ФЕВРАЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ (FEBRUARY REVOLUTION)

ФЕВРАЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

До сих пор причины возникновения и удивительного успеха Февральской революции в России остаются загадкой. Внешне, казалось бы, все просто и укладывается в формулу «верхи не могут, низы не хотят». Поэтому и остановились на стихийности революционного брожения масс и спонтанного стечения обстоятельств, приведших к возникновению и победе Февральской революции. Однако даже народная стихия должна управляться, а в данном случае о движущей и направляющей силе этой революции ничего не известно.

В качестве ее называют масонов, основываясь на том, что они потом заняли ключевые посты во Временном правительстве. Выдвигают предположение, что русскую революцию профинансировало германское правительство через организацию Гельфанда. Об этом в частности на одном из первых заседаний Временного правительства упомянул министр иностранных дел Милюков, чем вызвал возмущение со стороны министра юстиции Керенского. Высказывалась и версия, что скрытой пружиной «революции без революционеров» был так называемый Межрайонный комитет — объединение рабочих делегатов от промышленных районов Петрограда, в котором влиятельную роль играл будущий вождь пролетарской революции Троцкий. Однако позже сам Троцкий писал: «Февральское восстание именуют стихийным… в феврале никто заранее не намечал путей переворота… никто сверху не призывал к восстанию. Накоплявшееся в течение годов возмущение прорвалось наружу в значительной мере неожиданно для самих масс».

ВЕРХИ НЕ МОГУТ

Государственные перевороты в России случались и прежде, наглядно показывая, что при огромной власти у свергнутого самодержца не оказывалось в нужный момент ни защитников, ни друзей. И Николай II не стал в этом плане исключением. Казалось, он сделал все, чтобы потерять власть.

Народного почитания он лишился еще в 1905 году после «Кровавого воскресенья». За свое правления не сумел найти контакт ни с одной политической партией в стране, все они еще в 1916 году объединились в оппозицию к монархии. В оппозицию к царю встала не только Госдума, но даже его ближайшие родственники — 15 великих князей. Их демарши вошли в историю как «великокняжеская фронда». Не сумел государь сформировать и правительство, способное упрочить его власть. За 2 с половиной военных года в России происходила министерская чехарда: сменились 4 председателя Совета министров, 6 министров внутренних дел, 4 военных министра. Особенно негативное отношение вызвали в политических кругах его решения по назначению премьер-министром во время войны с Германией этнического немца Штюрмера и назначению министром внутренних дел непопулярной личности в лице Протопопова. 1 января 1917 года в Зимнем дворце председатель Думы Родзянко при встрече демонстративно отказался пожать руку Протопопову. А позже он говорил о нем: «Самый вредный, самый страшный человек для государства, для этой разрухи оказался Протопопов». Безусловно, со стороны царя было ошибкой держать на посту главы полицейского ведомства мало того, что некомпетентного помещика, так еще и психически больного человека. Кажется, единственно, кому нравился Протопопов, так это императрице.

Николай II оказался крайне недальновидным. Февральская революция наглядно показала, что умирать за него не хотела ни родня, ни гвардия, ни Собственного Его Императорского Величества Конвой. Только полиция сохранила ему верность, за что безжалостно истреблялась в февральские дни. При этом царь-батюшка всегда держал ее в «черном теле». Реформы МВД, предполагавшие улучшение «материального быта полицейских чинов», были задуманы еще П.А.Столыпиным и десять лет — с 1906 года по 1916 год разрабатывались Комиссией А.А.Макарова, но так и остались нереализованными. Николай II рассчитывал, что сохранить порядок в Петрограде смогут 160 тысяч солдат, размещенные в столице, но большая их часть в считанные дни присоединилась к противникам монархии и стала главной ударной силой Февральской революции. И против этой силы 3,5 тысяч чинов петроградской полиции, оставшиеся последним и единственным оплотом самодержавия, не выстояли.

РЕВОЛЮЦИЯ БЕЗ РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ

В полной стихийности февральских событий заставляет усомниться их очевидно управляемое развитие. 22 февраля государь отбыл в Ставку. И уже на следующий день началась Февральская революция. В 1918 году по схожему сценарию в Берлине началась Ноябрьская революция, когда кайзер Вильгельм II тоже находился в Ставке.

В четверг, 23 февраля 1917 года началась забастовка на петроградских заводах, в которой приняло участие 90 000 человек. И в каждый последующий день к забастовке присоединялись еще столько же. Такое раскручивание протестного маховика требует хорошей организации, но кто его раскручивал, по сей день остается загадкой. В тот период в Петрограде имелись перебои с хлебом. И в первые три дня уличные манифестации требовали только «Хлеба!». Войска, сформированные из вчерашних крестьян и брошенные на разгон демонстраций, отказывались стрелять в толпу, которая «только хлеба просит». И начинали брататься с демонстрантами. Лозунги «Долой войну» и «Долой самодержавие» появились позднее. Между тем, ни в Правительстве, ни в Думе 23-25 февраля уличные манифестации даже не обсуждались, видимо, были дела поважнее. Революционно настроенная интеллигенция вообще «все проспала». Старый эсер-боевик Мстиславский-Масловский сказал, что долгожданная революция застала их, «как евангельских неразумных дев, спящими»

ГЕРОИ И ЖЕРТВЫ

У Февральской революции даже герои оказались какими-то «стихийными». Революционный комиссар Бубликов захватив железнодорожное сообщение оградил Петроград от движения карательных частей с фронта и оповести всю Россию о революции посредством железнодорожного телеграфа. Фельдфебель Кирпичников 27 февраля возглавил вооруженное восстание в Волынском полку. Его солдаты убили штабс-капитана Лашкевича и первыми перешли на сторону революционных масс.

К мятежному Волынскому полку сначала присоединились солдаты запасных батальонов Волынского, Литовского и Преображенского полков, а до конца дня еще и Семёновский и Измайловский полки. К вечеру на сторону революции перешло около 67 тысяч солдат Петроградского гарнизона. При их поддержке в столице были заняты арсеналы, почты, телеграфы и мосты. Мятежные солдаты, объединившиеся с рабочими по примеру французских революционеров, отправились громить «бастилии». Были захвачены городские тюрьмы: «Кресты», «Литовский замок», «Шпалерка», причем две последние сожжены. Из них были выпущены все заключенные, в том числе уголовники. Восставшие разгромили казармы жандармских рот и без лишних разговоров на месте убивали полицейских в форме.

На следующий день 28 февраля вооруженные рабочие и солдаты захватили Петропавловскую крепость и под угрозой ее артиллерии заставили капитулировать одну из последних воинских частей, оставшейся верной власти – Самокатный батальон. Командир батальона полковник Балкашин вышел из казармы и сказал, что его солдаты ни в чем не виноваты, он один отвечает за то, что из «верноподданнических чувств» приказал солдатам стрелять в толпу. Балкашина тут же застрелили, но своих солдат от расправы он спас.

Революционная толпа нередко проявляла необузданность и жестокость. Так, она не только расправилась с двумя генералами – Штакельбергом и Чарторийским, но и еще по слухам, тому и другому отрезала головы. У министра императорского двора Фредерикса сожгли дом, как принадлежащий немцу. На самом деле Фредерикс был шведом.

Апофеозом Февральской революции стало отречение императора Николая II от престола. Ни один из командующих фронтами и флотами не призвал его сохранить власть. Самодержавие в Российской империи за считанные дни рухнуло как карточный домик.

Кажется, что все хотели блага России. Но свобода, принесенная февральскими революционными ветрами, оказалась горькой. На фронтах так и продолжали гибнуть солдаты, в тылу перебои с хлебом еще более усилились, на улицах городов началась криминальная вакханалия. Временное правительство не смогло решить ни одну из экономических проблем, вызвавших революцию. И своим бездействием способствовало возникновению новой, гораздо более страшной революции – Октябрьской.

ПАВШИЕ В БОРЬБЕ РОКОВОЙ

Точное число жертв Февральской революции не известно. Троцкий позднее называл «1443 убитых и раненых, в том числе 869 военных, из них 60 офицеров». Но если учитывать, что только в Кронштадте и Гельсингофорсе революционными матросами было убито около 80 офицеров, то цифры Троцкого явно кажутся заниженными.

В петроградской полиции, вообще, погибла чуть ли не половина сотрудников. Жандармов и полицейских забивали до смерти прикладами, им выкалывали глаза, кололи штыками, расстреливали, привязывали веревками к автомобилям и разрывали на части, топили в Неве, сбрасывали с крыш домов. Писатель М. М. Пришвин записал в те дни в своем дневнике: «Две женщины идут с кочергами, на кочергах свинцовые шары — добивать приставов». А барон Н. Е. Врангель вспоминал: «Во дворе нашего дома жил околоточный; его дома толпа не нашла, только жену; ее убили, да кстати и двух ее ребят. Меньшего грудного — ударом каблука в темя».

Олег Логинов

Добавить комментарий

Вы должны зайти как в для комментирования записи