ВИКТОР ЛЮСТИГ – МОШЕННИК № 1 (VICTOR LUSTIG)

ВИКТОР ЛЮСТИГ – МОШЕННИК № 1

Виктор Люстиг

Виктор Люстиг ныне превозносится как мошенник № 1 в мире, а репутацию непревзойденного афериста он заработал продажей Эйфелевой башни. То, что Люстиг был искусным мошенником – сомнений не вызывает, но современные легенды похоже изрядно приукрашивают его таланты.

Виктор Люстиг родился в Богемии в 1890 году в приличной семье, стремившейся дать ему наилучшее образование. Благодаря этому он бегло говорил на пяти языках. Но жизнь добропорядочного буржуа его не прельщала. А потому он подался в профессиональные картежники. Хотя он неплохо освоил тонкости покера и бриджа, но порой приманивал к себе удачу, передергиванием карт. Дело это рискованное, поэтому Виктору в молодости нередко приходилось драться, на память о чем у него на всю жизнь остался шрам от левого глаза к левому уху. Не раз он попадал в тюрьму за мелкие преступления. Решив, что в Богемии не место для настоящего афериста, Люстиг отправился в Париж, который тогда был игорным центром Европы. Официальным поводом для переезда стало поступление на учебу в Сорбонну. Но проучился он там недолго. Ночные огни Парижа горели для него слишком заманчиво. Он предпочитал проводить время в фешенебельных ресторанах, на бегах, в варьете, где выдавал себя за аристократа. Из-за этого в криминальных кругах получил кличку «Граф». Однако в Париже и без него карточных шулеров было пруд пруди. И он начал «окучивать» пассажиров пароходов в трансатлантических круизах. Тем плыть было долго, плыть было скучно, вот они и подвизались в устраиваемых Виктором на борту океанских лайнеров лотереях. Те, кто выигрывал в этих лотереях мелкие суммы, получали выигрыш сразу из рук Виктора. Это придавало этим лотереям видимость честного расчета. Но, те кому сильно «везло», должны были обналичивать свой выигрышный лотерейный билет в банке в Нью-Йорке. Понятно, что никто их в этом банке не ждал и никаких денег они не получали. Конец этой деятельности Люстига положило начало Первой мировой войны. Трансатлантические круизы стали попросту опасны.

РУМЫНСКИЙ ЯЩИК

Люстиг под конвоем

От грома пушек в Европе Виктор перебрался в США. Здесь он выдавал себя за обедневшего австрийского графа и изощрялся в мошеннических выдумках. Его коронным номером была продажа янки так называемого «румынского ящика». Американцы были просто помешаны на идее легкого обогащения, и он давал страждущим его рецепт. Люстиг доверительно сообщал потенциальной жертве, что располагает, изобретенной неким румыном, машинкой по печатанию денег. Эта машинка представляла собой металлический ящик, оснащенный какими-то рычажками, регуляторами и циферблатами.. Демонстрирую ее возможности, Виктор запускал в щель нарезанную чистую бумагу, а с другой стороны спустя некоторое время появлялась стодолларовая банкнота. Во время демонстрации Люстиг притворно сетовал на низкую производительность «румынского ящика», что ему требуется 6 часов на изготовление одной купюры. Обычно «тихоходность» не смущала потенциального покупателя, у него загорались глаза при виде такого чуда и он просил продать ему «денежную машинку». Виктор некоторое время заставлял себя упрашивать, но потом соглашался. Говорил, что для хорошего человека ничего не жалко и заламывал весьма приличную цену, которая составляла от 4 до 50 тысяч долларов. Особенным спросом «румынские ящики» пользовались у бизнесменов, банкиров и гангстеров. В общей сложности они накупили «денежных машинок у Люстига на миллион долларов. Но никто из них не разбогател. Ящик медленно со скрипом выдавал несколько купюр, которые в него были заправлены, и переставал работать. Покупатели ругались, но в полицию никто из них не обращался, понимая, что изготавливать деньги в домашних условиях не вполне законно.

Однако они начинали искать Люстига, чтобы предъявить ему рекламацию на товар и потребовать свои деньги обратно. Чтобы не встречаться с ними Виктор в 1925 году вернулся в Париж. Где и провернул свою самую знаменитую аферу.

ЭЙФЕЛЕВА БАШНЯ

Люстиг на допросе

В марте, прочитав в одной из французских газет, что Эйфелева башня находится в плачевном техническом состоянии и парижские власти подумывают о ее демонтаже, задумался и Виктор Лустиг. А потом снял лучший номер в отеле Криллон и пригласил на встречу пять крупнейших торговцев металлоломом. Лустиг заявил собравшимся, что он является заместителем министра почт и телеграфов и попросил их приехать для очень важного, но секретного разговора. Соображениями секретности была и продиктована необходимость проведения данной встречи не в министерстве, а в отеле. Дело касается вопроса государственной важности — продажи национального достояния – Эйфелевой башни.

В общем, Виктор предложил собравшимся поучаствовать в закрытом тендере на демонтаж Эйфелевой башни. Такой подряд мало того, что сулил быть выгодным, так еще и обещал принести хорошую рекламу его обладателю. Поэтому амбициозный коммерсант из провинции Андре Пуассон загорелся идеей заполучить его. Однако Лустиг тактично намекнул, что для того, чтобы выиграть тендер, хорошо бы заручиться его поддержкой.

Эйфелева башня

Надо сказать, что в 1925 году идея снова Эйфелевой башни отнюдь не видела абсурдной. Она строилась в 1889 году для Парижской выставки и считалась временным выставочным объектом. К тому же многие выражали мнение, что эта громоздкая металлическая конструкция только уродует облик французской столицы. И, наконец, Эйфелева башня в то время действительно находилась в плачевном состоянии.

А в реальность ее тайного сноса Пуассона заставило поверить вымогательство взятки заместителем министра. Это вписывалось в его представления о жизни.

Вторая встреча у Андре и Виктора состоялась уже наедине. Пуассон выписал Люстигу чек на кругленькую сумму, чтобы замминистра оказал ему содействие на торгах. А чиновник заверил коммерсанта, что тот может считать подряд на демонтаж башни уже лежащим у себя в кармане. Потом на минуточку вышел и ушел навсегда.

Провернув аферу, Люстиг поспешил скрыться. Он вместе со своим секретарем Робертом Турбийоном Виктор уехал в Вену и отсиживался там целый месяц, ежедневно читая парижские газеты. Он ждал, когда же Пуассон заявит в полицию о мошенничестве. Но так и не дождался. Андре посчитал имидж важнее денег. Ему совсем не хотелось обрести репутацию глупого взяткодателя и превратиться в посмешище для всей Франции.

Отсидевшись в Австрии, Люстиг решил исполнить свой номер с продажей Эйфелевой башни на бис. И снова отправился в Париж. И даже снова нашел там покупателя на достопримечательность Франции. Но на этот раз бизнесмен раскусил в заместителе министра фальшь и обратился в полицию. Виктор со своим компаньоном едва успели унести ноги. От греха подальше они уплыли в Америку.

ИЗ «КИДАЛ» В «БЛИНОПЕКИ»

В США Люстиг вернулся к своему старому занятию – продаже «румынских ящиков». И изобретательно находил подход к каждому покупателю. Когда в 1926 году он «впаривал» свою денежную машинку автопромышленнику Герману Лоллеру, отдыхавшему в Палм Бич во Флориде, то использовал его веру в технический прогресс. Виктор назвался учеником известного ученого Николы Теслы и упирал, что этот ящик новейшее изобретение. Лоллер купился, заплатил за опытный образец 25 тысяч долларов, а когда из него перестали выходить деньги, еще долго пытался его настроить.

Самой известной аферой Люстига в Америке стала продажа им земельному спекулянту Джонатану Пайперингу участка земли в Неваде. Сначала Виктор купил участок земли в невадской пустыне, а потом заплатил знакомому журналисту, чтобы тот опубликовал в своей газете статью с информацией, будто бы в этих местах обнаружено месторождение золота. Пайперинг свято верил газетному слову и перекупил в Люстига этот земельный участок. Когда же выяснилось, что никакого золота там нет и в помине, Джонатан предъявил иск газете. Но та только опубликовала извинения перед читателями за недостоверную информацию.

Очень похожа на «газетную утку» история о том, как Люстиг обвел вокруг пальца знаменитого мафиози Аль Капоне. Якобы Виктор одолжил у Капоне 50 тысяч долларов, с обещанием через два месяца вернуть в два раза больше. После этого он положил деньги на депозитный счет в банке и спустя два месяца вернул 50 тысяч боссу мафии с извинениями, что афера, которую он планировал, не выгорела. И будто бы Капоне так разжалобился, что отстегнул Люстигу 5 тысяч баксов. Это вряд ли. Психология у гангстеров другая. Капоне и за более мелкие «косяки» забивал людей насмерть бейсбольной битой. И тут по всем правилам должен был поставить Люстига на «счетчик». Так что вероятней всего эту легенду запустил в массы сам Виктор, чтобы поднять свой авторитет.

Фальшивая 5-долларовая купюра, предположительно сделанная Люстигом.

Со времен Люстиг стал жаден, что его и сгубило. Ему стало жалко нескольких сотенных купюр, которые выдавали его «румынские ящики» и он решил загружать их внутренности фальшивыми деньгами. В начале 30-х годов он сошелся с фальшивомонетчиком Уильямом Уоттсом. Они совместно наладили изготовление и сбыт поддельных стодолларовых купюр. Но если мошенничество – это просто преступление, то фальшивомонетничество уже – покушение на государственные устои. И как следствие, вскоре Люстиг оказался под арестом. Однако сумел выкрутиться. Он поведал арестовавшему его шерифу Беллами, что спрятал крупную сумму денег и готов ее отдать за свое освобождение. В указанном им месте Беллами действительно обнаружил солидную пачку долларов, после чего выпустил Виктора из кутузки. Но вскоре сам занял его место, поскольку деньги оказались фальшивыми.

БЕССЛАВНЫЙ КОНЕЦ

Однако Люстиг уже попал на заметку к копам. А потому те были очень рады, когда сожительница Виктора приревновала его к подруге подельника и выдала полиции в мае 1935 года. Люстига поместили в нью-йоркскую тюрьму. Но он умудрился сбежать оттуда. Виктор разорвал на полосы простыни, сделал из них веревку и средь бела дня спустился из окна тюремного туалета на улицу. За этим занятием его видели многие, но он прикинулся мойщиком окон. По пути вниз Люстиг останавливался на каждом этаже и делал вид, что протирает окно.

И все же закат его криминальной карьеры был уже близок. Спустя месяц Виктора отловили в Питтсбурге, влепили ему пятнадцать лет за фальшивомонетничество, подвесили еще пятерку за побег и отправили в знаменитую своей строгостью тюрьму Алькатрас. Некоторое время Люстиг там развлекал себя тем, что сочинял в стихотворной форме принципы мошенников, а потом подхватил пневмонию, которая и свела его в могилу в 1947 году.

Олег Логинов

Добавить комментарий

Вы должны зайти как в для комментирования записи