместитель начальника отдела, а позже и начальник отдела, Владислав Иосифович Верховский. Причем, они поддерживали не только морально, но и практически. Сами участвовали в оперативных разработках и проведении мероприятий по разоблачению дельцов. Участвовали даже в их задержаниях и ездили в командировки для сбора доказательств по конкретным уголовным делам.

И их помощь была очень ценной. Теневые дельцы были людьми тертыми и работать по ним приходилось со всей возможной осторожностью. Даже на стадии предварительной проверки необходимо было проявлять максимум осмотрительности. Собенин писал, что «особенность этой предварительной работы, ее сложность и трудность заключаются в том, что все мероприятия нужно проводить конструктивно, под различными зашифрованными предлогами, проявляя творческую инициативу, изобретательность, упорство, терпение и выдержку. Иначе преступники, узнав о действиях милиции по их разоблачению, могут скрыться, уничтожить документальные и вещественные доказательства, подговорить лжесвидетелей, спрятать нажитые преступным путем деньги и ценности, принять другие меры по сокрытию следов преступлений. И тогда весь наш большой труд может пойти насмарку».

Но оперативники ОБХСС свою работу сделали на совесть, и их труд насмарку не пошел. Им удалось изобличить и привлечь к уголовной отвественности целый ряд теневых дельцов: Онучина, Финкельсона, Квачантирадзе, Жгенти, Пакалилина, Рахманова, Абдурахимова, Челпанова, Пшенкина, Скрипку, Сунцова, Литовку и других.

Также попали под суд и несколько руководящих работников лесозаготовительных предприятий. Собенин в своих записках описывает одно из раскрытых им преступлений:

«Вспоминается такое дело. На нижнем (пристанционном) лесоскладе Азиатского леспромхоза Кушвинского района при ведомственной инвентаризации была выявлена недостача 800 кубометров делового леса. Администрация леспромхоза, не установление истинных причин недостачи, списала ее на потери от приписок и недостатков в учете. Сотрудники БХСС, проверяя версию о возможном хищении древесины с нижнего склада, просмотрели на станции Азиатской книги приема грузов к отправлению, по которым установили, что в адрес одного колхоза отгружено от имени леспромхоза 15 четырехосных вагонов делового леса. Попросили управляющего отделением госбанка проверить оплатил ли колхоз леспромхозу за отгруженный лес. Оказалось, что колхоз никаких Лесозаготовки1 расчетов с леспромхозом через госбанк не проводил. При содействии ревизора выяснили, что по документам леспромхоза также не значится ни отгрузки колхозу древесины, ни предъявления счета колхозу на оплату за нее и ни самой оплаты. При проверке этих противоречивых обстоятельств установили, что древесину колхозу отгрузил самовольно заведующий нижним складом за счет плана вагонов леспромхоза и он же оплатил железнодорожный тариф имеющимися у него на подотчете чеками леспромхоза. Будучи уличен в этом, он сознался, что похитил и продал 800 кубометров леса представителю колхоза, а полученные деньги 100 тысяч рублей присвоил. Кроме того взыскал с представителя наличными деньгами стоимость железнодорожного тарифа и также присвоил эти деньги. Для отчета перед колхозом он снабдил представителя фиктивными счетами о закупе древесины у леспромхоза за наличный расчет, значительно завысив фактически уплаченную представителем сумму, чтобы дать ему возможность присвоить разницу. Таким образом, сопоставив данные железнодорожной станции с данными госбанка и бухгалтерии леспромхоза, в сочетании с другими мероприятиями удалось раскрыть крупное хищение леса и колхозных денежных средств».

Надо сказать, что Собенину удалось раскрыть не крупное, а особо крупное хищение. 100 тысяч рублей по тем временам были громадными деньгами.

Еще одному очень интересному уголовному делу Собенин посвятил одну из своих книжек. Зимой 1954-55гг. он работал в Бисерти над разоблачением дельцов Рахманова и Абдурахимова. Впервые он наткнулся на фамилии этих жителей Узбекистана в книге регистрации дома приезжих в Бисерти. Там они значились представителями Ленинабадских колхозов имени Тельмана и имени Куйбышева. Одна из сотрудниц охарактеризовала гостей из солнечного Узбекистана пьяницами и ловеласами. Информация любопытная, но ее, как говорится «к делу не пришьешь», и Собенин направил запрос в ОБХСС Управления милиции Ташкентской области. Получил ответ: Рахманов был осужден в 1943 году за хищения социалистической собственности к 10 годам, Абдурахимов – не судим, но происходит из семьи купца.

Интуиция подсказывала Петру Гавриловичу, что гостями из Средней Азии стоит заняться, и он, не откладывая дела в долгий ящик, взялся за их проверку. Вскоре через банк ему удалось узнать, что за два года Рахманова и Абдурахимов получили от трех колхозов Ташкентской области внушительную сумму наличных денег – около миллиона рублей, а также то, что эти колхозы производили безналичные расчеты с четырьмя колхозами Бисертского района: «Юна-Юл», «Смычка», имени Кирова и имени Калинина. Далее Собенин, перелопатив большое количество документов на шести ближайших железнодорожных станциях, выяснил, что Рахманов и Абдурахимов отгрузили в Ташкентскую область около ста четырехосных вагонов делового леса. Но работа с документами была только прелюдией, нужна была конкретная оперативная информация о злоупотреблениях узбекских заготовителей, и Собенин занялся ее поиском. Он провел множество разведопросов людей, так или иначе причастных к заготовкам леса, в Бисертском районе. Постепенно сформировал для себя круг постоянных источников информации. Однако встречи с ними в условиях конспирации оказались большой проблемой. Вот как Петр Гаврилович рассказывает об этом:

«Например, к одному из них я ездил ночным поездом из Бисерти, на разъезд Кленовский, где он жил, и разговаривал с ним на улице, во мраке ночи. А сам после встречи шел на ночлег в сельсовет. С другим встречался в лесу, тоже в ночное время. Встречал его на лесной тропе, когда он шел из леспромхоза домой в деревню после второй смены. Остаток ночи коротал в клубе леспромхоза».

Негласные помощники помогли, и вскоре Собенин знал об интересующих его лицах уже довольно много. Вот как он сам описывает полученную информацию:

«Рахманов и Абдурахимов ведут разгульный образ жизни. Здесь в Бисертском районе и в Свердловске у них по нескольку молодых, нигде не работающих сожительниц, хотя в Ташкенте – жены и дети. Сожительниц содержат за свой счет. С ними пьянствуют. Им покупают дорогие подарки – дом в деревне, ювелирные изделия, часы, панбархатные платья и другие ценные вещи. Возят их за свой счет в Ташкент и другие города. Много денег тратят не только на сожительниц, но и на пьянство с нужными людьми, от которых зависит закуп, заготовка, вывозка и отгрузка леса. Опытные дельцы Рахманов и Абдурахимов сумели довольно быстро наладить дружеские и деловые отношения с председателями четырех колхозов Битсертского района…. Их изощренное подхалимство, угощения и подарки расшатывают недостаточно прочные моральные устои некоторых колхозных руководителей, размягчают их души; они попадают в зависимость от дельцов, становятся благосклонными и покладистыми в сделках с ними и даже послушными исполнителями их желаний.

Например, колхозам невыгодно продавать лес на корню, а гораздо выгоднее самим его заготавливать и продавать как готовую лесопродукцию, которая намного дороже….Однако председатели четырех бисертских колхозов действуют иначе: они в ущерб своим колхозам, но в угоду Рахманову и Абдурахимову продают им в неограниченном количестве лес на корню, а для валки, трелевки и вывозки этого леса направляют в их распоряжение бригады колхозников, лошадей, тракторы и автомашины. Получается, что фактически работы по заготовке и вывозке леса производятся силами колхозов, но колхозы за них ничего не получают».

И все же даже эта информация скорее годилась для фельетона, нежели для уголовного дела. Нужна была доказательная база для подтверждения совершения Рахмановым и Абдурахимовым преступления. И собенин ее добыл с помощью одного из добровольных помощников ОБХСС. Петр Гаврилович пишет об этом так:

«В его доме они жили, пьянствовали, встречались с сожительницами, а некоторые вечера посвящали подготовке своих отчетных документов.

Подготовка отчетных документов заключалась в том, что они, ни чуть не стесняясь хозяина дома, в его присутствии пересоставляли подлинные платежные ведомости на фиктивные. Во вновь составленных платежных ведомостях (фиктивных) они оставляли неизменными состав рабочих и объемы работ, но завышали в 2-2,5 раза расценки и суммы зарплаты, а подписи в ведомостях от имени рабочих учиняли сами правой и левой руками. Эти фиктивные ведомости слепо заверяли председатели бисертских колхозов – ставили на них свои подписи и колхозные печати».

Теперь Собенину можно было приступать с реализации оперативных материалов, но для успеха операции требовалась одна деталь. Нужно было приступать к ней сразу после составления Рахмановым и Абдурахимовым очередного отчета, чтобы попытаться завладеть оригиналами документов. А для этого было необходимо содействие ташкентской милиции. Петр Гаврилович попросился в командировку в Ташкент, но начальство не отпустило. Тогда он взял отпуск, и воспользовавшись правом ежегодного бесплатного проезда для отдыха, отправился в столицу Узбекистана работать.

Начальник ОБХСС Управления милиции Ташкенской области подполковник Шимолин оказал содействие свердловскому оперативнику и поручил одному из опытнейших своих сотрудников Грачеву помогать ему. Собянин с Грачевым объехали несколько Ташкентских колхозов, где им удалось найти свежие фиктивные отчеты. Петр Гаврилович немедленно через дежурного Министерства внутренних дел Узбекистана связался по телефону «ВЧ» с заместителем начальника ОБХСС Свердловской области Владиславом Иосифовичем Верховским и доложил ситуацию. Тот дал указание немедленно изъять фиктивные документы и срочно доставить их самолетом для чего в МВД Узбекистана будет направлена соответствующая телеграмма.

На второй день после возвращения Собенина из Ташкента, на основе собранных им документов, в отношении Рахманова и Абдурахимова было возбуждено уголовное дело, расследовать которое в Бисерть отправилась группа из следователя и шести оперов, которую возглавил Владислав Верховский. Пока следственно-оперативная группа в Бисерти изымала документы и допрашивала свидетелей, в Москве сотрудники УБХСС по просьбе своих свердловских коллег задержали Рахманова и Абдурахимова и порознь этапировали их на Урал.

В ходе расследования выяснилось, что Абдурахимов обманывал ташкентские колхозы не только на заготовке леса, но и при продаже фруктов. Через сеть н6анятых продавцов он продавал фрукты на рынках города Читы и присваивал большую часть выручки. Так с помощью читинских оперативников ОБХСС удалось доказать, что от продажи вагона яблок и двух тонн винограда чистая выручка составила 223 тысячи рублей, а Абдурахимов в отчете занизил цены и выручку в четыре раза, в результате похитив 167 тысяч рублей.

Финалом этой истории стало осуждение к лишению свободы не только Рахманова и Абдурахимова, но и активно помогавших им в хищениях председателя и бухгалтера бисертского колхоза «Юла-Юл» — Гаптрахманова и Миниахметова.

Много было в истории свердловской службы БХСС и других интересных и больших дел. Но, пожалуй, главное, что в целом очень немногочисленный штат сотрудников достойно осуществлял свою задачу по защите экономики. Ленинский принцип неотвратимости наказания был для расхитителей и взяточников отнюдь не пустым звуком.

Олег Логинов

Добавить комментарий

Вы должны зайти как в для комментирования записи