ПОТОМОК Д`АРТАНЬЯНА (JEAN DE BATZ)

ПОТОМОК Д`АРТАНЬЯНА

Изобретателем аферы под названием «гринмейл» называют американского миллиардера Кеннета Дарта, который с помощью нее в 90-е годы ХХ века  оттяпал у Бразилии более 800 млн. долларов. Однако еще в XVIII веке к гринмейлу прибег французский барон Жан де Батц и сделал это столь искусно, что все нынешние аферисты в сравнении с ним кажутся детьми. Де Батц разыграл столь выдающуюся многоступенчатую комбинацию, что не только обогатился сам, но и привел к краху Великую Французскую революцию.

ГАСКОНЕЦ В ПАРИЖЕ

Вообще жизнь Жана де Батца достойна приключенческого романа, подобного тем в которые удосужился попасть его легендарный предок Д`Артаньян. Де Батц был выходцем из того же гасконского дворянского рода, что и прославленный мушкетер. Он не столь великолепно владел шпагой, зато неплохо — палашом и изумительно умел манипулировать финансами. В 18 лет Жан, подобно Д`Артаньяну, отправился покорять Париж и поступил в полк драгун королевы. Из романов Дюма помнится, что мушкетеры постоянно искали, где бы раздобыть денег, наверное, тем же самым занимались и драгуны. Де Батц пополнял свой кошелек финансовыми спекуляциями и увлекся этим настолько, что через 6 лет после приезда в столицу оставил армейскую службу и стал своего рода биржевым маклером для высшего света. Аристократам казалось как-то негоже спекулировать на акциях, поэтому они отдавали свои деньги Жану, а тот запускал их в оборот. Игра на повышение акций Ост-Индской компании принесла молодому гасконцу не только неплохое состояние, но и знакомство с сильными мира сего. Сам король Людовику XVI прибегал к его услугам. Королям тоже требуются деньги на личные расходы, и Людовику  их добывал именно де Батц. Причем делал это тайно. Король доверял ему деньги из казны, но гасконец неизменно возвращал их с лихвой. За это де Батцу был пожалован чин полковника. Но что еще важнее Людовик XVI передал барону в управление государственный пакет акций французской Ост-Индской компании.

Фр

Собственно Ост-Индских компаний было несколько. Французскую создал в 1664 году король Людовик XIV по образу уже существовавших до этого английской и голландской Ост-Индских компаний. Тогда же Людовик XIV распорядился вложить в эту компанию в 3 миллиона ливров из государственной казны и выделить еще 300 тысяч на оснащение первой экспедиции. Паевой взнос с правом голоса для всех желающих был установлен в размере 6 тысяч ливров. По благосостоянию и товарообороту французская Ост-Индская компания значительно уступала английской. Но при этом она была не только самой крупной французской компанией, но и самой преуспевающей. В ее собственности находились флотилии кораблей и несколько десятков торговых факторий в Африке и Азии.

В правление Людовика XVI во Франции наметился финансовый кризис. Стоимость акций французской Ост-Индской компании стала снижаться, а потому для выправления положения король передал де Батцу в управление госпакет акций, составлявший 60%. Но ничего сделать гасконец не успел, началась Великая Французская революция.

МЕСТЬ ЗА КОРОЛЯ

Де Батц явно испытывал теплые чувства к монаршей чете. И в то время, как почти все отвернулись от лишившихся власти короля и королевы, барон пытался спасти их. В частности он предпринял попытку спасти Людовика XVI и на свои деньги нанял около 500 роялистов, которые должны были отбить короля 21 января 1793 года, когда его повезут на казнь. Заговорщиков постигла неудача, и большинство из них были арестованы еще накануне казни. Потом Жан пытался спасти королеву, но тоже безуспешно. И, похоже, что тогда он решил отмстить революционерам, отправившим Людовика XVI и Марию-Антуанетту на эшафот.

Явно, что ему, потомственному дворянину, аристократия была ближе по духу, чем выскочки-авантюристы, пришедшие к власти. Новую власть де Батц не уважал, он ее покупал. Вызывает удивление, что в то время, как на «национальной бритве» — гильотине лишали головы и за мелкие проступки, организатора заговоров де Бица репрессии Антуанетта обходили стороной. «Ларчик открывался просто», де Битц покупал революционных чиновников оптом и в розницу.

Лидер французской революции Робеспьер действительно соответствовал своему прозвищу «Неподкупный», зато многие другие члены Конвента были очень даже подкупными. Цель современного «гринмейла» состоит в получении личных преференций за счет других акционеров. Значит, в первую очередь де Батцу для осуществления своей аферы следовало сделать революционеров акционерами. По некоторым сведениям это произошло на некоей тайной встрече, на которой кроме барона присутствовало несколько влиятельных в революционных кругах персон: Шабо, Базир, Жюльен и Делоне За изысканным обедом и хорошим вином, которым угощал всю компанию де Батц, он изложил им черты финансовой спекуляции, которая позволит всем им крупно обогатиться. Согласно его плана сначала следовало еще понизить стоимость акций Ост-Индской компании, скупить их, а потом вызвать повышение. Идея присутствующим понравилась. Они решили, что четыре миллиона на покупку акций можно будет одолжить у аббата дЭспаньяка, поставщика армии. А роли распределили так: Делоне выступит в Конвенте, чтобы вызвать понижение акций, Жульен нажмет на банкиров, чтобы они поддержали компанию, а потом Шабо обеспечит прохождение в Конвенте законопроекта, который заставит акции подскочить в цене.

РЕВОЛЮЦИЯ ПОЖИРАЕТ СВОИХ ДЕТЕЙ

Max Adamo. «9 термидора».

Главная роль в этой афере отводилась Шабо, у которого де Батц уже нащупал слабые струны. Некогда Франсуа Шабо был капуцинским монахом и называли его Отец Огюстен. От сана его отлучили за пьянство и распутство. Но он нашел себя на ниве революции. Прежде Отец Огюстен читал проповеди, а теперь Франсуа Шабо толкал речи в Конвенте и зарекомендовал себя чуть ли не главным обличителем. Именного его пламенная речь во много способствовала преданию казни королевы. Шабо был неравнодушен к деньгам, а потому женился на 15-летней Леопольдине, которую под него «подложили» ее братья Юниус и Эмманюель Фреи, банкиры из Австрии. От этого брака они получили защиту Шабо, а он — приданое в 200 тысяч ливров. Барон де Батц привлек к своей афере и братьев Фреев. И через них передал Шабо взятку в 100 тысяч ливров.

Франсуа Шабо

До сих пор не ясно, предназначалась ли эта взятка полностью Шабо или он должен был поделиться ей со своим другом Фабром д’Эглантином, чтобы тот подделал документы, касающиеся Ост-Индской компании. Дело в том, что в намеченной членами Конвента финансовой афере возникли некоторые трудности. Понизить стоимость акций удалось без проблем. Теперь надо было их повысить. Но в Конвенте решение по этой компании принимала целая комиссия, которая подготовила декрет об ее упразднении. В этом случае почти все доставалось бы государству, а акционерам — крохи. Шабо принес Фабру вариант декрета, подредактированный таким образом, что Ост-Индская компания могла уклониться от выплаты государству причитавшихся с нее денежных взносов, и по-дружески попросил его подписать. Что тот и сделал, не читая. Поскольку дело было сделано, всю сумму взятки Шабо оставил себе. Казалось, что теперь только остается дожидаться роста курса акций, а потом набивать золотом карманы. Но не тут-то было. Де Батцу мало было одной финансовой выгоды, ему еще хотелось мести.

Ему оказалось достаточно слегка пошантажировать Шабо, чтобы тот с перепугу сдал всех. Шабо отправился к Робеспьеру положил перед ним 100 тыс. ливров и заявил, что это взятка, которой его собирались подкупить, но он устоял. Однако другие участники аферы тоже не стали молчать и заложили его с потрохами. В результате Шабо, Базир, Делоне, дЭспаньяк, братья Фрей и еще несколько человек вскоре были арестованы по обвинению в заговоре с целью «обесславить и унизить народное представительство и разрушить путем продажности республиканское правительство».

Все они были казнены 16 жерминаля II (5 апреля 1794) года. Любопытно, что революционный календарь придумал не кто иной, как бывший актер дЭспаньяк, возможно единственно невинный в компании аферистов. На пути к эшафоту он раздавал листки со своими стихами, жалуясь, что никто их никогда уже не прочтет. Шабо попытался избежать казни, отравившись в тюрьме сулемой, но его откачали и доставили на гильотину.

За компанию с аферистами в тот же день казнили тоже по обвинению в измене одного из вождей революции Жоржа Дантона, который организовал восстание в 1792 году против монархии. Так революция пожирала своих детей.

Жан де Батц добился своего. За участие в его афере было казнено 55 человек, а главное было подорвано доверие к вождям революции. Сам же барон благополучно избежал революционных репрессий, хотя его жизнь тоже оказалась под угрозой. Депутат Эли Лакост произнес против него в Конвенте длинную обвинительную речь, и не миновать бы Жану встречи с гильотиной, останься он во Франции. Но де Батц успел сбежать в Швейцарию. Правда со времен ностальгия настолько замучила его, что он вернулся в 1795 году во Францию. И тут же оказался в тюрьме. Однако помогли влиятельные друзья – де Батца выпустили из заключения. Зато после реставрации Бурбонов его заслуги по дискредитации лидеров революции были оценены и вознаграждены.

Памятник Д`Артаньяну.

Де Батц стал маршалом (совсем как Д`Артаньян) и кавалером ордена св. Людовика.  Правда, возможно, почести стали следствием не его блестящей аферы, а продажи им новому французскому роялистскому правительству пакета акций Ост-Индской компании всего за 4 млн. франков. Зато эта сделка обеспечила ему спокойную старость. Жан Де Батц скончался в неге и достатке в 1822 году в своем замке Шадьё, на берегу реки Аллье.

Олег Логинов

Добавить комментарий

Вы должны зайти как в для комментирования записи