АУТОДАФЕ (AUTO-DA-FE)

АУТОДАФЕ

Аутодафе на пласо Майор в Мадриде

Аутодафе на пласо Майор в Мадриде.

Инквизиция безнадежно скомпрометировала себя на века проведением аутодафе. Этот вид публичной казни, получивший название «акт веры» практиковался в средневековой Испании и обставлялся очень красиво и торжественно. Аутодафе впервые было проведено в XIII веке, а последний раз — в Валенсии в 1826 году.

СМЕРТОНОСНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ

Аутодафе-картина

Картина Педро Берругете. «Св. Доминик председательствует на аутодафе». 1495

Вообще аутодафе подразделяются на частные и общие. Общие аутодафе были гораздо многочисленнее по числу осужденных, роскошнее по оформлению и торжественнее по ритуалу. Несколько из них удостоились названия «великие».

Возможно, самым «великим» аутодафе была массовая казнь в Севилье на площади Святого Франциска 24 сентября 1559 года.

В тот день наказанию подвергли членов лютеранской общины города. Всего подлежали наказанию 102 человека, из них 22 были осуждены на казнь.

Процессия идущая на аутодафе

Казнь предваряла торжественная процессия, состоявшая из членов цеха угольщиков (поставлявшего дрова для костров), доминиканских монахов и приверженцев инквизиции на общественных началах. Они обошли площадь, распевая псалмы, а потом установили 6 — метровый дубовый крест, обмотанный черным крепом. Состоялся также торжественный вынос знамени инквизиции из городского трибунала, которое возложили у алтаря.

Потом к площади двинулась другая процессия, уже весьма скорбная, поскольку она состояла из осужденных. Их всех облачили в длинные специальные костюмы «сан-бенито», разукрашенные у большинства изображениями чертей и перевернутых языков пламени. У приговоренных к легким наказания рисунок на одежде был попроще – желтый «андреевский» крест.

Кисти рук приговоренным связали, но вручили им свечи, которые они должны были нести, а на грудь им прикрепили выписки из постановления инквизиционного трибунала. Приговоренные к смерти шли с бумажными коронами на голове. Чтобы осужденные ненароком не испортили праздник, к «склонным к побегу» приставили по бокам пару крепких монахов-бенедиктинцев, а любителям публичных выступлений засунули в рот металлический кляп.

В колонне приговоренных несли деревянную статую, похожую на Франсиско де Сафра, священника приходской церкви Св. Викентия в Севилье, приговоренного к казни и скрывшегося от суда. Статуя тоже была одета в одежду осужденного. После колонны осужденных шла очень многочисленная колонна инквизиторов и духовенства. Ее замыкал глава инквизиционного трибунала в сопровождении трех десятков телохранителей в доспехах.

После того, как осужденные, многочисленные зрители и трибунал заняли свои места на трибунах, глава трибунала — Хуан Гонсалес де Мунебрега, епископ Тарасоны из-под балдахина дал знак к началу церемонии. Сначала с проповедью выступил доминиканский монах, в которой заклеймил протестантскую ересь и воздал хвалу бдительности инквизиции. Потом чтец инквизиционного трибунала приступил к оглашению приговора.

Когда он закончил, слово взял глава трибунала де Мунебрега, который огласил помилование примиренным с церковью и отрекшихся от ереси. А затем наступила кульминация дня. Осужденных на казнь усаживали на осла, который вез человека до места казни. Поездка на животном, олицетворявшим собою упрямство и глупость, аллегорически выражала глупость и упрямство осужденного, которые привели его к печальному концу.

ОТ СТАТУИ К ЛЮДЯМ

Аутодафе в Лиссабоне

Первым по традиции зажгли костер, для статуи. Тайного лютеранина священника Франсиско де Сафра, успевшего сбежать из города, сожгли виртуально. А остальным пришлось гореть самим за свои лютеранские взгляды.

Вслед за статуей возвели на костер Изабеллу де Байена, богатую севильскую даму, которая предоставила свой дом под собрания единоверцев. Женщина отказалась прочесть католический Символ веры и принять причастие даже перед собственной казнью. Ее возвели на поленницу, застегнули на шее ошейник, прикованный к столбу, после чего развели под ногами огонь. Доминиканский монах в последний раз спросил у осужденной, не желает ли она отречься от своих убеждений. Это позволило бы ей умереть практически безболезненно. Ее бы сначала задушили петлей, а потом предали огню уже мертвое тело. Но Изабелла де Байена отказалась.

Казнь на площади

Потом на поленницу водрузили Хуана Понсе де Леона, младшего сына графа Байлена. Когда под его ногами развели огонь, де Леон попросил о покаянии. Огонь был затушен. Пока Хуан каялся, ему преподала пример мужества 21-летняя Мария де Бооркес, которая на соседнем костре отказалась отречься от своих убеждений. Пристыженный Хуан Понсе де Леон замолчал, после чего был задушен и у него в ногах снова развели огонь.

Между тем Мария де Бооркес начала читать Символ веры в лютеранской редакции. Палачи поспешили тоже задушить ее, чтобы ее мужество не сделало из нее мученицу в глазах единоверцев.

Постепенно аутодафе начало напоминать конвейер. Осужденных сжигали одного за другим, и рознилось лишь их поведение перед казнью. Но в целом все осужденные к смерти лютеране демонстрировали стойкость и мужественно умирали один за другим за свою веру. На присутствующих зрителей эта расправа произвела тяжелое впечатление. Тем боле, что казненные были не какими-то бродягами, а уважаемыми людьми в городе. Но этим и достигалась цель аутодафе – показной жестокостью отвратить людей от еретических взглядов.

ИНКВИЗИТОРЫ-ВЫДУМЩИКИ

Аутодафе в Вальядолиде в 1559 году

Инквизиторы старались разнообразить не только прелюдию казни, но и сам процесс сожжения еретиков. Например, при проведении аутодафе 1559 года в Вальядолиде решили подольше помучить 14 человек, осужденных к смерти. Их не поставили на костер, а подняли на столбах, где подвесили за отведенные назад локти на поперечинах. При таком виде казни зрители яснее могли прочувствовать процесс, наблюдая как постепенно разгорающийся костер сначала лижет языками пламени еретикам пятки, потом подбирается к их длинным одеждам и как, наконец, охватывает огнем их извивающиеся на столбах тела.

Генри Линтон

Генри Линтон. «Аутодафе испанской инквизиции на рыночной площади».

Инквизиторы Германии и Австрии решили не отставать по части выдумки от своих испанских коллег и обогащали процесс сожжения своими ноу-хау. В Германии соорудили специальную нишу в стене городской башни, действующую по принципу дымохода. Жертву подвешивали на ее верху, а огонь медленно втягивался наверх, поджаривая жертву. В Австрии осужденных подвешивали над костром и при помощи цепи то опускали его в пламя, то поднимали, чтобы продлить экзекуцию.

Олег Логинов

Добавить комментарий

Вы должны зайти как в для комментирования записи