УБИЙСТВА В ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ (MURDER IN ANCIENT GREECE)

УБИЙСТВА В ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ

В реальном древнем мире жизнь была простой и жестокой. Жестокий мир формировал жестокие законы.

Даже законы, действовавшие в колыбели демократии – древних Афинах не были гуманными. По ним «должно было убить» всего лишь за гроздь винограда сорванного в чужом саду или за праздную жизнь. Об этих законах говорили, что они «написаны не чернилами, а кровью». А поскольку писал их правитель по имени Драконт, то их и прозвали «драконовскими».

АФИНСКАЯ РАСПРАВА

И все же излишняя жестокость в Афинах не поощрялась. Это проявилось, например, при подавлении мятежа Киолона.

Знатный афинянин Килон одержал победу на Олимпийских играх и почувствовал себя избранником богов. Он решил захватить власть в Афинах. Килон дождался летнего праздника Зевса Олимпийского в 632 году до н.э. и с отрядом товарищей захватил афинскую крепость — акрополь. Но народ не поддержал олимпийского чемпиона. Афиняне с оружием в руках под руководством архонта Мегакла из рода Алкмеонидов осадили акрополь. Килон пал духом и бежал, бросив своих соратников на произвол судьбы.

Участники заговора, после того, как он провалился, искали с мольбой защиты у богини Афины. Их уговорили сойти с Акрополя и предстать перед судом. Тогда они привязали нитку к статуе богини и отправились вниз, держась за нее. И вдруг нитка оборвалась. «Бейте их: богиня от них отрекается!» — крикнул архонт Мегакл. Архонты тут же бросились на безоружных заговорщиков и растерзали их. Закололи даже тех, кто искал убежища у алтарей. Афинян возмутило эта расправа, они посчитали ее святотатством. Они стали называть убийц «проклятыми» и подвергли их суду трехсот знатнейших граждан. В результате архонты были отправлены в изгнание. А главным виновником святотатства афиняне посчитали представителей семейства Алкмеонидов. Их род не только был изгнан из Аттики, но даже были вырыты из могил кости умерших членов семейства. Однако при любых последующих бедствиях афиняне снова и снова считали, что эта расплата за то, что арахонты прогневили богиню Афину. Успокоились они только тогда, когда приглашенный из Крита жрец «очистил» город от божественного проклятия.

ПИСИСТРАТ

Наибольший резонанс в Афинах вызывали политические убийства. Борьба за власть между демократами и олигархами отнюдь не всегда ограничивалась ораторскими прениями и судебными процессами. Любопытно, что тирания отнюдь не всегда была злом для Афинского государства, подчас она даже являлась для него благом.

Так, развитие Афинской демократии в VI веке было прервано тиранией Писистрата. Перерыв получился длительным. Сам Писистрат правил в Афинах 33 года (560 — 527 гг.) и еще 17 лет продолжалось тираническое правление его сыновей.

Любопытна история прихода к власти Писистрата. Однажды он изранил сам себя мечом, изранил мулов, запряженных в его повозку, потом приехал в таком виде на площадь и стал жаловаться народу, что на него напали его враги, и он с трудом от них ускользнул. Писистрат попросил, чтобы ему позволили держать при себе телохранителей. Ему позволили. Правда, не разрешили вооружить охрану копьями — это было бы слишком похоже на царскую власть, — позволили носить ей только дубинки. Но оказалось, что порой для государственного переворота бывает достаточно и дубинок. Писистрат со своими телохранителями захватил акрополь и стал править как тиран.

Но Писистрат оказался справедливым тираном. Он ввел государственный кредит с более низкими процентами, чем у ростовщиков, и налоговые льготы для неимущих. Учредил разъездные суды, освободив крестьян от необходимости отправляться в город для решения каждой тяжбы. Аристотель говорил, что Писистрат был «гуманным и кротким человеком, снисходительным к провинившимся».

Но при этом у афинян где-то в подкорке мозга оставалась врожденная ненависть к тирании. И после смерти Писистрата в 514 году до н.э. они устроили заговор против его сыновей. Поводом послужила любовная история. Сын Писистрата, новый тиран Гиппарх предложил стать своей любовницей девушке из аристократической семьи. Но та отвергла его предложение. И тогда Гиппарх запретил этой девушке участвовать в праздничном шествии к храму Афины, заявив, что она недостойна такой чести. Брат девушки Гармодий расценил это как страшное оскорбление его семье. Вместе со своим другом Аристогитоном они решили свергнуть тирана. К их заговору присоединилось еще несколько юношей и одна девушка по имени Леэна.

Гармодий и Аристогитон убивают тирана Гиппарха

Вскоре подоспел еще один праздник — Панафиней, когда юноши должны участвовать в процессии со щитами и копьями в руках. Гармодий и Аристогитон явились на этот праздник и с мечами, скрыв их ветками мирного мирта. Приблизившись к Гиппарху, они неожиданно набросились и убили его. Гармодий при этом погиб на месте, Аристогитона схватили. Место убитого тирана занял его брат Гиппий, который начал расправу над заговорщиками. Их жестоко пытали, выведывая имена соучастников. Тверже всех держалась Леэна. Чтобы не заговорить под пытками, она сама откусила себе язык: Аристогитон поступил иначе: на допросе он назвал своими соучастниками всех лучших друзей тиранов, чтобы Гиппий их погубил и остался одинок.

Позднее убитый Гармодий и казненные Аристогитон с Леэной за свое преступление попали в разряд героев-мучеников. Мужчинам воздвигли на рыночной площади в Афинах медные статуи.

Гармодий и Аристогитон

А в честь Леэны, чье имя значит «львица», была поставлена бронзовая статуя львицы, у которой в раскрытой пасти не было языка. А еще о них сложили песню:

«Под листьями мирта мечи понесем,

Подобно Гармодию с Аристогитоном,

Когда поразили тирана мечом

И сделали равными всех пред законом!»

ПЕРИАНДР

Другим известным тираном в Древней Греции был Периандр, около 40 лет правивший в Коринфе. Однажды в припадке гнева он побил свою жену Мулиссу, которую он очень любил. От побоев Мелисса скончалась. Периандр похоронил ее по-царски, но ночью супруга явилась к нему во сне и пожаловалась:

— Мне холодно в царстве мертвых: ведь тени человека нужна тень одежды!

На следующий день Периандр устроил великий женский праздник в храме Геры. Знатнейшие коринфянки явились в храм в лучших нарядах. И тогда Периандр приказал своей страже храм оцепить, женщин раздеть, а наряды их сжечь на огромном костре, чтобы жене его Мелиссе не было холодно в царстве мертвых.

За смерть матери на Периандра очень обиделся его сын Ликофрон

На западном море у Коринфа была колония Керкира. Туда отправил Периандр Ликофрона, там он и жил, пока Периандр не состарился и не попросил его вернуться и принять власть.

— Ноги моей не будет в городе, где ты живешь! — ответил Ликофрон.

— Хорошо, — написал ему Периандр, — приезжай в Коринф и правь Коринфом, а я уеду на твое место и буду править Керкирой.

Ликофрон согласился, но не согласили керкиряне, которые от одной мысли иметь своим правителем Периандра пришли в ужас. Они убили Ликофрона, а Периандру написали, что сын его умер, и что теперь Периандру нет никакой нужды перебираться на Керкиру. Тиран пришел в ярость. Он пошел на Керкиру войной, разгромил ее, а триста знатных юношей продал в рабство в Лидию, мстя за сына.

В 685 году до н.э. старый и всеми ненавидимый Периандр устрашился, что когда умрет, граждане разроют могилу и осквернят его прах. И он решил умереть так, чтобы никто никогда не узнал, где его могила. Он вызвал к себе двух воинов и отдал им тайный приказ: в полночь выйти из дворца по Сикионской дороге, первого встречного путника убить и похоронить тут же на месте. Потом он вызвал четверых воинов и отдал приказ: через час после полуночи выйти на Сикионскую дорогу, настичь двух воинов и умертвить их. Потом вызвал восьмерых воинов и приказал: через два часа после полуночи выйти вслед четверым и умертвить их. А когда настала полночь, Периандр закутался в плащ, незаметно вышел из дворца и пошел по Сикионской дороге навстречу двум солдатам. Была тьма, узнать его никто не мог. Через полчаса он был убит двоими, еще через час эти двое были убиты четырьмя, еще через час эти четверо были убиты восемью. Так исполнилось последнее желание Периандра: никто никому не мог указать место его погребения.

Там же на острове Керкира в 421 году до н.э. случилась еще одна кровавая драма на почве политической борьбы. Сначала олигархи, решив отнять власть у демократов, убили в Совете вождя народной партии Пифия и еще 60 человек советников из народа, после чего захватили власть в городе. Но удержать ее не сумели. Демократы при поддержке афинского флота взяли вверх и начали расправу, которую историк Фукидид описал так:

«… демократы принялись убивать в городе тех из своих противников, кого удалось отыскать и схватить… Затем, тайно вступив в святилище Геры, они убедили около 50 находившихся там молящих выйти, чтобы предстать перед судом, и осудили всех на смерть. Однако большая часть молящих не согласилась выйти. Когда они увидели, что происходит с другими, то стали убивать друг друга на самом священном участке. Некоторые повесились на деревьях, а другие покончили с собой, кто как мог.

В течение семи дней, пока Евримедонт после своего прибытия с 60 кораблями оставался на острове, демократы продолжали избиение тех сограждан, которых считали врагами, обвиняя их в покушении на демократию. В действительности же некоторые были убиты из личной вражды, а иные — даже своими должниками из-за денег, данных ими в долг. Смерть здесь царила во всех ее видах. Все ужасы, которыми сопровождаются перевороты, подобные только что описанному, все это происходило тогда на Керкире и, можно сказать, даже превосходило их.

Отец убивал сына, молящих о защите силой отрывали от алтарей и убивали тут же. Некоторых даже замуровали в святилище Диониса, где они и погибли».

АГАФОКЛ

Коринфу не везло на тиранов. Один из жителей этого города Тимофан с помощью наемников захватил власть в Коринфе, став очередным тираном. Тогда к нему в сопровождении двух друзей пришел его брат Тимолеонт и начал умолять его отречься. Но Тимофан только насмехался над ним. Тимолеонт заплакал и закрыл лицо плащом, а друзья его выхватили мечи и уложили Тимофана на месте. Коринфяне радовались свободе, но на Тимолеонта смотрели с восторгом и ужасом: вот человек, который во имя закона государства попрал закон родства. Мать Тимолеонта и Тимофана затворилась в доме и отказалась видеть сына. Это сломило душу Тимолеонта: он мучился тоской, чуждался людей и пытался уморить себя голодом. Так, на краю безумия, он провел двадцать лет.

И тут о нем вспомнили жители Сиракуз, которые стонали под властью собственного тирана Дионисия Младшего. Они приехали к Тимоленту и предложили ему возглавить поход против тирана. «Если победишь — останешься для нас тираноубийцею; если нет — останешься братоубийцею» — сказали они. И Тимолеонт согласился. Вскоре Сиракузы были освобождены, Дионисий разжалован в простые смертные. Вслед за Сиракузами стали свергать тиранов и другие города. Их распинали на крестах в городских театрах, чтобы граждане могли полюбоваться на мучения тех, кого еще недавно страшились. В Сиракузах статуи тиранов, стоявшие на главной площади, продали в рабство: их приносили в суд, произносили над ними обвинение, выставляли на аукционе и продавали, как рабов: кто даст больше.

Но свободы, завоеванной Тимолеонтом, хватило Сиракузам ровно на двадцать лет. А затем они снова оказались под властью тирана. Им стал сын гончара Агафокл, ставший отважным воином. Захватив власть в Сиракузах, он отправился с войском в Африку. Война там получилась жестокой. Под Утику, второй после Карфагена город в Африке, он двинул осадные башни, на которых живой защитой от стрел привязаны были карфагенские пленники. Правда, это не помогало, карфагеняне били по своим без жалости. Утику он взял, но Карфаген выстоял. Между тем в Сицилии начиналась новая междоусобная война. Войска Агафокла стали роптать, собственный сын его, Архагат, попытался было взять отца под стражу. Тогда Агафокл бросил все — и армию и сына — и бежал в Сицилию, наводить порядок у себя дома.

Порядок дома он навел, но брошенные им войска в Африке взбунтовались. Его солдаты перерезали помощников тирана, а потом перешли на карфагенскую службу. Когда один воин занес меч над Архагатом,  тот крикнул:

— А что, по-твоему, Агафокл сделает за мою смерть с твоими детьми?

— Все равно, — ответил убийца, — мне довольно знать, что мои дети хоть ненадолго переживут детей Агафокла.

А вскоре, в 289 году до н.э. смерть настигла и самого Агафокла. Говорили, будто родной внук, сын погибшего Архагата, отравил Агафокла, подложив ему отравленную зубочистку. Яд ее разъедал десны и вызывал такие мучения, что Агафокл будто бы приказал сжечь себя заживо на погребальном костре.

Олег Логинов

Добавить комментарий

Вы должны зайти как в для комментирования записи