РЕКОРДЫ МИЛИЦЕЙСКИХ МИНИСТРОВ СОВЕТСКОГО ПЕРИОДА (RECORDS OF POLICE MINISTERS SOVIET PERIOD)

РЕКОРДЫ МИЛИЦЕЙСКИХ МИНИСТРОВ

СОВЕТСКОГО ПЕРИОДА

 

В СССР любили штампы. Эта же тенденция по наследству перешла в Россию. Так проще и «дешевле» (думать не надо), если замазать человека одной краской – черной или белой. Но если начать разбираться, то оказывается, что в его жизни было разное – и черное, и белое, и серо-буро-малиновое. Поэтому самый оптимальный подход оценивать человека не по репутации, а по поступкам. В этой связи, особенно интересно, когда человек делает что-то или выдающееся или нестандартное – то, чего до него никто не делал. Условно такие деяния можно назвать «рекордами».

 

Рыков Алексей Иванович (1881-1938) был министром (наркомом) с 8 по 17 ноября 1917 года

Первым советским руководителем органов внутренних дел стал Алексей Иванович Рыков, о котором нам в застойные годы в СССР на уроках истории рассказывали, что это ярый оппортунист и правый уклонист.

С Алексея Ивановича у министров внутренних дел пошла мода некие необычные свершения. Условно говоря – «рекорды». О большинстве глав милицейского ведомства после 1917-го года можно сказать, что они поставили тот или иной рекорд, если сравнивать их с плеядой предшественников с 1802 года.

Рыков установил сразу два рекорда. И чуть-чуть не дотянул до третьего. Во-первых, он стал самым мимолетным министром. На посту наркома внутренних дел Алексей Иванович находился всего 9 дней – с 8 по 16 ноября 1917 года. Правда, успел за это время учредить рабочую милицию. В общем «пришел, учредил и ушел». Постановление Народного комиссариата внутренних дел «О рабочей милиции» появилось на свет 10 ноября. С тех пор этот день являлся официальным Днем милиции и отмечался со всей душой. Причем, благодаря транслирующимся по первому телеканалу традиционным концертам с участием самых дорогих эстрадных звезд, День милиции давно уже стал самым известным и популярным из всех профессиональных праздников.

Результат девятидневного пребывания в министерском кресле был побит спустя семьдесят лет, а вот второе достижение Рыкова незыблемо стоит до сих пор. 16 ноября он сложил с себя полномочия министра и вышел из состава правительства в знак протеста. Он, видите ли, хотел, чтобы правительство было однородно социалистическое, а оно было создано как чисто-конкретно большевистское. Из всех последующих наркомов и министров никто со своей должностью в знак протеста не расставался.

И, наконец, третьим знаменательным событием, связанным с работой Рыкова в НКВД, стало то, что первым советским министром внутренних дел стал ранее судимый человек. Хотя и гонения за революционную деятельность в царское время тогда считались достоинством. По поводу гонений, в биографии Рыкова есть любопытный факт. Когда он оказался в ссылке в Самаре, Алексей Иванович долго и безрезультатно просил местные власти отпустить его за границу для прохождения курса лечения. А помог ему министр внутренних дел Петр Столыпин. После обращения к нему Алексея Рыкова отпустили на лечение в Швейцарию.

Но рекордом судимость Рыкова все нельзя признать. Он был не первый такой. Помешал Алексею Ивановичу стать рекордсменом и в этом виде программы министр временного правительства Ираклий Церетели, который 10 лет до 1917 года кантовался по каторгам и ссылкам.

Рыков и Бухарин на Третьем Московском процессе.

Рыков мог претендовать на рекорд в еще одной «номинации» — попаданию под репрессии до и после министерской должности. И его и здесь опередил министр Временного правительства Николай Авксентьев.

Однако и Рыкову пришлось хлебнуть лиха. Больше года он провел в подвалах Лубянки под следствием по делу о контрреволюционной деятельности. Он стал одним из главных фигурантов по делу «Правотроцкистского антисоветского блока». По этому делу подсудимые обвинялись в заговоре на убийство Кирова, Куйбышева и Горького, в саботаже, измене Родине и других тяжких преступлениях.

Героем Алексей Рыков перед смертью не стал. Он признал вину, а в своем последнем слове заявил: «Я хочу, чтобы те, кто еще не разоблачен и не разоружился, чтобы они немедленно и открыто это сделали… помочь правительству разоблачить и ликвидировать остатки охвостья контрреволюционной организации».

Однако его последняя речь в угоду власти не спасла ни самого Рыкова, ни его близких. 15 марта 1938 года на Коммунарском полигоне бывший председатель Совнаркома Алексей Рыков был расстрелян вместе с Бухариным, Ягодой, Розенгольцем, Раковским и другими осужденными. Его жена была расстреляна 22 августа 1938 года, а дочь провела в лагерях 18 лет.

В 1988 году Рыков был полностью реабилитирован Главной военной прокуратурой СССР.

* * *

Петровский Григорий Иванович (1878-1958), был министром (наркомом) в 1917- 1919 гг.

Григорий Иванович Петровский стал самым малообразованным министром внутренних дел в истории Россиии. Он родился в семье портного и прачки. Отец умер, когда Григорию было три года. Проучился два с половиной года в школе при Харьковской духовной семинарии (был исключен, когда не смог оплачивать обучение). Так, что вместо учебы с 11 пришлось ему начинать трудовую деятельность в мостовых мастерских железной дороги.

Вместо обычных университетов довелось Григорию Ивановичу постигать тюремные. Он попадал в тюрьму за революционную деятельность в 1900 и 1903 годах. Но, как ни странно, это сыграло ему на руку в политической карьере. Петровский стал депутатом IV Думы. Правда вместо проблем по государственному переустройству страны, он в ней по большей части отстаивал украинские интересы.

Так, 20 мая 1913 при обсуждении в Думе бюджета Министерства внутренних дел, представитель РСДРП (б) Григорий Петровский взял слово и принялся призывать, чтобы в украинских школах преподавали на родном языке, в судах и во всех административных учреждениях на территории с украинским населением тоже говорили на мове.

Ну, что тут сказать: у человека два класса духовной семинарии. Объяснить ему, что при обсуждении бюджета МВД огромной Российской империи, он выпал не в тему и не к месту, бесполезно. А речь ему, говорят, написал сам Ленин. Возможно, Петровский посодействовал срыву реформы МВД, затеянной Макаровым, что пагубно сказалось на состоянии российской полиции.

Любопытно, что неблагодарные украинцы интересы которых так горячо отстаивал Петровский, недавно снесли его памятник в Днепре.

В ноябре 1914 года Петровский был вновь арестован и в феврале 1915 года осужден к лишению всех прав состояния и высылке на вечное поселение в Туруханский край. Освобожден после Февральской революции 1917 года.

Большевики-депутаты IV Государственной Думы в ссылке. Слева направо: Г. И. Петровский, М. К. Муранов, А. Е. Бадаев, Ф. Н. Самойлов, Н. Р. Шагов.

Конечно, издевательством над системой охраны порядка видится то, что создавать ее советский вариант было поручено малообразованному человеку, знакомому с ней лишь в качестве подследственного и сидельца. Но из песни слов не выкинешь. Именно Петровский стал одним из создателей ВЧК и рабоче-крестьянской милиции. А еще он подписал директиву о Красном терроре…

За эти заслуги Петровский первым из советских министров внутренних дел, удостоился того, что его честь был назван город. И не абы какой, а ныне один из крупнейших городов Украины – Днепропетровск.

Петровскому, одному из творцов Красного террора, откровенно повезло. В 1939 году его лишь пожурили за попустительство «врагам народа», хотя и сняли со всех постов. В 1940 году директор Музея Революции Федор Самойлов (в прошлом также депутат-большевик IV Думы) устроил его своим заместителем по административно-хозяйственной и научной части. В Музее Петровский и трудился до смерти.

* * *

Дзержинский Феликс Эдмундович (1877-1926), был министром (наркомом) в 1919-1923 гг.

Феликс Эдмундович Дзержинский  по прозвищу «Железный Феликс» тоже прошел «тюремные университеты». Впервые он был арестован в июле 1897 года и заключен в Ковенскую тюрьму, где пробыл почти год. В 1898 году выслан на 3 года под надзор полиции в Вятскую губернию (город Нолинск). Здесь он поступил набойщиком на махорочную фабрику и стал вести пропаганду среди рабочих. За это его сослали на 500 верст севернее Нолинска в село Кай, откуда он в августе 1899 года бежал на лодке и пробрался в Вильно, затем — в Варшаву.

В сентябре1912 года снова арестован в Варшаве и в апреле 1914 года приговорен к 3 годам каторжных работ; отбывал их в Орловском централе. Дополнительно приговорен в 1916 году еще к 6 годам каторги, отбывал ее в Бутырской тюрьме в Москве, откуда был освобожден 1 марта 1917 года после Февральской революции.

Картина Юрия Петрова. «Ф.Э. Дзержинский вручает красное знамя представителям конной милиции».

Феликс Дзержинский стал третьим наркомом внутренних дел. Причем на пост главы НКВД он пришел уже в ранге чемпиона по пусканию в расход бывших министров внутренних дел. По приговорам ВЧК, которой руководил Дзержинский, были расстреляны Алексей Хвостов и Александр Протопопов

А «рекорд», поставленный Дзержинским в период работы в НКВД, состоял в том, что он стал самым выдающимся совместителем. В истории МВД были случаи, года министры занимали одновременно несколько стульев. Например, Столыпин успешно совмещал пост главы кабинета министров с руководством полицейским ведомством. Однако Феликс Эдмундович превзошел всех. Будучи с 20 декабря 1917 года руководителем ВЧК, он 30 марта 1919 года становится народным комиссаром внутренних дел РСФСР, затем 21 октября 1919 года – Председателем Военного Совета войск внутренней охраны, 19 февраля 1920 года – председателем Главного комитета по всеобщей трудовой повинности, 20 октября 1920 года –председателем Московского комитета обороны и, наконец, в апреле 1921 года еще и народным комиссаром путей сообщения страны. И этот перечень не учитывает множество комитетов и комиссий, в которых состоял Дзержинский. Понятно, что при такой колоссальной нагрузке Феликсу Эдмундовичу, каким бы «железным» он ни был, приходилось непросто. Сил и времени на руководство НКВД порой просто не хватало.

Но в истории этот большевик «с горячим сердцем и холодной головой» остался не тем, что надорвался на многочисленных работах, а тем, что стал ключевой фигурой при проведении большевиками Красного террора и одним из создателей карательной политики Советского государства.

* * *

Белобородов Александр Георгиевич (1891-1938), был министром (наркомом) в 1923-1927 гг.

Александр Георгиевич Белобородов познакомился с тюремным бытием в более раннем возрасте, нежели другие наркомы. В феврале 1908 года он был арестован за выпуск прокламации. Но ввиду несовершеннолетия, приговорен к отдаче в исправительный приют для малолетних преступников, однако содержался в пермской тюрьме, так как места в приюте не оказалось. Освобожден в марте 1912 года, в мае 1914 года вновь арестован. В 1914-1916 годах находился в административной высылке в Белебее и Тюмени.

По некоторым данным Белобородов был душевнобольным. Существуют свидетельства, что в 1919 году врачебная комиссия признала его душевнобольным, с диагнозом: маниакальная фаза маниакально-депрессивного психоза.

Если это действительно так, то можно объяснить кровожадность Белобородова, который в качестве заместителя председателя РВС Кавказской трудовой армии призывал к поголовному физическому истреблению контрреволюционеров. В одном из писем Н. Н. Крестинскому он писал: «Основное правило при расправе с контрреволюционерами: захваченных не судят, а с ними производят массовую расправу… я на этом настаиваю самым решительным образом».

Сменивший «железного Феликса» Александр Георгиевич Белобородов свое главное достижение в жизни установил еще до работы в НКВД. В 1918 году, будучи председателем исполкома Уральского облсовета, он санкционировал расстрел последнего российского царя Николая II и его семьи. В истории он так и остался навеки с ярлыком «цареубийцы».

Судьба Белобородова стала наглядным подтверждением изречения, что каждому воздается за грехи его. В 1936 году за связи с троцкистами арестовали его и жену, Франциску Яблонскую, которая была близкой подругой Троцкого. А в 1937 году Александра Георгиевича постигла участь царской семьи. Его расстреляли 10 февраля 1938 года на полигоне «Коммунарка». Его жену расстреляли в том же 1938 году.

Любопытно, что спустя три года «поставили к стенке» сотрудников НКВД Когана и Осинина, которые вели дело Белобородова.

В 1958 году он был посмертно реабилитирован.

* * *

Толмачев Владимир Николаевич (1886-1937) был министром (наркомом) в 1928-1930 гг.

Главное достижение «сменщика» Белобородова – Владимира Николаевича Толмачева тоже приходится на 1918 год. В этом году он принял активное участие в выполнении указания Ленина о затоплении Черноморского флота, чтобы тот не достался немцам. А на посту главы НКВД он больше запомнился тягой к чистоте. Нет не к чистоте рядов или мундира, а к чистоте помещений.

Вот небольшая цитата из одного из его приказов № 170 от 29.09.1928г.: «При проведенном осмотре помещений НКВД я установил, что все здание от подвалов до кабинета наркома находится в крайне запущенном состоянии. Грязь и пыль, беспорядок и неряшливость представляют собой привычное и прочно установившееся явление».

И таких приказов у него было немало.

В царское время Толмачев пострадал не сильно. В 1906 году за революционную деятельность он был арестован и на 5 лет выслан под надзор полиции в Яренский уезд Вологодской губернии.

Зато в советское время, ему довелось помыкаться по тюрьмам.

25 ноября 1932 года В. Толмачев был арестован по обвинению в участии в право-оппортунистской антипартийной контрреволюционной группировке. 16 января 1933 года решением Особым совещанием при ОГПУ СССР был приговорен по ст. 58-10 УК РСФСР к 3 годам исправительно-трудовых лагерей. После отбытия наказания в 1935 году, на свободе провел всего два года.  30 марта 1937 года был вновь арестован по подозрению в участии в контрреволюционной террористической организации. Приговором Военной коллегии Верховного Суда СССР от 20 сентября 1937 года осужден к смертной казни и в тот же день расстрелян.

В 1962 году Толмачев был посмертно реабилитирован и восстановлен в партии.

* * *

Ягода Генрих Генрихович (1891-1938) был министром (наркомом) в 1934-1936 гг.

Генрих Григорьевич (при рождении — Енох Гершенович) Ягода впервые был арестован в 1912 году и приговорен к двум годам ссылки в Симбирск.

Зато уж когда он сам оказался у власти, подследственным на невинную ссылку рассчитывать не приходилось. Они были нужны ему в качестве рабсилы. Под руководством Ягоды был учрежден ГУЛАГ и увеличилась сеть советских исправительно-трудовых лагерей, началось строительство Беломоро-Балтийского канала силами заключенных. Ягода официально носил титул «первого инициатора, организатора и идейного руководителя социалистической индустрии тайги и Севера».

Ему при жизни за возведение Беломорско-Балтийского канала был на последнем его шлюзе воздвигнут памятник в виде тридцатиметровой пятиконечной звезды́, внутри которой находился гигантский бронзовый бюст Ягоды

Так, что Ягода стал первым министром внутренних дел, который удостоился памятника при жизни. Правда, памятник ему поставили еще до того, как он сел в наркомовское кресло.

Г. Г. Ягода (крайний слева) с В. Р. Менжинским и Ф. Э. Дзержинским в 1924 году

А на посту наркома Генрих Григорьевич Ягода стал рекордсменом по посадкам. Если до него, в 1933г. в местах лишения свободы находилось 334 тысячи человек, то уже при нем в 1934г. – 510 тыс., в 1935г. – 991 тыс., а в 1936г. уже 1296 тыс. И, пожалуй, Ягода первым стал активно внедрять в работу министерства внутренних дел принцип «бей своих, чтобы чужие боялись». Именно при нем начал набирать обороты маховик репрессий против собственных сотрудников. В 1935 году к уголовной ответственности было привлечено 13 715 милиционеров, а в 1936 – 4568, в 1937 – 8905. Из них осуждено соответственно: 5284, 2621 и 3057 человек.

Однако и сам Генрих Ягода не избежал ареста и суда. Причем, при этом опять оказался рекордсменом. Ни одному министру еще не предъявляли такого количества обвинений. И Ягода, желая выторговать себе жизнь, раскаялся во всех мыслимых и немыслимых грехах: в том, что был одним из руководителей правотроцкистского подполья, ставящего себе целью свержение Советской власти и реставрацию капитализма, в соучастии в убийстве С.М.Кирова, В.Р.Менжинского, В.В.Куйбышева, А.М.Горького и его сына М.А.Пешкова, в покушении на жизнь нового наркома НКВД Ежова, в помощи иностранным шпионам и еще много в чем. Однако ничего не помогло, суд приговорил его к расстрелу.

В последнем слове он сказал: «То, что я и мои сопроцессники сидят здесь на скамье подсудимых и держат ответ, является триумфом, победой советского народа над контрреволюцией». А когда его вели на расстрел, он запел «Интернационал». Ягода был расстрелян 15 марта 1938 года. Говорят, что его заставили наблюдать за расстрелом остальных осужденных и казнили последним. Будучи министром, он практиковал избиение подследственных в своем ведомстве. Это ему аукнулось перед смертью. Перед казнью Ягоду по указанию Ежова избил начальник 1-го отдела ГУГБ НКВД СССР Израиль Дагин 

Но даже во время казни Ягода опять установил уникальное достижение. Генриха Григорьевича пустили в расход  на спецобъекте «Коммунарка», его бывшей собственной даче.

Жена экс-наркома, Ида Авербах была уволена из прокуратуры и 9 июня 1937 года арестована «как член семьи осужденного НКВД СССР». Вместе с матерью и семилетним сыном она была отправлена в ссылку в Оренбург сроком на пять лет. В 1938 году после пересмотра дела Ида Авербах была расстреляна.

* * *

Ежов Николай Иванович (1895-1940) был министром (наркомом) в 1936-1938 гг.

Николая Ивановича Ежова можно признать самым никчемным и при этом самым кровавым министром внутренних дел. В 1916 году его даже признали негодным к строевой службе по причине очень маленького роста (151 см) и отправили в тыловую артиллерийскую мастерскую в Витебске. В царской армии он был писарем, а в Красной армии – переписчиком.

Зато период деятельности Николая Ивановича Ежова на посту наркома внутренних дел стал самыми черными страницами в истории МВД России. В «ежовых рукавицах» перемалывались судьбы и жизни миллионов людей. Сначала он избавился от старой команды. Были расстреляны и посажены в тюрьму 325 ближайших сподвижников Ягоды и он сам. А вскоре репрессии достигли своего пика. Если в 1936 году чуть ли не ежемесячно десятки членов ЦИК СССР отправляли в лагеря, то простых людей сажали тысячами.

За это и другие «успехи» в июле 1937 года Ежов был награжден орденом Ленина, а город Сулимов переименован в Ежово-Черкесск.

Никчемный нарком стал главным палачом т. н. «ленинской гвардии». При нем были репрессированы бывшие члены Политбюро ЦК ВКП(б) Ян Рудзутак, Станислав Косиор, Влас Чубарь, Павел Постышев, Роберт Эйхе, был проведен ряд громких процессов против бывших членов руководства страны, закончившихся смертными приговорами.

А уж расправы над обычными гражданами он просто поставил на поток. При Ежове появились так называемые разнарядки местным органам НКВД с указанием числа людей, подлежащих аресту, высылке, расстрелу или заключению в лагеря или тюрьмы.

За это его восхваляли и заставляли любить. Вот строки из «Поэмы о наркоме Ежове» «великого» казахского акына Джамбула Джабаева. Их школьникам приходилось учить наизусть. Какое счастье, что за невыполненное задание они отделывались всего лишь двойками.

Когда над степями

поднялся восход

И плечи расправил

казахский народ,

Когда чабаны против баев

восстали,

Прислали Ежова нам Ленин и Сталин.

Ежов мироедов прогнал за хребты,

Отбил табуны их, стада и гурты.

Расстались навеки мы с байским обманом,

Весна расцвела по степям Казахстана.

Разгромлена вся скорпионья порода

Руками Ежова — руками народа,

И Ленина орден, горящий огнем,

Был дан тебе, сталинский верный нарком!

Ежов стал рекордсменом по числу репрессированных и расстрелянных предшественников. При нем «намазали зеленкой лоб» Рыкову, Белобородову, Толмачеву и Ягоде. Впрочем, и сам Николай Иванович не избежал подобной участи. Его арестовали и предъявили целый букет обвинений:

1. Являлся руководителем антисоветской заговорщической организации в войсках и органах НКВД.

2. Изменил Родине, проводя шпионскую работу в пользу польской, германской, японской и английской разведок.

3. Стремясь к захвату власти в СССР, подготовлял вооруженное восстание и совершение террористических актов против руководителей партии и правительства.

4. Занимался подрывной, вредительской работой в советском и партийном аппарате.

5. В авантюристско-карьеристских целях создал дело о мнимом «ртутном отравлении», организовал убийство целого ряда неугодных ему лиц, могущих разоблачить его предательскую работу.

Некогда Ежов пустил в расход своего бывшего начальника Ягоду. Вскоре история повторилась, 10 апреля 1939 года его бывший заместитель Берия арестовал Ежова в кабинете Маленкова. В царское время Ежову в отличие от предшественников не удалось побывать в тюрьмах. Пришлось ему знакомиться с тюремным бытом в  Сухановской особой тюрьме НКВД СССР.

По приговору Военной коллегии Верховного Суда СССР экс-наркома «отправили на Луну». Его расстреляли 4 февраля 1940 года в здании Военной коллегии Верховного Суда СССР. Говорят, когда его вели на расстрел, он пел «Интернационал».

* * *

Берия Лаврентий Павлович (1899-1953) был министром (наркомом) в 1938-1945 гг. и в 1953г.

Лаврентий Павлович Берия начал свою деятельность на посту наркома внутренних дел многообещающе. В 1938 году им было подписано постановление «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия». В соответствии с ним запрещались массовые операции по арестам и выселению, предписывалось производить аресты только по постановлению суда или с санкции прокурора, ликвидировались судебные «тройки». В результате из тюрем и лагерей вскоре было освобождено немало безвинных людей. Напротив, отдавались под суд за безосновательные массовые аресты сотрудники правоохранительных органов. Однако в целом машина репрессий не замедлила свой ход, а стала лишь работать равномерней.

Наверное, можно сказать, что Берия был самым сильным из министров внутренних дел. Говорят, его опасался даже сам всесильный Сталин. Не зря он стал самым титулованным из наркомов НКВД, удостоился звания Маршала Советского Союза, четырех орденов Ленина и золотой звезды Героя соцтруда. Понятно, что основной труд его заключался в пополнении исправительно-трудовых учреждений, а потому он с легкостью побил рекорд Ежова по числу посаженных граждан. На третий год его руководства НКВД, в 1941 году количество заключенных в СССР достигло 1 976 тысяч человек. А к моменту возвращения после некоторого перерыва на пост руководителя органов внутренних дел, в 1953 году составило 2 526 тысяч человек. Впрочем, в этот период Лаврентий Павлович, кажется, сам начал задумываться: а не переусердствовал ли он? И в результате затеял самую большую в истории страны амнистию.

После смерти Сталина он, имея далеко идущие планы, сначала в четвертый раз объединяет МГБ и МВД СССР, а потом вновь становится руководителем этого ведомства. Свое второе пришествие Берия снова ознаменовал громкой «либеральной» акцией. 27 марта 1953г. ПВС СССР принял Указ об амнистии, согласно которому подлежало освобождению из лагерей и колоний 1 181 264 человека. Были также сняты паспортные ограничения в 340 городах страны.

Однако довести свои планы до логического завершения Берии не удалось. Он уже вышел из доверия. 26 июня 1953 года Лаврентий Павлович был арестован. А 23 декабря 1953 года ему зачитан приговор, согласно которому он обвинялся в заговоре с целью использования органов внутренних дел против Коммунистической партии Советского правительства, а также в множестве других преступлений. И в этот же день Берия был расстрелян.

Еще хотелось бы отметить, что Лаврентий Берия открылся после суда народу в новом качестве. Россия многое видела в своей истории. Но такого, чтобы член Политбюро ЦК КПСС, член Президиума Верховного Совета СССР, первый заместитель Председателя Совета Министров СССР, маршал Советского Союза, — оказался сексуальным маньяком, еще не было!

* * *

Круглов Сергей Никифорович (1907-1977) был министром (наркомом) в 1945-1953 гг.

Любопытно, что органы внутренних дел Сергей Никифорович Круглов возглавлял сначала в качестве наркома, а потом – министра. 15 марта 1946 г. V сессия Верховного Совета СССР приняла Закон о преобразовании Совета Народных Комиссаров СССР в Совет Министров СССР, а народных комиссариатов — в министерства. НКВД СССР преобразовывается в Министерство внутренних дел СССР (МВД СССР). Таким образом Круглов стал первым советскими министром внутренних дел.

Сергей Никифорович сменил Берию на посту наркома внутренних дел еще в 1945 году. Но до ареста Лаврентия Павловича фактически находился в тени его большой зловещей фигуры, а потому не получил большой известности. А между тем Круглов и сам по себе был интересной личностью. Например, он единственный из всех министров – рыцарь. Не в смысле благородного отношения к женщинам, а в смысле – рыцарь. Конечно, Сергей Никифорович на службе вряд ли нарушал форму одежды и золотых шпор на сапоги не нацеплял. Но имел право это сделать, как и требовать, чтобы его величали не «товарищ», а «сэр».

Дело в том, что Круглов занимался вопросами охраны правительственных делегаций на Ялтинской и Потсдамской конференциях. И видимо, выполнил свою работу хорошо, в результате чего король Британии пожаловал ему в 1945 году Превосходный орден Британской империи и удостоил титулом рыцаря. Кстати, не забыл его и американский президент, который наградил орденом «Легион Достоинства».

Сергей Никифорович стал первым министром внутренних дел, которого после отставки «наказали рублем». В 1957 году он был уволен в запас и ему назначена генеральская пенсия в размере 280 рублей. Эта сумма вызвала раздражение Хрущева. Он как-то заметил, что Круглов – здоровый человек и пенсия у него большая. Видимо, подразумевая, какой тот счастливый человек. Однако, как известно, к счастливчикам в Стране Советов относились с подозрением. Мол, с таким счастьем и на свободе?! Поэтому Сергей Никифорович может считать, что еще легко отделался. Его не репрессировали, не расстреляли. А всего лишь снизили ему пенсию с 280 до 40 рублей и отобрали министерскую квартиру. Свои последние 17 лет сэр Сергей Круглов прожил в борьбе с болезнями и бедностью.

А 6 июля 1977 года погиб, попав под поезд возле платформы «Правда» Ярославского направления Московской железной дороги.

* * *

Дудоров Николай Павлович (1906-1977) был министром в 1956-1960 гг.

Николай Павлович Дудоров стал примером типично партноменклатурного работника, брошенного на МВД на очередном историческом витке. Можно сказать, что Дудоров стал жертвой партийной моды. Пошла тогда мода на развенчание культов личности. Пример подал Хрушев, развенчавший личность Сталина. А Дудоров решил развенчать личность руководителя Министерства госбезопасности Серова. Это ему почти удалось. Николай Павлович раскопал на начальника дружественного ведомства убийственный компромат. И главное было даже не то, что тот тайком вывез из Германии и закопал у себя в саду якобы шапку Мономаха. А то, что скрыл от партии, чем занимался его папаша. А папаша Серова, оказывается, 12 лет служил урядником полицейской стражи в Кадомской тюрьме в Вологде, где до революции отбывали наказание многие большевики и даже сам Иосиф Сталин в 1912 году.

Только вот незадача — Серов оказался сватом Хрущова. Понятно, что Никита Сергеевич его в обиду не дал. «Шапку Мономаха», оказавшуюся в действительности короной бельгийского королевского дома втихушку отправили в Бельгию, а Серова столь же тихо перевели на должность руководителя разведуправления Советской Армии. Дудоров же из-за своей активности и принципиальности впал у Хрущева в немилость.

Но главной тактической ошибкой Дудорова стало то, что он чрезмерно приукрашивал свою работу. Подавая данные наверх, он порой забывал приплюсовать цифры о преступности по линии БХСС и других служб. К тому же поддержал идеологическую установку об огромных возможностях народных дружин.

Например, по результатам работы МВД СССР в 1959 году он победно рапортовал в ЦК КПСС:

«В результате повышения роли общественности в борьбе с преступностью и нарушениями общественного порядка количество возбужденных милицией уголовных дел по сравнению с 1958 годом сократилось на 26,4%, а число лиц, привлеченных к уголовной ответственности, уменьшилось на 33,8%».

В ЦК КПСС подумали, да и решили, что раз у нас все так замечательно, сократить численность милиции, за счет ликвидации МВД СССР, с передачей его функций Министерствам союзных республик. Что и было сделано. Дудорову, оказавшемуся в результате без министерского портфеля, подыскали почетную креатуру – назначили Генеральным правительственным комиссаром Всемирной выставки 1967 года в Москве. А по милицейским кабинетам еще долго гуляла шутка: «Чем Николай Дудоров отличается от Ивана Сусанина? Сусанин завел врагов в болото, где погибли они, но погиб и он… Дудоров завел в 1960 году МВД СССР в болото, где оно погибло, а сам он остался жив и получил новое назначение».

* * *

Щелоков Николай Анисимович (1910-1984) был министром в 1966-1982 гг.

Пост союзного министра внутренних дел появился вновь в 1966 году, и занял его Николай Анисимович Щелоков. Он стал юбилейным 50-м главой МВД. Прежде всего Николай Анисимович вошел в историю как главный долгожитель среди руководителей органов внутренних дел. На посту Министра он находился 16 лет, дольше чем кто-либо за всю 200-летнюю историю МВД. Он не обладал до назначения опытом работы в правоохранительных органах, но зато был отличным организатором. Щелоков умел находить и привлекать для работы на важнейших участках лучших специалистов. Так, в МВД им был приглашен для организации работы следственного аппарата, появившегося только в 1963г., из военной прокуратуры Борис Викторов, для организации работы уголовного розыска – доктор юридических наук Игорь Карпец, для организации аналитической работы – Сергей Крылов из высшей школы КГБ. Может быть, поэтому в тот период предложения МВД по тому или иному вопросу были нестандартными и перспективными. Например, в период очередной кампании по борьбе с пьянством МВД предлагалось увеличить количество рюмочных, продавать спиртное в любых продовольственных магазинах в мелкой расфасовке. Однако такие предложения не нашли понимания в ЦК КПСС, и в результате на свет появились совсем другие меры. Правительством было ограничено время продажи спиртных напитков, а патрульно-постовая служба некоторых областей в порядке эксперимента вооружалась резиновыми дубинками.

Для своего ведомства Щелоков успел сделать очень многое. Милиционеры наконец-то почувствовали себя нормально зарабатывающими людьми.  Уже к концу 1967 года Щелоков добился повышения почти вдвое зарплаты рядовому и младшему руководящему составу.

И работать в милиции сразу стало престижно. А вскоре еще и романтично. Щелоков первым уловил какие огромные возможности сулит хороший пиар. Лучшие писатели и режиссеры направили свое творчество на пропаганду органов внутренних дел. А в знак благодарности Щелоков содействовал выдвижению их работ на соискание государственных премий. Так, МВД выдвинуло на Ленинскую премию трилогию С.Михалкова «Дядя Степа» и на Государственную премию телесериал «Рожденная революцией» и роман В.Липатова «Деревенский детектив».

За деньгами и романтикой в милицию потянулась молодежь. Милиция на глазах становилась образованней. При Щелокове была открыта Академия и 17 высших учебных заведений МВД СССР.

Однако после смерти Брежнева, главного покровителя Щелокова, на свет начали выползать и некоторые неприглядные факты из деятельности Николая Анисимовича. Оказалось, что гораздо больше милиции он любил свою родню. И регулярно повышал ее благосостояние за счет МВД. Вот только один пример. Для обеспечения безопасности на Московских Олимпийских играх фирмой «Даймлер-Бенц» были безвозмездно переданы МВД СССР несколько автомобилей «Мерседес». Одну из них Щелоков оформил лично на себя, а еще три записал на жену и детей. Четыре «мерса» на семью – это и по нынешним временам круто.

Позора разоблачений Николай Анисимович не вынес, и застрелился.

Подробнее в статье про Щелокова.

* * *

Федорчук Виталий Васильевич, (1918- 2008) был министром в 1982-1986 гг.

Виталий Васильевич Федорчук оставил о себе не лучшую память ни в КГБ, ни в МВД. Генерал-лейтенант КГБ Н.С.Леонов в своей книге «Лихолетье» отмечал, что «Федорчук был воплощением солдафонского духа……18 декабря 1982 года Федорчук был переведен на работу в Министерство внутренних дел СССР. Для нас это был настоящий праздник! В народе шутили: «Слышали, в КГБ случилось ЧП?» — «Да ну, что такое?»- «Федорчука забрали в милицию!»

Зато в милиции с приходом Виталия Васильевича настала тревожная пора. В органах внутренних дел началась «большая чистка». В помощь новому министру в МВД по решению ЦК было направлено 150 сотрудников КГБ, в том числе и Василий Лежепеков, ставший заместителем министра по кадрам. Именно Федорчук и Лежепеков возглавили борьбу со «щелоковщиной» для наведения порядка в системе органов внутренних дел. Увы, результаты этой борьбы оказались печальными и отнюдь не пошли на пользу делу. За короткое время из милиции было уволено 90 тысяч сотрудников. Например, в Иркутской области из 28 начальников горрайорганов были сняты 27, 103 сотрудника уволены из органов или представлены к увольнению, 56 коммунистов были исключены из КПСС. Снижению уровня преступности такие меры отнюдь не способствовали.

Правда, справедливости ради, надо сказать, что Федорчук все же способствовал определенному оздоровлению милиции. И при нем она сохранила свой авторитет. Именно при Федорчуке в органы внутренних дел начался приток выпускников гражданских вузов. Этому во многом способствовал тот фактор, что при Федорчуке зарплата сотрудников органов внутренних дел наконец-то стала достойной. Тогда, в застойные времена, главным критерием дохода являлся не как сейчас МРОТ или прожиточный минимум, а зарплата советского инженера. По ряду соображений она определялась в размере 120 «рэ». Так вот, зарплата лейтенанта милиции была значительно больше.

И приток гражданских специалистов во многом сказался на повышении общего образовательного уровня милиции. С 1985 года в стране возникла сеть Высших Академических курсов МВД СССР. Теперь для того, чтобы стать простым опером при наличии высшего образования нужно было еще год учиться милицейскому делу. Например, я и многие мои коллеги, прежде чем попасть на работу в БХСС провели год на ВАКе в Перми. Будущие оперативники уголовного розыска учились на ВАКе в Екатеринбурге. А вот чтобы стать министром, специальной подготовки не требовалось.

У Федорчука сложился негативный имидж. Но при этом, если копнуть глубже, то выясняется, что он был отнюдь не сторонником жестких мер.

В одном из своих интервью, Виталий Васильевич рассказывал:

«Когда я был председателем КГБ Украины, председатель КГБ СССР Андропов требовал, чтобы мы ежегодно в Украине сажали по 10 – 15 человек. И мне стоило невероятных усилий, вплоть до конфиденциальных обращений к Брежневу, чтобы количество украинских диссидентов ежегодно ограничивалось двумя – тремя людьми. К тому же, Андропов лично следил за ходом следствия по делам некоторых украинских диссидентов. Иногда задавал направление. Можете себе представить? А потом, с помощью некоторых писателей, во всем виноватым сделали КГБ Украины, Федорчука, который якобы выслуживался перед Москвой».

Любопытный факт: Федорчук считался трудоголиком, а когда вышел на пенсию его проигнорировали ветеранские организации и КГБ и МВД.

* * *

Власов Александр Владимирович (1932-2002) был министром в 1986-1988 гг.

До назначения на пост Министра внутренних дел Александр Владимирович Власов работал первым секретарем обкома Ростовской области. 23 января 1986 года ему позвонил М.С.Горбачев и поставил перед фактом: Политбюро приняло решение о его назначении в МВД, за ним высылают самолет, завтра нужно быть в Москве.

Раз партия сказала: «Надо!», Александр Владимирович, естественно, ответил: «Есть!» И отвечал так еще неоднократно, будучи на посту главы МВД, когда партия давала указания о борьбе с пьянством или нетрудовыми доходами. А в целом, в милиции он запомнился созданием ОМОНов и попытками поставить во главу угла работу участковых инспекторов.

* * *

Бакатин Вадим Викторович (род. в 1937г.) был министром в 1988-1990гг.

Вадима Викторовича Бакатина можно назвать самым «левым» из всех партийных назначенцев на роль руководителя МВД. Складывается впечатление, что он страдал некоторой «манией величия», милицию не любил и оказанную ему честь не ценил.

В интервью, опубликованном в «Независимой газете» 11 апреля 1991г., он заявил: «В МВД меня боялись. Я не хочу, знаете, ложной скромности, что ли, я – жесткий человек, даже, наверное, очень жесткий; я гонял это МВД как сидоровых коз, поверьте мне».

Что сказать, наверное, нужно быть человеком большого самомнения, чтобы гонять как сидоровых коз людей, которые свои звезды на погонах зарабатывали в схватках с вооруженными преступниками. Зато самому Бакатину, ни дня не служившему ни в армии, ни в милиции, сразу было присвоено звание генерал-лейтенанта.

Если вспомнить, что до 1934 года наркомы внутренних дел никаких званий не имели, равно, как и пришедший в 1956 году «с гражданки» Дудоров, то можно сказать, что Бакатин стал рекордсменом по приложенному к назначению званию.

Конечно и Бакатин оставил свой след в истории МВД. Например, созданием подразделений по борьбе с организованной преступностью. Или тем, что при нем подследственных в СИЗО системы МВД СССР впервые стали кормить горячей пищей.

Но больше он запомнился своей реформаторской деятельностью. Именно он заключил в 1988-90 гг. соглашения с союзными республиками о передаче им сил и функций. В результате все кадры, вооружение и материальная база, включая только что выделенную дополнительно технику на 1,5 млрд. рублей отошли к союзным республикам. А через год после «Беловежского соглашения» выяснилось какой замечательный подарок был сделан независимым государствам. Любил Вадим Викторович красивые жесты, ох любил. Например, взял да и выделил на реставрацию памятников Бухары из бюджета МВД миллион рублей.

А, в общем, лучше всего о нем говорит эпиграмма:

Что б меньше было в жизни пятен,

Назначен в МВД Бакатин.

Но чем активнее Бакатин,

Тем больше в жизни темных пятен.

Задать вопрос бы между тем:

Быть может, занят он не тем?

И все же было бы неправильным только лишь критиковать Бакатина. Нужно отдать ему должное за его принципиальность. Бакатин боролся с попытками использовать органы МВД и ОМОНа, как аппарат подавления народных волнений. Сначала он отказался применять силу в Прибалтике, где усиливались сепаратистские настроения. Перед ноябрьскими праздниками 1990 года Горбачев потребовал от Бакатина пресечь проведение альтернативной демонстрации демократических сил на Красной площади Москвы. После отказа Бакатина, Горбачев обвинил его в трусости и вскоре лишил министерского портфеля.

* * *

Пуго Борис Карлович (1937-1991) был министром в 1990-1991 гг.

Борис Карлович Пуго своей жизнью и трагической судьбой заслужил, чтобы о нем говорили или хорошо, или ничего. Большинство знавших его людей отмечают, что он был скромным, порядочным, добрым и честным человеком. Тем печальнее выглядит его участие в ГКЧП, не получившем поддержки у народа, высмеянном демократическими СМИ и бесславно закончившем свою деятельность.

С горькой иронией звучит его фраза, приведенная в книге Б.Н.Ельцина «Записки президента», с которой Борис Карлович незадолго до самоубийства обратился к детям: «Умный у вас папочка. А купили его за пять копеек».

*Использованы тексты из Википедии

Олег Логинов

Добавить комментарий

Вы должны зайти как в для комментирования записи