РЕКОРДСМЕН АГА ХАСАН АБЕДИ (AGHA HASAN ABEDI)

РЕКОРДСМЕН АГА ХАСАН АБЕДИ

Самым грандиозным в мире банкротством считается крах международного банка «Bank of Credit and Commerce International». На момент расцвета этот банк имел 400 филиалов в 78 странах мира, 1,3 миллиона вкладчиков и 14 тысяч служащих. А на момент заката — финансовую дыру в размере более 10 млрд. долларов без шансов вернуть исчезнувшие деньги, поскольку единственный человек, который мог пролить на их судьбу, Ага Хасан Абеди почил в бозе.

СУРОВАЯ ШКОЛА ЖИЗНИ

Ага Хасан Абеди родился в 1922 году в мусульманской семье на севере Индии. Парню удалось получить университетский диплом и устроиться на работу в банк, но из-за кастовой системы в Индии шансов пробиться на финансовый Олимп у него не было никаких. Однако после раздела Индии в 1947 году его родители оказались в Пакистане. Перемена страны не повлияла на положение Абеди, он все так же продолжал работать клерком в банке. Но при этом свято верил, что достоин большего, и старательно искал возможность для реализации своих амбиций. Такая возможность представилась ему в 1959 году, когда семейство текстильных магнатов Пакистана Сайгол взяло его на работу и назначило управляющим фабрики в самой отсталой Пакистанской провинции Белуджистан. Ага «рыл носом землю», но сумел вывести отстающее предприятие в разряд рентабельных. На успешного управляющего обратил внимание глава текстильного клана Юсуф Сайгол, который не только выслушал предложение Абеди о создании банка, но выделил ему на «старт-ап» 10 миллионов рупий. Вскоре на свет появился «Юнайтед бэнк лимитед» под управлением Абеди.

Карьера Ага Хасан Абеди в этом банке, многому его научила и сформировала его взгляды на жизнь. Он явно сделал для себя вывод, что лучшим инструментом развития бизнеса являются связи с сильными мира сего, что «деньги не пахнут» и что верить никому нельзя.

В конце 1960-х годов в провинцию Белуджистан прилетел поохотиться на песчаных дроф арабский шейх Зайед бен Султан аль-Нахайян. В ту пору нефтяной бум еще не наступил, поэтому власти Пакистана к визиту шейха отнеслись безразлично. Но зато Абеди устроил ему радушный прием. «Юнайтед бэнк» старался выполнить любой каприз гостя. Зайед это запомнил и, вернувшись на родину, рекомендовал другим шейхам Абеди, если у тех возникали вопросы в Пакистане. А еще арабские богачи стали вкладывать деньги в «Юнайтед бэнк» и тот спустя некоторое время стал вторым в Пакистане по объему операций.

Но тут подоспела беда, откуда Абеди не ждал. Когда министр иностранных дел Пакистана Зульфикар Али Бхутто в 1967 ушел в оппозицию к власти и создал свою «Пакистанскую народную партию», Абеди симпатизировал ему и тайно спонсировал его партию. Отчасти и благодаря его деньгам Бхутто в декабре 1971 года пришел к власти в Пакистане. А в 1973 году новый президент начал реализацию своей программы «исламского социализма» с того, что национализировал все частные банки, учебные заведения и предприятия тяжелой индустрии. Так Абеди в одночасье лишился своего детища «Юнайтед бэнк», над процветанием которого старательно трудился 15 лет. Ага был уязвлен этой потерей до глубины души, но не пал духом, а разозлился и решил создать новый банк, независимый от действий правительств и политиков.

ГЛАВНЫЙ ОТМЫВОЧНЫЙ БАНК МИРА

Ага Хасан Абеди уехал в США и там нашел себе нового инвестора в лице «Bank of America». В то время уже начинался нефтяной бум, приведший к тому, что цена на нефть за несколько лет подскочила в четыре раза. Абеди столь убедительно втирал очки своим новым инвесторам, рассказывая о своих связях с арабскими шейхами, богатевшими на нефти не по дням, а по часам, что ему поверили. «Bank of America» выделил Абеди 2,5 млн. долларов на открытие нового банка. И вскоре Ага создал «Международный банк коммерции и кредита» (Bank of Credit and Commerce International) (BCCI). Зарегистрирован он был в Люксембурге, а штаб-квартира BCCI находилась в роскошном офисе в Лондоне, именно оттуда Абеди и вел бизнес.

Знакомствами среди шейхов он действительно располагал, но они отнюдь не горели желанием вкладывать свои миллионы в новый никому не известный банк. Исключение разве что сделал старый знакомец, шейх аль-Нахайян, который разместил часть денег в виде вклада в BCCI. Но это дало возможность Абеди по случаю или без рассказывать историю, будто бы аль-Нахайян выписывал долговые расписки на клочках туалетной бумаги, пока он не подарил ему золотую чековую книжку.

Расчет Ага оказался верен, он зарабатывал миллионы лишь на отблеске золота шейхов. Создав себе репутацию друга нефтяных королей, он привлекал в свой банк огромное количество состоятельный вкладчиков. Но самые большие деньги Абеди зарабатывал на тайных операциях.

Настоящим Клондайком для него стала советско-афганская война. ЦРУ организовало финансовую поддержку афганских моджахедов через пакистанское отделение BCCI. Один только саудовский принц Турки переправил через него повстанцам около миллиарда долларов. А, наладив связи с моджахедами, Абеди стал «отмывать» их героиновые доходы. Прибыль валила с двух сторон. Дальше-больше. Ага установил контакты с колумбийским Меделинским наркокартелем Эскобара и начал «отмывать» еще и его деньги. Через Эскобара он свел знакомство с панамским диктатором Мануэлем Норьегой, который загодя готовил бегство из страны и разместил на счетах BCCI 33 миллиона долларов. Потом примеру Норьеги последовали другие диктаторы и лидеры террористических организаций, в том числе: Саддам Хусейн, Ясер Арафат, арабский террорист Абу Нидал, Усама бен Ладен. Говорят, что вклады в BCCI имели более 3 тыс. криминальных элементов. А поскольку их вклады преимущественно были тайными, а судьба непредсказуемой, то вероятно деньги многих испарились при банкротстве BCCI. Вряд ли кто-то стал что-то возвращать казненному Саддаму Хусейну или не вылезавшему из тюрем после свержения Мануэлю Норьеге.

УВАЖАЕМЫЙ БАНКИР

Зарабатывая деньги на финансировании закупок оружия и отмывке наркокапиталов, Абеди во всем мире прослыл влиятельным банкиром и уважаемым человеком, жертвующим миллионы на благотворительность. Ага сумел отомстить Бхутто, отнявшему у него банк. Абеди стал одним из основных спонсоров Мухаммеда Зияя-уль-Хака, который в 1977 году, совершив военный переворот, сверг Бхутто с поста президента Пакистана и предал его смертной казни. А самым большим другом Абеди стал американский президент Джимми Картер.

Любопытно, но при этом Ага поступил с Картером, как некогда Бхутто с ним самим. Американский писатель Тьерри Мейссан в своей книге написал: «BCCI использовался для подкупа иранского правительства, чтобы оно задержало освобождение американских заложников в тегеранском посольстве и таким образом положило конец президентству Джимми Картера (операция «Октябрьский сюрприз»)». Вероятно, Абеди было стыдно, и после отставки Картера он в знак утешения подарил ему реактивный самолет, полмиллиона долларов на Картеровский центр при Университете Эмори в Атланте и начал регулярно перечислять деньги созданному экс-президентом «Глобальному фонду 2000» .

Блестящей деловой репутации Абеди способствовало и то, что долгое время к его банку не было претензий со стороны аудиторов. Лишь позже выяснилось, что он их попросту подкупал, оплачивая им отпуска на Канарах и их сексуальные утехи. Впрочем, найти, что-то в хитросплетениях его финансовой деятельности было непросто. В сенатском докладе США говорилось: «BCCI с самого начала был сформирован из многочисленных слоев различных учреждений, связанных между собой непроницаемой чередой холдинговых компаний, филиалов, дочерних компаний и подставных лиц… Обхождение законов при осуществлении финансовых операций стало для созданного Абеди, BCCI ежедневной практикой и рутиной».

Трудно сказать, как бы долго еще грехи BCCI оставались в тени, если бы Абеди был в форме. Но в 1988 году у него начались проблемы со здоровьем – он перенес тяжелый сердечный приступ. И хотя по протекции старого друга Джимми Картера ему оперативно сделали пересадку донорского сердца, но окончательно восстановиться у Ага не получилось. А тем временем у него начались проблемы в США, где BCCI были предъявлены обвинения в отмывании наркодолларов во Флориде. Потом выяснилось, что никому неподконтрольный исламский банк Абеди сумел тайно завладеть крупнейшим вашингтонским банком «Ферст Америкэн» с 297 отделениями по всей стране. Для Америки это был скандал и позор. Потом аудиторская фирма «Прайс Уотерхаус» обнаружила 600 млн. долларов, внесенных на депозит клиентами BCCI, но не нашедших отражения в отчетности. Это уже попахивало грандиозным мошенничеством». Власти нескольких стран хотели судить Абеди, но он перевел свой банк из Лондона в Абу-Даби и там мирно скончался. А после его смерти выяснилось, что в банке недостача на рекордную сумму – более 10 млрд . долларов.

Олег Логинов

Добавить комментарий

Вы должны зайти как в для комментирования записи