ЖИЛЬ ДЕ РЕ (GILLES DE RAIS)

ЖИЛЬ ДЕ РЕ

Одной из самых зловещих фигур Средневековья считается ближайший соратник Жанны д’Арк – барон Жиль де Ре. Именно его называют прообразом сказочного злодея Синей Бороды.

БОГАТЫЙ МАРШАЛ

Жиль де Лаваль, маршал Бретани, барон де Ре, родился во Франции в 1404 году. Казалось, все у него в жизни складывается просто замечательно. Барон де Ре был знатен, среди его предков значились представители древнейших дворянских родов Монморанси и де Лаваль, к тому же он был внучатым племянником прославленного коннетабля Франции Бертрана дю Геклена. Он и сам снискал славу успешного военачальника, который вместе с Жанной д’Арк вернул Франции Орлеан. Жиль был сказочно богат, он владел обширными земельными угодьями и получал большой доход от торговли солью. А брак с Екатериной де Туар еще более увеличил его состояние. Наконец, он был весьма образованным человеком, имел прекрасную библиотеку.

С войны Жиль де Ре вернулся в звании маршала, увенчанный славой. В 1433 году он поселился в замке Тиффож и ни в чем себе не отказывал. Содержал 200 человек стражи, личную церковь 30-ю канониками, скупал древние рукописи и баловал себя театральными представлениями. Его выезды из замка превращались в пышные процессии, де Ре сопровождали богато одетые каноники, пажи и хористы. Но вся эта роскошь требовала затрат и немалых. Жиль обнаружил, что его огромное состояние тает на глазах. К финансовым проблемам добавились семейные. Сначала его бросила супруга Екатерина, которая после ссоры с мужем уехала жить к родителям. Потом его младший брат Рене добился решения о разделе фамильного имущества.

КОВАРСТВО АЛХИМИИ

Решить разом все свои проблемы Жиль де Ре решил посредством философского камня, сулившего вечную жизнь и неиссякающее богатство. Считалось, что с его помощью можно превращать простые металлы в золото. Используя интерес барона магии, к нему потянулись разного рода шарлатаны из числа магов, толкователей снов и алхимиков. Но всех конкурентов сумел отодвинуть от его персоны итальянский монах Франческо Прелати. Под его влиянием де Ре пристрастился к черной магии. Прелати рассказывал Жилю, что посредством некромантии он может вызывать демона по имени Барон, который позволит им обрести философский камень. Но только Франческо не никак не мог уговорить Барона предстать перед бароном. Тот был капризен и желал действовать только через посредничество Прелати. Однажды демон даже сотворил в комнате Франческо из воздуха несколько слитков золота. Прелати немедленно побежал известить об этом барона, но когда они вернулись и отворили дверь, то увидели перед собой огромную крылатую змею, размером с собаку. Они испугались и убежали. Но де Ре все же был рыцарем, он превозмог страх, взял в руки крест с хранящимися в нем частицами Креста Господня и отправился в комнату Прелати. Но когда он там дотронулся до золота, оно обратилось в пыль рыжего цвета.

Между тем барон де Ре оборудовал в подвале замка Тиффож лабораторию и упорно бился над загадкой создания искусственного золота. Он подолгу простаивал перед алхимической печью анатор, комбинирую ингредиенты, добавляя в них соль, серу и акульи зубы, но достичь желаемого никак не мог. И тогда Франческо Прелати обрадовал Жиля, сообщив ему, что демон Барон согласился поведать им секрет черной магии для создания философского камня, но затребовал принесения человеческой жертвы. За жертвой дело не стало, де Ре убил крестьянского ребенка, отрезал ему левую руку, вынул из глазницы левый глаз, вырезал сердце и в кубке с собственной кровью преподнес на алтарь Барону. Однако тот выразил недовольство и потребовал новых жертв. В результате убийства детей Жилем де Ре были поставлены на поток. Он специально нанял старуху Перрину Мартен, которая заманивала детей, после чего слуги барона заталкивали их в мешки и несли в замок. Жиль де Ре убивал детишек, извлекал из них внутренности, а Франческо Прелати читал над ними заклинания.

Причем, возможно, процесс убийства увлек барона сильнее, чем поиски философского камня. Позже на следствии его слуги рассказывали, что Жиль де Ре, оказывается, был еще и сексуальным маньяком. Один из них, Этьен Корило, говорил, что маршал приходил в сильное половое возбуждение от вида агонии детей и занимался мастурбацией, наблюдая за их последними судорогами. Якобы Жиль де Рэ приходил в бешенство, если жертва начинала кричать в момент убийства, поскольку из-за детских криков у него моментально пропадала эрекция. Чтобы детки не кричали, барон сначала подвешивал их на три фута над полом в углу комнаты, потом, когда жертвы теряли сознание, но были еще живы, он мастурбировал онанировал над ними, после чего медленно с упоением отрезал им головы. Иногда Жиль интересовался у подручных: голова какого ребенка из загубленных ими была самой красивой. Показания Корило подтвердил телохранитель барона — Анри Гриар.

СЛЕДСТВИЕ И КАЗНЬ

А началось следствие после того, как в августе 1440 года епископ города Нанта Жан де Малеструа в своей проповеди объявил прихожанам, что ему стало известно о гнусных преступлениях «маршала Жиля против малолетних детей и подростков обоего пола» и предложил им сообщать ему об известных им злодеяниях де Ре. Сразу после окончания проповеди люди сообщили епископу о восьми известных им случаях пропажи детей во владениях барона. Де Малеструа довел эту информацию до герцога Бретонского Жана V. Тот вызвал своего вассала де Ре к себе и арестовал его.

Когда барон предстал перед судом, ему были предъявлены обвинения в ереси, колдовстве, содомии, убийствах малолетних детей по 47 пунктам, но Жиль де Ре отказался признавать не только обвинения, но и сам суд. Чтобы доказать свою невиновность, он предложил судьям прибегнуть к Божьему суду – в виде испытания каленым железом. Однако судьи не согласились, а за дерзость отлучили его от церкви.

Спустя два дна произошло нечто загадочное. Когда Жиль де Ре снова предстал перед судом, он был уже другим человеком. Надменный маршал уступил место раскаявшемуся грешнику. Барон без применения пытки признался во всех преступлениях и смиренно просил прощения у родителей, детей которых он убил. Можно только предполагать, что отлученный от церкви Жиль де Ре представил, что с ним сделает Барон, которого он как-то видел в образе крылатой змеи и решил покаяться. Может быть даже в том, чего не совершал.

Утром 26 октября 1440 года в Нанте барон Жиль де Рэ вместе со своими верными слугами Анри Гриаром и Этьеном Корило поднялся на лестницы у виселиц, под которыми были сложены поленницы дров. За деятельное раскаяние их не стали сжигать живьем как еретиков, а удостоили более легкой смерти. Лестницы убрали и приговоренные сначала задохнулись в петлях, а только потом их тела были преданы огню. Слуги сгорели, а труп барона крючьями вытащили из костра и отдали родственникам, которые похоронили его в монастыре кармелиток.

По легенде, в этот день всех детей Нанта поколотили палками, чтобы вбить им в голову, что нельзя ходить с незнакомыми дядьками к ним в замок.

Помощница де Ре, Перрина Мартен, которую все считали ведьмой, умерла еще раньше, не выдержав пыток. А вот некромант Прелати, как говорят ныне, «активно сотрудничал со следствием» и был за это помилован. Именно он дал показания церковному суду, что Жиль де Ре при нем написал собственной кровью текст договора с демоном Бароном, в котором просил для себя три великих дара: всеведения, богатства и могущества. Одного этого хватило бы, чтобы отправить маршала на костер. Но самому избежать казни у Прелати все же не получилось. Некоторое время он был придворным алхимиком герцога Анджуйского, но золота так и не добыл и был казнен за подделку печати своего покровителя.

Злодеяния барона де Ре, которому приписывают умерщвления 140 детей, столь ужасны, что до сих пор не утихают споры: а были ли они на самом деле? Тем более, что ни одного трупа его жертв так и не нашли.

Олег Логинов

Добавить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *