ИВАН ПУТИЛИН (IVAN PUTILIN)

ИВАН ПУТИЛИН

В конце XIX – начале XX века работа уголовного сыска в Российской империи бурно прогрессировала. В этот период выросла целая плеяда блестящих сыщиков, чьи имена до революции были весьма известны в обществе. О И.Д.Путилине, А.Ф.Кошко, В.В.Ланге (руководивших в разное время сыскной полицией соответственно: Петербурга, Москвы и Одессы) и других замечательных мэтрах российского сыска писали книги и складывали легенды. Некоторые операции по задержанию преступников детективами тех лет и ныне кажутся потрясающими. Например, одесского афериста Беню Аронова, удравшего с похищенным миллионом рублей в Италию, российские сыщики достали и там. Установив его местопребывание на одной из вилл, они нейтрализовали охрану, схватили афериста и вывезли его на родину в трюме торгового судна. Конечно, это было не вполне законно. Надлежало добиваться экстрадиции преступника по дипломатическим каналам, но российские сыщики тех лет действовали с изрядной долей авантюризма, что приносило им успех.

В НАЧАЛЕ СЛАВНЫХ ДЕЛ

Настоящей знаменитостью в России стал Иван Дмитриевич Путилин, начальник сыскной полиции Санкт-Петербурга. Он родился в 1830 году, в семье коллежского регистратора в городке Новый Оскол Курской губернии. Семья была небогатой, поэтому, проучившись четыре года в Новооскольском уездном училище, Иван вынужден был идти работать. Однако он с детства обладал большой целеустремленностью, благодаря чему этот провинциал без всяких связей сделал головокружительную карьеру в Санкт-Петербурге.

Службу в органах внутренних дел Иван Дмитриевич начал 31 октября 1850 года в Хозяйственном Департаменте МВД простым канцелярским служителем. При этом он усердно постигал науки самостоятельно и в 1953 году сумел сдать экзамены за весь гимназический курс экстерном в Императорском Петербургском университете, что способствовало его произведению в коллежские регистраторы.

Деятельная натура Путилина тяготилась канцелярскими обязанностями в Хозяйственном Департаменте и он подал прошение Санкт-Петербургскому обер-полицмейстеру с просьбой перевести его на «живую работу» в полицию. Прошение было удовлетворено.

МОЛОДОЙ СЫЩИК

Начинал Иван Дмитриевич свою карьеру сыщика в должности помощника квартального надзирателя на Толкучьем рынке. Работа на этом беспокойном месте дала ему огромный профессиональный и жизненный опыт. Вдобавок Путилин нередко в свободное время переодевался чернорабочим и отправлялся изучать нравы социального дна, осваивая жаргон, запоминая лица и клички. Вскоре он с успехом научился выдавать себя за своего и среди бродяг, и священнослужителей, и купцов. Способности к перевоплощению неоднократно помогали ему и в дальнейшей работе. Известный судебный деятель того времени А.Ф.Кони говорил: «В Петербурге в первой половине семидесятых годов не было ни одного большого и сложного уголовного дела, в розыск по которому Путилин не вложил бы своего труда».

Одним из первых его успешных дел стало разоблачение братьев Пуговкиных, организовавших в подмосковном селе Гуслицы выпуск фальшивых кредитных билетов. В это село Иван Дмитриевич с двумя агентами приехал под видом родственников нового псаломщика. И оказался в очень сложной и в то же время смешной ситуации, которую позже описал Михаил Шевляков, сочинивший цикл документальных рассказов про Путилина. Местный фабрикант задался целью споить «родственников» псаломщика. Один из агентов даже подхватил «белую горячку», но Путилин выстоял. И успешно раскрыл аферу Пуговкиных.

Однако в ходе следствия братья наняли лучших адвокатов, и дело грозило развалиться в суде. Тогда Путилин подобрал надежных свидетелей и проинструктировал их, как следует отвечать в суде на хитрые адвокатские вопросы. Наверное, это было не вполне законно, но принесло успех. Происшедшее в суде описывали так:

«Звучит традиционный вопрос: Что вам известно по делу братьев Пуговкиных?» Свидетель, рядовой уездный житель, в полном соответствии со своей простецкой внешностью, отвечает: «Ничего не известно». «Ну а чем они занимались, известно вам?»- «Чем? Да уж известно! Деньги делали! Это каждый мальчонка знал!» И вот этот прямой и бесхитростный ответ совершенно убедил присяжных. Пуговкиных обвинили».

В конце 1856 и начале 1857 года в Санк-Петербурге за два месяца полиция подобрала одиннадцать голых тел с веревками на шее. Эта череда преступлений вызвала настоящую панику в столице. Путилин благодаря искусству перевоплощения и хорошим актерским данным сумел не просто вычислить банду «душителей», а даже внедриться в нее. Благодаря этому все ее члены были задержаны, а Иван Дмитриевич за успешную операцию удостоился своего первого ордена — Святого Станислава 3-й степени.

НА ПОСТУ НАЧАЛЬНИКА СЫСКА

В 1866 году Иван Дмитриевич становится во главе только что созданной сыскной полиции Санкт-Петербурга. Начальству не пришлось пожалеть, что этот высокий пост был доверен ему. Вскоре после назначения на долю Путилина выпало серьезное испытание. Произошло убийство князя Людвига Фон Аренсберга, военного австрийского агента. Когда Иван Дмитриевич приехал на квартиру убиенного князя, там уже находилось масса высокопоставленных лиц: принц Ольденбургский, герцог Мекленбург, министр юстиции граф Пален, шеф жандармов Шувалов, австрийский посол граф Хотек и другие. Путилину показалось, что глаза всех этих вельможных особ, устремленные на него, говорили: «Отыщи или погибни!». И он с честью вышел из положения, отыскав убийц. Ими оказались Гурий Шишков, работавший у князя кухонным мужиком и его сообщник Гребенников Убийцы были осуждены к каторжным работам на 17 лет каждый. 

Конечно, стопроцентной раскрываемости не удавалось добиться еще никому. И Путилин не стал исключением. У него тоже случались неудачи. Но он с большой изобретательностью находил выход из самых щекотливых ситуаций.

О другой истории, связанной также с высокопоставленным иностранцем, Иван Дмитриевич в своей книге рассказывать не стал. Наверное, не посчитал ее предметом для гордости. Однако народная молва решила иначе и сохранила ее для потомков в качестве одной из петербургских баек.

Из дома французского посла Монтебелло был украден дорогой серебряный сервиз. Николай I лично повелел обер-полицмейстеру Галахову этот сервиз найти. А тот поручил розыск питерским сыщикам Путилину и Шерстобитову, и пообещал в случае неудачи сослать их туда, «куда Макар телят не гонял». Путилин и Шерстобитов «рыли носом землю», но как они ни старались, вернуть пропажу не смогли. Чтобы не оказаться в Сибири, они заказали в мастерской точную копию этого сервиза, а чтобы он выглядел не как новый, отдали его на пару дней попользоваться пожарной команде. Потом якобы найденный сервиз торжественно вручили послу и успокоились. Но беда нагрянула, откуда не ждали. На балу во дворце российский император спросил Монтебелло:

— Довольны ли вы моей полицией?»

А тот ответил:

— Очень, ваше величество, доволен: полиция эта беспримерная. Утром она доставила мне найденный ею украденный у меня сервиз, а накануне поздно вечером камердинер мой сознался, что этот сервиз заложил одному иностранцу, который этим негласно промышляет, и расписку его мне представил, так что теперь у меня будет два сервиза».

Как известно, Николай I отличался крутым нравом. Император вызвал обер-полицмейстера и потребовал, чтобы тот разобрался в казусе. Галахов, угрожая каторгой, потребовал объяснений от Путилина и Шерстобитова. Но те твердо стояли ни том, что посол что-то напутал и пусть он еще раз перечтет свои сервизы. Сначала сыщики осуществили хитрую операцию, споив всю прислугу французского посла, а потом ночью Яша-вор по их заданию незаметно стащил второй сервиз из буфетной. Вернувшийся с охоты посол увидел, что сервиз у него остался только один, хотел было устроить допрос прислуге, но та мучилась с перепою и ничего внятно объяснить не могла. И он попросту махнул рукой.

ПУТИЛИНИАДА

Путилин руководил сыскной полицией Санкт-Петербурга на протяжении 23-х лет, с 1866 по 1889 год с небольшими перерывами. Выйдя в отставку после 40-летней службы в полиции, он решил рассказать о некоторых из раскрытых им преступлений в мемуарах. В работе над ними ему помогал литератор М.А. Шевляков. Увы, мемуары вышли в печати только после смерти Ивана Дмитриевича. Зато его имя быстро получило огромную славу по всей России. Множество авторов сочиняли бульварные детективы, главным героем которых был Путилин. Одной из самых талантливых стала «Путилиниада», написанная А.Добрым. В общем, до революции в России нарицательным именем сыщика было не «Шерлок Холмс», а «Иван Путилин».

Олег Логинов

Добавить комментарий

Вы должны зайти как в для комментирования записи