САМОЗВАНЕЦ ГАУМАТА (THE IMPOSTOR GAUMATA)

САМОЗВАНЕЦ ГАУМАТА

Гаумата

Самозванцев, захватывавших власть, в разных странах было много. Чего стоит только монах-расстрига ЛжеДмитрий в России. Но все они выдавали себя за наследников престола, которых народ не знал в лицо. В этой связи, можно сказать, что мидийский маг Гаумата «обскакал» всех прочих самозванцев. Мало того, что он выдал себя за брата царя Персии Бардию, которого лицезрели очень многие, но при этом имел очень существенное отличие во внешности от человека, образ которого примерил на себя. В отличие от Бардии у Гауматы не было ушей.

Уши ему отрезали за какое-то государственное преступление. Такая расправа была обычной практикой в древней Персии. Например, царь Дарий в наказание некоему Фравартишу, объявившему себя царем Мидии, приказал отсечь ему нос, уши и язык и выколоть один глаз. За свои отрезанные уши мидиец Гаумата отмстил изысканно. Но эта месть самому ему стоила жизни.

ДЕСПОТ КАМБИС

Впрочем, обо всем по порядку. Когда персидский царь Кир Великий отправлялся в роковой для себя поход против массагетов — кочевников, обитавших в степях между Каспийским и Аральским морями, он в 530 г. до н.э. назначил своего старшего сына Камбиса царем Вавилона. А когда Кир погиб в этом походе, то Камбис стал царствовать над всей Персией. Но царем он был чересчур жестоким. По свидетельству Геродота персы называли Кира «отцом», а Камбиса – «деспотом». Тот действительно вел себя как деспот. Особенно когда был пъян, что случал нередко. По пьяной лавочке ему ничего не стоило убить или отправить на казнь своих приближенных. А уж для покоренных народов он был настоящим тираном. Как-то вернувшись из похода на юг, Камбис застал в Мемфисе веселящихся по случаю религиозного праздника египтян. Решив, что они радуются его неудачам, он без долгих разбирательств приказал казнить власти этого города, а жрецов высечь.

Одним из злодеяний Камбиса стало убийство единокровного брата Бардии, к которому он подослал убийцу по имени Прексасп. Этим Камбис хотел упрочить свою власть, но вышло с точностью до наоборот. Труп Бардии тайно закопали, а народу объявили, что он отправился в дальнюю поездку. Спустя некоторое время, когда Камбис с войсками усмирял восставшие народы Египта, он получил шокирующее известие, что его воскресший из мертвых братец захватил престол Персии. Он немедленно вызвал к себе киллера Прексаспа, но тот клялся и божился, что добросовекстно выполнил заказ и своими руками похоронил Бардию. Тогда Камбис приказал привести к нему гонца, доставившего известие о восшествии Бардии на царский трон. Тот сказал, что самого Бардию он не видел, а послал его с этой новостью царский сановник Патизиф. Догадавшись, что в результате заговора на престол возведен самозванец, Камбис решил немедленно отправиться с Сузы, чтобы покарать и его и заговорщиков. Но при этом так разнервничался, что, вскакивая на коня поранил себе ногу мечом, обнажившимся из-за отпавшего наконечника ножен. Рана оказалась роковой. Спустя 20 дней Камбис скончался от гангрены, так и не сумев добраться до самозванца.

ЦАРЬ-ЗАТВОРНИК

Камбис не ошибся. Заговор действительно организовал мидиец Патизиф, которого царь перед походом в Египет оставил в Сузах управлять своим дворцом. Тот входил в ближайшее окружение Камбиса и знал об убийстве Бардии. За погибшего царевича он выдал своего брата Гаумату, который хотя и имел внешнее сходство с Бардией, но был лишен ушей. Чтобы скрыть это новоявленный царевич всюду носил головной убор.

Народы персидского царства после казней и расправ, чинимых Камбисом, даже обрадовались смене власти. Тем более, что новый государь объявил об освобождении на три года своих подданных от налогов. Однако уже спустя шесть месяцев после его царства среди персидской знати стали зарождаться подозрения. Очень уж странно вел себя Бардия, которого они знали раньше. Он вдруг превратился в затворника, который укрылся в своем дворце и никого не принимая.

«Спалился» самозванец на женах. В наследство от настоящего царевича ему достался весьма обширный гарем. Гаумата не смог отказать себе в удовольствие отведать одну за другой царских жен. Может быть, «любимые жены» Бардии и обнаружили разницу между прежним мужем и нынешним, но молчали. А вот ночь с одной из новых жен по имени Федима дорого обошлась ему. У настоящего Бардии до Федимы не дошли руки, поэтому она плохо знала его внешне, а его привычки в постели не знала вовсе. Из-за этого Гаумата расслабился и не заметил, как руки жены в пароксизме страсти коснулись его головы. Между тем Федима была дочерью одного важного персидского чиновника и как-то передала весточку отцу, что с мужем у нее жизнь налаживается, вот только ее смущает, что у него нет ушей. Придворному не составило труда догадаться, что их государством правит брат Патизифа – безухий Гаумата. Вскоре слух об этом начал распространяться среди персидской знати.

И эти слухи стали известны новому царю. Поскольку новые уши он себе приделать не мог, то, посоветовавшись с братом, предпринял необычную попытку утвердиться на троне. Для этого Патизиф и Гаумата вызвали самого уважаемого человека в Сузах Прексаспа и пообещали озолотить его, если тот с вершины городской башни объявит народу, что персами правит Бардия, сын Кира, и никто другой.

ПРИЗНАНИЕ И СМЕРТЬ

 

Надо полагать, что корысть и честь устроили нешуточную борьбу в душе Прексаспа. И возможно боролись в ней, когда он с вершины башни перед собравшейся внизу на площади толпой держал речь о великих свершениях царя Кира. Логическим продолжением этой речи должна была стать фраза о том, что сейчас деяния Кира Великого достойного продолжает его сын Бардия. Однако народ не зря уважал Прексаспа. Финальный аккорд его речи стал красивым и трагическим. Он объявил, что не может и не желает более молчать, о творящемся беззаконии. Что сына Кира Бардии нет в живых, а персами правит мидийский самозванец Гаумата.

— Плохо придется вам, персы, если вы не избавитесь от них и не расправитесь с ними! – крикнул Прексасп и бросил с башни вниз головой.

После этого сенсационного заявления молодые персидские аристократы вооружились и отправились во дворец свергать незаконную власть. Стража не стала чинить им препятствий и пропустила внутрь. Но внутри дворца путь аристократам преградили евнухи с мечами в руках. Крики и шум оружия привлекли внимание братьев-узурпаторов. Один из них схватил копье, другой лук. Дрались они отчаянно. Но силы были не равны. Вскоре Патизиф и Гаумата были убиты. Смертельный удар ЛжеБардии нанес Дарий, который и стал царем Персии после него.

Бехистунская надпись, высеченная на скале на трех языках: древнеперсидском, вавилонском и эламском, гласит:

«Говорит царь Дарий: … 10 числа (29 сентября522), я с немногими людьми, погубил этого Гаумату и его знатнейших приверженцев…»

Там же на скале рельеф наглядно изображает как Дарий попирает ногой поверженного самозванца Гаумату, а девять вождей мятежников просят у него пощады.

420px-Behistun_Inscription_Eger

Прорисовка Бехистунского рельефа, изображающего триумф Дария над магом Гауматой (Лжебардией).

БОЛЕЕ РАННИЕ САМОЗВАНЦЫ

Гаумата отнюдь не был первым в истории двойником-самозванцем. Существует легенда о первом фараоне объединенного Египта Менесе, что когда он отправился в поездку по стране, его трон с помощью обмана занял самозванец. Он правил страной всего месяц, но за это время успел принять несколько важных законов, облегчивших жизнь египтян. Когда же вернулся настоящий фараон, он с удивлением обнаружил, что самозванец буквально его копия, кроме внешнего сходства у них были почти одинаковые родимые пятна на груди, по форме напоминающие солнце с лучами. В растерянности пребывала и египетская знать. Менесу удалось убедить ее, что он – законный правитель только предъявив шрам, который он получил в 15-летнем возрасте.

По легенде фараон не казнил своего двойника. А наоборот приблизил к себе и перед смертью назвал своим наследником. Тот вошел в историю под именем Менес-Абордобел (Менес-Продолжатель).

Согласно другой легенде отнять престол у основателя Нововавилонского царства Набопаласара в VII веке до н.э. пытались аж два его двойника.

Ассирийский царь назначил халдея Набопаласара правителем Приморья, в состав которого входил Вавилон. Но тот объявил себя царем Вавилона и поднял восстание против Ассирии. Уязвленные ассирийцы принялись распускать слухи, что в Вавилоне правит не Набопаласар, а его двойник. А в подтверждение этого периодически предъявляли людям «настоящего Набопаласара».

Последнего из своих двойников Набопаласар банально перекупил. Тот перебежал от ассирийцев в Вавилон, где ему было обеспечена роскошная жизнь. Набопаласар использовал его для своей безопасности. И в результате двойник погиб не своей смертью. По одной из версий вавилонская знать, организовавшая заговор против Набопаласара, по ошибке убила его двойника. По другой версии его также по ошибке выкрали люди египетского фараона Нехо, врага Вавилона. А по третьей версии с ним расправился наследник престола Навуходоноср, опасаясь, что тот, используя сходство с его отцом, попытается завладеть троном.

Олег Логинов

Добавить комментарий

Вы должны зайти как в для комментирования записи