Сайт содержит материалы 18+
Поделиться в vk
Поделиться в facebook
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter
Поделиться в linkedin
Поделиться в google
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в email

САЛТЫЧИХА (DARIA SALTYKOVA)

Поделитесь записью
Поделиться в vk
Поделиться в facebook
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter
Поделиться в google
Поделиться в linkedin
Поделиться в whatsapp
Поделиться в telegram
Поделиться в email

САЛТЫЧИХА

(DARIA SALTYKOVA)

Дарья Николаевна Салтыкова вошла в российскую историю – как «Салтычиха». И ее прозвище стало нарицательным именем безжалостной помещицы, угнетавшей крепостной люд.

РУССКОЕ РАБСТВО

Картина Владимира Пчелина. «Салтычиха».

Считается, что Салтычиха была какой-то особенной. Императрица Екатерина II в своем указе называя ее «уродом рода человеческого», подчеркивала, что ее «душегубство над своими собственными слугам» исходило из того, что она «имеет душу совершенно богоотступную и крайне мучительскую». В более позднее время Салтычихе и вовсе нашли оправдание, дескать, она страдала «эпилептоидной психопатией», от того и совершала садистские злодеяния.

Но Дарья Салтыкова вовсе не была какой-то особенной, разве что злее других. Одновременно с ее делом Сенат рассматривал несколько других случаев жестокого обращения помещиц со своими крепостными. Так некая Марьина до смерти засекла крепостную вместе с ее грудным сыном.  Жена унтершихтмейстера (помощника горного инженера) Гордеева, «избив свою девку до полусмерти, гоняла её босиком по морозу, а потом держала в холодных сенях, отчего та и скончалась». И даже суровое наказание Салтычихи мало, что изменило. В 1842 году помещица Вера Соколова забила до смерти дворовую девку Настасью, а некая однофамилица Салтычихи, три года держала в клетке подле кровати дворового парикмахера.

Вообще, российское рабство было каким-то тупым и злобным. Жестокость бельгийцев к конголезцам во времена Леопольда II и американским плантаторов по отношению к рабам из Африки хотя бы можно понять. Они гнались за прибылью, заставляя наказаниями рабов добывать больше каучука и собирать больше хлопка. Но российские помещики, до смерти забивая своих крепостных, никаких коммерческих интересов не преследовали. Просто в стране было принято пороть народ по любому поводу. Стар и млад, мужчины и женщины, солдаты, крепостные и приписные крестьяне на заводах регулярно получали свои порции наказаний. Кто шпицрутенов, кто плетей, кто розог или батогов…

МОЛОДАЯ ВДОВА

Вся русская жизнь XVIII века была пропитана жестокостью, к которой Дарья привыкла с детства. Она родилась в дворянской семье Ивановых, придерживавшихся старорусских патриархальных обычаев. Говорят, что ее не то, что наукам, даже грамоте не учили. Чему учили, так это как управляться с домашним хозяйством и держать дворовых в строгости.

В 19 лет Дарью выдали замуж за 35-летнего ротмистра Глеба Салтыкова, представителя младшей ветви богатого и знатного рода. Пусть она не стала графиней, но зато оказалась хозяйкой имений в Вологодской и Костромской губерниях, а также дома в Москве, на углу Кузнецкого Моста и Большой Лубянки. Вскоре после свадьбы Дарья родила двух сыновей, но воспитанием их занималась мало, отдав на попечение кормилиц и нянек. Весной 1756 года муж простудился и умер.

В Москве Салтыковой было скучно, и она уехала в родовое имение Троицкое, доставшееся ей после смерти отца. В Троицком и соседней деревне Теплый Стан, которая тоже была ее вотчиной, в общей сложности проживало около 500 душ крепостных. Однако всего за 6 лет, в период с 1756 по 1762 год она значительно сократила их количество, замучив до смерти около 70 человек, в том числе несколько девочек 11-12 лет.

В эти годы ее садистские наклонности вылезли наружу и явили себя во всем своем ужасе. Придираясь к своим сенным девушкам по малейшему поводу: из-за мытья полов, стирки белья и т.д., она вводила себя в исступление и начинала отхаживать провинившуюся первым, что попадалось под руку: скалкой, поленом, палкой. Правда, это считалось баловством. Настоящие телесные наказания начинались, когда по приказу Салтычихи в дело вступали конюхи и гайдуки, которые били провинившуюся розгами, батогами или плетьми. Под крики барыни: «Бейте до смерти», они порой так и делали. Лупили жертву, пока та не испускала дух.

Дикость русского рабства на примере Салтыковой проявилась особенно ярко в том, что она издевалась над челядью из своего родового гнезда, которая возможно даже баловала ее в детстве. А надсмотрщики и палачи были мужчинами из той же самой деревне, которые своим жертвам зачастую приходились мужьями и братьями. И бить родных им приходится даже не за деньги, а из-за страха самим оказаться на их месте. Например, пороть кнутом на морозе своего молодого слугу Хрисанфа Андреева Салтычиха заставила его родного дядю. Правда, ее садистская натура не позволяла ей долго оставаться в роли наблюдателя. Утром следующего дня она сама взялась за Хрисанфа. Сначала несколько часов самозабвенно отхаживала его палкой. Потом рвала ему  уши раскаленными щипцами для волос. Затем обваривала голову крутым кипятком. Использовав свой любимый арсенал, но не насытившись страданиями бедолаги, она принялась в исступлении прыгать на валявшемся в бесчувственном состоянии слуге, а когда притомилась, приказала вышвырнуть его на мороз. Там, на улице Хрисанф и отмаялся, отдав богу душу.

ПРИГОВОР ИСЧАДЬЮ ЗЛА

Дарья Салтыкова явно испытывала какое-то садистское удовольствие, самолично истязая своих дворовых людей. Она лучиной опаливала девушкам волосы, обливала кипятком, таскала за уши горячими щипцами, кидала девочек с высокого крыльца, морила голодом. В ярости частенько била слуг о стену головой, как-то даже расколола о косяк голову малолетнего крепостного Лукьяна Михеева.

Николай Тютчев и его жена Пелагея.

Причем ее злость распространялась не только на крепостных. Салтычиха покушалась убить дворянина Тютчева, который некоторое время был ее любовником, а потом решил жениться на дочери брянского помещика Пелагее Панютиной. Дарья дала своим людям серы, пороха и паклю, чтобы они сожгли дом молодоженов в Москве, а потом пыталась устроить на них засаду на дороге возле Теплого Стана. К счастью, один из ее гайдуков, прежде друживший с Тютчевым, предупредил его и тот избежал опасности.

Вероятно, все злодеяния сошли бы Салтычихе с рук, если бы звезды на небе расположились благоприятнее для нее.

Один из ее конюхов, Ермолай Ильин, которому приходилось выполнять при барыне обязанности палача, по ее приказам избил до смерти аж трех своих жен — одну за другой. После такого жизнь ему стала не в радость и он решил ею рискнуть, сбежав от барыни и отправившись искать на нее управу в столице. Ильин вместе с другим крепостным Савелием Мартыновым в июле 1762 года сумели не только добраться до Санкт-Петербурга, но и каким-то чудом передать свою челобитную до императрицы Екатерины II. К тому времени в разных канцеляриях пылилось более двух десятков жалоб на бесчинства помещицы Салтыковой, но никто не начинал по ним следствия. Однако Екатерина II, недавно занявшая трон после свержения своего мужа, горела желанием предстать перед всем миром доброй и светской правительницей, защитницей простого народа. Она передала жалобу на Салтыкову в Московскую Юстиц-коллегию, и, как сейчас говорят, «взяла ее на контроль».

Еще одним обстоятельством стало то, что следствие поручили безродному чиновнику Степану Волкову, который не трепетал перед дворянскими фамилиями и рьяно взялся за дело. Ему на обыске в имении Салтыковой в Троицком удалось найти бухгалтерские книги, в которых без утайки были занесены данные каким чиновникам и сколько платила помещица, чтобы они не давали ход жалобам на нее. Следствие продолжалось три года и пришло к заключению, что Салтыкова «несомненно повинна» в смерти 38 человек и «оставлена в подозрении» относительно виновности в смерти ещё 26 человек.

Потом три года тянулся суд. В 1768 году юстиц-коллегия, признав, что Дарья Салтыкова «немалое число людей своих мужеска и женска пола бесчеловечно, мучительски замучила до смерти», приговорила ее к смертной казни. Но последнее слово оставалось за императрицей. Екатерине II совсем не хотелось выглядеть жестокой, отправив на казнь столбовую дворянку, а потому она повелела лишить Салтыкову свободы, дворянства и даже звания женщины — «впредь именовать сие чудовище мущиною».

НАКАЗАНИЕ

17 октября 1768 года Салтыкова была возведена в Москве на эшафот, прикована к столбу, причем у нее на шее был привешен лист с надписью: «мучительница и душегубица», и после часового стояния на виду у многотысячной толпы, собравшейся на Красной площади, злодейка была заключена в подземельную тюрьму в Ивановском московском девичьем монастыре – «келью глухую, коя вся в земле, глубиною аршина в три, и ниоткуда света нет».

Первые 11 лет заточения Салтычиха провела в «земляном мешке». Только во время главных церковных праздников ее выводили из темницы, позволяя, прильнув к маленькому окошку в стене храма, слушать литургию. В 1779 году помещицу перевели в каменную пристройку к храму, в которой было небольшое зарешеченное окно. Посетители храма могли заглядывать в это окно, но когда они это делали, арестантка ругалась, плевала и тыкала в них палкой. Говорят, в заключении она даже умудрилась зачать и родить ребенка от караульного солдата.

Салтычиха провела в тюрьме 33 года и умерла в ноябре 1801 года в возрасте 72 лет.

Олег Логинов

Оставьте отзыв