МАКЕДОНСКИЕ СТРАСТИ (MACEDONIAN PASSION)

МАКЕДОНСКИЕ СТРАСТИ

Преступления, равно как победы были спутниками знаменитого македонского царя Александра. К власти в Македонии Александр пришел после того, как Павсаний, не найдя справедливости у царя Филиппа, отца Александра, коварно убил его.

История эта весьма запутанная. У Филиппа был одним из телохранителей Павсаний, родом из Орестиды. Благодаря своей красивой наружности он по совместительству был еще и возлюбленным царя. Потом у Филиппа появился другой возлюбленный. По иронии судьбы тоже Павсаний. Между Павсяниями произошел серьезный мужской разговор, кто из них больше любит царя. И второй Павсаний вскоре доказал свою любовь, отдав жизнь за царя. Когда Филипп сражался с Плеврием, царем иллирийцев, Павсаний заслонил его, приняв на себя все удары.

Невольного виновника этой гибели решил проучить Аттал, который был дядей Клеопатры, на которой царь только что женился и полководцем Филиппа. Аттал пригласил Павсания на обед. Напоив его допьяна неразбавленным вином, он затем передал его в бессознательном состоянии погонщикам мулов, чтобы те изнасиловали его в пьяном распутстве. После того как тот пришел в себя, он в глубокой ярости от поругания обвинил Аттала перед царем. Царь разделял его гнев из-за варварского поступка, но в то же время не желал наказывать Аттала, который был для него важен.

Павсаний, тем не менее, разжигал свою непримиримую ярость и поклялся отомстить своими силами не только виновнику своего унижения, но и тому, кто не заступился за него.

Между тем перед военным походом в Азию Филипп II затеял зрелищные представления по поводу свадьбы своей дочери Клеопатры с эпирским царем Александром. На представлении по приказу Филиппа его телохранители держались в отдалении, так как он желал показать народу, что благодаря доброму отношению к нему греков, ему нет нужды в охране копьеносцев. Этим и воспользовался Павсаний, пришедший в театр с кельтским кинжалом под плащом. Он подкрался к царю, ударил его ножом и побежал к воротам, где оставил лошадей. Тут же часть телохранителей устремилась за убийцей. Павсаний успел бы вскочить на лошадь, если бы не споткнулся о виноградный корень. Когда он поднимался, его убили копьями.

В этом преступлении больше всего обвиняли мать Александра – Олимпиаду, будто бы это она направила гнев молодого человека на убийство царя. Не избежал обвинений и Александр. Будто бы. Когда Павсаний пожаловался ему на обиду, тот туманно ответил ему стихом из «Медеи»:

— Всем отомстить – отцу, невесте, жениху.

Позже уже в его отсутствие Олимпиада жестоко расправилась с последней женой Филиппа – Клеопатрой.

Одним из первых военных походом Александра стал поход против восставших против македонского владычества Фив. Когда город отказался сдаться на милость молодого македонского царя, Александр захватил его силой оружия, а потом стер с лица земли. Более тридцати тысяч граждан, оставшихся в живых, он продал в рабство.

Однако позже в своих войнах Александр неизменно проявлял образец благородства по отношению к поверженному противнику. А история с Фивами, возможно, послужила ему добрую службу в Гиркании. Там какие-то варвары, неожиданно напав на царских конюхов, похитили любимого коня Александра – Букефала. В ярости Александр приказал объявить всем вокруг, что он перебьет всех местных жителей с их детьми и женами, если ему не возвратят коня. Букефала тотчас возвратили.

Филот, сын македонского военачальника Пармениона, узнав о заговоре против Александра не донес о нем царю. За это сам угодил под подозрение в заговоре. Его подвергли пыткам в присутствии ближайших друзей царя, сам Александр мог слышать его мольбы и стоны, поскольку сидел за занавеской. Он отдал приказ убить и Филота и отца его Пармениона, хотя тот был одним из наиболее уважаемых людей в Македонии.

Вскоре после этого на пиру Александр по незначительнейшему поводу разругался с одним из своих друзей Клитом. Александр в шутливой форме заметил Клиту, что не себя ли тот хочет оправдать, называя трусость бедою. Клит вспылил и заявил:

— Но эта самая трусость спасла тебя, рожденный богами, когда ты уже подставил свою спину мечу Спитридата! Ведь благодаря крови македонян и этим вот ранам, ты столь вознесся, что, отрекшись от Филиппа, называешь себя сыном Амона!

Александр пришел в страшный гнев, выхватив копье у одного из телохранителей, он метнул его в Клита и убил его. А потом, опомнившись, громко рыдал над его трупом.

Одному из полководцев Абулиту македонский царь Александр поручил подготовить съестные запасы для войска, а тот подготовил три тысячи талантов в чеканной монете. Александр велел ему бросить эти деньги коням. Лошадки, понятное дело, таким кормом побрезговали. Александр воскликнул:

— Что нам за польза в твоих припасах?!

После чего приказал бросить Абулита в тюрьму, а сына его Оксиарта собственноручно пронзил копьем.

О смерти Александра тоже ходит много легенд связанных с его возможным отравлением. Рассказывали, что его отравили ледяной водой, стекающей со скалы близ Нонакриды. Ее собирают и сливают в ослиное копыто, поскольку ни в чем другом, эту холодную и очень едкую жидкость хранить нельзя, она разрушает любой сосуд. В козьем копыте злоумышленники тайно доставили ее из Греции в Вавилон к Александру. А на пиру военачальник Александра Кассандр будто бы тайно уронил несколько капель этой воды в чашу царя.

Он умирал, не оставив наследников своему огромному царству. Друзья-военачальники, толпившиеся у постели Александра, спросили его: «Кому ты оставляешь царство?» Он прошептал, едва шевеля губами: «Достойнейшему». Его спросили: «Кто будет надгробной жертвой над тобой?» Он выдохнул: «Вы». Когда он умер и начались кровавые войны за власть между его военачальниками, они часто вспоминали это его последнее слово.

Тридцать дней тело Александра лежало неприбранным: полководцы спорили за власть. А потом еще двадцать лет от Афин до Вавилона не утихали войны: полководцы боролись за власть.

Сначала полководцы Александра решили отдать трон ещё не родившемуся сыну Александра от Роксаны, но простые македонцы из фаланги воспротивились, не желая иметь царя с персидской кровью, и отстояли незаконного сына Филиппа II — Филиппа III Арридея. Он был сыном отца Александра от танцовщицы Филинны из фессалийского города Лариса и на трон не претендовал как в силу низкого происхождения матери, так и из-за слабоумия. Так Великая империя, которой прежде управляли действительно великие цари Филипп и Александр, оказалась перед печальной альтернативной. Кого посадить на трон – слабоумного Филиппа III или еще малоумного Александра IV.

Трон сначала достался Арридею, который стал куклой на царском троне, игрушкой в руках попечителей, македонских полководцев, и собственной жены Эвридики. Однако вторгшиеся в Македонию в 318 году до н.э. Полисперхон с Олимпиадой, вдовой Филиппа II, захватили Арридея с женой в плен.

Впрочем, Олимпиада не стала томить их длительным заключением, так как македонцы прониклись жалостью к своему низложенному царю. В декабре 317 году до н.э. она велела верным фракийцам заколоть Филиппа Арридея, а Эвридику принудила покончить жизнь самоубийством. Эвридика, обмыв тело мужа от ран, повесилась на своём поясе, не высказав сожалений о своей судьбе, но лишь пожелав такой же доли Олимпиаде. На трон Македонии возвели 6-летнего сына Александра Великого от бактрийской княжны Роксаны и родного внука Олимпиады.

Видимо боги услышали проклятие Эвридики, и спустя год уже Олимпиада оказалась в опале. Власть в Македонии захватил полководец Кассандр, который осудил Олимпиаду на смерть побитием камнями. Теперь у Александра IV не осталось покровителей, одни только враги. Малолетнего царя с матерью держали фактически под арестом в крепости Амфиполя. Кассандр лишил мальчика царских привилегий и слуг, велел обращаться с ним как с простым македонцем. А потом и вовсе приказал лишить их жизни. В 309 году до н.э. четырнадцатилетнего Александра и его мать Роксану отравили. Со смертью Александра IV завершилось 400-летнее царствование македонской династии Аргеадов.

Постепенно почти все из военачальников, ходивших с Александром в походы и претендовавшим на земли его империи, или погибли в междоусобицах, или умерли от старости. Последними из наследников Александра остались в живых двое: Лисимах и Селевк. Оба они были знамениты своими подвигами. Лисимах, брошенный льву сумел одолеть «царя зверей», а Селевку единственному удалось повторить поход Александра на Индию, в результате чего он получил от индийского царя пятьсот слонов.

Враждовать Лисимаху и Селевку уже было не из-за чего, но им, помнившим Александра, скучно было доживать век среди молодых царей, больше политиков, нежели героев, и они пошли друг на друга, как богатыри, в единоборство. Лисимаху было за семьдесят, Селевку под восемьдесят. Лисимах пал в бою, Селевк был зарезан в походе на Македонию. С ними ушло и былое величие Македонии.

Олег Логинов

Добавить комментарий

Вы должны зайти как в для комментирования записи