ВИКТОР КОЗНИ (VICTOR COZNI)

ВИКТОР  КОЗНИ

Для справки: ваучерная приватизация проводилась только в России, Чехии и Монголии. «Отца» российской ваучерной приватизации Анатолия Чубайса народ клянет до сих пор. Власти декларировали, что от приватизации каждый гражданин России получит свою долю общенародной собственности. Но вместо доли российский народ, за исключением небольшой группы счастливчиков, как обычно получил «кукиш».

Чешская приватизация от российской отличалась тем, что она была не ваучерной, а купонной. Каждый взрослый гражданин Чехословакии мог за сумму, равную средней недельной заработной плате, купить книжку купонов, которые можно было обменять на акции или вложить в инвестиционный фонд. 45% владельцев купонных книжек в Чехии полностью доверились инвестиционным фондам, 30% частично передали их в фонды, частично вложили сами. Но большинство из тех, что отдал свои купоны в фонд «Гарвард Кэпитал & Консталтинг», «угорели». Зато на их купонах личное состояние некоего Виктора Козни за считанные месяцы подскочило до двухсот миллионов долларов.

МОЛОДОЙ АВАНТЮРИСТ

Знакомые Виктора Козни отмечают в нем одну важную черту характера – он виртуозно умеет врать и пускать пыль в глаза. Также, как эта черта сделала некоторых русских олигархами, Козни она сделала нуворишем.

Детство у Витька выдалось незавидное. Маманя, оставив его в Чехословакии, умотала за границу, потом папаня покончил жизнь самоубийством, так что воспитанием будущего миллионера занималась тетя. Наверняка, она объясняла Вите, что обманывать нехорошо. Но он не внял ее нотациям и не прогадал.

Сначала Козни навешал лапши на уши о своих способностях к наукам одному американскому профессору из Нью-Мексико. Тот оплатил 19-летнему чешскому парню  поездку в США, но когда разобрался, что Виктор отнюдь не будущее светило физики, указал ему на дверь. Однако Козни было уже не остановить. Попав в Америку, он не собирался возвращаться домой. Ему удалось вскружить голову одной       богатой замужней даме, та развелась с мужем и оплатила обучение в Гарварде юного любовника. Со скрипом он все же закончил это престижное учебное заведение.

При том, что фактически Виктор был банальным молодым и смазливым альфонсом, своим приятелям по Гарварду он рассказывал романтичную историю о себе. Будто бы он с отличием закончил самую престижную гимназию в Праге, в четырнадцать лет поступил в лучший пражский университет, по окончании которого бежал в Германию, где познакомился с известным профессором из Лос-Аламоса. Якобы этот американский профессор разглядел в нем задатки гения и уговорил переехать в США, он даже оплатил Козни перелет в Соединенные Штаты, учебу в Гарварде и забронировал для него после окончания университета место для работы в знаменитом ядерном центре Лос-Аламоса.

Личная жизнь в Америке у Козни развивалась бурно. Немолодую любовницу, которую увел у мужа, он вскоре бросил и женился на дочери богатого банкира из Бостона. Правда, когда молодая жена, объявила, что беременна, бросил и ее.

ЗАПАХ ДЕНЕГ

В 1991 году Виктор Козни нарисовался на родине, в Чехословакии. Но не от того, что его замучила ностальгия. Нюхом авантюриста он почуял запах больших денег. В 1992 году по инициативе премьер-министра Вацлава Клауса в Чехословакии началась приватизация. Каждый гражданин страны мог приобрести за 40 долларов книжку с купонами, которые можно было обменять на акции предприятий еще недавно бывших государственными. Однако чехи и словаки почему-то не горели желанием стать акционерами. Над купонной приватизацией нависла угроза срыва. И тут, как черт из табакерки, выскочила частная фирма «Гарвард Кэпитал энд Консалтинг», созданная Витей Козни. Реклама «Гарварда К. & К.» не сходила с экранов телевизоров, обещая гражданам взамен их купонной книжки выдать через год по меньшей мере 400 долларов. Народ повалил валом в офис «Гарварда», над которым развевался американский флаг. Люди с ночи занимали очередь, чтобы отдать свои купоны Виктору и Ко. За несколько месяцев Козни вручили свои купонные книжки более 800 тысяч человек.

За год активной деятельности «Гарвард Кэпитал & Консалтинг» из никому не известной фирмы превратилась в самый мощный и богатый инвестиционный фонд Чехии. К осени 1993 года его капитал превысил   миллиард долларов, а личное состояние Козни оценивалось в 200 млн. долларов. И это при том, что в Чехословакию он вернулся, имея в кармане всего три тысячи долларов. Виктор посчитал, что теперешнего капитала ему хватит на дальнейшую безбедную жизнь, и решил сматывать удочки.

Вновь он их размотал только на Багамах, куда перебрался с бывшей секретаршей Людкой, ставшей его третьей женой и настоящей соратницей, и двумя маленькими дочерьми. Ни у кого из 300 богачей, живущих в Лифорд Кее не было такого роскошного дома, как у него. А ведь соседями Виктора были такие известные люди, как писатель Артур Хэйли и актер Шон Коннери. Правда, одного пусть и большого дома на Багамах Козни вскоре показалось мало, и он еще прикупил себе особняк с огромной террасой и шестью спальными комнатами расположенный в самом фешенебельном районе английской столицы Белырэйвия. Этот дом раньше принадлежал композитору Эндрю Ллойду Уэбберу, автору знаменитого мюзикла «Кошки», что еще более поднимало его цену. Но Виктор не стал торговаться и выложил за особняк двадцать миллионов долларов. Такая покупка мигом привлекла внимание прессы к этому молодому чеху. Ушлые журналисты тут же выведали, что он — завсегдатай самого дорогого и модного лондонского ресторана «Гаврош», где не скупится на чаевые и заказывает самые дорогие вина. Так, в этом ресторане он в разное время заказывал бутылку шампанского «Круг» из винограда урожая 1949 года стоимостью в девятьсот долларов, вино «Монтраше» по две тысячи за бутылку, красное бургундское «Романи конти» из винограда урожая 1985 года стоимостью восемь тысяч долларов, «Шато латур» из винограда урожая 1961 года за три тысячи, «Оте брионе» из винограда урожая 1945 года за три с половиной тысячи долларов.

К чести чешских властей они не взирали равнодушно на широкомасштабную рекламную кампанию инвестиционного фонда «Гарвард К. & К.». Понимая, что Козни может стать монополистом на инвестиционном рынке и сосредоточить в своих руках большую долю акций самых прибыльных предприятий страны, министр приватизации Томаш Джезек по радио и телевидению призывал чехов не нести свои купонные книжки в «Гарвард». Но народ не поверил, а в результате не получил обещанных дивидендов и лишился своих «ваучеров».

АФЕРА В АЗЕРБАЙДЖАНЕ

А между тем, управляя с Багамских островов своими 29 инвестиционными фондами и пятнадцатью компаниями, Козни сумел путем ловких финансовых  манипуляций вывести активы своих предприятий из Чехии на Кипр, окончательно лишив надежды  многочисленных соотечественников когда-нибудь что-нибудь получить за отданные купоны.

Чешское правительство обратилось к известному детективному агентству «Кролл» с просьбой проверить, чем занимался Виктор Козни в Америке. В результате выяснилось, что, хотя личную репутацию авантюриста нельзя назвать безупречной, к уголовной ответственности в США он ни разу не привлекался, а значит, прекратить его деятельность в судебном порядке невозможно.

Второй раз Козни стал участником международного скандала в конце ХХ века. И опять он засветился на ниве приватизации, на сей раз в Азербайджане.

В     декабре 1997 года Козни закатил в своем Пик-хаусе (горном домике в Аспене, купленном за 19,7 млн. долларов) роскошную вечеринку для богачей и знаменитостей, отдыхавших на этом лыжном курорте. Виктор расписывал гостям, как можно по дешевке скупить азербайджанские приватизационные ваучеры и как потом в обмен на них получить контроль над ведущей государственной нефтяной компанией этой бывшей советской республики — «Азнефтью». Каждый из 150 гостей, получил от хлебосольного хозяина на память по ювелирному изделию из Asprey & Garrard, эксклюзивного магазина драгоценностей в Лондоне. А всего он потратил на вечеринку порядка миллиона долларов. Но игра стоила свеч.

       Дар убеждения у Виктора был отменный. Вскоре с подачи Козни западными богатеями было потрачено на азербайджанские ваучеры более 20 миллионов долларов. А председатель нью-йоркского хеджингового фонда «Omega Advisors» Куперман после беседы с Козни вовсе раскошелился на 125 миллионов баксов на покупку азербайджанских приватизационных ваучеров и так называемых опционов — дополнительных сертификатов, необходимых для иностранных покупателей. Его примеру последовало руководство нью-йоркской страховой корпорации «American International Group» (AIG), которое на те же цели потратило 15 миллионов долларов.

Однако через год было объявлено, что «Азнефть» не станут приватизировать. Без возможности завладеть этим «бриллиантом» инвестирование азербайджанской приватизации становилось пустой затеей. «Omega Advisors» и AIG подали иск в Высокий суд Лондона, в котором обвинили Козни в мошенничестве. Они утверждали, что Козни, якобы, клялся, что не возьмет с них ничего сверх того, что сам заплатил за ваучеры и опционы. А на самом деле он на них изрядно «наварился». Будто бы Виктор купил свои опционы в 1997 году на открытом рынке в среднем по 40 центов за штуку, а продал их своим инвесторам по 25 долларов за штуку, получая прибыль 24,60 долларов с каждого опциона. Когда консультанты «Omega Advisors» перевели на счет Козни в швейцарском банке 75,1 млн. долларов за 3 млн. опционов, согласно подсчетам истцов, он сразу заработал 73,9 млн. долларов.

ОЧАРОВАНИЕ ЩЕНКА

«Omega Advisors» и AIG потребовали с Козни возврата 160 млн. долларов с учетом процентов и судебных издержек. На их требование Виктор ответил 38-страничным заявлением, в котором указал, что 83 млн. долларов инвестиций пошли президенту Азербайджана Гейдару Алиеву, его сыну Ильхаму Алиеву и другим чиновникам, чтобы они обеспечили ему получение акций «Азнефти». Козни заявил, что президент и его окружение, которых он объединил под общим термином «азербайджанские интересы» потребовали себе две трети в приватизационной схеме.

Однако руководство Азербайджана, прослышав об обвинениях Козни, заявило, что знать его не знает и никогда с ним не встречалось.

Как бы там ни было, но западные толстосумы, доверившие свои капиталы ловкачу Козни, сами в истории с азербайджанской приватизацией выглядят не в лучшем свете. Виктор утверждает, что согласовывал с ними вопрос, что часть их средств пойдет на взятки, но обещал, что прибыль окупит все. Именно из-за жадности они заставили себя поверить, что президент Алиев позволит продать «Азнефть» — источник богатства всей страны кучке иностранцев. Теперь инвесторы говорят, что ввязались в авантюру под чарами обаяния Козни. Один из представителей «Omega Advisors» сказал, что у Виктора очарование щенка: «Когда с ним играешь, то он милый и трогательный. Но стоит только отвернуться, как он тут же нагадит на ковер».

Попал в компанию пострадавших от козней Козни и российский Альфа-банк, который предоставил Козни кредит на 35 млн. долл. для участия в приватизации азербайджанской нефтяной компании «Сокар». Виктор прекратил платежи по кредиту в 1998 году. Российский суд обязал его выплатить банку 6 млн. долларов, но Козни это решение проигнорировал.

В 2005 году над головой Виктора Козни сгустились тучи. Он был арестован на Багамах по обвинению нью-йоркского суда в даче взяток руководству Азербайджана. Власти США потребовали его экстрадиции в Америку, где ему светило до 20 лет тюремного заключения. Тут же правоохранительные органы Чехии напомнили, что Козни обвиняется ими в так называемом тунелировании гарвардских фондов, в результате чего мелким пайщикам был нанесен ущерб в размере 11, 5 миллиардов крон, за что ему дополнительно возникли перспективы на 16-летний срок на родине. Однако в США Козни так и не экстрадировали. Он благополучно скрывается и от американского и от чешского правосудия по сей день. За грехи, к которым он был причастен пока отдувается Фредерик Бурк, основатель американской компании «Dooney & Bourke», который в июле 2009 года был признан окружным судом Нью-Йорка виновным в даче взяток государственным деятелям и чиновникам Азербайджана. Он был осужден к одному году и одному дню тюрьмы.

Утешает в этой истории лишь одно. Козни решил больше не строить козни в сфере приватизации. Он продал дом с гигантским бассейном на Багамах, яхту, самолет, автомобили и решил заняться преподавательской деятельностью. Вот только сможет ли он научить чему-нибудь хорошему – большой вопрос.

Олег Логинов

Добавить комментарий

Вы должны зайти как в для комментирования записи