ЗАСЛУЖЕННЫЙ СТРОИТЕЛЬ ШНАЙДЕР (JÜRGEN SCHNEIDER)

ЗАСЛУЖЕННЫЙ СТРОИТЕЛЬ ШНАЙДЕР

Когда рухнула Берлинская стена и Германия вновь стала единой страной, западные немцы объявили, что восточные немцы живут в «плохих» домах.. Мало того, что их дома неказисты, идеологически чужды демократическому обществу, так они еще и вредны для здоровья, поскольку при их строительстве использовался асбест. Восточная Германия попала под снос.

СТРОИТЕЛЬНЫЙ АРИСТОКРАТ

На смену социалистической архитектуре пришла буржуазная. Строительство стало ведущей отраслью в Германии и потребовало больших капиталовложений. На этой волне к вершинам экономической элиты страны взлетел потомственный торговец недвижимостью, или «частный инвестор», как он себя называл, Юрген Шнайдер. Он представлялся как «доктор Шнайдер» и отказывался называть себя маклером или торговцем недвижимостью. Тем самым подчеркивал свой аристократизм в строительном бизнеме, чтобы его, не дай бог, не причислили к бизнес-черни, которая суетливо покупает, ремонтирует и перепродает – побыстрее и подешевле.

Принципом его работы было: дорого покупать самые дорогие объекты, дорого реставрировать и дорого сдавать в аренду. Образцово-показательную операцию такого рода Шнайдер осуществил в 1986-91г.г. во Франкфурте. Он приобрел отель «Fuerstenhof» за 40 млн. марок, вложил в реставрацию 200 миллионов и перепродал его японской фирме за 450 млн. На этой операции Юрген не только заработал 210 млн. марок, но приобрел известность и репутацию удачливого бизнесмена.

Дела Шнайдера быстро пошли в гору. Он приобретал один за другим элитные объекты: отели, торговые центры, аппартаменты-люкс в Берлине, Мюнхене, Франкфурте и других городах Германии, тщательно реставрировал их, не считаясь с расходами, а потом  сдавал в аренду или продавал. Особенно развернулся он в Восточной Германии, только в Лейпциге его фирма скупила 60% всех объектов выставленных на продажу.

Вилла Шнайдера

Столь обширная деятельность требовала крупных кредитных вливаний. Но банкиры поддерживали Шнайдера и никогда не отказывали ему в кредитах. Репутация и солидный вид клиента оказывали на них магическое действие. Действительно Юрген умел подать себя. Всегда безукоризненно с иголочки одетый он подъезжал к банку на «Мерседесе» 15-летней давности. Это сразу демонстрировало то, клиент — не транжира и верен традициям, а также то, что у него еще 15 лет назад уже имелось достаточно денег, чтобы купить «мерс».

Шнайдер детально продумывал не только свой гардероб и стиль поведения, но и момент, когда пришла пора «вовремя смыться». Такой момент наступает у всех мошенников и все при этом ведут себя по-разному. Юрген, надо отдать ему должное, повел себя столь же солидно и обстоятельно, как в жизни.  31 марта 1994 года, в день предпасхальной недели, он выплатил сотрудникам своей фирмы праздничные премиальные, распил с ними пару бутылочек шампанского и объявил, что отбывает с женой на пасхальные каникулы в Тоскану.

УГРОЗА КРАХА

Напрасно сотрудники и кредиторы ждали возвращения Шнайдера с пасхальных каникул. В Германию он не вернулся, лишь прислал письмо, в котором уведомил, что здоровье его пошатнулось, а потому он решил отдохнуть еще.

Вскоре выяснилось, что все состояние Шнайдера состоит из кредитных средств. А, проще говоря, из долгов. Он был должен более пятидесяти немецким и европейским банкам 6,347 млрд. марок. А кроме того оставил на 90 млрд. неоплаченных счетов строительных организаций.

Дома в ГДР Строительной отрасли Германии забрезжил крах. В дело пришлось вмешаться самому канцлеру Колю. Он призвал финансовую элиту страны дать возможность строителям списать свои убытки, связанные с деятельностью Шнайдера и тем самым предотвратить массовые выступления   озлобленных рабочих и предпринимателей, ставших банкротами. В Германии не только защитили интересы обманутых подрядчиков, но и приложили все силы, чтобы наказать виновника их бед. Вскоре было установлено, что Юрген — отнюдь не переоценивший свои силы бизнесмен, а самый настоящий мошенник, тщательно подготовивший свою аферу.

В частности, установлено, что он систематически завышал цифры полезной площади реставрируемых им домов. Это позволяло фальсифицировать расчеты предполагаемых доходов от арендной платы. Так, он указал, что торговом центре «La Fasettes» во Франкфурте имеется 20 000 кв.метров, пригодных для аренды, а на самом деле их было всего 9 000. Но эта приписка позволила ему убедить «Дойчебанк», что покупка центра сулит большую выгоду и получить в нем кредит в размере 415 млн. марок.

В ПОИСКАХ БЕГЛЕЦА

Шнайдер в Майами

 Шнайдер загодя начал готовиться к бегству, перекачивая деньги в иностранные банки. На его личном счете находилось 250 млн. марок, которые он еще в 1993 году перевел в Англию. А потом оттуда переправил деньги окольными финансовыми путями в Швейцарию, чтобы затруднить правоохранительным органам их поиск.

Пока полицейские и частные детективы тщетно искали Шнайдера по всему свету, он загорал на пляже неподалеку от Майами, прикрыв свою лысину для маскировки шиньончиком. 13 месяцев Юрген провел в США в неге и безделье.

Однако в связи с масштабностью его преступления, к розыску афериста подключились Интерпол и ФБР. Причем, Шнайдер даже занял первую строку в списке преступников, разыскиваемых Интерполом. Однако поймали его не сотрудники Интерпола, а ФБР.

Они начали с того, что установили слежку за его окружением: за дочерью Шнайдера Изабель, за его близким другом итальянцем Луиджи Полетти и еще несколькими людьми. И это принесло успех. Американские сыщики засекли как Полетти, снял деньги со счетов Шнайдера и привез их к нему в США. Луиджи не заметил за собой слежки и привел ФБР прямо к убежищу Юргена в пригороде Майами. Оказалось, что Шнайдер, поменяв в США несколько квартир, остановился в роскошных апартаментах в небольшом городке Хелендейл, которые снимал за 3 тысячи долларов в месяц наличными. Домовладельцы, радуясь, что нашли богатого арендатора, да еще расплачивающегося налом, что позволяло сэкономить на налогах, не афишировали присутствие гостей в своем доме. Те тоже не светились — никаких контактов с соседями они не поддерживали, в свой дом никого не пускали и даже прислугу не нанинали, сами занимались приготовлением еды и уборкой дома. Причем, в Хелендейле Шнайдеры выдавали себя за итальянцев и в присутствии посторонних разговаривали только на итальянском языке.

НА РОДИНУ ЧЕРЕЗ ТЮРЬМУ

19 мая 1995 года сотрудники ФБР осуществили операцию по задержанию Юргена. Тот взял машину на прокат и отправился в один из банков Майами, чтобы пополнить запасы наличности. Когда он припарковался, к его автомашине подошли два фэбээровца и задали Шнайдеру какой-то вопрос. В ответ Юрген замотал головой и что-то промычал, делая вид, что английского не понимает. Тогда к автомобилю подозвали одного из участвовавших в операции германских полицейских.

— Вы господин Шнайдер? — напрямую спросил тот у знаменитого соотечественника.

Шнайдер понял, что попался и ответил утвердительно.

В ходе следствия «всплыли, любопытные детали. Например, что поддельные паспорта и билеты из Женевы во Флориду Шнайдерам помогал получить египетский коммерсант Мостафа эль Кастауи, подозреваемый в нелегальной торговле наркотиками и оружием, а также в тесных контактах со спецслужбами Ирана. Но главной претензией к «заслуженному строителю» Германии было то, что он нанес отечественным банкам колоссальный ущерб. В результате Юрген Шнайдер был осужден за мошенничество и получил наказание в виде лишения свободы на срок 6 лет и 9 месяцев. В немецкую тюрьму он не поехал, а обстроился в камере одного из пенитенциарных учреждений Флориды. Отбыв две трети срока, он вышел на свободу в декабре 1999 года, по амнистии.

После освобождения Юрген Шнайдер переехал в Баварию. Там он рассказывал, что комфортабельную старость ему оплачивают дети, ведь его личное состояние было конфисковано в уплату долгов. Он написал две книги мемуаров, в которых попытался обелить себя и выставить неким благородным героем, решившим противостоять бессовестному засилию банкиров. «То, что осталось, — это дома, это памятники архитектуры, которые без меня не удалось бы сохранить. Теперь люди видят: да, он выудил у банков деньги. Но он вложил их в эти дома. И люди мне говорят: да, ты поступил, как настоящий Робин Гуд» — писал он.

Олег Логинов

Добавить комментарий

Вы должны зайти как в для комментирования записи