ПУТЕШЕСТВИЕ В СССР ЛИ ХАРВИ ОСВАЛЬДА (JOURNEY TO THE USSR LEE HARVEY OSWALD)

ПУТЕШЕСТВИЕ В СССР ЛИ ХАРВИ ОСВАЛЬДА

Самой главной загадкой Ли Харви Освальда является вопрос – убил ли он президента США Джона Кеннеди. Но эта не единственная загадка в его жизни. Весьма интересно: зачем он приезжал в СССР?

РУССКИЙ СЛЕД?

Согласно выводам Комиссии Уоррена в США, считается, что бывший морской пехотинец Ли Харви Освальд 22 ноября 1963 года за 5,6 секунды совершил три выстрела в машину президента с шестого этажа книжного склада в г. Даллас, штат Техас. И одних из них насмерть поразил президента Кеннеди. Но пролить свет на эту историю Освальд не успел, через два дня, 24 ноября 1963 года, когда его переводили из полицейского управления в окружную тюрьму, Ли был застрелен владельцем ночного клуба Джеком Руби. С тех пор убийство Кеннеди считается самым знаменитым в мировой истории, а убийство Освальда – первым преступлением в прямом эфире, поскольку оно попало в телевизионный репортаж и было показано по телевидению во время трансляции с места событий.

Поскольку Освальд уже не мог никому ничего рассказать, то ответы на многочисленные вопросы, связанные с его личностью и причастностью к убийству президента стали искать в его биографии, в которой самым необычным было его проживание в СССР с октября 1959 по июнь 1962 года.

Освальд родился 18 октября 1939 года в Новом Орлеане Из-за того, что отец умер еще до его появления на свет, мать вынуждена была отправить Ли и двух его братьев в детский дом на тринадцать месяцев, так как была не в состоянии их содержать. Но потом все более или менее наладилось. Правда, семье приходилось часто переезжать. До семнадцати лет Освальд проживал в 22 разных местах и поменял 12 школ. А в день своего семнадцатилетия он, по примеру старшего брата, поступил на службу в Корпус морской пехоты США.

Службу проходил на базе военно-морской авиации в японском городе Ацуги. Показывал неплохие результаты в стрельбе, но до  норматива «меткого стрелка» («marksman») чуть-чуть не дотянул. Освальда еще с юношеских лет интересовали проблемы социальной несправедливости, отчего он читал книги про социализм, интересовался жизнью в стране, где этот самый социализм построили – СССР, а в период военной службы даже занялся изучением русского языка. И хотя больших успехов он в этом не достиг, но сослуживцы прозвали его «Освальдсковичем» из-за просоветских взглядов.

Судя по всему, желание увидеть справедливое общество настолько захватило Освальда, что 11 сентября 1959 года он уволился из армии и стал искать пути, чтобы уехать в СССР. Это оказалось непростой задачей, но Ли с ней справился. Хотя добираться до СССР ему пришлось окружными путями – через Францию, Англию и Финляндию. В Хельсинки он получил советскую визу, после чего 16 октября 1959 года прибыл на поезде в Москву.

СОВЕТСКОЕ ЖИТЬЕ-БЫТЬЕ

Новость о бегстве морского пехотинца США в Советский Союз была опубликована на первых страницах ведущих американских газет. Это действительно было сенсацией. До этого люди бежали из СССР в США, но не наоборот. Тем удивительнее, что в Советском Союзе это никакого ажиотажа не вызвало. Сразу после приезда в Москву Освальд обратился по поводу получения советского гражданства, но его ходатайство было отклонено. Это выглядит странным, поскольку руководство СССР из кожи вон лезло, чтобы всех убедить в преимуществе социализма над капитализмом, а тут такой нежданный информационный повод для подтверждения слов. Но сдается, что в СССР заведомо знали, чем это закончится. Однако Ли был уверен, что наконец очутился на «земле обетованной», а потому когда ему отказали в советском гражданстве, вскрыл вены на левой руке в ванне своего гостиничного номера. И власти уступили. Правда, выдали ему не советский «серпастый-молоткастый», а лишь вид на жительство «для лиц без гражданства». И объявили, что ему надлежит отбыть в Минск.

— Это в Сибири? – спросил Освальд.

В паспортном столе его вопрос всех рассмешил. Но, успокоившись, паспортисты заверили его, что это не в Сибири и сказали, что через Красный Крест он каждый месяц будет получать деньги для оплаты жилья и расходов.

Конечно, Освальд был далеко не первым перебежчиком-идеалистом. Была даже отработана система: таких, как он, не оставляли в Москве, а отсылали куда-нибудь подальше, обычно на Украину. Поэтому ничего удивительного, что его отправили в Минск, за 675 километров от столицы.

Дом Освальда в Минске

Освальд хотел учиться в МГУ, но его в Минске определили не на учебу в ВУЗ, а направили трудиться токарем на «Минский радиозавод имени Ленина», занимающийся производством бытовой и военно-космической электроники. Ли удостоил встречи партийный руководитель Минска Шрапов, который обещал ему всестороннюю помощь. И обещание выполнил. Бытовые условия Освальду по советским меркам создали просто райские. Предоставили ему меблированную однокомнатную квартиру с двумя балконами в престижном доме по адресу улица Калинина, 4. Зарплату на заводе положили нехилую – 700 рублей. С учетом того, что еще столько же он ежемесячно получал от Красного Креста, в сумме выходило как у директора завода – 1400. При этом квартплата для него составляла всего 60 рублей. Для помощи в качестве переводчиц к нему приставили двух симпатичных дам из Интуриста -. 40-летнюю Стеллу и 23-летнюю Розу, с которой у него вскоре завязался роман. На заводе всех строго проинструктировали: с американцем вести себя вежливо и культурно, язык при нем не распускать. Но, несмотря на все инструкции, интерес к единственному американцу в Минске, конечно, был большой. И Ли наверняка порой чувствовал себя «звездой».

Токарь из него был никакой, но работал он, по отзывам коллег неплохо, хотя и без рвения. Усиленно учил русский язык. Каким-то образом он овладел русскими ругательства. Но, как известно их мало знать, надо правильно употреблять. Однажды Освальд сцепился с другим рабочим цеха Николаем Сусолкиным. Если бы он просто его обматерил, тот бы может быть и стерпел, но Ли назвал его «русской свиньей». И этого фронтовик Сусолкин снести не мог. Не взирая на инструкции, он ринулся на американца и едва не избил его, помешали другие рабочие.

Впрочем, в целом, заводчане относились к Освальду по-доброму. Как-то свозили его на охоту. Он там промазал по зайцу и чуть не подстрелил товарищей. Заводское начальство потом запретило рабочим брать американца на охоту, а они через несколько лет, когда услышали про убийство Кеннеди, недоумевали как Алик (так окружающие звали в Минске Ли) умудрился попасть в президента.

На первых порах на радиозаводе наставником к Освальду определили, владеющего английским языком и состоящего в КПСС, Станислава Шушкевича, который потом говорил: «Он был примитивным доктринером, и я не нашел с ним ничего общего». По иронии судьбы Освальд вошел в историю как убийца президента, а Шушкевич – как первый президент Республики Беларусь.

Американец Ли пользовался в Минске огромным успехом у женщин. После Розы у него был роман с «Нелли Коробка» и Эллой Герман, которой он даже сделал предложение после совместной встречи Нового года. Но она ему отказала. Тогда он переключил свое внимание на Марину Прусакову, которая работала в соседнем цехе, а по вечерам училась в институте на фармацевта. Освальд нравился женщинам не только своим иностранным происхождением, мало того, что в отличие от русских мужиков, он не пил, так еще и ухаживать умел романтично. Встречая по вечерам Марину возле проходной, он неизменно дарил ей розу. Ничего удивительного, что она согласилась стать его женой. Вскоре у них появилась дочка, которую Ли назвал Джун. Однако когда, хотел ее зарегистрировать как Джун Марина Освальд, паспортисты уперлись, что нельзя давать отчество от имени матери. Пришлось регистрировать, как Джун Ли.

Однако чем дальше, тем сильнее жизнь в СССР тяготила Освальда. Он писал в своем дневнике: «Я начинаю осознавать, в каком обществе я живу. Массовая гимнастика, обязательные собрания после работы, политинформация. Обязательное посещение лекций и отправка всего цеха (кроме меня) в воскресенье в колхоз собирать картошку». А тут еще инженер с завода Зегер, который долго жил в Аргентине, подвыпив на 1 мая, честно посоветовал ему возвращаться в США. Освальд окончательно понял, что социалистический мир не для него. И подал документы на выезд его семьи в США.

По возвращении в США в июне 1962 года, никто Освальду тепличных условий, как в СССР, не создавал. Он долго искал работу и, наконец, нашел ее в книгохранилище в Далласе, откуда и произвел роковой выстрел в Кеннеди. Сдается, что он был из тех идеалистов, которым и на родине не все так и заморем все не эдак. Но его пребывание в СССР однозначно убеждает, что никаким «кремлевским киллером» он не был.

Олег Логинов

Добавить комментарий

Вы должны зайти как в для комментирования записи