ФОТОРЕЙТИНГ «БАНДИТЫ РЕВОЛЮЦИИ» (BANDITS OF THE REVOLUTION). По версии Олега Логинова.

ФОТОРЕЙТИНГ «БАНДИТЫ РЕВОЛЮЦИИ» (BANDITS OF THE REVOLUTION).

По версии Олега Логинова.

Рисунок Акилле Бельтраме (Achille Beltrame). «Невероятная дерзость русских революционеров, штурм почтового отделения, днем в Петербурге».

После Февральской и Октябрьской революций Россию захлестнул политический и уголовный бандитизм. Структура полиции была разрушена, а милиции еще не налажена. Вырвавшиеся на волю из тюрем и «малин» уголовники почувствовало, что настало их время.

В конце 1917-го года только в Москве действовало более 30-ти банд. В Петрограде наводила ужас на жителей банда, возглавлявшаяся профессиональным убийцей Александровым по кличке «Мишка Паныч», на Псковщине в течение пяти лет действовала банда, насчитывавшая 165 человек под командой Воробья. В Хабаровске орудовала шайка налетчиков, ведомая неким Седлицким, в Херсонском уезде – банда Абрамчика Лехера.

Бурные политические события, подчас связанные с проявлениями жестокости, надломили в чем-то общественную психику, старая мораль и нравственность, словно были отправлены многими на свалку истории вместе с монархией. Жестокие убийства для преступников стали считаться проявлением доблести

Для большего устрашения бандиты нарекали свои организации броскими названиями: «Черная маска», «Девятка смерти», «Бимбом», «Руки на стенку», «Деньги ваши, будут наши», «Банда лесного дьявола» и т.п. Банда подростков, пойманная после убийства двоих детей, называлась вообще претенциозно — «Клуб бомбистов царя ночи номер шесть».

Но не названия, а злодейства «прославляли» бандитов. Поэтому в криминальной истории российского государства сохранились имена самым кровавых из них.

Иван Белов

Известнейшие бандиты времен СССР

Члены банды Ивана Белова

Банда Ивана Белова (Банда Ваньки Белки) — крупная и жестокая банда, действовавшая с 1918 по 1921 год в Петрограде. Всего участники банды Белова совершили как минимум 27 убийств, не менее 200 краж, разбоев и грабежей, ранили 18 человек.

В 1920-ые годы у сотрудников правоохранительных органов не было единообразной формы. Этим и пользовались преступники. Банда Белова, орудовавшая в Петрограде в начале 1920-х годов занималась грабежом квартир и государственных учреждений. Бандиты, переодетые в кожаные куртках и картузы, вооруженные наганами, врывались в госучреждения и жилища, представлялись сотрудниками ЧК, объявляли арест всех присутствующих, начинали «обыск», «конфисковывали» имущество и выносили его на улицу. Тех, кто оказывал сопротивление безжалостно убивали.

При этом эта банда особую ненависть питала к тем, в кого переодевалась — к чекистам и милиционерам. Одного из инспекторов УГРО, Александра Скальберга, занимавшегося их розыском, «беловцы» заманили в засаду, а там оглушили милиционера, связали его, живьем содрали кожу, отрубили руки и ноги, а голову сожгли в плите. Лицо милиционера было обезображено до такой степени, что опознали Александра Скальберга только по одежде.

Зимой 1921 года при задержании были застрелены ближайшие подручные Белки — Конюхов, Сергун, Ваганов, несколько уголовников были арестованы. Банда Белова начала распадаться. Главарь решил покинуть Петроград, но перед этим он планировал совершить ещё одно преступление, чтобы добыть деньги.

Этой же зимой Белов совершил убийство хозяина квартиры на Знаменской улице Эбермана. Труп убитого бандиты вывезли на свалку. При осмотре квартиры Эбермана были обнаружены отпечатки пальцев Белова. Так появилось неопровержимое доказательство причастности главаря банды к убийству.

На ликвидацию банды Белки был отправлен вооруженный отряд. Дом, в котором скрывался Белов, его сожительница Смирнова и ещё ряд бандитов, было решено брать штурмом. Бойцы окружили дом и предложили бандитам сдаться. Преступники стали стрелять по чекистам, те открыли ответный огонь. В этой перестрелке были убиты Белов, его сожительница и большая часть находившихся в доме бандитов. Чтобы заставить остальных сложить оружие, в дом пустили служебно-розыскную овчарку по кличке Завет. И это помогло – бандиты капитулировали. Но, увы, не обошлось, увы, без потерь. В перестрелке погибли работник угрозыска Васильев и милиционер Чуриков.

Несколько человек, оставшихся в живых, доставили в Петроград. По решению ревтрибунала четверо бандитов, участвовавших в убийстве Скальберга, были расстреляны. Остальные были приговорены к различным срокам лишения свободы. Банда Белки окончательно распалась.

Яков Винницкий («Мишка-Япончик»)

Самым подходящим персонажем под образ Робин Гуда считается одессит Мойша-Яков Винницкий, прославившийся как Мишка-Япончик – «Король Молдаванки». Япончик любил выставлять себя идейным бандитом, грабящим исключительно богатых и помогающим бедным. Он обложил данью все злачные заведения Одессы – рестораны и публичные дома, а часть вырученных денег действительно пускал на благотворительность. Помогал портовым грузчикам, бездомным, сиротам и молодоженам. Иногда от имени Япончика раздавались подарки в виде продуктов и денег жителям Молдаванки. Но уж конечно на себя любимого Винницкий тратил в сотни раз больше. Известно, что он владел рестораном-варьете «Монте-Карло» на Мясоедовской улице и лучшим в городе киноиллюзионом «Карсо» на Торговой. И уж конечно использовал на спонсорскую помощь не честно заработанное. Например, как-то он пожаловал на помощь безработным портовым грузчикам 10 тысяч рублей. Однако эти деньги достались ему от хозяина ювелирного магазина в виде выкупа за дочь.

Зато при грабежах ему было приятно выставлять себя борцом за справедливость. Как-то он с сотоварищами совершил вооруженный налет на дом сахаразаводчика Гапнера в тот момент, когда там справляли Новый Год. Сунув под нос хозяевам пистолет, Мишка громогласно объявил: «Мы очень извиняемся, мы люди бедные, а вы богатые, едите и пьете, а на Молдаванке есть нечего. Так что вы должны уплатить 50 тысяч, чтобы молдаванские тоже праздновали Новый год, постарайтесь вести себя примерно, и мы не принесем вам зла». За то, что гости сахаразаводчика вели себя во время налета «примерно» и беспрекословно расставались с бумажниками и драгоценностями, Япончик распорядился вернуть им по 10 рублей «на извозчика». Впрочем, Мишка-Япончик не гнушался и грабежом отнюдь не богатых людей.

Подробнее в статье «Мишка-Япончик».

Банды дезертиров

После революции настоящей бедой на Урале стали так называемые «банды дезертиров». Одна из них под руководством прапорщика Василия Толмачева базировалась недалеко от деревни Береснево за рекой Тагил. Другая банда под руководством колчаковца Афанасия Мугайского облюбовала берега реки Вязовки. Особенностью обоих формирований являлось то, что идейным вдохновителем их деятельности являлся один и тот же человек – белогвардейский офицер капитан Тюнин. Возможно поэтому скрывающиеся в глухих лесах дезертиры не просто пытались выжить, а активно вели классовую борьбу с новой властью. Так, 2 апреля они недалеко от деревни Камельской убили 3-х милиционеров и 3-х красноармейцев, а 26 апреля на том же месте убили сельского коммуниста Михаила Клементьева. Однако спустя некоторое время зажатые со всех сторон милиционерами и красногвардейцами алапаевские бандиты вынуждены были сдаться. Вскоре 113 из них предстали перед Екатеринбургским военным трибуналом. Судьи учли классовую неграмотность большинства дезертиров, приведшую их в стан врагов советской власти, а потому сочли, что они могут еще исправиться. Недостойными жить в светлом будущем были признаны только 9 бандитов, обагривших свои руки кровью.

Яшка Кошельков

19 января 1919 года Ленин решил принять участие в детском празднике и отправился на него вместе с охраной. Тем временем в Сокольниках пьянствовала банда Яшки Кошелькова (Якова Кузнецова) и при этом разрабатывала план ограбления особняка на Новинском бульваре и кооператива на Плющихе. Идея раздобыть машину для «дела» возникла спонтанно. Бандиты отправились на дорогу, чтобы завладеть первым попавшимся автомобилем.

Первым заметил людей вооруженных наганами шофер Ильича – Гиль. Ленин, думая, что это красногвардейский патруль, приказал водителю остановиться. Здоровенный Кошельков выволок Владимира Ильича из машины. Тот запротестовал, заявил, что он — Ленин и даже предъявил удостоверение.  Кошелькову послышалось, что фамилия владельца машины Левин, поэтому он не обратил на него особо внимания, просто отобрал у Владимира Ильича еще  удостоверение и личный пистолет, а потом уселся в реквизированный автомобиль.

Только значительно отъехав от места происшествия, главарь взглянул на отобранное удостоверение. И обомлел. А потом приказал гнать обратно. Он решил захватить Ленина, чтобы получить за него выкуп от Советской власти. Но опоздал.

А Ленин припомнил нападение на него в своей известной работе «Детская болезнь «левизны» в коммунизме». Желая обосновать необходимость заключения Брестского мира, он вспоминает о компромиссе, который вынужден был заключить с бандитами, отдав им документы, револьвер и автомобиль, чтобы они дали возможность «уйти подобру-поздорову». И проводит аналогию: «Наш компромисс с бандитами германского империализма подобен такому компромиссу».

Подробнее в статье «Яшка Кошельков».

Иван Кузнецов по кличке «Чугун»

Рисунок Акилле Бельтраме (Achille Beltrame). «Ограбление в вагоне третьего класса в Москве».

Родственник Яшки Кошелькова, Иван Кузнецов по кличке «Чугун» тоже был бандитом. Он пошел по отцовским стопам. Кузнецов старший хотя и считался мясоторговцем, но был повешен в царское время за разбойные нападения. До революции Чугун –– работал на городской бойне, неоднократно призывался в царскую армию, но все время дезертировал. Еще до революции он сколотил банду в 120 человек. Благодаря огромной физической силе Кузнецов держал свою шайку в повиновении и страхе. Утверждали, что Чугун ударом кулака валил быка, гнул подковы. Его жестокость была такова, что он не только расстреливал своих сообщников, но и душил их собственными руками. Особенно тех, кто «крысятничал», утаивал добычу «с дела».

Ближайшими помощниками Чугуна в банде были Володька Гужбан, Ванька Повар, Федька Каланча. За бандой числилось более двух десятков убийств. Лично Чугуном была убита гражданка Табачникова в доме № 3 по ул. Декабристов, ограблена квартира в доме № 3 по Апраксину переулку. Убито и ранено несколько артельщиков около Народного банка и др. Но в 1920 году Кузнецова и его подельников постигло заслуженное возмездие.

Банда Чугуна стала одной из тридцати двух, ликвидированных в Петрограде в 1920 году.

Михаил Осипов по кличке «Культяпый»

Первым советским рэкетиром считается Михаил Осипов, прославившийся под кличкой «Культяпый», уроженец села Березово Пермской губернии. Он родился в рабочей семье, где было еще семеро по лавкам. Отец умер от белой горячки, мать не вылезала из психушки. Малолетний Мишка попробовав себя в качестве чистильщика обуви и продавца газет, решил, что на этом не разбогатеешь. И переквалифицировался в карманники. Но на этом попался, несколько месяцев отсидел в камере для малолетних преступников. Оттуда начались его «тюремные университеты».

Удивительно, но при том, что низкорослый Культяпый был похож на олигофрена, он умудрился до революции получить высшее образование, за что заслужил от уголовников еще одну кличку «Интеллигент». После революции он собрал банду, число которой порой доходило до 80-ти человек, с которой грабил и убивал зажиточных людей. В то время было трудно удивить кого-то жестокостью. Но Культяпый это сумел, за счет своего чудовищного изобретения, получившего название «веер». Мишка Культяпый, согнав жертвы в одно помещение, связывал их бечевкою, потом укладывал веером: ноги одного потерпевшего ложились на ноги другого и так далее, а туловища несчастных людей расходились под углом. После этого, переходя от одного лежащего к другому, Культяпый острием топора раздроблял головы жертв.

Угрозыск в 1923 году переловил членов шайки Культяпого в Уфе и Казани. Суд над бандитами состоялся в Москве. Михаил Осипов по кличке Культяпый и восемь его ближайших сообщников были приговорены к высшей мере наказания, а остальным подсудимым назначили различные сроки лишения свободы.

Подробнее в статье «Культяпый интеллигент»

Пашка Новодеревенский (Павел Морозов)

Банда Пашки Новодеревенского была сколочена из осколков банд Кошелькова и Сабана. На ее счету убийство после ограбления жителей дома №16 по Банному переулку и № 14 Рогожской заставы. Две семьи по 5 человек выведено в сарай и изрублено на куски топором. Ограбление аптеки на ст. Соколовская, Ярославской железной дороги. По пути убиты 5 милиционеров. Изнасилование жены аптекаря и убийство 10 служащих ЖД прямо на платформе.

От преследования Морозов ушел, но был убит подельником при дележе награбленного. Остальные члены его банды убиты в засадах и расстреляны.

Банда Смирнова-Котова

В декабре 1922 года в Московском Ревтрибунале рассматривалось уголовное дело возможно самой кровавой банды в истории России. На этом процессе банде Котова-Смирнова инкриминировалось совершение в 1917-1922 гг. убийств аж ста шестнадцати человек!

Главарем этой банды был Василий Смирнов, известный также как Котов, из семьи потомственных уголовников. А его помощником стал неоднократно судимый Григорий Морозов. За убийство в 1903 году пытавшегося его задержать городового, он 15 лет провел на каторге, а после революции и вовсе «озверел», превратившись в безжалостного «мясника», расправлявшегося с людьми топором. Садист Иванов-Морозов не раз в ходе налетов не только грабил, но и насиловал женщин, причем, складывалось впечатление, что их внешность и возраст не имели для него значения.

Действовала эта банда по схожему сценарию. Поздно вечером Серафима Винокурова, любовница Котова-Смирнова стучалась в какой-нибудь деревенский дом, жаловалась, что ее ограбили, и просилась переночевать. Но едва ей открывали дверь, как в дом врывались душегубы-уголовники. Они безжалостно расправлялись со всеми домочадцами, собирали все более-менее ценное и сбывали награбленное в Москве. В домах, где они побывали, удалось уцелеть только шестнадцатилетней Христине Поздняк из хутора возле подмосковной станции Паликово. Она позже сумела рассказать о преступлении, благодаря чему злодеев и задержали.

Григорий Иванов-Морозов

После задержания выяснилось, что Смирнов-Котов сам избавился от своего подельника Иванова–Морозова, 23 сентября 1922 года застрелив его из «Нагана» в лесу под подмосковной Апрелевкой. Опасаясь, что «мясник» Морозов расправится и с ним, главарь поспешил избавиться от подельника.

По приговору Ревтрибунала Смирнов-Котов и Виноградова были казнены.

Подробнее в статье «Банда «рубщиков»

Ленька Пантелеев по кличке «Фартовый»

Но самым знаменитым революционным бандитом стал Ленька Пантелеев по кличке «Фартовый», бывший красногвардеец и следователь транспортного отдела ЧК. Его банда совершила более 80-ти убийств и свыше 200 грабежей.

Будучи уволен из ГПУ, в начале 1922 года Пантелеев в Петрограде собрал банду, в которую вошли: Леонид Басс – его сослуживец по Псковской ВЧК, Варшулевич, бывший во время гражданской войны комиссаром батальона, член РКП(б) Гавриков и профессиональные уголовники Александр Рейнтоп (кличка «Сашка-пан») и Михаил Лисенков (кличка «Мишка-Корявый»).

Александр Рейнтоп по кличке «Сашка-пан»

Поначалу Пантелеев поддерживал некий романтический ореол вокруг своей особы, во время налетов на квартиры зажиточных петербуржцев обходился без убийств и был подчеркнуто вежлив с дамами. О нем рассказывали как о «благородном разбойнике», грабившем только богатых, но со временем Фартовый озверел, и его банда стала не только грабить, но и убивать. Например, он застрелил инженера Студенцова. В ходе и ограбления Пантелееву показалось, что инженер вынимает из кармана оружие, и бандит выстрелил, не раздумывая. В другом случае также при ограблении был убит хозяин квартиры, профессор Романченко. Жертвой мог оказаться кто угодно. Как-то скрываясь от опознавшего его человека, Ленька застрелил бросившегося ему наперерез начальника охраны Госбанка Б. Г. Чмутова. Страх и постоянное напряжение превратили Пантелеева в неврастеника, стрелявшего без предупреждения в любого, кто вызывал подозрение, его стали бояться даже ближайшие подельники. На улицах Петербурга появились издевательские надписи: «До 10 вечера шуба — ваша, а после 10 — наша!», автором которых считали Пателеева. В последний месяц жизни Пантелеев вместе о Мишкой Корявым (Лысенковым) и Сашкой Паном (Рейнтоном) совершил 10 убийств, около 20 уличных грабежей и 15 вооруженных налетов. Но жизнь его неумолимо приближалась к концу.

Чтобы помочь уголовному розыску ликвидировать опасную банду, к делу подключилось ГПУ. В местах его возможного появления Пантелеева выставлено двадцать засад. Одна из пантелеевских «малин» находилась в доме N38 по Можайской улице. Поздно вечером 12 февраля 1923 года в эту квартиру, открыв дверь своим ключом, вошли двое неизвестных. В засаде находились четыре красноармейца спецполка ГПУ и старший группы молодой чекист Иван Бусько. От неожиданности все несколько растерялись. Первым пришел в себя более опытный Пантелеев. Он резко шагнул вперед и твердым голосом произнес:

— В чем дело, товарищи, кого вы здесь ждете? Одновременно он попытался вытащить из кармана пистолет. Однако курок зацепился за одежду, грянул непроизвольный выстрел. Тут открыла огонь засада. Пантелеев с простреленной головой замертво рухнул на пол. Его подельник Лисенков, раненный в шею, попытался убежать, но был задержан.

Чтобы развеять слухи, будто Лёнька остался жив и улизнул от милиции, его голову отчленили от тела и поместили в витрине одного из магазинов на Невском проспекте.

Подробнее в статье «Ленька Пантелеев».

«Попрыгунчики»

Большую известность получила банда «попрыгунчиков», появившаяся в Петрограде в 1918 году. Ее упомянул Алексей Толстой в трилогии «Хождение по мукам» в эпизоде уличного нападения на одну из главных героинь романа:

«В сумерки на Марсовом поле на Дашу наскочили двое, выше человеческого роста, в развевающихся саванах. Должно быть, это были те самые «попрыгунчики», которые, привязав к ногам особые пружины, пугали в те фантастические времена весь Петроград. Они заскрежетали, засвистали на Дашу. Она упала. Они сорвали с нее пальто и запрыгали через Лебяжий мост. Некоторое время Даша лежала на земле. Хлестал дождь порывами, дико шумели голые липы в Летнем саду. За Фонтанкой протяжно кто-то кричал: «Спасите!» Ребенок ударял ножкой в животе Даши, просился в этот мир».

Главарем «попрыгунчиков» был уголовник с дореволюционным стажем Иван Бальгаузен. До 1918 года вместе с подельниками он промышлял грабежами богатых квартир, но потом придумал оригинальный способ отнимать деньги и ценности. Любовница бандита Мария Полевая, известная среди своих как Манька Солёная, сшила белые саваны. А жестянщик Демидов изготовил маски и особые пружины, которые крепились к обуви.

Надо полагать в шайке Ванька «Живой Труп» (кличка Бальгаузена) организовал хорошую конспирацию, раз она оставалась неуловимой до весны 1920 года. Но очередной налет стал для Бальгаузена и его подельников последним. Ночью они напали на каких-то зажиточных мужичков, но те вместо того, чтобы наложить в штаны от страха перед страшными ужимками, прыжками и саванами разбойников, вдруг достали из этих самых штанов наганы и приказали привидениям поднимать руки «в гору». Ускакать от милиционеров у попрыгунчиков не было никаких шансов. Вскоре был проведен обыск на «малине» бандитов в доме номер 7 по Малоохтинскому проспекту, где было изъято 97 шуб и пальто, 127 костюмов и платьев, 37 золотых колец и много других ценностей.

По приговору суда Бальгаузен и его ближайший помощник Демидов были расстреляны. Два десятка их подельников сослали в лагеря. Маньке Соленой повезло больше всех – после отбывания наказания она вернулась в Ленинград и работала кондуктором в трамвае.

Павел Ренке и Николай Кислицын

После революции на Среднем Урале отличилась кровавыми делами банка Ренке-Кислицына. Главарям этой преступной группы нечего было терять в жизни. Все они были ранее судимы, знали, что находятся в розыске и не собирались начинать честную жизнь. Павел Ренке, недавно бежал из Тагильского исправдома, где отбывал наказание за убийство, а Николая Кислицына еще в 1922 году заочно приговорили к расстрелу. Сейчас появилось модное слово «отморозки», но оно вполне верно характеризует и тех людей, которые примкнули к ним. Не случайно первое же преступление, совершенное их бандой, было чрезвычайно кровавым и жестоким.

В ночь с 10 на 11 ноября 1924 года в Невьянске к дому, где проживала семья Кондюриных, на подводе приехали несколько мужчин. Глава семейства Кондюриных считался зажиточным человеком и держал собственную лавку. Вот и сейчас дома его не оказалось, поскольку он торговал в лавке. Гости попросили его 13-летнюю дочь сбегать за папой и предупредить об их визите. Едва девочка выскочила за ворота, как они набросились на обитателей дома. 9 человек, включая четверых детей, младшему из которых исполнилось всего полтора года, были зверски зарезаны. После расправы преступники перегрузили содержимое сундуков хозяев дома в свою подводу и хладнокровно принялись ожидать остальных Кондюриных.

Подробнее в статье «Банда Ренке».

Николай Сафонов по кличке «Сабан»

Рисунок Акилле Бельтраме (Achille Beltrame). «Месть русского народа, вероломное убийство милиционеров в Петербурге».

24 января 1919 года стал «черным» днем в истории милиции. Шайка Николая Сафонова по кличке «Сабан», разъезжая на машине по Москве, буквально расстреливала сотрудников органов внутренних дел.  От ее рук тогда погибло 16 милиционеров. Ночью этого же дня аналогичные действия предприняла банда Кошелькова. На отобранном автомобиле преступники подъезжали к милицейским постам и свистком вызывали постового, а когда тот, полагая, что это служебная проверка выходил, хладнокровно убивали его. Этой ночью было убито 22 постовых милиционера.

Не удалось уйти от справедливого возмездия и Сабану. Милиция напала на след его шайки, и в завязавшейся перестрелке многие бандиты были убиты. Однако тогда Сафонов скрылся и спрятался в доме своей сестры в городе Лебедяни. Родственники дорого заплатили, дав приют отпетому негодяю. Сабан вырезал всю семью сестры в количестве 8 человек. При задержании он отстреливался из двух маузеров, бросил в преследовавших его милиционеров несколько бомб, но все же был схвачен. По требованию жителей Лебедяни Сафонов был расстрелян. По другой версии сами жители вздёрнули его на главной площади прямо на телеграфном столбе.

Не удалось уйти от справедливого возмездия и Кошелькову. Он был ранен в перестрелке и от полученных ранений скончался в июне 1919 года.

Подробнее в статье «Банда Сабана».

Комментарии закрыты.