КАРТУШ (CARTOUCHE)

КАРТУШ

Луи-Доминик Бургиньон по прозвищу «Картуш» остался в истории самым знаменитым грабителем XVIII столетия. Он еще при жизни стал легендой и таковым остался после смерти. Его популярности способствовала не только дерзость и удачливость, но некий юмор, с которым он совершал свои преступления. Картуш часто прибегал к хитрости и обману и делал это весьма искусно. Он не только грабил высокопоставленных господ, он словно бы насмехался над ними, отнимая их имущество. И симпатии простого люда были чаще на его стороне, чем на стороне его жертв.

ЖАН-ПОЛЬ – КОПИЯ ЛУИ-ДОМИНИКА

Говорили, что на Картуша работали около двух тысяч человек. Сотни трактирщиков были завязаны в торговле украденными им товарами, подкупленные полицейские закрывали глаза на его проделки, врачи подпольно лечили его раны, а осведомители, среди которых были служащие банков и торговых компаний, чиновники, стражи порядка и даже судьи охотно доносили ему о передвижениях состоятельных господ. Несколько лет парижская полиция безуспешно охотилась за ним, подвергаясь насмешкам за свои неудачи. А Картуш буквально водил ее за нос, использую около дюжины двойников. Ходят легенды и о его любовных победах, многие французские красотки готовы были разделить постель со «звездой» криминального мира. Хотя красавцем его трудно было назвать.

Удивительно, но Жан-Поль Бельмондо, сыгравший роль Картуша в кино, по описания – копия своего героя. Картуш был среднего роста и далеко не красавец. Его лицо, обрамленное редкими курчавыми волосами, было морщинистым с тупым сплющенным носом, как у бульдога, большим ртом и маленькими, не без коварства, глазами. Но видимо недостатки внешности Картуш, как Бельмондо, компенсировал бездной обаяния, отчего и слыл сердцеедом.

ДЕТСТВО, ОТРОЧЕСТВО, ЮНОСТЬ

Однако, если сбросить с его персоны романтический флер легенд, то следует признать, что Картуш – отнюдь не пример для подражания. Задатки уголовника проявились у него еще в детстве. Родился Луи-Доминик в семье парижского бочара около 1680 года и сызмальства отличался тягой к воровству. Родители пытались дать ему образование и в десятилетнем возрасте отдали его в иезуитский колледж. Но он проявил себя там не стремлением к наукам, а кражей кассы колледжа. Стащив у иезуитов десять золотых луидоров, юный Бургиньон удрал из колледжа к дяде в Орлеан. Дядя, бывший военный, обучил его азам фехтования, которые Картуш потом не раз использовал в своем криминальном промысле. Но начинал его он не как грабитель, а как карманный воришка, причем промышлял в основном в орлеанских церквях. Впрочем, это занятие вскоре ему наскучило, и в 1710 году он отправился в Париж в поисках настоящего дела. Он попробовал себя в качестве вербовщика и солдата, но окончательно убедился, что работать или служить – это не для него. Дезертировав из армии, он вернулся в Париж около 1715 года и окончательно вступил на скользкую дорожку профессионального преступника.

КАРТУШ ПРОТИВ РЕГЕНТА

«Криминальной карьере» Бургиньона в столице поспособствовала атмосфера этого города. На смену жестким порядкам, заведенным Людовиком XIV, железной рукой правившим Францией аж 72 года, в Париж ветром либерализма занесло страсть к обогащению и жажду удовольствий. Парижане отрывались, выставляя роскошь напоказ, а тут — как тут оказывался Картуш, отнимавший у них деньги и драгоценности. По одной из легенд его жертвой стал правивший тогда Францией при малолетнем короле Людовике XV, регент Филипп Орлеанский. Опасаясь воровства, регент приказал не пользоваться во дворце драгоценной посудой и заказал себе шпагу без золота и бриллиантов, со стальной рукояткой. Но даже и без украшений шпага из-за тонкой отделки была дорогой и обошлась хозяину в полторы тысячи ливров. И эту шпагу Картуш якобы похитил у Филиппа Орлеанского, когда тот выходил из театра. Во всяком случае, Париж смеялся и судачил, что Картуш наказал главного вора Франции. Бургиньон же распустил слух, что он умер в Орлеане и тем самым избежал мести регента. Но на время перенес свою деятельность в Лион, где молодой лекарь Пелисье, вхожий в самые знатные дома города, давал ему отличные наводки для краж. Когда же Пелисье из наводчика попытался переквалифицироваться в грабителя, то был схвачен на месте преступления. Но даже под пытками он не выдал Картуша.

ГАЛАНТНОСТЬ РАЗБОЙНИКА

Популярности Картуша во многом способствовали не только его удача и ловкость, но стремление к красивым жестам. Как-то под видом знатного англичанина в экипаже со свитой он заявился к начальнику дозорной стражи и рассказал ему, что получил анонимное письмо с сообщением, будто, разбойник Картуш ночью собирается напасть на начальника стражников. А пока Луи-Доминик отвлекал хозяина разговором, его сообщники, одетые в ливреи лакеев, вынесли из дома все столовое серебро. Взамен похищенного Картуш послал для издевки начальнику дозорной стражи дюжину оловянных ложек и вилок.

Гораздо большую щедрость Бургиньон проявил по отношению к маркизе де Боффремон. Удирая от полицейских по крышам, Картуш спрыгнул в каминную трубу ее дома. Какого же было удивление маркизы, когда в облаке сажи перед ней предстал вооруженный пистолетами незнакомец. Учтиво, но для убедительности наставив пистолеты на даму, он потребовал, чтобы она провела его к выходу из дома. Что она и сделала. Через несколько дней маркиза получила письмо с извинениями от Картуша, к которому прилагался маленький ящик с прекрасным неоправленным бриллиантом, стоимостью в две тысячи экю. Эту сумму госпожа де Боффремон вручила государственному казначею Франции, пожертвовав ее в пользу больницы Всех Скорбящих. А бриллиант оставила себе.

АРЕСТ И КАЗНЬ

Когда король Людовике XV подрос, он жестко высказал начальнику городской полиции д’Этанжу свое неудовольствие от того, что тот не может поймать Картуша. И д’Этанж принялся «носом рыть землю». За голову Картуша была объявлена огромная награда, на которую соблазнился один из его сообщников – Дюшатле, который сообщил о местонахождении главаря.

15 октября 1721 года в 11 часов утра секретарь военного министра ле Блан в сопровождении 40 солдат ворвался в таверну на улице Куртиль, где схватил Картуша «тепленьким» в постели. На столе возле кровати лежали 6 заряженных пистолетов, но Луи-Доминик не успел ими воспользоваться. Картуша пешком, чтобы весь Париж знал о его поимке, отконвоировали в тюрьму Гран-шателе. Но оттуда Бургиньон вскоре умудрился сбежать. В камере его напарником оказался каменщик, который не был закован в кандалы. Они просверлили дыру в водосточную трубу, спустились туда и под землей пробрались в лавку продавца овощей. Но в лавке их учуяла собака, которая подняла лай. Служанка, вскочив с постели, заголосила «Воры!». На ее крик прибежали четверо полицейских, пьянствовавшие неподалеку, которые и схватили беглецов.

После этого Картуша перевели в тюрьму Консьержери, где содержали в башне Монгомери и усиленно стерегли. А 26 ноября суд приговорил его к смертной казни на колесе, после пытки. Пытку испанскими сапогами он перенес с необыкновенной стойкостью, чем привел в восхищение даже палачей. Но когда его привезли на казнь и он увидел колесо, на котором ему предстояло принять смерть, самообладание изменило этому разбойнику. Он объявил, что готов дать показания против сообщников. Правда, его признание отсрочило казнь всего на сутки.

Уже на следующий день 28 ноября 1721 года Картуш был колесован на Гревской площади в Париже. На основании его показаний были арестованы сотни человек, многие из которых также подверглись казни. Но своих родственников и любовниц Луи-Доминик не сдал, а, напротив, пытался их обелить. Но их все же арестовали на основании показаний его сообщников. Младший брат Картуша, которому было 15 лет, избежал смертного приговора. По решению суда его следовало повесить под мышки на два часа на виселице на Гревской площади после чего отправить на каторгу. Но экзекуция оказалась для него роковой, когда его сняли с виселицы, он скончался, не приходя в чувство.

Олег Логинов

Добавить комментарий

Вы должны зайти как в для комментирования записи