УЭСТ-ПОРТСКИЕ УБИЙЦЫ (WEST PORT MURDERERS

УЭСТ-ПОРТСКИЕ УБИЙЦЫ

В средневековой Англии людей казнили, пожалуй, как нигде в Европе. Смертью там наказывали за совершение свыше двухсот видов преступлений. Казнить могли за то, что человека застигли вооруженным или переодетым в чужом лесу, за злонамеренную порубку или уничтожение деревьев, злонамеренное уничтожение скота, за двоебрачие, за карманную кражу в публичном месте на сумму свыше 1 шиллинга. Но врачам, функции которых в то время выполняли цирюльники-хирурги, от этого было ни холодно, ни жарко. Закон строго запрещал вскрытие трупов и употребление их для анатомических исследований. А потому, чтобы самим не оказаться на виселице, цирюльники предпочитали учиться оперировать на живых, а не на мертвых. Наконец, до властей дошло, что это не нормально, и они в XVI веке для поощрения анатомических занятий распорядились «выдавать ежегодно корпорации цирюльников-хирургов трупы 4-х казненных разбойников для анатомического их вскрытия. Но 4 трупа на всех хирургов Англии – это была капля в море. И тогда придумали хитрый закон, согласно которому в качестве дополнительного наказания приговоренным к казни стали назначать посмертное вскрытие их трупов, для чего стали приглашать хирургов. Однако эта мера приравняла врачей к палачам и сильно испортила их без того не слишком высокую репутацию. В результате самые талантливые английские врачи стали массово покидать родину и уезжать учиться медицине в Голландию, Италию, Германию, Францию, где уже давно анатомия поощрялась и пользовалась уважением. А те из хирургов, которые оставались в Англии, выкручивались как могли.

Ситуация усугубилась после отмены в Англии так называемого «Кровавого кодекса». Анатомы, медики, студенты многочисленных медицинских факультетов и школ в первой половине ХIХ века вынуждены были довольствоваться двумя-тремя наглядными пособиями в год. Но у известного шотландского хирурга и анатома Роберта Нокса не было даже и этого количества. А между тем он вел частные анатомические курсы Барклая, пользовавшихся популярностью у студентов медицинской школы Эдинбургского университета и без учебного материала эти частные курсы приказали бы долго жить. В этой связи Роберту Ноксу приходилось приобретать трупы нелегальным образом. А спрос, как известно, рождает предложение.

КРИМИНАЛЬНЫЙ ДУЭТ

Ирландцы Уильям Бёрк и Уильям Хэр перепробовали множество занятий на родине. Например, Бёрк в разное время зарабатывал поденной работой на фермах, продажей поношенной одежды и починкой обуви, даже служил помощником офицера городской милиции города Донегола. Чтобы вырваться из тисков бедности, оба они отправились на строительство Юнион-канала в Шотландию. Но и работа землекопами не принесла им достатка. В конце концов, оба перебрались в Эдинбург, где и познакомились. Оба они завели в Эдинбурге сожительниц. Бёрк сошелся с разведенной шотландкой Хелен Макдугал, имевшей двоих детей. А Хэр вступил в гражданский брак с  вдовушкой Маргарет Лэрд, владелицей  меблированных комнатах на Тэннерс-клоуз. Так что и Бёрк и Хэр оказались перед необходимостью обеспечивать семьи. И поскольку прежние занятия им больших денег не приносили, то они придумали новое.

Возможно, идея об оригинальном виде заработка осенила их спонтанно, Когда 27 ноября 1827 года умер один из постояльцев комнат Лэрд — отставной солдат по имени Дональд, задолжавший за жилье 4 фунта стерлингов. Понимая, что с покойника долг не взыскать, Уильямы решили конвертировать в деньги его труп. Они вытащили мертвеца из гроба перед похоронами и унесли его в анатомическую лабораторию Эдинбургского университета, где по слухам покупали покойников для занятий студентов. Слухи оказались верными, Тело солдата приобрели  ассистенты доктора Роберта Нокса и отвалили за него 7 фунтов 10 шиллингов. Это были довольно большие деньги. И гораздо более легкие, чем те которые Бёрк и Хэр зарабатывали лопатой на Юнион-канале.

КОНВЕЙЕР СМЕРТИ

Рисунок Северино Баральди. «Бёрк и Хэр».

Однако постояльцы меблированных комнат Маргарет Лэрд умирали не каждый день, а деньги требовались постоянно. И тогда Уильямы решили не полагаться на случай, а взять дело в свои руки. Спустя месяц они отправили в мир иной жильца одной из комнат Лэрд по имени Джозеф Миллер. Словно приговоренному к казни, они сначала закатили для него роскошный обед с выпивкой, а когда Джозеф накачался виски, задушили его подушкой. Тогда, возможно, они впервые применили «фирменный» способ удушения путем сдавливания грудной клетки жертвы, позже названный в честь Уильяма Бёрка – «burking».

Потом подельники 11 февраля 1828 года похожим образом убили Абигейл Симпсон, приехавшую в Эдинбург за пенсией. И выручили за ее труп 10 фунтов стерлингов. После этого Бёрк и Хэр сообразили, что если отправлять на тот свет постояльцев меблированных комнат Маргарет, то это вызовет подозрения, и решили переключиться на посторонних людей. Но едва не погорели на этом.

9 апреля 1828 года Бёрк в одном из трактиров Кэнонгейта положил глаз на двух восемнадцатилетних проституток — Мэри Паттерсон Митчелл и Дженет Браун и пригласил их в свое жилище. Там он их изрядно накачал спиртным. Мэри отключилась и уснула прямо за столом, а Дженет выпивка никак не могла свалить с ног. У Уильяма закончилось припасенное виски и ему пришлось тащить Браун в паб, чтобы споить ее там. Когда ему показалось, что она дошла до кондиции и вот-вот «отрубится», он снова повел ее домой. Но там все планы ему чуть было не сорвала сожительница Хелен Макдугал. Проведав, что ее хахаль привел в дом проституток, он подобно разъяренной фурии набросилась на Бёрка, осыпая его ругательствами и тумаками. Браун, все еще державшаяся на ногах, поспешила ретироваться и дошла до дома хозяйки доходного дома миссис Лори, некогда сдававшей комнату ей и Мэри. Передохнув у нее, она вернулась за подругой, но не нашла ее. К тому времени Бёрк и Хэр уже задушили бедняжку Мэри и загнали ее тело доктору Ноксу. Однако из-за розысков Дженет поднялся шум по поводу пропажи молодой проститутки. А тут еще кто-то из студентов-медиков опознал Мэри Митчелл в трупе, лежащем на столе по время занятий по анатомии.

РАСПЛАТА

Привыкнув к быстрым и легким деньгам, Бёрк и Хэр уже не могли остановиться. Но после истории с проститутками стали выбирать себе жертвы более осторожно. В основном они пускали на анатомические пособия нищих, бездомных и умственно отсталых людей, которых никто особо не искал. В мае 1928 года они задушили нищую старуху, которая побиралась вместе со слепым внуком. А мальчику Хэр сломал спину о колено. Оба тела преступники загнали доктору Ноксу по 8 фунтов за каждое.

Роковым для преступников стало убийство ирландки Марджори Кэмпбелл Докерти. Бёрк приметил ее в пабе 31 октября 1828 года. Услышав ее ирландский говор, он понял, что она приезжая и подкатил к ней по-землячески. Ему удалось зазвать Марджори домой, чтобы отметить с ней Хеллоун. Однако застолью мешало присутствие квартирантов Бёрка – супругов Греев. С большим трудом удалось их выпроводить, уговорив переночевать в меблированных комнатах сожительницы Хэра. Ночь на Хеллоун закончилась для ирландки Докерти печально. Ее задушили. Но отвезти в анатомичку не успели. И вернувшиеся супруги Греи случайно обнаружили ее тело под кроватью. После чего побежали в полицию.

Однако Бёрк и Хэр успели избавиться от тела Докерти до прихода стражей порядка. И улик, чтобы уличить их в убийстве не хватало. Возможно, Уильямы даже избежали бы наказания за свои злодеяния, но их сгубила разобщенность. Лорд-адвокат сэр Уильям Рэй предложил Хэру иммунитет от судебного преследования при условии, что тот раскается в содеянном и согласится свидетельствовать против Бёрка. И тот сдал подельника «с потрохами». Выяснилось, что «охотники за трупами» с ноября 1827 по ноябрь1828 года совершили 16 убийств в окрестностях улицы Уэст-Порт в Эдинбурге. За это их прозвали «Уэст-портскими убийцами». Следуя договоренности, Хэра избавили от наказания, зато Бёрка приговорили к смерти.

28 января 1829 года он на виду у сорока тысяч горожан был повешен перед собором Сент-Джайлс. Словно в насмешку ему определили дополнительное наказание в виде анатомирования. Его тело было доставлено в эдинбургский медицинский колледж и публично вскрыто профессором анатомии Александром Монро. Этот акт профессор запротоколировал в специальной книге, начертав: «Писано кровью У-ма Бёрка, повешенного в Эдинбурге. Сия кровь была взята из его головы». Его коллега доктор Нокс хотя и избежал наказания за тайную покупку трупов, но подвергся всеобщему остракизму и был вынужден покинуть Эдинбург. Пришлось бежать от жаждавшей мести толпы и Уильяму Хэру. Под защитой полиции он уехал на родину, но там был опознан и вынужден спасаться бегством. Ходили слухи, что он побирался на улицах лондонского Ист-Энда, но там его узнали другие нищие и, мстя за своих собратьев из Уэст-порта, забили его до смерти, а потом сбросили в известняковый карьер.

И все же, нет худа без добра. Уэст-портскими убийства побудили Британский парламент в 1832 году принять закон, позволивший медицинским учреждениям использовать трупный материал для анатомических и учебных целей. А злодеи Берк и Хэр стали британскими знаменитостями. О них снято по меньшей мере четыре художественных фильма.

Олег Логинов

Добавить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *