НА СТРАЖЕ ЭКОНОМИКИ (GUARD ECONOMY part 5) 1970-е

НА СТРАЖЕ ЭКОНОМИКИ

1970-е

БХСС - 70-е

Руководители подразделений БХСС области и личный состав ОБХСС УВД Свердловской области

В 1970-е годы вера в светлое коммунистическое завтра заметно поблекла. Стали развеиваться и иллюзии относительно скорой ликвидации преступности. Криминальный мир не собирался сдаваться, а, напротив, постоянно совершенствовался. Именно в 70-е начала набирать обороты спекуляция, получившая постепенно огромные размеры. Перекосы в плановой социалистической экономике вызвали дефицит и такие гримасы строя, как спецраспределители и блат. Двойная мораль подтачивала нравственные устои людей и играла только на руку криминальному миру, который получал все больше волонтеров и денег.

Те, кто имел доступ к дефициту, стремились извлечь из этого материальную выгоду. Воры и мошенники, даже сильней милиции, старались отследить тех, кто живет на нетрудовые доходы, и пытались поживиться за их счет. Нередко происходило сращивание уголовников и чиновников. В общем, налицо был процесс развития организованной преступности, которой согласно официальной идеологии у нас в стране тогда не существовало.

В целях совершенствования профилактики хищений социалистической собственности и должностных преступлений в 70-е годы начали создаваться научные подразделения в практических органах. Начало этому было положено организацией в Горьковской высшей школе милиции лаборатории, на которую было возложено комплексное изучение проблем охраны социалистической собственности и разработки мер по предупреждению хищений, должностных преступлений, спекуляции. В Свердловской области был открыт филиал этой лаборатории — зональный пункт научно-исследовательской лаборатории Горьковской высшей школы милиции МВД СССР.

В составе управлений (отделов) БХСС союзных и автономных республик, крупных УВД облкрайисполкомов Советов народных депутатов были созданы отделения (группы) оперативно-экономического анализа. Однако в начале 1980-х годов эти и некоторые другие научные учреждения и подразделения системы МВД СССР были ликвидированы. Была упразднена и профилактическая служба.

Новые обязанности на милицию возлагались Положением о паспортной системы в СССР (1974 г.), указами Президиума Верховного Совета СССР от 30 ноября 1976 г. «Об ответственности за незаконные операции с иностранной валютой и платежными документами»и др.

БХСС2

Личный состав ОБХСС области

Семидесятые годы стали периодом расцвета службы ОБХСС Свердловской области, когда новое поколение оперработников уже в полной мере впитало богатейший опыт тех, кто стоял у ее истоков, и уровень разработок поднялся на новую высоту. Большая заслуга в успешной работе службы ее руководителей. В 1970 году областной отдел БХСС возглавил Владимир Александрович Струнин, отличный специалист сразу в двух милицейских профессиях: следователя и оперативника. Опытный юрист и высокоэрудированный человек, он придал работе отдела новые грани. В 1975 году на посту начальника ОБХСС его сменил Алексей Михайлович Воробьев, профессионал оперативной работы высочайшего класса и очень интеллигентный душевный человек. Надежными помощниками этих руководителей стали их заместители: Анатолий Васильевич Мельчаков, отличный воспитатель, умеющий сплачивать коллектив на решение самых трудных задач, и Геннадий Александрович Чистяков, пришедший в ОБХСС из 7-го отдела УВД области, будучи начальником отделения ОБХСС по линии промышленности, он неизменно добивался высоких показателей в работе, но особенно ярко проявил свой высокий профессионализм и хорошие организаторские способности, став «правой рукой» Алексея Воробьева.

Постоянную поддержку чувствовали начальники ОБХСС от руководства УВД, которое помогало решать и материально-технические вопросы и выручало, когда дело касалось взаимоотношений с органами власти. Уже упоминавшийся Евгений Арсентьевич Емельянов и генерал-лейтенант внутренней службы Григорий Никифорович Князев, возглавлявший УВД области в период 1976-1986гг., сумели оградить отдел БХСС от вмешательства в его работу партийных органов, что было по тем временам чрезвычайно важно при разоблачении сановных взяточников и расхитителей.

Воробьев и Князев

Князев Г.Н. и Воробьев А.М на совещании

В 1970-е годы яркий след в деятельности БХСС оставили Колпащиков В.Г., Гридин Н.Р., Бажанов В.П., Усмеянов Ю.И., Пенза А.И., Шураков М.К., Хитродумов А.Г., Ралдугин В.С., Лапко И.А., Румянцев А.В., Тимофеев С.П., Чепкова Н.Г., Емельянов Ю.А., Кривушин А.Ф., Батеньков Г.П., Кивокурцев А.А., Истомин В.Ф., Земцов Н.Н., Плашинов В.П. и многие другие.

Нескольких из тех, кто верой и правдой служил в рядах ОБХСС в 70-х представим более подробно:

Виктор Георгиевич Колпащиков пришел в службу БХСС в 1969 г. Начав свой путь в райотделах, продолжил его в городском, а затем – в областном управлении милиции, где работал до 1994 года.

Колпащиков Виктор Георгиевич Его отличительными чертами были исключительное трудолюбие и преданность делу, он совершенно не считался с личным времен ради дела.

В 1973 г. Виктор Георгиевич сумел изобличить в хищениях группу из 20 человек, орудовавшую на Свердловском ювелирном заводе и на фабрике «Русские самоцветы». У них изъяты ценности на сумму свыше 30 тыс. рублей.

Только в 1986 г. по личным материалам Колпащикова было возбуждено 5 уголовных дел по крупным расхитителям золота, платины, серебра. Изъяты драгоценные металлы стоимостью около 300 тыс. рублей, а сохранено от хищения валютных ценностей более, чем на 10 млн. рублей. В 1990 г. он возглавил первый в СССР межрайонный отдел УБХСС по борьбе с незаконными валютными операциями, и благодаря его усилиям это подразделение стало одним из сильнейших в стране.

Геннадий Александрович Чистяков после окончания юридического института с 1958 г. по 1963 г. работал в Прокуратуре, в 1970 г. принят на должность оперуполномоченного областного аппарата БХСС.

В 1979 г. по его инициативе и про личном участии пресечена деятельность целого ряда глубоко замаскированных групп взяточников и расхитителей, у преступников изъяты ценности в размере 368 тыс., рублей, в результате профилактических мероприятий обеспечена сохранность государственного имущества стоимостью 927 тыс., рублей.

Чистяков ГА В 1979 г. Геннадий Чистяков в составе бригады Главного следственного управления и Главного управления БХСС МВД СССР возглавил оперативно-следственную группу по раскрытию крупных хищений и фактов взяточничества, совершенных при заготовке и поставке лесопродукции в системе потребкооперации, лесозаготовительных и транспортных организациях Узбекистана, Свердловской и Тюменской областей. В результате до казана виновность 21 должностного лица. У преступников изъяты деньги и ценности на сумму более 110 тыс., рублей.

Геннадий Александрович закончил службу в 1989 г. заместителем начальника Управления БХСС в звании полковника милиции.

Гридин Николай Соломонович Николай Романович Гридин начал милицейскую службу в 1965 г. старшиной оперполка. В ОБХСС работал с 1967 по 1989 год, возглавлял отделение Октябрьского ОВД.

Хорошо зная экономику курируемого района, обладая необходимы ми знаниями и опытом, он добился того, что руководимое им отделение БХСС постоянно занимало 1-е место в городском соревновании.

В объединении «Свердлоблобувьбыт» им была выявлена преступная группа, занимавшаяся изготовлением обуви в подпольных цехах из кожевенного сырья, похищенного в объединении. При этом оперативники установили 800 покупателей такой обуви. Увенчалась успехом другая кропотливая разработка в отношении заготовителя Краснотурьинского животноводческого товарищества, организовавшего группу, похищавшую стройматериалы и деньги на предприятиях Свердловской и Челябинской областей, К уголовной ответственности привлекли 22 человека, ущерб от деятельности которых составил 240 тыс. руб.

В 1984 г. Гридину в порядке поощрения досрочно присвоено звание на ступень выше установленного — подполковник милиции. Ушел на пенсию с должности начальника отдела УБХСС.

Николай Николаевич Горных после окончания Елабужской средней специальной школы милиции в 1967 г. начал службу в ОБХСС Ленинского Горных ОВД, затем перешел в Кировское отделение БХСС, которое возглавлял на протяжении 10 лет (с 1976 — по 1986 гг.). Без отрыва от службы закончил Высшую школу МВД СССР.

В 1975 г. он выявил 35 преступлений, привлек к уголовной ответственности 42 человека и был признан лучшим оперативником Свердловской области. Ушел на пенсию Николай Николаевич в 1990 году в звании подполковника милиции с должности заместителя начальника Кировского ОВД по оперработе.

Юрий Александрович Емельянов – продолжатель славной династии. Его дед — Петр Михайлович Емельянов, подполковник внутренний службы в свое время руководил оперативным отделом областного Управления по исполнению наказаний. Отец — Александр Петрович Емельянов работал первым заместителем начальника УВД Свердловской области. Казалось, что и Юрию Александровичу прямая дорога в милицию. Однако он решил пойти по другой стезе и поступил в Железнодорожный институт. И все же гены взяли свое, после окончания ВУЗа и службы в армии, Юрий Емельянов поступил на работу в ОБХСС УВД области в качестве оперуполномоченного. Трудился в валютном отделе по линии фальшивомонетничества и оттличился раскрытием ряда значимых преступлений. Потом на какое-то время Юрий Александрович перешел на службу в штаб УВД области. Но вновь вернулся в ОБХСС, где стал начальником отдела по промышленности. В качестве примера его успешной работы можно привести уголовное дело по фактам взяток и хищений в особо крупных размерах в отношении бывшего сотрудника КГБ Булочникова, организовавшего незаконный вывоз лесоматериалов из Свердловской области в западные регионы страны.

Выйдя в отставку на заслуженный отдых, Юрий Александрович Емельянов не порвал с милицией. В настоящее время он возглавляет Совет ветеранов службы БХСС-БЭП области.

Виктор Александрович Субботин в милиции с 1962 г., первоначально Субботин был водителем опердивизиона г. Свердловска. В 1966 — 1983 гг. работал в городском и областном аппаратах БХСС, заочно окончил Елабужскую школу милиции и филиал Московской высшей школы при Академии МВД СССР.

Уже в 1968 г. им разоблачена преступная группа на ОПО «Уралобувь» систематически похищавшая продукцию этого предприятия. На следующий год он выявил в этом же объединении еще одно крупное хищение кожтоваров и обуви, совершенное группой в количестве 38 человек. А в 1970г. Виктор Субботин ликвидировал на камвольном комбинате группу расхитителей в количестве 58 человек.

Скосарев 25 лет прослужил в органах внутренних дел майор милиции Валерий Иванович Скосарев. В 1971 г. он стал оперуполномоченным Чкаловского ОБХСС и уже через 4 года принят на должность старшего оперуполномоченного городского отдела службы.

В 1974 г. по его делу привлечены за крупные хищения 13 сотрудников табачной фабрики и конторы «Росбакалея». В 1976 г. изобличены бухгалтер и кассир камвольного комбината, на протяжении 5 лет присваивавшие денежные средства предприятия. В 1980 г. им пресечена деятельность организованной группы на Свердловской нефтебазе, получившей за счет махинаций с бензином 75 тыс. рублей. Успешно проявил себя Валерий Иванович и перейдя на работу во вновь созданное Региональное управление по организованной преступности на должности начальника отдела по борьбе с преступлениями в сфере экономики.

За время работы в БХСС Валерий Скосарев получил 5 наград и 20 поощрений, в том числе, звание «Отличник милиции».

Сергей Петрович Тимофеев стал инспектором ОБХСС УВД Тимофеев Свердлоблисполкома в 1973 г., проработал там 11 лет. Затем перевелся в УВД Магадана, где в течение десятилетия прошел путь от старшего оперуполномоченного до начальника городского отдела и заместителя начальника ОРБ Магадана.

С 1993 г., вернувшись в УВД Свердловской области, возглавил ОБЭП Сысертского ОВД. Имеет десятки поощрений и благодарностей, в том числе от МВД. Член сборной команды «Динамо» по волейболу, почти профессиональный шахматист и фотограф.

В работе по борьбе с валютными преступлениями отличным специалистом проявила себя Наталья Германовна Чепкова. Она начала свою работу в ОБХСС УВД области еще будучи студенткой Свердловского юридического института. Сначала работала секретарем, а в 1970 году после окончания ВУЗа была зачислена на должность оперуполномоченного валютного отделения. В те годы милицейское руководство несколько скептически относилось к назначению представительниц прекрасной половины человечества на должности оперативного состава. Однако начальник отдела БХСС области Верховский В.И. не пожалел о принятом решении в отношении Натальи Германовны. Она действительно стала очень хорошим оперативником. Раскрыв ряд сложных замаскированных преступлений. Например, ей удалось пресечь хищения драгоценных металлов с Кировградского медеплавильного комбината. У преступников было обнаружено и изъято 170 гр. золота и 2762 гр. серебра.

безымянный5

Областной отдел БХСС в 70-е годы.

Слева направо: 1 ряд: ВладиславВерховский, Алексей Воробьев, зам. начальника УВД по кадрам Леонид Монетов, зам. начальника УВД Евгений Орешин, зам. начальника УВД Владимир Чекмарев, секретарь парторганизации Дикушин, Владимир Кашутин. 2 ряд: Крысанов, Клинчаев, Гусев, Шураков, Собенин, Кивокурцев, Парунина, Субботин, Тимофеев, Гуляев. 3 ряд: Гладких, Пересыпкин, Феофанов, Ралдугин, Иванцов, Усмеянов, Плашинов, Емельянов, Пищиков, Букатин

Представление о том, как жилось и работалось сотрудникам ОБХСС в 70-е годы можно составить по воспоминаниям Владимира Степановича Ралдугина. Об этом периоде он рассказывает так:

«- Пришел я на службу в органы внутренних дел в 1973 году после окончания Свердловского юридического института. Из нашего выпуска в милицию попали все выпускники, которые прошли медицинскую комиссию, и выбора у нас никакого не было. Но мы не пожалели. Работу в органах я сразу начал в должности инспектора ОБХСС УВД Свердловской области. Тогда служба БХСС была на подъеме. Эй отводилась ведущая роль в системе органов внутренних дел. В ней трудились опытнейшие и честнейшие сотрудники. Все их поучения и «оперские байки», мы, молодые сотрудники, слушали с огромным вниманием, поскольку между строк улавливали в них неписанные правила работы и поведения для сотрудников ОБХСС.

Мне поручили обслуживать все предприятия лесной, лесозаготовительной и деревообрабатывающей отраслей народного хозяйства. А также курировать по линии БХСС весь север области: Ивдель, Серов, Верхотурье и другие города. В то время штатная численность отдела составляла 18 человек. Начальником отдела был Владимир Александрович Струнин, прирожденный оперативник, умеющий быстро оценить ситуацию, принять верное решение, а самое главное, способный убедить подчиненных в своей правоте.

Очень сильное впечатление на меня в первые месяцы работы произвела наша с Владимиром Александровичем совместная поездка в Архангельск на учебный семинар, организованный ГУБХСС МВД СССР для сотрудников, обслуживающих лесную отрасль. Нашему отделу предлагалось выступить на семинаре с докладом о положительном опыте работе. Ехать на семинар и выступать с докладом должен был кто-то их тех, у кого действительно имелся этот «положительный опыт» — Юрий Иванович Усмиянов, Петр Гаврилович Собенин или Юрий Александрович Емельянов. Но Струнин сказал, что поеду я. И тут же, заметив мою растерянность, добавил: « На семинаре выступлю я сам. А ты послушаешь других и поучишься».

Когда Струнин выступал в Архангельске с докладом, зал слушал, затаив дыхание. То, о чем он говорил, звучало увлекательно, как детектив. Я по спецсообщениям знал о делах и событиях, которые он приводил в пример, но в его устах они звучали куда более интересно. Во время доклада начальника я находился в зале, и коллеги из других областей с нескрываемой завистью спрашивали меня на самом ли деле обслуживание лесной отрасли поставлено у нас так здорово. Понятное дело, я не мог уронить авторитет родного отдела, а потому отвечал, что Владимир Александрович еще много не договаривает. 

Струнин и Клюкин

В.А.Струнин поздравляет с наградой А.Н.Клюкина

Вечером я спросил Струнина почему он изрядно приукрасил нашу работу, на что он мне сказал:

— Тебе понравилось? Да. И другим тоже понравилось. А потому они это запомнят и у них в голове отложится своеобразное наставление по обслуживанию лесных объектов. Я рассказал, не как было, а как должно было быть. При этом, кстати, за рамки приказов МВД не вышел. 

В последующей работе я много раз убеждался в правоте Владимира Александровича. Его рекомендации в ракурсе «как должно быть» очень помогали мне при раскрытии и расследовании преступлений. В том числе и по нашумевшей в свое время серии уголовных дел по фактам получения взяток руководителями лесозаготовительных и сбытовых организаций области от представителей потребкооперации Узбекской ССР за содействие в отгрузке лесоматериалов.

Надо сказать, что мы часто работали в группе с моим коллегой и другом Сергеем Петровичем Тимофеевым. Он обслуживал объекты сельского строительства, но по образованию был «лесник» — закончил Свердловский лесотехнический институт. Сергей Петрович – человек, который в любое время готов был прийти на помощь любому из нас, даже в ущерб личным интересам. А если он включался в работу, его невозможно было остановить. Он готов был трудиться днем и ночью, сутки напролет.

Ралдугин и Тимофеев

В.Ралдугин и С.Тимофеев

В 70-е в деятельность оперативных служб уже начала потихоньку внедряться электронная вычислительная техника. У истоков этого начинания в свердловской области стояли Алексей Михайлович Воробьев, Павел Васильевич Гончаров, Андрей Иванович Пенза, Сергей Петрович Тимофеев, а также программист-инженер ИЦ УВД Виктор Сергеевич Мудров, в последующем полковник милиции, начальник этого Информационного центра. По подготовленной ими программе «Совместители» на ЭВМ отрабатывали документы ряда строительных организаций и выявляли подставных лиц, которые одновременно якобы получали деньги в разных местах. Понятно, что деньги за них получали расхитители. В результате проверки выкладок, сделанных на ЭВМ, было выявлено около сотни преступлений. Особенно большую роль ЭВМ сыграло в расследовании известного уголовного дела в отношении дельца-лесозаготовителя Дрозда. На него работали около четырех сотен сезонных рабочих из Закарпатья в 40-ка леспромхозах. Бухгалтерские документы по их деятельности свозились в УВД Свердловской области мешками. И только с помощью ЭВМ удалось их должным образом отработать.

Хорошие «лесные» дела поднимали и в районных подразделениях БХСС области: ОБХСС Серовского ОВД (начальники Деникин Николай Павлович, Ильичев Анатолий Михайлович); Ивдельского ОВД (начальник Гущин Николай Федорович); Сысертского ОВД (начальник Старков Федор Николаевич); УВД Нижнего Тагила (начальник Опарин Евгений Спиридонович)».

Изображение 146

Сотрудники БХСС на одном из семинаров

Некоторые явления, с которыми милиция еще четверть века назад боролась по всей строгости советских законов, ныне кажутся не просто непонятными, а странными. Попробуйте объяснить подрастающему поколению, например, почему протезирование зубов на дому считалось серьезным преступлением и почему находились такие экстремалы, которые этим занимались даже под угрозой тюремного срока? А самое главное попробуйте объяснить, зачем народ рисковал своими зубами и деньгами, обращаясь к кустарям-надомникам? Сейчас стоматологические клиники на каждом углу. Плати, и тебе хоть бриллиантовые зубы сделают. Поэтому и странными кажутся времена, когда обычному гражданину было весьма проблематично поставить себе коронки или зубные протезы. Протезированием занимались считанные государственные клиники, где была весьма сложная и запутанная система записи. А записавшись, можно было ожидать своей очереди несколько месяцев. Такой вот в то время был ненавязчивый государственный сервис.

Кольца1

Изъятые ювелирные изделия

Но конечно гораздо большее внимание БХСС, чем стоматологи, привлекали люди, которые занимались хищениями драгоценных металлов. Хотя «золотая лихорадка» на Урале, описанная Маминым-Сибиряком осталась в прошлом веке, но нечестные люди находили где поживиться золотишком.

Так, в 1974 году отделом БХСС УВД Сведлоблисполкома была выявлена группа преступников, промышлявшая хищением и незаконной продажей золота. Ее организатор Иван Гетман потом, в ходе следствия рассказывал, что идея делать деньги на золоте пришла к нему спонтанно. В октябре 1973 он работал на строительстве линии электропередач в поселке Сеймчан Магаданской области вместе с неким Бахлиным. Во время перекура они разговорились о технологии добычи золота, потом разговор перекинулся на перекупщиков этого драгоценного металла, которые по слухам имели от этого криминального занятия большую выгоду. Вероятно, даже помечтали, что хорошо бы самим стать перекупщиками, чтобы грести лопатой не землю, а деньги.

Неожиданно через полгода оказалось, что мечты начинают обретать реальные черты. Бахлин устроился старателем в артель «Юбилейная», занимающуюся добычей золота в Сусуманском районе, а Гетман сказал, что если тому удастся утаить от государства золотой песок, он попробует заняться его продажей. Причем сначала намеревался продавать похищенный драгоценный металл по 10 рублей за грамм, а потом узнал, что золото в стране дорожает, и решил – по 20 рублей.

Старатели в артели «Юбилейная» быстро пришли к выводу, что работать на государство – занятие малоперспективное. Несмотря на все старания, скоро им стало понятно, что план по добыче золота их артели не за что не выполнить. Тут-то Бахлин и сказал, что есть у него один знакомый мужик, который готов продавать золото по 20 рублей. Старатели дружно решили, что пусть их артель будет в «прогаре», зато они разбогатеют и постановили работать не на государство, а на себя. С этого момента большая часть намытого золота похищалась и пряталась в специальном тайнике в трех километрах от поселка Усить-Хакчан. За летний сезон артельщикам удалось утаить от государства около 4-х килограммов драгоценного металла. Потом, с соблюдением конспирации они связались с Гетманом. Под покровом ночи вынули золото из тайника, перевезли в поселок Сеймчан и перепрятали его здесь в огороде. Теперь дело оставалось за реализаций похищенного.

В сентябре 1974 года Иван Гетман вывез золото в Свердловск, большую его часть переплавил в слитки и отправился в тур по стране для поиска покупателей. Около 100 грамм в виде самородков ему удалось реализовать в Андижане, один самородок сбыл в Сухуми, а путешествие в Оренбург и Троицк и вовсе закончилось для него безрезультатно. Гетман вернулся в Свердловск и начал искать покупателей здесь. Складывается впечатление, что он явно переоценил свои способности на поприще торговли золотом и недооценил постановку оперативной работы в милиции. В столице Среднего Урала Гетману удалось реализовать всего 4,4 грамма золота ювелиру мастерской «Рембыттехника», после чего он был вскоре задержан сотрудниками ОБХСС области.

Осознав, что ему не отвертеться, Гетман добровольно показал где у него в квартире спрятано около полутора килограммов золота в слитках, и сказал что это все, больше нет. Но оперативники не поверили. И всерьез занялись обыском его квартиры. Их труды были вознаграждены изъятием 2-х килограммов золота в слитках и шлаке, которое Гетман попытался утаить. Не вышло. Общая сумма изъятого драгоценного металла у него и его помощников составила 3639,6 гр. А всего ему и старателям вменялось хищение 3770,54 грамм золота на сумму 71544 рубля. Иван Гетман и его подельники были осуждены к различным срокам лишения свободы.

С целью борьбы с хищениями цветных и драгоценных металлов распоряжением Совета Министров СССР от 15 апреля 1974 года на 51-м предприятии Министерства цветной металлургии СССР была создана специальная служба режима и охраны.

На предприятиях цветной металлургии Свердловской области службы ОЦМ режима и охраны возглавили: на Свердловском заводе ОЦМ — полковник милиции Иванов Алексей Петрович (на снимке), в объединении «Уралзолото» — полковник милиции — Корлыханов Иван Степанович, на Свердловском ювелирном заводе — подполковник милиции Атемасов Владимир Федорович, на Кировградском медеплавильном комбинате – подполковник милиции Михайлов Владимир Михайлович.

Взаимодействие с подразделениями по охране и режима свердловских предприятий со стороны УБХСС обеспечивали начальник управления Алексей Воробьев, а также оперативные сотрудники: Виктор Колпащиков и Наталья Чепкова. В результате их совместных действий удалось раскрыть ряд преступлений. Например, были задержаны сотрудники свердловского завода ОЦМ Муклецов и Злоказов, которые выносили в укромных уголках тела с предприятия платину и золото. При задержании у них было изъято 500 гр. платины и 400 гр. золота. Суд отнесся к расхитителям со всей суровостью, один из них был приговорен к 4 годам лишения свободы, другой – к 8.

Успешно проявил себя 90-е годы в должности руководителя службы охраны и режима Свердловского завода ОЦМ первый начальник МРО по борьбе с коррупцией ОБЭП УВД г.Екатеринбурга Владимир Иванович Пономарев.

Слиток1

Изъятый слиток золота

В феврале 1978 года сотрудниками ОБХСС Невьянского ГОВД была получена оперативная информация, что работник Кировградского медеплавильного комбината Николай Знак ищет покупателя на 150 грамм золота в виде капелек и пластиночек. Известно, что в ходе технологического процесса по выплавке меди удается получить некоторое количество золота, видимо, его реализацией и занялся Знак. В результате сложного комплекса оперативных мероприятий злоумышленника удалось задержать с поличным. В ходе следствия было установлено, что хищениями золота с медеплавильного комбината занимается большая группа работников этого предприятия, которые реализуют похищенный металл ювелирам и цыганам. Все они были привлечены у уголовной ответственности за хищения в особо крупных размерах. В оперативно-следственных мероприятиях участвовали сотрудники ОБХСС: Полковников, Крысанов, Харитонов, Пересыпкин, Шураков.

Как это не печально странной сегодня кажется и сознательность граждан. Раньше люди воспринимали слова Маяковского: «Моя милиция меня бережет!» без стеба и сами старались помогать ей в ее нелегкой работе. В этой связи мне очень показательным показалось раскрытие в 1973 году одного преступления, связанного с фальшивомонетничеством. И хотя раскрыто оно было, можно сказать, посмертно, но это не умаляет помощи оказанной гражданами.

Собственно само преступление произошло в 1972 году. 14 и 15 августа в кассу Свердловского управления Госбанка поступили две фальшивые 25 рублевые купюры, которые были обнаружены при пересчете. Удалось установить, что одна купюра поступила из столовой Центрального колхозного рынка, а другая из столовой «Дома крестьянина». Однако на этом дело и застопорилось. Несмотря на все усилия сотрудникам ОБХСС выяснить кто из многочисленных едоков пообедал в этих столовых за фальшивые деньги тогда так и не удалось. В ноябре уголовное дело производством было приостановлено.

И вдруг спустя почти год – 24 мая 1973 года в Верх-Исетский ОВД пришла Н.Боровикова, заготовитель утильсырья Управления «Уралглаввторсырье» и принесла с собой весьма любопытную коробку, которую нашла в мусорном контейнере. В коробке находились фотонегативы с изображением денежных купюр.

Сотрудники ОБХСС отнеслись к находке на помойке со всей серьезностью. Они прошерстили всех жильцов близстоящих домов и вскоре установили владельца негативов. Им оказался Петр Бусин, старший инженер Уральского филиала института Росгипроместпром, который имея познания и навыки в области травления металлов кислотами, гальванопластике, фотоделе и рисовании, на протяжении нескольких лет экспериментировал над изготовлением фальшивых денежных билетов государственного банка СССР. Вот только в январе 1973 года Петр Бусин скончался, поэтому привлечь его к уголовной ответственности за шалости с национальной валютой было нельзя.

Жена и сын Бусина показали, что он оборудовал в подвале дома мастерскую, где занимался какими-то опытами. Но о характере его деятельности не знали, Петр никого в мастерскую не пускал и о своих занятиях не рассказывал. После его смерти жена и сын начали постепенно выбрасывать оставшиеся химикаты, негативы и материалы. Но оперативникам в ходе обыска удалось обнаружить клише для изготовления водяных знаков на купюрах и иные предметы, позволявшие с уверенностью предполагать, что Бусин занимался фальшивомонетничеством. А милицейские эксперты установили, что с помощью именно этих клише были изготовлены две двадцатипятирублевки, которыми расплачивались в столовых в 1972 году.

Одним из наиболее «громких» уголовных дел 70-х стало разоблачение махинаций в кафе «Цыплята-табака». Это кафе недавно открылось, считалось современным и пользовалось большой популярностью. Весьма любопытной была и личность директора этого кафе Артура Цимаховича. Он был участником войны, инвалидом и весьма авторитетным человеком в общепите. Благодаря обширным связям в различных органах власти Артур Леонидович чувствовал себя довольно спокойно. Но на его беду «Цыплятами-табака» занялся старший инспектор БХСС Кировского РОВД Медведев. Он тоже был весьма интересной личностью. Скрупулезный и принципиальный до въедливости, Медведев не шел ни на какие компромиссы и упорно добивался поставленной цели. За принципиальность и бескомпромиссность его частенько не очень жаловало начальство, но Медведев упорно гнул свою линию. Позже это помогло ему выдвинуться на политической арене. В годы перестройки он стал депутатом легендарно Верховного Совета СССР, в котором заседали Ельцин, Сахаров, Собчак и многие другие знаменитые личности. В какой-то степени пробиться в депутатство Медведеву помогла известность человека, раскрывшего махинации в «Цыплялах-табака». А раскрыть эти махинации ему помогло недюжее упорство.

Что греха таить, обсчетами и обманами в социалистические времена грешили в той или иной степени практически все кафе и рестораны. Оперативники ОБХСС регулярно эти нарушения выявляли, но ввиду того, что мало кто из них пытался доказать организованный и систематический характер этих обманов, провинившиеся обычно отделывались штрафами и иными взысканиями. А вот Медведев решил доказать, что обман в «Цыплятах-табака» возведен в систему.

Оперативную разработку Медведев начал с заведующей производством кафе Антониной Рудаковой, но постепенно в орбиту подозреваемых втягивались все новые и новые лица. В помощь к Медведеву подключились другие сотрудники Кировского ОБХСС во главе с начальником отделения Николаем Горных. Им удалось установить, что в кафе действует устойчивая преступная группа из нескольких десятков человек, поставившая хищения продуктов и денег на поток. В ходе следствия была проведена громадная работа: проведено 11 экспертиз, допрошено 172 свидетеля, детально изучена деятельность 32 обвиняемых. В результате удалось доказать хищение продуктов и денег в кафе на сумму 80 753 рубля, а также возместить материальный ущерб на сумму 26 390 рублей. Благодаря проведенной работе оперативники и следователи доказали, что хищения стали возможны из-за несовершенства, казалось бы детальнейшим образом проработанных, правил торговли. В управление общественного питания города и области, в трест ресторанов и Министерство торговли СССР направлены представления о внесении изменений в ранее существовавшие нормы отходов при обработке бройлерных цыплят, а также об усилении контроля за расходованием государственных средств на приемы и банкеты.

В ходе следствия было решено отправить на товарищеский суд трудового коллектива 25 участников преступной группы, находившихся на второстепенных ролях. А ее главные члены в июне 1979 года предстали перед Свердловским областным судом. Меч Фемиды оказался для них тяжел.

Директор кафе Артур Цимахович был приговорен к 15 годам лишения свободы, заведующая производством  – к 7 годам. Еще 5 сотрудников кафе получили от 4 до 9 лет неволи.

Искусные расхитители трудились не только в престижных кафе, но и в столовых – объектах общепита рангом пониже. А если для совершения хищений кооперировались руководители треста, баз и столовых, то у них появлялась возможность проворачивать такие махинации – никакому директору ресторана не снились.

Систему таких махинаций удалось вскрыть оперативникам ОБХСС в Верхней Пышме. В ноябре 1977 года ими была получена оперативная информация, что директор Верхне-Пышминского треста столовых Виктор Лаенко завел привычку брать без оплаты себе дефицитные продукты и спиртные напитки. Заведующие базами, чтобы закрыть образовавшуюся в результате этого недостачу, составляли наряды на вымышленные объемы работ: рассортировка, переборка овощей и т.п. Лаенко, был знаком с законом физики о сохранении материи и знал, что если у него прибыло, то на складе убыло, поэтому подписывал эти наряды без лишних вопросов.

Между тем оперативникам ОБХСС удалось узнать, что к празднованию Нового 1978 года Лаенко взял с базы № 2 дефицитных продуктов на сумму 78 рублей. Заведующая базой Лидия Вдовина составила очередной фиктивный наряд, перекрывающий образовавшуюся недостачу. Сотрудники ОБХСС, проявив оперативное мастерство, сумели негласно сфотографировать этот наряд, а также снять копии со всех других нарядов за 1975-1977 годы. Благодаря этому им удалось установить, что хищениями занимается не только Лаенко. Заведующая базой Лидия Вдовина и кладовщик Валентина Новоселова решили не отставать от своего руководителя и тоже баловали себя бесплатным дефицитом, покрывая недостачу фиктивными нарядами.

Как говориться «чем дальше в лес, тем больше дров». Организовавший разработку верхне-пышминских махинаторов ст. инспектор ОБХСС Прохоров вскоре выяснил еще один очень любопытный факт. Оказывается в 1976 году Лаенко договорился с заместителем директора совхоза «Тенгизовский» Кустанайской области Свирским о продаже 32 тонн картофеля, за что получил от него взятку в размере 900 рублей. Впрочем, сам Свирский в накладе не остался. Руководством совхоза ему была поставлена задача закупить картофель по цене до 40 копеек за килограмм. А Лаенко отпустил ему любимый народный овощ по цене 12 копеек за килограмм, но отчитался за него Свирский перед родным совхозом, как закупленный по 40 копеек.

Махинациями Лаенко занимался не только при отпуске, но и при закупе. Так, в том же 1976 году он производил закуп помидор у частников узбеков. И сразу заявил южным торговцам, что откажется у них брать помидоры, если одну тонну они не отдадут ему бесплатно. Узбеки согласились, продали Верхне-Пышминскому тресту столовых 8 тонн помидор и одну подарили. Продажу неучтенной тонны помидор заместитель директора треста Игорь Ильиченко и товаровед Галина Пономарева организовали в Свердловске. Деньги поделили с Лаенко.

Для документирования этих фактов свердловским оперативникам даже пришлось съездить в командировку в Узбекистан, чтобы разыскать и опросить торговцев помидорами. Но благодаря хорошей предварительной оперативной работе Прохорова и успешной реализации им оперативных материалов во взаимодействии с сотрудниками ОБХСС УВД области М.Шураковым и Н.Чепковой, а также профессионализму следователя Л.Матвеевой махинаторы вскоре престали перед судом. И он был к ним весьма суров. 

Александр Ворочев, который начал разработку злоупотреблений на одном из складов базы Кироградского продснаба, назвал свое оперативное дело «Паутина». Время показало, что, выбрав это название он проявил, недюжую прозорливость, поскольку злоупотребления коснулись не одного отдельно взятого склада, а подобно паутине опутали всю Кировградскую торговую сеть. А основанием для разработки послужила полученная Ворочевым информация о том, что кладовщики склада №3 Пономарева и Константинова в период с 1970 по 1977 год похищали со склада товары скрывая, это систематической пересортицей сахарного песка. Вместо 90 копеек за килограмм они отпускали его по 94 копейки.

Руководство ОБХСС УВД области тоже проявило прозорливость. Ознакомившись с материалами Ворочева, оно совершенно верно посчитало, что из пересортицы на 4 копейки могут образоваться весьма внушительные суммы хищений. А потому подключили к работе сотрудников областного аппарата. Начальник отдела ОБХСС УВД М.К.Шураков взял разработку под свой контроль и выделил двух своих сотрудников ст. инспектора майора милиции В.А.Субботина и инспектора Н.Г.Чепкову в помощь кировградским коллегам.

Слаженные действия кировградцев и «областников» определили успех реализации оперативных материалов. Была получена информация, что Пономарева отправилась со своим сожителем отдохнуть в Грузию. Это обстоятельство оперативники решили использовать и провести задержание Пономаревой и Константиновой порознь. На перроне Свердловского вокзала отдохнувшую и подзагоревшую Пономареву ожидал не самый теплый прием. Вместо друзей и знакомых ее встречали сотрудники БХСС. А потому вскоре вместо уютного домашнего пока ей пришлось познать все суровые прелести КПЗ.

Надо сказать, что к работе по этому делу с первых дней активно подключились и сотрудники оперативных подразделений КПЗ и СИЗО. Во многом благодаря им уже на первых же допросах Пономарева стала откровенно рассказывать как происходило хищение товаров со склада и называть соучастников. Почти одновременно с коллегой была задержана другая кладовщица — Константинова и тоже водворена в камеру. Однако эта дама оказалось гораздо более упертой.

Между тем, следователь УВД области В. Банных, который вел это дело, назначил комплексную ревизию на складе № 3. На этот раз к пересчету находившихся в нем товарно-материальных ценностей подошли со всей ответственностью. Оперативникам удалось узнать, почему все предыдущие инвентаризации не обнаружили на складе никаких недостач. Оказывается раньше в период инвентаризаций, Пономарева наведывалась на клад по вечерам вместе с бой-френдом Осмоловским, который по ее просьбе перетаскивал мешки с сахаром из одного помещения в другое, куда еще не добрались ревизоры. А Константинова применяла другую хитрость, за ее обещание поставить «бутылку», грузчики складывали мешки с сахаром не сплошным штабелем, а колодцами, т.е. оставляли внутри пустоты.

Пока шла ревизия, оперативники продолжали распутывать криминальную паутину. Вскоре ими была задержана заведующая магазином №81 Болтушкина, которая не стала скрывать и чистосердечно покаялась, что участвовала в хищениях. Потом была задержана Белозерова — заведующая другого магазина — № 33. Она тоже призналась, что в сговоре с Пономаревой и Константиновой провела через свой магазин 3 операции по изъятию денег за неучтенный товар со склада № 3. Затем были задержаны руководители еще нескольких торговых точек. Всего по уголовному делу, возбужденному по ст. 93 «прим» (хищение в особо крупных размерах), в качестве обвиняемых проходило 8 человек и еще 40 человек решили строго не наказывать, отправив их на рассмотрение товарищеских судов по месту работы.

Благодаря ревизии удалось посчитать ущерб, нанесенный кировградской торговой сети. Он составил 55 730 рублей. Вот такими потерями чревата пересортица на 4 копейки за килограмм.

«Классическим» для всех времен можно назвать преступление, совершенное сотрудниками магазина № 17 Ревдинского ОРСа. Причем участвовал в нем практически весь персонал магазина: заведующая Апполинария Борисова, главный бухгалтер и три продавца. На протяжении 5 лет – с 1974 по 1978 год они бессовестно расхищали переданные им для продажи товары. А когда узнали, что «к ним едет ревизор», не придумали ничего лучше как подпалить свой магазин, чтобы скрыть недостачу.

Раскрытие этого преступления сотрудниками ревдинского ОБХСС тоже можно назвать классическим. Оперативникам удалось доказать вину торговых работников и в хищении в особо крупных размерах и в умышленном поджоге, причинившем ущерб Ревдинскому ОРСу на сумму 34731 рубль. Причем в ходе следствия был выявлен еще ряд фактов дачи сотрудниками магазина взяток проверяющим, которые несколько лет закрывали глаза на недостачу товара в торговой точке.

Лесозаготовки Так называемые «лесные» дела благодаря успешной работе сотрудников БХСС регулярно поступали в суды и в 70-х. Суровые приговоры по ним никак не могли отвратить нечистых на руку людей, от махинаций. Только действовали преступники все изощреннее, и в поле зрения следствия попадали руководители все более высокого ранга. Деньги на лесных богатствах области можно было сделать бешеные, и перед таким соблазном далеко не каждый мог устоять. Тем более, что искусители в виде представителей среднеазитских колхозов с пачками купюр в портфелях то и дело совершали вояжи по уральской глубинке. Колхозов, нуждающихся в лесоматериалах, в Среднеазиатских республиках было много, а выделяемых фондов на лес в России было мало. Вот гонцы с юга и пытались всеми правдами и неправдами добыть стройматериалы, и за ценой при этом, обычно, не стояли.

Наилучшим образом проявил себя в работе по лесным делам будущий начальник УБХСС области Владимир Ралдугин. Вот лишь один пример. В конце 70-х ст. инспектору БХСС области ст. лейтенанту милиции Ралдугину при содействии сотрудников ГУБХСС МВД СССР удалось выявить систему настолько сложных и крупных махинаций, что уголовное дело, возбужденное по его материалам, забрали в Москву в виду особой его значимости, и заканчивала расследование уже следственная группа МВД СССР.

Владимир Ралдугин, рассказывая об «узбекском деле» прежде всего отмечает его масштабность и произведенный им эффект. Масштабность состояла в том, что в орбиту преступлений было втянуто огромное количество людей, к уголовной ответственности было привлечено только свыше двух десятков руководителей лесозаготовительных предприятий Свердловской области. В результате их махинаций лес в Узбекистан вывозился из области в неимоверных количествах. Одним из основных организаторов незаконной отправки леса был Гарри Ключинский, классический «теневой делец», ловкий, изворотливый, прекрасный организатор. Ему удалось создать глубокозаконспирированную систему посредников, которые за взятки добывали ценное сырье для узбекских колхозов. Никто из посредников не был связан друг с другом, каждый работал самостоятельно и замыкался только на Ключинском. Но оперативники ОБХСС смогли выявить всю эту сеть. Во многом помогла специальная картотека, заведенная на всех лесных дельцов в МВД СССР.

Когда пошли аресты руководителей лесозаготовительных структур в Свердловской области, это произвело эффект разорвавшейся бомбы. Никто из их сотрудников не мог поверить, что начальников могут посадить, как простых смертных. А когда поверили, настолько перепугались, что надолго зареклись участвовать в каких-либо махинациях. Года три после этого уголовного дела в основном лесозаготовительном районе области – Серовском, чиновники боялись взяток, как черт ладана.

Шить дело

В.С.Ралдугин «шьет дело»

Рассказывает Владимир Степанович и о различиях в менталитете у граждан СССР разных национальностей, ярко проявившихся при расследовании «Узбекского дела». После ареста ряда руководителей в Свердловской области, многие их коллеги пошли добровольно сдаваться. Говорили, что замучила партийная совесть. Один принес большой пакет с деньгами, якобы оставленный у него в кабинете взяткодателем-узбеком. Все-таки идеология в то время имела большое влияние на умы русских людей. Они искренне каялись, просили исключить их из партии, в которой как они считали, теперь не имели морального права состоять.

А вот у узбеков был другой менталитет. То ли в силу религиозных устоев, то ли еще почему. Но они ни за что не признавались, что давали взятки. Получилась парадоксальная ситуация. Закон предусматривал, что добровольно заявивший о взятке взяткодатель, освобождается от уголовной ответственности. А тут о взятках добровольно заявляли исключительно взяткополучатели! Они даже активно помогали следствию, обличая «дателей» на очных ставках. В результате суды принимали беспрецедентные решения, они освобождали от уголовной ответственности взяткополучателей, а взяткодателям давали на полную катушку.

Но не только должностные лица делали на уральских лесах бешеные деньги. Дельцы с разных регионов страны, как мухи на мед, слетались в леспромхозы Свердловской области. Для них это был своеобразный Клондайк.

В 1975 году в леспромхозах Свердловской области объявился некий Юрий Дрозд из Закарпатской области. В свое время он отсидел пару лет за спекуляцию и вероятно разочаровался в этом занятии. Теперь он являлся представителем по лесозаготовкам аж шести молдавских колхозов и двух украинских. Приехал Дрозд Лесоруб не один, а привез с собой из Закарпатья целый трудовой десант. С одной стороны всем было выгодно. Леспромхозы, где не хватало рабочих рук, получали заготовителей. Украинские и молдавские колхозы – лес. Дело в том, что тогда действовало Постановление Совета Министров СССР № 20 от 14.01.71г., согласно которому леспромхозы должны были продать колхозу, направившему своих рабочих на лесозаготовительные работы 15 кубометров леса за каждые выработанные ими 100 трудонорм. Но, наверное выгоднее всех было Дрозду. Согласно договоров с колхозами, ему причиталось от 30 до 40 копеек за каждую трудонорму и от 2 до 5 рублей за каждый отгруженный кубометр леса. С учетом того, что бригады Дрозда работали в 22-х леспромхозах 8 областей РСФСР: Свердловской, Пермской, Тюменской, Горьковской, Кировской, Архангельской, Ленинградской, Иркутской и Коми АССР, то на карман ему капало изрядно. За три года он официально получил в кассах украинских и молдавских колхозов за заготовку леса более 100 тысяч рублей. И вообще жил на широкую ногу – имел два особняка — в Рахове и Ужгороде, автомашину, солидные вклады в сберкассах.

Однако человеку всегда хочется большего. Вот и Дрозд решил не удовольствоваться положенным, а получить еще. Он начал требовать со своих бригад, чтобы они включали его в наряды на выполненные работы, а также отстегивали ему за предоставление работы на выгодных условиях по 100-200 рублей с каждого сезонного рабочего.

Эти злоупотребления не укрылись от внимания оперативников свердловского ОБХСС. Они заинтересовались деятельностью Дрозда и его бригад, в результате чего выявили целый букет нарушений:

— сезонные рабочие, набираемые Дроздом не являлись членами колхозов, следовательно на них не распространялись положения указанного Постановления СМ СССР;

— начисление трудонорм должно было производиться только в случае использования сезонных рабочих на прямых лесозаготовительных работах, а не вспомогательных и строительных;

— во многих леспромхозах завышалось количество выработанных сезонными рабочими трудонорм;

— бригадам сезонных рабочим незаконно начислялись премии в размере 100%, хотя предел премий на этих работах не должен был превышать 50%.

Оперативной разработкой сотрудников ОБХСС Свердловской области заинтересовались в УБХСС МВД СССР. Для документирования преступной деятельности Юрия Дрозда была создана группа из оперативных сотрудников 8 областей, где трудились его бригады. Работа по выявлению злоупотреблений с лесом велась одновременно во многих областях. Так, в Пермской области в составе следственно-оперативной группы МВД СССР по этому делу работал оперуполномоченный местного ОБХСС старший лейтенант милиции Петр Латышев, будущий полномочный представитель Президента в УрФО.

А в Закарпатскую область отправились заместитель начальника ОБХСС Свердловской области Геннадий Чистяков и инспектор Алексей Кивокурцев. Именно им предстояло раздобыть основные улики по противозаконной деятельности Дрозда. И они их раздобыли. В частности Геннадию Александровичу и Алексею Анатольевичу удалось получить свидетельские показания от членов бригады, работавшей на строительстве лежневой дороги в Оусском ЛПХ. Юрий Дрозд поставил этой бригаде ультиматум: или все ее члены заплатят ему по 100 рублей или денег за трудодни они не увидят как своих ушей. Бригада подумала, посовещалась и заплатила…

Как выяснилось, ослушников Дрозд действительно наказывал рублем. Например, другая бригада также работавшая на строительстве лежневки в поселке Левдинка, платить ему отказалась. Тогда ему через должностных лиц ЛПХ сначала удалось урезать ей премию на 50%, а потом он и вовсе вынудил ее свернуть работу и уехать домой. Лежневку достраивала уже другая бригада, которая заплатила Дрозду мзду.

Свердловским оперативникам удалось разыскать бригадира по фамилии Ткач, которого Дрозд вообще обобрал самым бессовестным образом. Колхоз «30 лет Октября», с которым у Ткача был договор, обещал ему выплатить вознаграждение – по 1 рублю за каждый отгруженный а адрес совхоза кубометр леса. Но деньги за это в сумме 1220 рублей вместо Ткача получил Дрозд и бригадиру их не отдал.

Оперативные группы, работавшие по махинациям Дрозда в разных регионах страны, передавали собранные бухгалтерские документы в ОБХСС УВД Свердловской области. Однако этих документов там скопилось столь много, что обычному человеку их обработать представлялось совсем непросто. Было принято решение прибегнуть к помощи техники. ОБХСС совместно с отделением программирования и алгоритмизации ИЦ УВД Свердлоблисполкома была разработана система программ для ЭВМ «Минск-32», объединенная впоследствии под общим условным наименованием – информационно-поисковая система «Лес». С помощью нее была проверена версия о включении в наряды Дроздом подставных лиц. Из полученных машинограмм стало очевидно, что этим популярным у расхитителей способом Дрозд не пользовался.

Зато ЭВМ помогла получить много очень ценной и полезной информации для изобличения Юрия Дрозда. В сентябре 1977 он был арестован. В ходе следствия было установлено, что Дрозд систематически занимался вымогательством взяток со своих бригад. Он препятствовал рабочим в получении заработной платы, не давая своего разрешения на выдачу денег, до передачи ему мзды, в результате чего создавая в бригадах такую обстановку, что рабочие вынуждены были собирать меж собой деньги и с поклоном нести их к нему. Общая сумма взяток, полученных Дроздом составила 15 674 рубля. Но и этого ему показалось мало. Юрий Дрозд еще получил в колхозах деньги по фиктивной ведомости за якобы отгруженную лесопродукцию.

В лесном ведомстве и в МВД СССР этого уголовное дело получило большой резонанс. Оно позволило понять, что действующая в сфере лесозаготовок система далеко не совершенна. УВД Свердловской области внесло ряд представлений по устранению выявленных недостатков в Министерство Сельского хозяйства и руководству Всесоюзного лесопромышленного объединения «Свердллеспром». А начальник УВД Свердлоблисполкома генерал-майор внутренней службы Г.Н.Князев ходатайствовал в МВД ССР о поощрении правами Министра сотрудников особо отличившихся при расследовании этого уголовного дела: сотрудников УБХСС МВД СССР Алексея Мусияченко и Александра Бобкова, заместителя начальника СУ УВД Свердлоблисполкома Давида Гительмана и ст. следователя по ОВД этого управления Виктора Паршакова, заместителя начальника ОБХСС УВД Геннадия Чистякова и ст. инспектора этого отдела Юрия Усмиянова, ст. инженера-программиста ИЦ УВД Маргариту Соколову, оперуполномоченного УБХСС области Сергея Тимофеева и сотрудника Уральского отделения ЦНИЛ МВД СССР Алексея Кивокурцева.

О последнем хочется добавить еще несколько слов. Алексей Кивокурцев- Анатольевич Кивокурцев – не чужой для службы БХСС человек. Он начинал свою работу в милиции именно в этой службе, потом занимался наукой в ЦНИЛ, затем преподавательской деятельностью на Высших курсах МВД СССР, но нынешнему поколению сотрудников органов внутренних дел он запомнился больше в должности руководителя оргштатного отдела ГУВД области и отдела кадров и конспирации ГУ МВД России по УрФО. Проработав в милиции свыше 30 лет, Алексей Анатольевич недавно вышел на заслуженный отдых.

«Дело Дрозда» стало первым уголовным делом для будущего начальника УБЭП области Владимира Ралдугина

Оперативники ОБХСС УВД Свердловской области настолько «набили руку» по лесным делам, что их регулярно ставили в пример в УБХСС МВД СССР, а одно из уголовных дел было направлено в Горьковскую высшую школу милиции как учебное пособие. Оно было возбуждено по фактам отправки за взятки древесины в совхозы Оренбургской и Харьковской областей.

Система взяточничества директорами леспромхозов была проработана до мелочей. Они вели себя крайне осторожно и зачастую использовали посредников. Одного из таких посредников – преподавателя СИНХа задерживал Игорь Лапко, будущий начальник УБЭП Свердловской области. По уголовному делу проходили 18 человек. Для документирования фактов взяточничества активно использовались технические средства КГБ и мероприятия наружного наблюдения 7 отдела УВД области. Впервые в следственной практике СССР в рамках этого уголовного дела применялось опознание взяткополучателя по телефонному разговору, которое использовалось как доказательство.

В результате взяткополучатели получили длительные сроки лишения свободы. А вот взяткодатели в большинстве своем избежали уголовной ответственности. Дело в том, что в качестве взяткодателей выступали директора совхозов Оренбургской и Харьковской областей. Именно они давали указание бухгалтерам о выписке фиктивных нарядов на выполнение работ по заготовке и отгрузке древесины. Потом деньги по этим нарядам изымались из касс и передавались в качестве взяток должностным лицам в Свердловской области. Однако директоров совхозов спасла от скамьи подсудимых депутатская неприкосновенность. Большинство из них были депутатами различного уровня.

Валюта1

Изъятая по одному из уголовных дел валюта

Помнится, в 80-е любимой темой политиков был вопрос о необходимости подъема сельского хозяйства. Правда, на деле сельское хозяйство поднимали весьма своеобразно. Колхозы и совхозы наводнили бригады «шабашников», которые за возведение корявых коровников и зернохранилищ, получали в несколько раз больше денег нежели самые высококвалифицированные городские строители. Такая любовь к шабашникам со стороны руководителей сельхозхозяйств объяснялась просто, они сами зачастую имели долю от деятельности залетных строителей.

Весьма наглядно эта ситуация описана в книге начальника отдела УБХСС МВД СССР Е.Сергеева «С поличным» : «Во второй половине 70-х финансирование сельского хозяйства увеличилось на семьдесят процентов и составили 130 миллиардов рублей. Министерство сельского строительства России не в состоянии было освоить эти огромные средства, хотя на его многочисленных объектах трудились около трех миллионов рабочих-строителей. В село кинулись шабашники. Колхозы и совхозы около половины строительных работ выполняли хозяйственным способом, или вынуждены были обращаться к услугам шабашников и строить объекты из материалов, добываемых где угодно, нередко за взятки. Бригадиры шабашных бригад, которых в 1977 году выборочным путем было зафиксировано две тысячи сто, в основном из Армении, где всегда наблюдался избыток рабочей силы, специализировались как раз на незаконном приобретении стройматериалов. Численность шабашных бригад росла не по дням, а по часам: в 1983 году в стране действовало уже сорок тысяч таких бригад общей численностью 280 тысяч человек. А это означало, что по стране бродило сорок тысяч потенциальных взяткодателей, готовых выложить любые деньги за страшно дефицитные в то время стройматериалы».

Строительство Для людей предприимчивых «шабашки» стали золотым дном. Легко и просто там можно было сколотить себе целое состояние. Просто диву даешься, как на бедных совхозах и колхозах делались умопомрачительные деньги. В качестве примера можно привести деятельность обычного, рядового прораба совхоза «Сухановский» Владимира Бычкова. Сколотив бригаду шабашников, он в 1976 году заключил трудовые соглашения с директорами совхозов «Сухановский», «Бардымский» и «Азугуловский» на строительство кормозаготовительного комплекса «Аист» и двух гаражей.

В чем-чем, а в предприимчивости Бычкову не откажешь. Первым делом он наладил отношения с другим сухановским прорабом Михаилом Вилисовым, который, подписывая процентовки и наряды, по идее должен был контролировать его. Однако Вилисов за долю малую начал закрывать глаза на все завышения расценок и объемов работ в документах.

В результате только на строительстве комплекса «Аист» Владимир Бычков за счет оформления подложных нарядов, завышения расценок и объемов работ, за год похитил 77729 рублей. Правда, в карман он положил только 47 тысяч. Часть потратил на нужды бригады, часть незаконно выплатил своим шабашникам и целых 500 рублей от щедрот своих выделил благодетелю Вилисову. Эта взятка в 500 рублей, полученная Вилисовым в три приема, было все, что он поимел от Бычкова, зато тот поимел с совхозов незаконно полученных средств за строительство на общую сумму 116 950 рублей.

Но не зря говорят, что денег много не бывает. Воруя за счет приписок на строительстве десятки тысяч рублей, Бычков не смог удержаться, чтобы не спереть 18 тонн труб в совхозе «Бердымский» на сумму 4320 рублей, которые толкнул «налево», и двух свиней в колхозе «Коммунист» Мечетлинского района БАССР.

При такой кипучей энергии и таких масштабах деятельности Бычков, возможно, в скором времени мог бы стать подпольным миллионером, но это ему не позволил ст. инспектор ОБХСС Артинского РОВД Пахомов, который успешно распутал все его махинации.

Свердловским областным судом Владимир Бычков был признан виновным по трем статьям УК РСФСР и приговорен к 13 годам лишения свободы. Этот же суд отправил в колонию на 6 лет взяточника Вилисова. Любопытная получилась пропорция: расхититель получил по году примерно за 10 тысяч рублей, а взяточник – по году за 100 рублей. Но взятка в те времена была делом куда более опасным нежели простое воровство.

Для осуществления научного подхода к проблемам борьбы с экономической преступностью в 1977 году при УВД Свердловской области было создано Уральское отделение центральной научно-исследовательской лаборатории (сокращенно ЦНИЛ) МВД СССР. Его возглавил кандидат экономических наук Анатолий Александрович Каменев. Отделением совместно с управлением БХСС была проведена огромная исследовательская работа, результатом которой стало множество рекомендаций по профилактике и раскрытию преступлений в криминогенных отраслях. Это было не пустой тратой бумаги и времени, а действительно очень важным делом. Методика преступлений во многих аспектах схожа. Поэтому и технология их раскрытия тоже во многом стандартна. Однако в оперативных подразделениях катастрофически не хватало информации чем занимаются другие, поэтому операм из разных отделов, разрабатывающим аналогичные преступления, зачастую приходилось изобретать каждому свой велосипед. Рекомендации ученых нашли широкое применение в практике работы оперативных сотрудников и принесли многомиллионный экономический эффект. Существенный вклад в исследовательскую работу внесли Вячеслав Владимирович Коротков, Игорь Аркадьевич Лапко, Алексей Фролович Кирейчиков, Анатолий Алексеевич Морозов, Юрий Александрович Емельянов, Алексей Анатольевич Кивокурцев, Павел Васильевич Гончаров и другие.

Совершенно изумительное дело по «шабашникам» раскрыла старший Сенченкова Г инспектор Талицкого ОБХСС капитан милиции Г.Н.Сенченкова. В середине 1978 года в поле ее зрения попали очень необычные строители. То были не какие-нибудь там гастарбайтеры, а солидные дипломированные специалисты, причем некоторые из них трудились на руководящих постах.

В 1975 году некий Алексей Леонтьев создал лжестуденческий стройотряд. Дело в том, что стройотряды пользовались определенными льготами по снабжению стройматериалами и освобождались от уплаты подоходного налога. Вот Леонтьев и решил, что гораздо эффективнее представляться не рвачами-шабашниками, а ударниками-стройотрядовцами. Он собрал своих знакомых и родственников, обрядил их в форменную стройотрядовскую форму и отправился в Талицкий район, где они на протяжении нескольких лет занимались строительством объектов.

Лжестуденты поставили дело на широкую ногу. Они быстро завязали контакты с главным бухгалтером и заместителем генерального директора по строительству фирмы «Талица», которые за взятки завышали им объемы выполненных работ на строительстве объектов. Также с помощью взяток заручились поддержкой ряда нужных людей. Например, большинство леонтьевских строителей  платили своему начальству на основной работе  в Свердловске, чтобы то закрывало глаза на их постоянные отлучки в Талицу.

Для расследования уголовного дела в отношении лжестуденческого стройотряда была создана оперативно-следственная группа под руководством старшего следователя областной прокуратуры М.Д.Атчикова. Группа потрудилась на совесть. Все грехи Леонтьева и сотоварищей были зафиксированы самым скрупулезным образом. Им было предъявлено обвинение в завышении объемов работ в нарядах на сумму 90085 рублей, в неуплате подоходного налога на сумму 86584, в незаконном получении проездных и командировочных на сумму 901 рубль, в присвоении денег на приобретение форменных костюмов на сумму 1826 рублей, в хищении деталей разборного домика на сумму 275 рублей, в хищении бензопил на сумму 1122 рубля, а также ряде других прегрешений. Общая сумма материального ущерба составила огромную сумму — 252 тысячи рублей.

Законным образом такие деньги в то время заработать было практически невозможно, а тех, кто пытался «незаконным», бдительно отслеживала служба БХСС. Принцип – «от человека к преступлению» действовал весьма эффективно. Так, что люди, о которых пели: «кто-то кое-где у нас порой честно жить не хочет» в те годы становились не олигархами, а контингентом исправительных учреждений.

Алексей Михайлович Воробьев, рассказывая о деятельности областной службы БХСС, неизменно отмечает, что во многом ее успехи были связаны с поддержкой руководства УВД Свердловской области. В этой связи он порой цитирует строчки из стихотворения полковника милиции Олега Владимировича Чернова, посвященные генерал-лейтенанту Евгению Арсентьевичу Емельянову:

Работать при вашей поддержке

Всегда все считали за честь,

Мы рады, что люди такие

В Свердловской милиции есть.

И говорит, что эти слова можно отнести и к другим руководителям областного УВД, под началом которых ему довелось трудиться.

Алексей Михайлович также считает, что успешная работа областной службы БХСС в 70-х во многом была обусловлена хорошим взаимодействием ее с другими милицейскими подразделениями.

Он отмечает, что особенно тесное и плодотворное сотрудничество образовалось со следственным управлением, начальник которого Евгений Сергеевич Воробьев с особым вниманием относился к хозяйственным делам и создал в своем управлении отдел, который специализировался на их расследовании. Такая специализация позволила накопить хороший опыт и сформировать из числа следователей высокопрофессиональный коллектив, способный расследовать самые сложные и запутанные экономические преступления. Среди таких корифеев следствия были заместитель начальника управления Давид Абрамович Гительман, следователи: Дмитрий Евстафьевич Семенов, Геннадий Кузьмич Крысанов, Вячеслав Владимирович Коротков, Виктор Иванович Паршаков, Василий Филиппович Овчинников, Олег Андреевич Анищенко, Валерий Александрович Банных, Алевтина Петровна Шабанова, Яков Миронович Мастинский и другие.

С Павленко ПалПал и Воробьевым-нач сл

Встреча в неформальной обстановке. Слева направо: Павел Павлович Павленко, Евгений Сергеевич Воробьев и Алексей Михайлович Воробьев

Большой эффект в работе по многим серьезным экономическим преступлениям давало взаимодействие с родственной оперативной службой – уголовным розыском. Это взаимодействие обеспечивалось пониманием со стороны руководителей областного управления уголовного розыска Николая Григорьевича Муратова, Евгения Константиновича Лисянского и Леонида Ивановича Шуклина.

Неоценимую помощь УБХСС оказывал экспертно-криминалистический отдел под руководством Юрия Николаевича Сутыркина и Анатолия Ивановича Бурдина. Исследованием фальшивых денег квалифицированно занималась Нина Федоровна Трофимова. Ею даже был внедрен в практическую деятельность специальный чемодан, оснащенный для исследования микрочастиц, изъятых с места происшествия. В 1972 году в ЭКО была создана лаборатория по исследованию пищевых продуктов, большую роль в развитии которой сыграла Галина Петровна Левман. Специально для оперативников ОБХСС Галиной Петровной было разработано методическое пособие, с рекомендациями как правильно изымать образцы пищевой продукции из столовых, магазинов и ресторанов.

С теплотой Алексей Воробьев вспоминает и совместную работу с руководством тыловых служб, особенно финансово-планового управления под руководством Ивана Андриановича Максимова и медицинского управления под руководством Валерия Алексеевича Филиппова.

С благодарностью он говорит о водителях, верой и правдой работавших в службе БХСС-БЭП: Неклееных Николае Перфирьевиче, Щелученкове Юрии Алексеевиче, Опалеве Аркадие Алексеевиче, Логинове Анатолии Ивановиче, Боязите Андрее Шакировиче.

Отмечает Алексей Михайлович внимание и заботу со стороны главка – ГУБХСС МВД СССР. Руководитель этого главка генерал-лейтенант Павел Филиппович Перевозник и его заместители генерал-майоры Гай Владимирович Дарузе и Николай Александрович Аристов неоднократно бывали в Свердловске, проводили здесь кустовые совещания. С практической помощью не раз приезжали руководители подразделений ГУБХСС МВД СССР Евгений Александрович Сергеев, Алексей Николаевич Муксяченко, Александр Иванович Бутенко, Вениамин Александрович Воскресенский, Виктор Павлович Чиннов, Александр Иванович Бабков, Геннадий Иванович Рашевский, Александр Сергеевич Ветров, Анатолий Дмитриевич Галкин, Вячеслав Феофанович Журко и другие. А также кураторы из ГУБХСС Кленов Анатолий Иванович, и Терехов Андрей Андреевич.

Куст сов1

Кустовое совещание сотрудников БХСС в Свердловске. Слева направо: Чистяков Г.А., Сустретов Н.А., Андреев Б.П., Арестов Н.А., Сергеев Е.А., Воробьев А.М., Павленко П.П., Крысанов Г.К., БабковА.И. и Бутенко А.И.

Олег Логинов

Добавить комментарий

Вы должны зайти как в для комментирования записи