РЕКОРДСМЕН ЕГОР БАШКАТОВ (EGOR BASHKATOV)

РЕКОРДСМЕН ЕГОР БАШКАТОВ

Согласно книге Рекордов Гиннеса самым плодовитым убийцей в мировой истории считается главарь колумбийской банды Теофило Рохас, который в период с 1948 года по 1963 год отправил на тот свет 592 человека. Если считать Рохаса мировым рекордсменом, то европейский рекорд вполне вероятно принадлежит российскому злодею – Егору Ивановичу Башкатову, который за гораздо меньший период с 1922 по 1932 год умертвил в составе своей банды 459 человек, причем 121 из них убил лично.

ЗИГЗАГИ СУДЬБЫ

Революция 1917 года в России делалась с благими идеями, но привела страну к Гражданской войне и разрухе. Человеческая жизнь обесценилась. Порядок в государственном устройстве нарушился. И все это играло на руку «криминальной мути», вынесенной на поверхность. Вряд ли в других условиях Егор Башкатов и подобные ему смогли бы так долго творить свои «черные дела».

Можно сказать, что Егор Башкатов был «трудным подростком». Матери он лишился рано. А потом отец, отправившийся на заработки в Сибирь, там же и сгинул, утонув по пьянке в реке. Так что воспитывали Егора чужие люди. Но надо полагать делали это без особого усердия, поскольку Башкатов с молодых лет, как сейчас говорят, вел антисоциальный образ жизни. Пристрастился к картам и выпивке. Так и дожил до 35 лет. Когда в 1914 году началась Первая мировая война, его мобилизовали. Попал он на германский фронт, где, надо полагать, и отучился ценить человеческую жизнь. Впрочем, свою жизнь он ценил. А потому с фронта дезертировал. Но был пойман и определен за дезертирство и мародерство в тюрьму. Но сидел не долго. Советская власть его амнистировала и взяла к себе на службу. Башкатов был определен в красноармейский заградотряд. Но сделать карьеру при новой власти у Егора не получилось. Попытался он вступить в партию, да только парткомиссия оказалась принципиальной и въедливой. Когда она докопалась, что Башкатов, дезертировав с фронта, занялся мародерством, то в партбилете ему отказала. Разочаровавшись в новой власти, Башкатов решил идти по жизни своим путем. Пару раз попавшись на кражах вещей, он, благодаря своему красноармейскому прошлому, отделывался несколькими месяцами принудительных работ. И тогда Башкатов, которому на тот момент было уже за 40 лет, понял, что на третий раз революционные заслуги его могут и не спасти. Посадят всерьез и надолго. А после этого его осенило.

ФИРМЕННАЯ «МИКСТУРА»

В начале 1920-х годов в стране царили разруха и голод. Множество людей снималось с насиженных мест и колесило по железной дороге в поисках лучшей доли. Средства связи: почта, телеграф, телефон вроде бы как в стране функционировали, но воспользоваться ими простому деревенскому жителю, обычно неграмотному, отправившемуся в незнакомый город на заработки, было весьма проблематично. Так что семья обычно и не знала: где он, что с ним. Да и местным жителям было до приезжих мало дела – своих хлопот полон рот. Вот те и жались к вокзалам, где ночевали и питались взятыми из дома харчами.

В общем, Башкатов надумал заняться грабежом странников, а чтобы больше не попадаться решил не оставлять жертв живыми. Их пропажи вряд ли кто хватится, а главное они не смогут уже никогда опознать его. Егор начал свою кровавую жатву с женщин. С ними было полегче справиться. В другое время женщины вряд ли обратили внимание на невысокого, хромого и прыщавого Башкатова. Но в тех условиях, было не до выбора. Если незнакомец предлагает кров и работу – это казалось подарком судьбы. Башкатов, обещая помощь, завлекал женщин в уединенное место, а там безжалостно расправлялся с ними, после чего забирал у жертв все мало-мальски ценное. У него появился «фирменный» стиль убийства. По железной дороге Башкатов путешествовал с тростью и мешком, в котором лежал камень. Действовал он обычно, когда жертва засыпала. Тогда Егор привязывал мешок к трости, получался своеобразный кистень. Ими он бил жертву по голове, пока та не затихала. Обычно хватало нескольких ударов и все происходило беззвучно. Свое орудие убийства Башкатов окрестил «микстурой». Но понятно, что его кистень не лечил, а успокаивал навеки.

КОНВЕЙЕР СМЕРТИ

«Набив руку» на убийствах нескольких человек, и убедившись в безнаказанности, Башкатов решил поставить свой преступный промысел на поток. И начал собирать вокруг себя банду. Спустя некоторое время он уже заправлял солидной криминальной группировкой, в которую входило еще 5 убийц, а также 15 пособников, которые использовались в качестве «обслуживающего персонала». Они отстирывали одежду погибших, торговали ворованными вещами на рынках, предоставляли бандитам кров и еду. Для руководства бандой Егор Башкатов обзавелся купленным по случаю наганом. Но на дело по привычке ходил со своей «микстурой». Причем он овладел ею настолько филигранно, что убивал по несколько человек за раз. Дождется пока они уснут, потом положит им на головы по листку бумаги, чтобы ориентироваться в темноте и примется молотить своим кистенем. Убитых обирали до нитки, стягивали с их ног даже портянки. Все это шло в дело – отстирывалось и продавалось. Правда вся выручка обычно банально пропивалась. Убийства банда действительно поставила на поток и при этом действовала весьма изощренно и цинично. Высмотрев потенциальную жертву где-нибудь на вокзале, Башкатов сначала заводил с ней разговор за жизнь. Выспросив о его семье, он расправлялся с человеком. А потом отправлял письмо его родне: мол, все в порядке, обустроился, приезжайте ко мне. Из-за повальной неграмотности в деревнях, письма написанные чужой рукой не вызывали подозрений. Родственники приезжали, а Башкатов тут как тут со своей «микстурой». Он встречал их на станции, отвозил куда-нибудь подальше в степь, а там убивал. Когда в степи стали находить трупы, пошли разговоры о некоей банде «Степные дьяволы». Но в невзрачном Башкатове трудно было даже заподозрить ее главаря. Раскрытие его преступлений осложнялось и тем, что действовал он не в одном месте, а на железнодорожных ветках от Москвы до Беслана. Взаимодействие же правоохранительных органов разных регионов оставляло желать лучшего.

Конец «Степным дьяволам» и их главарю пришел в начале 1932 года. По одной из версий вышли на Башкатова почти случайно. В 1931 году Егор с подельниками совершили очередное убийство. На юге неподалеку от станции «Кавказская» они расправились с отправившимся на заработки Василием Яковлевым. А потом от его имени отправили письмо в Подмосковье жене – Тамаре. Мол, приезжай, тут тепло и сытно. 7 января 1932 года Тамара сошла на станции «Кавказская» с маленьким ребенком на руках. Тут нарисовался Башкатов собственной персоной и объявил, что он от Василия Яковлева, который прислал его за женой и ребенком. Потом предложил ей переночевать, а с утра отправиться в дорогу. Привел приезжих в заброшенный дом неподалеку от станции, где «угостил» своей микстурой.

Поскольку труп Тамары Яковлевой и ее ребенка обнаружили у железнодорожной насыпи, то раскрытием этого преступления занялись чекисты, в обязанности которых как до революции у жандармов входила борьба с уголовной преступностью на железнодорожном транспорте. На сей раз чекистам повезло. На рынке они задержали Башкатова, который торговал женскими и детскими вещами, а когда провели обыск в доме у его сожительницы, то нашли подтверждение своим подозрениям. В тайнике они обнаружили документы убитой Тамары Яковлевой. А еще метрику ее пропавшего мужа Василия и документы десятков других тоже пропавших людей.

Но по другой более правдоподобной версии вычислить серийного убийцу удалось оперативным путем. Одной из жертв Башкатова удалось выжить, и она дала его описание. По этому описанию в поле зрения ростовских милиционеров попал Егор Башкатов. Присмотрелись к нему и выяснили, что он часто отлучается из дома и привозит чужие вещи, иногда со следами крови. Задержали его в тот момент, когда он как раз возвращался из очередной «криминальной командировки» и окровавленная пожива выдала его с головой.

Злодействовал Башкатов 10 лет, зато суд над ним был скорым. Вся банда была приговорена к высшей мере наказания – расстрелу. И с исполнением приговора тянуть не стали.

Олег Логинов

Добавить комментарий

Вы должны зайти как в для комментирования записи