Сайт содержит материалы 18+
Поделиться в vk
Поделиться в facebook
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter
Поделиться в linkedin
Поделиться в google
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в email

КРАЖА ИЗ ЕРЕВАНСКОГО БАНКА (THEFT FROM A YEREVAN BANK)

Поделитесь записью
Поделиться в vk
Поделиться в facebook
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter
Поделиться в google
Поделиться в linkedin
Поделиться в whatsapp
Поделиться в telegram
Поделиться в email

КРАЖА ИЗ ЕРЕВАНСКОГО БАНКА

(THEFT FROM A YEREVAN BANK)

Самой крупной кражей в СССР можно признать похищение из Госбанка в Ереване 1525 тысяч рублей 6 августа 1977 года.

ИСПОЛНИТЕЛИ

Николай и Феликс Калачян и Владимир Кузнецов

План этого преступления разрабатывал Николай Калачян, уже имевший на своем счету успешную кражу денег из сберкассы. Ему помогал банковский ревизор Завен Багдасарян. К операции Николай привлек своего двоюродного брата Феликса Калачяна и Николая Рамзика. План обдумывали пять месяцев, пытаясь предусмотреть все детали. Однако, как это часто бывает, планировать горазды многие, а идти на рискованное дело охотников мало. Так получилось и на сей раз.

Лидер преступной группы Николай Калачян неожиданно попал в автомобильную аварию и оказался в больнице, и «брать банк», как самого молодого, отправили Феликса Калачяна.

ВОТ ЭТО УДАЧА!

Ночью 4 августа Феликс поднялся на чердак жилого дома по ул. Налбандяна, который примыкал к стене банка и начал долбить ее. Бесплодной долбежкой он занимался почти две ночи, пока не выбрался на крышу подышать свежим воздухом и не обнаружил, что в банк можно проникнуть через открытое окно в отделе труда и зарплаты. Забравшись в окно, Калачян прокрался в соседнюю комнату, под которой находилось хранилище денег. Он оторвал ломиком несколько паркетин и коловоротом просверлил дыру в полу. Посветил вниз фонариком и видел там груды денег. Однако уже начинало светать и Феликс решил закругляться.

Следующим вечером Калачян тем же путем вновь проник банк и продолжил работу. Ломиком он расширил дыру в потолке, перепилил ножовкой два арматурных стержня в перекрытии и отогнул их. Потом Феликс по веревке спустился вниз и ощутил себя Крезом в царской сокровищнице. Вокруг него на стеллажах лежали пачки денег, в каждой из которых заключалось все, о чем только мог мечтать простой советский человек. И таких пачек вокруг находилось море, надо было просто протянуть за ними руку. Калачян руки к деньгам все протягивал и протягивал, пока не набил купюрами под завязку рюкзак и большую сумку. Всего его добычей стали около полутора миллионов рублей.

Выбравшись из банка около 5 часов утра, Феликс поймал частника и приехал в больницу к Николаю Калачяну. Уже вдвоем они отправились на квартиру к Николаю, где взяли себе по 100 тысяч, а остальное спрятали в диване. После чего Николай вернулся в больницу, а Феликс отправился спать после трудов неправедных.

Вот так, легко и просто произошла самая крупная кража в СССР. А успех ей обеспечил элементарный бардак. Оказалось, что в банке не работала сигнализация. А открытое окно над хранилищем и действия охраны, которая не услышала, как двумя этажами выше кто-то ночью долбит потолок, словно бы приглашали злоумышленников – «заходи, кто хочет, бери что хочешь». Чем и воспользовался Феликс Калачян. Но и он допустил ошибку, поскольку похитил новые купюры, которые еще не были в обороте. Из-за этого их было легче отследить, они имели одинаковую серию АИ и номера, идущие один за другим.

За это и зацепились милицейские сыщики. Ориентировка по похищенным купюрам разошлась по всем городам и весям необъятного Союза. И вскоре похищенные купюры начали всплывать то там, то здесь.

КУДА ДЕТЬ ДЕНЬГИ?

Между тем армянские грабители оказались в положении разбогатевшего Остапа Бендера. Свой миллион на блюдечке с голубой каемочкой они тоже заполучили, но возможности потратить эти деньги в СССР были сильно ограничены. Владельцами заводов, газет, пароходов они стать заведомо не могли, поэтому их притязания распространялись на удовлетворение не самых изысканных материальных запросов.

Феликс отправился оттянуться на свои сто тысяч на морские курорты Кавказа. Николай Калачян мыслил шире, но тоже не глобально. Он приехал в Москву, чтобы купить диплом юриста и найти одинокую женщину с жилплощадью, чтобы получить с ее помощью столичную прописку. Подходящую женщину Николай искал в ресторанах. А потому каждый вечер кутил в московских кабаках, пока в «Праге» не познакомился с 24-летней москвичкой по имени Людмила.

Николай и Феликс Калачяны все же соблюдали определенную осторожность. Они тратили только 10-рублевые купюры, опасаясь что номера и серии похищенных ими 25-;50- и 100-рублевок уже взяты на контроль милицией. Но когда они спустили червонцы, то начали думать, как легализовать купюры более крупного достоинства. И решили купить на них облигации трехпроцентного займа. Но самим светиться в сберкассах им не хотелось. Поэтому они привлекли для этого брата Людмилы, таксиста Виктора Кузнецова, пообещав ему хороший процент и машину «Жигули». Покупать облигации они отправились в Ташкент, полагая, что в Средней Азии люди не такие бдительные и неподкупные как в России. Виктор накупил облигаций на сумму 175 тысяч рублей. За это Николай Калачян, как и обещал, купил ему «Жигули». Когда Остап Бендер хотел купить Козлевичу автомашину, у него ничего не получилось. Калачяну тоже пришлось непросто. Машин тогда в магазинах в свободной продаже не было. Пришлось Николаю покупать железного коня с рук. Он приобрел «шестерку» за 13 650 рублей, т.е. переплатил за нее более чем вдвое. Зато воодушевленный Виктор начал активно скупать облигации в Москве. Он выбирал сберкассы на окраине столицы, где ему казалось контроль послабже, но его расчет не оправдался. Кассирша в сберкассе на улице Чертановской обнаружила, что номера сторублевок, поданные ей клиентом, совпадают с указанными в милицейской ориентировке. Но пока заведующая дозванивалась до милиции, пока там долго и нудно выясняли кто звонит, да зачем, Кузнецов, почувствовав неладное, слинял.

САМЫЕ ДОРОГИЕ КОЛЕСА В МИРЕ

Зато происшедшее дало оперативникам МУРа зацепку, что сбытчик находится в Москве, а со слов кассирши был составлен его фоторобот. Когда Виктор узнал себя на фотороботе, висевшем в продуктовом магазине, он запаниковал. Его паника передалась и подельникам. Калачяны решили, что пора сваливать из негостеприимной столицы. Но ложиться «на дно» им тоже не хотелось. Поэтому они решили махнуть на отдых в Сочи. Между тем в МУР поступила информация о том, что два армянских парня и русская девушка снимают квартиру в Южном речном порту. Сыщики решили навестить хозяйку квартиры. Та подтвердила, что армяне действительно жили у нее, но недавно съехали. Но добавила, что у нее есть номер телефона девушки, с которой они были. Сыщики упросили хозяйку квартиры позвонить по этому телефону и сказать бывшим постояльцам, что те забыли у нее сверток. У Калачянов было так много денег, что, видимо, они решили, что часть забыли в квартире в Южном порту. А потому вскоре Феликс Калачян примчался за свертком. Привез его Виктор на своей «шестерке». Когда сыщики, сидевшие в засаде увидели, что за рулем машины парень с фоторобота, они долго не раздумывали. Задержали и парня, и армянина, которого он привез.

Кузнецов долго не запирался и признался, что скупал облигации по заказу гостей из Еревана, а также дал «наводку» где находится Николай Калачян. Взяли того на квартире у Людмилы, где они паковали чемоданы, чтобы вечером отбыть в Сочи.

В их багаже обнаружили денег и облигаций почти на полмиллиона рублей. Вскоре преступники сознались, что часть похищенных денег спрятали в покрышке «шестерки» Виктора. А муровцы его машину уже отогнали на стоянку. Пока они мчались обратно, то весьма беспокоились, чтобы эти «Жигули» никто не угнал или не снял с них колеса. К счастью, машина оказалась в целости и сохранности. Как и деньги в одной из ее покрышек. А всего оперативники уголовного розыска вернули государству 1276340 рублей из 1525000 похищенных в ереванском Госбанке. Видимо, на остальные Калачяны хорошо погуляли.

ЭПИЛОГ

Судьба сделала кузенам Калачянам подарок в виде баснословного богатства. Она словно бы помогала Феликсу в ту ночь, когда он забрался в Госбанк. Когда на следственном эксперименте он попытался повторить свой путь, то не смог. А когда они бездарно распорядились подарком судьбы, она словно бы на них обиделась. Суд в 1979 году приговорил Николая и Феликса к высшей мере наказания. А спустя сутки после расстрела Калачянов из Верховного Совета СССР пришли документы об их помиловании…

Олег Логинов

Оставьте отзыв