Сайт содержит материалы 18+
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on linkedin
Share on google
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email

ОЛЕГ ЛОГИНОВ «ЦСКА: ЖИЗНЬ ИЛИ СМЕРТЬ?» (CSKA: LIFE OR DEATH?)

Поделитесь записью
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on google
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on email

ОЛЕГ ЛОГИНОВ

«ЦСКА: ЖИЗНЬ ИЛИ СМЕРТЬ?»

(CSKA: LIFE OR DEATH?)

Олег Логинов ЦСКА. Жизнь или смерть?

СОДЕРЖАНИЕ

1.ВСТУПЛЕНИЕ стр.1

2. СУДЬБА БОЛЕЛЬЩИКА стр.3

3. НЕСОКРУШИМАЯ И ЛЕГЕНДАРНАЯ стр. 4

4. РАСПРАВА стр. 14

5. ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ стр. 21

6. МЕТАНИЯ стр.26

7. ЗОЛОТОЙ 70-й ГОД стр. 37

8. ЗАСТОЙНЫЕ ГОДЫ стр. 52

9. ЗАБЫТЫЕ 80-е стр. 64

10. ЧУДОТВОРЕЦ ПАЛ ФЕДОРОВИЧ стр. 70

11. «ДРИМ ТИМ» НАМБЭ ТРИ стр. 72

12. ЗОЛОТОЙ ДУБЛЬ 91-го стр. 79

13. НАЧАЛО РОССИЙСКИХ ЧЕМПИОНАТОВ стр. 88

14. КУДА УХОДЯТ ЧЕМПИОНЫ стр. 92

15. ЧУДО, КАК ЕСТЬ, ЧУДО! стр. 102

16. ЛИГОЧЕМПИОНСКИЕ СТРАДАНИЯ стр. 105

17. И СНОВА ДЕЛА РОССИЙСКИЕ стр. 108

18. ТАРХАНОВ У РУЛЯ ЦСКА стр. 113

19. 1997. РАЗВОД ПО-РУССКИ стр. 118

20. 1998. ЧУДО ДОЛМАТОВА стр. 128

21. 1999. ВОЛШЕБСТВО ЗАКОНЧИЛОСЬ, НАЧАЛИСЬ БУДНИ стр. 133

22. НОРВЕЖСКИЙ КОШМАР стр. 136

23. БРОНЗА БЕЗ ФАНФАР стр. 137

24. 2000. ОБРАТНАЯ РОКИРОВКА стр. 139

25. 2001. ГОД ТРАУРА И ПЕЧАЛИ стр. 143

26. 2002. ПОЧТИ ЧЕМПИОНЫ стр. 156

27. ЕСТЬ ПЕРВАЯ ПОБЕДА ст. 163

28. ПЕРЕМЕНЫ В СБОРНОЙ стр. 165

29. ПРОИГРАННЫЙ «ЗОЛОТОЙ» МАТЧ

30. 2003. ЗОЛОТО С ЧЕРНОЙ ПОЛОСКОЙ стр. 174

31. ЧЕРНАЯ СТРАНИЧКА ПОД НАЗВАНИЕМ «ВАРДАР» стр. 180

32. ЧЕРНАЯ ПОЛОСА ГАЗЗАЕВА стр.182

33. ДА ЗДРАВСТВУЮТ ЧЕМПИОНЫ! Стр. 184

34. 2004. ОТ ЖОРЖЕ ДО СЕРЕБРА стр. 189

35. САМАЯ ДРАКА В РОССИЙСКОМ ФУТБОЛЕ стр. 199

36. ЛИГА ЧЕМПИОНОВ-2005 стр. 205

37. 2005. ГОД, КОГДА СБЫВАЛИСЬ МЕЧТЫ стр. 213

38. ЧЕМПИОНАТ РОССИИ стр. 221

39. ФИНАЛ КУБКА УЕФА стр. 224

40. ЧЕМПИОНАТ СТРАНЫ ПРДОЛЖАЕТСЯ стр. 229

41. ЕСТЬ ЕЩЕ ОДИН КУБОК! стр. 234

42. И СНОВА ЧЕМПИОНАТ СТРАНЫ стр. 236

43. РОКОВАЯ РУКА СИССЕ стр. 238

44. ТРУДНАЯ ДОРОГА К ТРЕТЬЕЙ ВЕРШИНЕ стр. 240

45. ПРОЩАНИЕ С КУБКОМ УЕФА стр. 244

46. ПРИЯТНЫЙ ЭПИЛОГ СЕЗОНА стр. 246

47. 2006. ГОД ПОБЕД И СУДЕЙСКИХ СКАНДАЛОВ стр. 248

48. СУПЕРКУБОК-2006 стр. 249

49. СТАБИЛЬНОСТЬ – ПРИЗНАК МАСТЕРСТВА стр. 250

50. КУБОК РОССИИ стр. 252

51. И СНОВА ЧЕМПИОНАТ СТРАНЫ стр. 255

52. ЛИГА ЧЕМПИОНОВ-2006 стр.265

53. «ДРИМ ТИМ» № 4, стр. 272

54. 2007. ПРОБЛЕМЫ И БРОНЗА стр.276

55. ДВА КУБКА, ВЫРВАННЫЕ У СПАРТАКА стр. 277

56. ЧЕМПИОНАТ РОССИИ – 2007 стр. 279

57. НИЧЕЙНЫЕ СУПЕРДЕРБИ В ПОЛЬЗУ ЦСКА стр. 284

58. БРОНЗОВЫЙ ФИНИШ стр.285

59. ЛИГА ЧЕМПИОНОВ-2007 стр. 287

60. 2008. ПРОБЛЕМЫ, ВОПРОСЫ, ОТКРЫТИЯ стр. 290

61. КУБОК НА ПОСЛЕДОК стр. 292

62. ЦСКА – СПАРТАК: 5:1! стр. 294

63. ОСЕНЬ 2008 ГОДА – БЕНЕФИС ВАГНЕРА И ДЗАГОЕВА стр. 297

64. ПРОЩАЛЬНАЯ ГАСТРОЛЬ ГАЗЗАЕВА В КУБКЕ УЕФА стр. 301

65. 2009. ТРЕНЕРЫ И НАДЕЖДЫ стр. 303

66. ДВА КУБКА БЕЛОГО ПЕЛЕ стр. 304

67. ОТСТАВКА ЗИКО стр. 306

68. НОВЫЙ ТРЕНЕР, НОВЫЕ ИГРОКИ И НОВЫЕ НАДЕЖДЫ

69. ЕЩЕ ОДНА ТРЕНЕРСКАЯ РОКИРОВКА

70. ЭПИЛОГ. БРАВО, СЛУЦКИЙ!

 

ВСТУПЛЕНИЕ

Футбольный клуб ЦСКА с полным основанием можно назвать уникальным. Вряд ли найдется другой такой клуб с мире, история которого была столь насыщена трагедиями, феерическими победами, несправедливыми поражениями, космическими взлетами и продолжительными падениями. Может быть, только в истории «Манчестер Юнайтед» и киевского «Динамо» случались более яркие и драматические события. Говоря о «Манчестере» сразу вспоминается авиакатастрофа 1958 года, когда погибли 8 футболистов этого клуба, а остальные чудом уцелели, и фантастический успех в финале Лиги чемпионов над мюнхенской «Баварией», когда победа была вырвана на последних секундах за счет двух мячей, забитых в добавленное время. А, говоря о киевском «Динамо», вспоминают «матч смерти» в оккупированном фашистами Киеве с немецкой командой «Флакелф» и незабываемую победу в двухраундовом поединке за Суперкубок с той же мюнхенской «Баварией». Но история ЦСКА выглядит более насыщенной что ли. Как бы далее не развивался наш российский футбол, но «команда лейтенантов» ЦДКА на все времена останется эталоном. Командой победителей, командой ярких личностей, командой — символом советской армии, сокрушившей фашистскую Германию. Таким же непревзойденным эталоном мастерства останутся Григорий Федотов и Всеволод Бобров, какие бы новые футбольные звезды не зажигались на российском небосклоне.

18_01_01

Увы, великое в нашей многострадальной стране немыслимо без трагического. Настоящей трагедией для отечественного футбола и выдающихся армейских игроков стала ликвидация ЦДСА как команды в 1952 году. Команду, которую боготворили миллионы людей, разогнали одним росчерком пера из-за проигрыша сборной СССР команде Югославии на Олимпийском турнире в Финляндии. Антипатия вождей Иосифа Сталина и Иосипа Броз Тито обернулась для армейских футболистов и их поклонников жестоким произволом. Хотя, кто знает, может быть, игрокам ЦДКА еще и повезло. В то время подхалимы Вождя всех времен и народов могли бы и вовсе переусердствовать, сослав футболистов туда, куда Макар телят не гонял.

После смерти Сталина армейская команда возродилась, чтобы вновь радовать и огорчать игрой многочисленную армию своих болельщиков. Возрождение протекало трудно. Команда получилась добротная, но по уровню совсем не та «команда мечты», которую разрушили. Удавалось ей добраться и до пьедестала почета и кубок страны завоевывать, но, увы, это все было не то, чего чаяли поклонники клуба. И вот наступил 1970 год, когда футбольный клуб ЦСКА вновь престал настоящей «дрим тим» и подарил стране незабываемый «золотой матч» с московским «Динамо» в Ташкенте. Помнится, после Олимпиады 1972 года часто говорили, что баскетбольная команда СССР могла выиграть у американцев и без драматической концовки, но мир тогда никогда бы не увидел тех знаменитых трех секунд, потрясших мир. И если бы этих трех секунд не случилось, то их стоило придумать. Нечто подобное, только в масштабах страны произошло в ташкентской футбольной битве за золото.

Вершина футбольного чемпионата страны, как это ни печально, стала для ЦСКА не ступенькой к новым вершинам, а обрывом, с которого команда покатилась вниз. И так она катилась по сути дела 20 лет. Докатившись до первой лиги и осев в ней на несколько лет. Однако падение обернулось толчком к новому взлету. Пришедшие из первой лиги, мало кому известные ребята сотворили настоящее чудо, взлетев на вершины отечественного футбола и, главное, своей веселой искрометной игрой вновь покорили сердца болельщиков. Увы, феерические победы 1991 года ознаменовались гибелью потрясающего вратаря Михаила Еремина и поголовным отъездом ведущих игроков на Запад. Очередные пертурбации в стране привели к потере еще одной замечательной команды. Трудно сказать сумела бы она себя проявить в Европе или не, если бы играла дальше в чемпионском составе. Судьба сложилась так, что для выхода на международную арену ей был дан только один шанс, реализовать который помешал произвол арбитра в матче с «Ромой» в Риме. Но зато подобный шанс с блеском использовали вчерашние дублеры, обыграв обладателя кубка чемпионов испанскую «Барселону» на стадионе «Ноу камп». Правда, одна, пусть даже самая фантастическая победа еще не делает обычных игроков грандами европейского футбола. Тот успех с «Барселоной» ушел в историю, а на новые баталии с командами классом ниже не хватило ни мастерства, ни везения.

Потом в 1998 году была феерическая победная серия в российском чемпионате, но затем последовало фиаско в лигочемпионском матче с «Мельде», личная драма тренера Олега Долматова и ужасно нелепая смерть удивительно талантливого вратаря Сергея Перхуна. Так вот жизнь футбольного клуба и протекала – то яркая вспышка, то черная полоса.

Но в XXI веке ЦСКА наконец-то с полным основанием обрел репутацию классной команды. Однако этот клуб так и остался чисто российским со своеобразным отечественным менталитетом, хотя бы потому, что тенденция – то взлет, то посадка осталась его фирменной чертой. Но только взлеты стали выше, одна победа в кубке УЕФА подняла его на недосягаемую высоту в отечественном футболе. Тем болезненнее стали «посадки», типа осечки в лигочемпионском матче с «Вардаром». Да, ЦСКА пока что не стал суперклубом. Но даже проиграть Суперкубок «Ливерпулю» он умудряется на такой драматической ноте, что становится очевидно – соскучиться болельщикам он не даст. И, слава Богу!

 

logo_15

СУДЬБА БОЛЕЛЬЩИКА

ЦСКА - 1922

1922 год. Команда ОЛЛС (Общество любителей лыжного спорта) – дедушка ЦСКА.

Неблагодарное это дело быть футбольным болельщиком. Это значит жить чужой жизнью, чужой игрой, портить здоровье, просиживая ночи у телевизора и тратить бесчисленное количество нервных клеток из-за неудач незнакомых тебе людей. И все же в футбольном болении есть свой кайф. И спустя десятилетия ты помнишь свою радость от успеха любимой команды и восторг, испытанный от вида решающего мяча залетающего в сетку ворот соперника.

Просто поразительно какой эффект может вызвать незатейливое зрелище кожаной сферы, пересекающей линию ворот. Миллионы людей от этого начинают истошно вопить, вскакивают с мест и победно вскидывают вверх руки. А потом им хочется снова и снова испытать этот восторг, поэтому они ходят на стадион, бросают все дела, чтобы успеть к телевизионному репортажу, ждут и верят.

Больше тридцати лет я болею за ЦСКА. И преобладающие эмоции от этого занятия – череда надежд и разочарований. Перед каждым сезоном с интересом следишь за изменением состава своей команды, прикидываешь ее шансы и надеешься, что уж в этом-то году она удивит всех феерическим успехом. Но, как правило, этот успех так и не приходит. Но все равно болеешь, даже если твоя команда борется не за высокие цели, а за злосчастное выживание, дарит тебе чаще разочарования, чем радости. Такова уж болельщицкая судьба. Можно сказать крест, который ты несешь. Это футболист может прийти в клуб и уйти из него. Но болельщик никогда не изменяет команде, за которую болеет. Она – его единственная любовь, и он остается верен ей всю свою жизнь.

К потрясающей победе ЦСКА 18 мая 2005 в Кубке УЕФА мы, болельщики, шли вместе с командой долгие годы. И вот, наконец, наша мечта сбылась. От того-то мне и захотелось описать, как долго и трудно команда шла к тому феерическому моменту, когда серебряная чаша УЕФА в руках армейцев взметнулась у них над головами под квиновскую музыку чемпионов и красно-синий дождь большого конфетти.

ЦСКА - 1924

1924 год. Команда ОППВ (опытно-показательная площадка всеобуча) – папа ЦСКА.

Мои записки – не футбольный справочник. Я не собираюсь перегружать их статистикой. И возможно наделаю в них немало ошибок. Но это от того, что многие вещи пишу по памяти. А человеческая память, как известно, не совершенна. Она имеет свойство с годами стирать старые страницы, чтобы освободить место для новых, а потому дела давно минувших дней отражает весьма избирательно. Эта книга не претендует на какие-то важные откровения и глубокие исследования, это просто личный взгляд на наиболее яркие события в истории любимой команды.

Я не помню когда именно начал болеть за ЦСКА. Где-то в первой половине 70-х. Думаю, что симпатия именно к этому клубу возникла у меня из-за блестящей хоккейной дружины армейцев, громивших в те годы все и вся. Соответственно симпатия перекинулась и на футболистов ЦСКА. Хотя в ту пору они выступали, прямо скажем, невыразительно. Команда постоянно плелась в хвосте турнирной таблицы и по большей части боролась не за медали, а за выживание. А потому, когда разговор заходил об успехах футбольного ЦСКА, то обычно сразу начинали вспоминать «команду лейтенантов».

НЕСОКРУШИМАЯ И ЛЕГЕНДАРНАЯ

ЦСКА - 1936

1936 год. Первый чемпионат СССР по футболу. Команда ЦДКА (Центральный дом Красной Армии).

Послевоенная команда ЦДКА стала этакой «дрим тим» советского футбола. Игроки, составлявшие ее костяк, считались полубогами, и каждый из них был легендой во плоти. Хотя цэдэковцы и не выигрывали ничего серьезного на международной арене и нам трудно оценить их потенциал в сравнении с ведущими западными футболистами, про «лейтенантов» всегда и везде писали только в восторженных тонах. Это не было какой-то пропагандой, или, как теперь принять говорить, пиаром. Послевоенный клуб ЦДКА действительно вызывал восторг зрителей своей игрой. Я ее не видел, поэтому, как большинство болельщиков, могу судить о ней, только по воспоминаниям тех, кому это посчастливилось.

ЦСКА - 1945

1945 год.

Вот, например, цитата из воспоминаний Алексея Леонтьева:

«Это была команда нашей мечты. И здесь нет никакого преувеличения. До сих пор в моей памяти хранятся несколько матчей, с блеском проведенных армейцами, в том числе и встреча первого круга со столичным «Спартаком».

Ход атак, целеустремленность и изобретательность нападающих лучше всего, пожалуй, видны, если пункт наблюдения выбрать за воротами. В те времена места запасных там и располагались. Ворота «Спартака» в упомянутом матче защищал Владислав Жмельков, я же занял место на «скамейке». И оттуда отчетливо было видно, как вихрем мчится к нашим воротам неутомимый А.Гринин, а на противоположном фланге, как колобок, катался вокруг защитников В.Демин. Как опытный дирижер, великолепно изучивший сложную партитуру, четко управлял действиями партнеров непревзойденный Г.Федотов. И, как всегда, слева от него находился В.Бобров, у которого, казалось, внутри была скрыта мощная пружина, бросавшая левого полусреднего в атаку в самый неподходящий для защитников момент. Справа от центрфорварда, словно наделенный двумя сердцами, беспрерывно сновал В.Николаев, ни мгновения не давая передохнуть защитникам. Эту пятерку поддерживали фундаментальный и в то же время ловкий А.Виноградов и мужественный, цепкий Б.Афанасьев».

ЦСКА - 1946

А теперь представим поименно тех легендарных футболистов, которые составляли костяк той «команды мечты». Лучшей визитной карточкой игроков, составлявших основу легендарной «команды лейтенантов» являются отзывы их современников, видевших этих футболистов в деле и имевших возможность по достоинству оценить их мастерство.

Каждый игрок команды ЦДКА был яркой личностью, но самыми-самыми называют двоих: Григория Федотова и Всеволода Боброва. И эта пара центральных нападающих ЦДКА была мегазвездной.

Григория Федотова специалисты отметили еще в 1937 году, когда он выступал на ногинский «Металлург». Когда «Металлург» приехал на матч в Москву, взглянуть на игру подающего большие надежды форварда пришли многие, и не обманулись. Николай Старостин также был очевидцем дебюта Федотова в столице и позже писал:

«Все подкупало в этом игроке: пружинисто-припадающий бег, мощь, скорость, прыжок и подчеркнуто элегантная техника. Все это говорило, нет, кричало во весь голос, что перед нами драгоценный самородок, Шаляпин в футболе.

Все, что делал Григорий Федотов на поле, было тонко и верно. Безукоризненная корректность уживалась в нем с пламенной стремительностью и результативностью. Его выступления стали собирать все больше зрителей. Все ждали, что огромный талант этого футболиста даст невиданные всходы. Так и случилось».

григорий федотов

В том 1937 году, едва только дебютировав на высшем футбольном уровне, Григорий Федотов не только произвел фурор в отечественном футболе, но и весьма ярко засветился в Европе. Выступая в составе усиленного футболистами других клубов московского «Спартака», он помог добыть красно-белым победы в нескольких важных матчах за границей и одолеть дома легендарных басков. Во многом благодаря успешной игре Григория Федотова сборная, составленная на основе «Спартака», победила на Рабочей спартакиаде в Антверпене, а сам «Спартак» — в турнире на приз Всемирной выставки в Париже в 1937 году. После выступления в Париже французская газета написала о нем так: «Этот молодой виртуоз с лицом васнецовского Иванушки стал бы драгоценным украшением для любой сильнейшей профессиональной команды мира». В 1940 году Федотов забил 6 из 13-ти спартаковских голов в турне красно-белых по Болгарии.

Талант Григория Федотова единодушно признают все, и журналисты, и партнеры, и соперники. И все единогласно называют его лучшим футболистом послевоенного периода. И даже сухая статистика отдает ему пальму первенства среди других нападающих. Григорий Иванович навеки увековечил свою фамилию тем, что 5 августа 1948 года в матче с минским «Динамо» первым из советских футболистов забил в чемпионатах страны сотый гол. Так, что список лучших голеадоров СССР и России, перешагнувших рубеж в 100 забитых в ворота соперника мячей, теперь называется «Клубом Григория Федотова», попасть в него – это огромная честь для любого футболиста. А всего Григорий Иванович забил в чемпионатах страны за ЦДКА – 124 мяча, что тоже является клубным рекордом.

bobrov04

Лучшим определением таланта Всеволода Боброва, проявленного на футбольных полях и хоккейных площадках, является слово «гений». Как гений изящной словесности Пушкин ворвался в литературу, прочитав на лицейском празднике всего одно стихотворение перед «стариком» Державиным, так и Всеволод Бобров буквально ворвался в элиту футбольных звезд в первом же свом матче. Он появился на поле всего за семь минут до окончания матча, выйдя на замену. И за эти семь предоставленных ему минут вколотил в ворота соперников два мяча. После первого стадион похлопал и заинтересованно отметил бойкого новичка, после второго заревел от восторга и влюбился в забивалу. Как оказалось, влюбился на долгие годы. Бобров не обманул ожиданий болельщиков, благодаря их за любовь и внимание, яркой, искрометной игрой. В первом же своем сезоне 1945 года он в 11 матчах забил 24 гола – фантастический результат. И как не старались его нейтрализовать защитники в следующих сезонах, какие редуты не воздвигали перед ним, Всеволод был неудержим. В 79 матчах чемпионата страны он забил 80 голов. Вероятно, можно сказать, что это – рекорд оставшийся на века.

ЦСКА - 1947

1947 год.

Самое красивое действо в игре Боброва – его блистательный прорыв к воротам. Не могу удержаться, чтобы не процитировать настоящую оду, написанную Львом Филатовым о бобровском прорыве:

Дарованием его был прорыв — наверное, самое редкое и уж наверняка самое дух захватывающее футбольное деяние. В прорыве все: бесстрашие, быстрота, ловкость, интуиция, открытый вызов преградам, лоцманское чутье фарватера, которому предстоит провести мяч, а в самом конце — удар ради чего все и затевается. Прорыв трудно замаскировать, а особенно тому, кто им славится. Прорывов Боброва ждали, они не могли не состояться, иначе незачем было выходить на поле этому человеку, ленившемуся поспевать за всеми событиями. Он ждал своей очереди. И когда она наступала, высокий, всем заметный, бросающий послушное гибкое тело то чуть влево, то чуть вправо, Бобров резал зеленую гладь поля, как сильный катер, а поспевавшие за ним, виснувшие на нем, преграждавшие ему дорогу, оставались сзади, как две косые волны. Он возникал перед воротами как бог футбола, разгоряченный и разгневанный, не знающий удержу, и бил как-то бесшумно, тайно, легко, продолжая прорыв. Все это было как наваждение, как нечто совершающееся вопреки всему общепринятому.

Прорывы Боброва были редкостны тем, что доводились до конца, он не «наводил панику», не «обострял обстановку», а рвался забить. И забивал. … Многое было ведомо этому бомбардиру милостью божьей. Но прорыв сделал его фигурой исключительной, неповторимой.

И все же, чтобы понять, почему поэт Евгений Евтушенко нарек Боброва почетным званием – «Шаляпин русского футбола…», есть смысл привести еще одну цитату – описание Николаем Старостиным всего одного гола забитого Всеволодом. В тот день Бобров вышел на поле в футболке сборной Москвы. Высшее спортивное руководство натурально испугалось выпускать сборную страны на товарищеский матч со знаменитой в начале 50-х командой Венгрии под флагом СССР и переодело игроков национальной команды в форму скромной столичной сборной. Мол, если и проиграем, а проиграем наверняка, то морального урона великому и могучему СССР не допустим. А если, вдруг, выиграем, то вдвойне почетно – сборная города одолела несокрушимую сборную Венгрии. В общем, обычные уловки номенклатуры — прежде всего, нужно проявить политическую дальнозоркость, чтобы подстраховаться, абы чего не вышло.

Николай Старостин в своей книге «Звезды большого футбола» приводит рассказ об игре Боброва одного из участников этого матча: «При ничейном счете выскочил он один на один с вратарем, с самим Дьюлой Грошичем. Каждый из нас скорее бы пробил. Но Бобров для верности решил поймать венгра на ложный прием. Замахнулся в одну сторону, а мяч – хлоп! – в другую. Дока Грошич разгадал фокус и отразил удар. Любой дрогнул бы после такой неудачи, любой, но не Бобров. Его принципиально заело… Видим, опять обходит защиту и снова перед Дьюлой. Замах левой – венгр не клюет. Второй замах – правой. Грошич убежден, что угадал, и падает наперерез. Дудки. Всеволод вторично убирает мяч под себя, спокойно обводит беспомощно лежащего вратаря и не спеша направляется с мячом к воротам, куда сломя голову справа мчится крайний защитник Лантош. «Бей, бей, пока пусто!..» – вопили мы, но Бобров невозмутимо дает «ртутному» венгру встать в позу вратаря и, сблизившись, словно на бис, лукавым броском швыряет мяч в левый угол… До сих пор перед глазами изумленные лица Божика, Хидегкутти, Пушкаша, и Всеволод, как всегда, расслабленно и отвергая поздравления, возвращающийся на центр поля под овации всего стадиона».

Но конечно главным спортивным подвигом Всеволода Михайловича на футбольных полях стала его игра со сборной Югославии на Олимпиаде в Хельсинки. В матче с Югославией наша сборная за 20 минут до финального свистка бесславно проигрывала 1:5. И тут «Бобер» завелся. Он неудержимо полез вперед, словно в решающую все атаку на вражеский дот. Его порыв воодушевил команду, и та устремилась за ним. Югославы не выдержали напора. За последние 20 минут в их воротах побывало 4 мяча, причем три из них после ударов Боброва. Итогом встречи стал фантастически спасенный матч и сенсационная ничья 5:5. А еще потрясающая игра капитана сборной СССР Всеволода Боброва, вошедшая в историю мирового футбола.

Судьба нередко благоволит гениям. Так не раз было и с Всеволодом Бобровым, которого судьба явно хотела сохранить для большого спорта. Он мог утонуть – его вытащил из воды старший брат, мог сгореть в доме – его из огня вытащила мать, мог разбиться на самолете с хоккейной командой ВВС, но проспал и опоздал на аэродром. Говорят, что его чуть не застрелил маршал Василий Казаков, заставший свою жену с футболистом в поздний час на собственной даче.

ЦДКА-48

Других футболистов ЦДКА гениями не называли, но и они с полным основанием имели звездный статус. И каждый из них интересен по-своему.

Вратарь Владимир Никаноров. Красавец мужчина с выразительными глазами и вьющимися волосами. Евгений Евтушенко написал о нем так:

«Владимир Никаноров вышел из борцов. В отличие от знаменитого Хомича, без каких-либо акробатических бросков, грузноватый, но зато поистине человек без нервов, бесстрашно бросавшийся в ноги нападающих. Опора, надежда команды. Он мог не взять слишком трудный мяч, но зато никогда не глотал «пенок». Спокойное осознание своей негениальности давало ему преимущество всегдашней собранности, не допускало его до срывов, что часто бывает с любимцами публики».

Владимир Николаевич по нынешним меркам не был гигантом в воротах – его рост составлял 180 сантиметров. Но по тем временам, на фоне других футболистов смотрелся настоящим атлетом, и соперники побаивались столкновений с ним. Никаноров провел наибольшее количество матчей в чемпионатах страны среди других армейских вратарей – 177. Стал пятикратным чемпионом СССР по футболу и трехкратным – по хоккею с шайбой. Любопытно, что в хоккейной команде ЦДКА он играл не в воротах, а в защите.

Надежным дублером Никанорова был основатель вратарской династии Виктор Чанов. Пусть за ЦДКА он сыграл не так много матчей – 30, но в них сумел убедить всех, что тоже является хорошим голкипером.

В первые годы существования ЦДКА самым ярким защитником в составе команды был Константин Лясковский, старожил и олицетворение верности армейскому клубу. Он начинал играть еще в составе прародителя ЦДКА – команде ОППВ в 1926 году, куда пришел из команды банковских служащих, и закончил выступления за армейцев в 1949 году в ЦДКА. Константин Павлович установил сразу два армейских рекорда – долгожития в команде – 21 год и долгожития на футбольном поле – он закончил карьеру футболиста в возрасте 41 года! Понятно, что такое долгожитие так просто не дается, Лясковский был настоящим примером пунктуального соблюдения спортивного режима. Говорят, что своей невозмутимостью и мастерством игры головой он напоминал английских защитников. При росте 172 сантиметра он считался высоким, и в воздухе легко переигрывал нападающих соперника.

Но в эру расцвета ЦДКА его игру в обороне определяли уже другие герои. Трио армейской защиты Виктор Чистохвалов, Иван Кочетков и Юрий Нырков составляло подобие гранитного мола, о который разбивались волны атак противника. Чистохвалов и Кочетков начинали играть как форварды, а потому знали все уловки и примы нападающих. А Нырков был бесстрашным боевым офицером, которому после фронта на футбольном поле было бояться нечего. «Коренным» в этой славной тройке являлся Иван Кочетков, фронтовик, сражавшийся на 4-м Украинском фронте в артиллеристском расчете «Катюши», и обладающий незаурядной внешностью. Евгений Евтушенко сказал о нем так: «Диковатый мужик с цыганским чубом, нависшим над монгольскими скулами». А игру Кочеткова и его партнеров Николай Старостин охарактеризовал следующим образом: «Виртуозно владея мячом, обладая мощным ударом, он, к сожалению, допускал вольности в обводках, а его уверенность в игре переходила иногда в излишнюю самоуверенность… Менее эффектно, но более прочно действовали на поле В.Чистохвалов и Ю.Нырков, физические возможности и скорость которых были выше, чем у Кочеткова».

Любопытно, что Иван Кочетков считался заядлым курильщиком, про него говорили, что он дымил, как паровоз. Может быть, поэтому и уступал в скорости своим партнерам.

Борис Аркадьев очень ценил Виктора Чистохвалова и считал его чуть ли не идеальным правым защитником. Увы, перед началом чемпионата страны 1952 года тот получил тяжелую травму и больше не смог выступать на футбольном поле. Одной из причин поражения сборной СССР на Олимпиаде-52 от югославов называли отсутствие в команде Чистохвалова, которого Крижевский не смог полноценно заменить в игре команды.

Юрий Нырков появился в ЦДКА позже Кочеткова и Чистохвалова. В армейский клуб он попал из Берлина, куда с боями дошел его 1818-й самоходный артиллерий полк, в котором он служил с 1943 года. Наверное, судьба хранила Ныркова именно для футбола, поэтому он уцелел в горниле жестоких сражений Великой Отечественной. После Победы служил в Германии, с футбольной командой своей части завоевал Кубок Третьей ударной армии. И вскоре попал на заметку тренерам ЦДКА. Ну, а о том, как он оказался в «команде лейтенантов» Юрий Александрович очень интересно рассказал потом в некоторых газетных интервью. Когда ему пришел вызов из Москвы, командующий не хотел его отпускать и сказал, что мы тебя лучше в госпиталь положим. А в госпитале врачи с испугу превратили его в настоящего больного. Сожгли ему ногу кварцем так, что он не только ходить, спать от боли не мог. Но, в конце концов, судьба все же привела его в ЦДКА, о чем, думается, Юрий Нырков никогда не жалел.

bashashkin_01

В 1947 году правым полузащитником начал свою карьеру в ЦДКА Анатолий Башашкин, которого прозорливый Борис Аркадьев углядел в команде тбилисского Дома офицеров. Борис Андреевич предугадал и настоящее место на поле Башашкина, через некоторое время он поставил его в центр защиты и тот долгое время оставался лучшим игроком в стране на этой позиции. Причем Анатолий стал центральным защитником новой формации, он сразу заиграл не так как другие обороны, вынося бездумно мяч подальше от собственных ворот, а предпочитал начинать точным пасом атаку своей команды.

Весьма любопытную деталь о популярности Анатолия Башашкина в народе раскрыл Борис Левин в одной из своих статей:

«Его популярность в стране — особенно среди мужчин — была фантастической. А дело тут вот в чем. Для большинства наших соотечественников выпивка — процесс коллективный. Сбрасывались на «поллитру» обычно втроем. Так вот представьте: двое у магазина ищут третьего. И так как наш герой играл под третьим номером, то обращение звучало так: «Башашкиным будешь?» Вот это — признание популярности. И если хотите — дань уважения.

Вспоминает Бубукин: «Башашкин и капитан ЦСКА, нападающий Алексей Гринин, проживали в одном доме на Соколе, где на первом этаже гастроном. Заходят, и к Башашкину устремляется мужчина: «Башашкиным будешь?» Анатолий Васильевич улыбнулся: «Буду». Мужик тот, конечно, тут же узнал кумира…»

Анатолий Башашкин стал по сути дела «последним из могикан» в возрожденной после разгона команде ЦДСА. Он во многом способствовал ее становлению, проведя в ней с 1954 по 1958 год, и единственным из «команды лейтенантов» стал чемпионом олимпийского футбольного турнира.

В 1949 году в ЦДКА появился еще один молодой, но очень интересный полузащитник Александр Петров. Его отличала уверенность на футбольном поле и принципиальность в жизни. Он, не взирая, на авторитеты любого партнера мог призвать к большей самоотдаче в игре. А поскольку Александр обладал громовым голосом, недаром болельщики прозвали его «Граммофоном», то эти призывы были весьма действенны.

В центре поля в ЦДКА блистали также такие игроки, как Вячеслав Соловьев, Александр Виноградов и Алексей Водягин. Это были тоже настоящие футбольные «звезды». Виноградов, кроме успешных выступлений в футболе проявил себя еще и в хоккее, где стал чемпионом СССР, мира и Европы. Водягин отличался большой работоспособностью и отличным дальним ударом. Но в целом, эта линия армейской команды была, если так можно сказать, наименее стабильной. Поэтому в ней чаще всего менялись футболисты. Внесли свой вклад в победную поступь ЦДКА и такие полузащитники, как Борис Афанасьев, будущий хоккейный вратарь ЦДКА, Михаил Родин, Александр Прохоров, Григорий Тучков, Всеволод Чайчук, Иван Щербаков, Петр Щербатенко.

Тактическое построение команд сороковых годов выглядит ныне самоубийственным. Нападение – пять человек! Да сейчас, если на поле появляется одновременно три нападающих – это выглядит ненормальным и свидетельствует о том, что команде нужно отыгрываться. Привычная схема – двое, и она демонстрирует, что команда собирается играть в атакующий футбол. Зато это старое тактическое построение дало раскрыться блестящей пятерке армейских форвардов. Представим их словами Николая Старостина:

Правый крайний Алексей Гринин. Николай Старостин сказал о нем так:

«В его игре подкупали простота и ясность. Подобно Святославу Мудрому, он как будто бы сразу предупреждал противника: «Иду на вы». И действительно шел, не прибегая к хитростям и уловкам. Сильный, быстрый решительный, Гринин, оснащенный недурной техникой и сокрушительным ударом, заслуженно считается одним из лучших таранов и бомбардиром в сборной тех лет».

Может быть с мудростью Святослава Игоревича Николай Петрович и погорячился, все же Мудрым был князь Ярослав, но остальное не подлежит сомнению.

Левый крайний Владимир Демин. Его Старостин охарактеризовал так:

«Маленький, подвижный и сообразительный, он был превосходным дриблером, тонко разбирался во всем, что делалось у чужих ворот. Большая работоспособность и отличный удар ставили его в один ряд с самыми выдающимися представителями славной когорты маленьких геркулесов в футболе».

«Маленьких» — это из-за роста в 164 см., а про «геркулесов в футболе» — это круто.

Причем, «маленький геркулес», по словам современников, играл по-мальчишески озорно. Он просто обожал на своем левом краю оставлять соперников с носом за счет какого-нибудь неожиданного финта или маневра. Из-за таких фирменных фортелей Демина просто обожали болельщики.

Правый полусредний Валентин Николаев.

Николай Старостин и про него сказал очень образно:

«Валентина Николаева можно уподобить машинному отделению в победном корабле армейской команды. Он все налаживал и всюду успевал, беспрерывно обслуживал четверку нападающих ЦДКА, давал ей возможность завершать атаки, как мы говорим, на более «свежих ногах», то есть без предварительной погони за мячом. Вычокий класс игры и большой темперамент позволяли Николаеву и самому успевать к заключительным моментам атак. Поэтому в памяти знатоков футбола немало голов, забитых Николаевых самолично».

Удивительно, но хотя в составе ЦСКА были два таких супернападающих, как Федотов и Бобров, в двух первых послевоенных чемпионатах СССР именно полусредний армейцев Валентин Николаев становился лучшим бомбардиром турнира, забив 16 и 14 мячей, соответственно. Причем, голевой баланс он пополнял не в каких-то проходных матчах, а в самых трудных, забивая решающие голы. В 1946 году судьба золотых медалей решалась в очном противостоянии принципиальных конкурентов ЦДКА и «Динамо» в матче второго круга. Борьба на поле шла отчаянная. Никто не хотел уступать, игроки не жалели ни себя, ни соперника. И как нередко бывает в таких бескомпромиссных матчах, никто не мог открыть счет. Защита обеих команд взяла нападающих под плотную опеку и не давала им спокойно вздохнуть. И тут прорвавшийся к воротам динамовцев Николаев на долю секунды опередил вратаря Хомича и протолкнул мяч в ворота бело-голубых. ЦДКА выиграл 1:0, и этот гол по сути дела стал «золотым». В 1947-м ЦДКА для того, чтобы вновь выиграть звание чемпионов, необходимо было в последнем матче обыграть в гостях сталинградский «Трактор» со счетом — 5:0 или 9:1. Задача не непосильная, но весьма сложная. Забить сталинградцам пять мячей было трудно даже непревзойденной линии нападения ЦСКА. Но, к счастью для армейцев, Николаев довольно быстро сумел забить быстрый гол, который воодушевил партнеров и надломил соперников. В результате ЦДКА провел пять безответных мячей, авторами двух из которых был Николаев, и стал чемпионом.      Еще через год Валентин снова отличился в решающей встрече с «Динамо», а потом забил чудо-гол в финале Кубка «Спартаку». Головой в падении, устремившись навстречу мячу, словно самолет на бреющем полете. Невольно вспомнилось, что Валентина Николаева порой называли «бомбардировщиком дальнего радиуса действия». Правда, называли его так не за голы, а за умение неустанно барражировать по всему полю.

«Красный спорт» послевоенных лет писал о правом полусреднем армейцев так: «Николаев в течение полутора часа игры все время в движении. Умеет сильно ударить, хорошо передать мяч партнеру, ударить мяч головой, остановить его. Он владеет техникой обводки и обманными движениями». А что еще по большому счету нужно настоящему футболисту? Разве что характер. Но и характера Валентину Николаеву было не занимать. Недаром в 18 лет он уже выходил в основе звездной «команды лейтенантов».

В самом конце 40-х после завершения футбольной карьеры Григорием Федотовым и уходом из ЦДКА Всеволода Боброва в линии атаки у армейцев появился Борис Коверзнев. Настоящий метеор на поле. Он отличался сумасшедшей скоростью и отчаянной смелостью, бесстрашно идя на мяч, невзирая на жесткое противодействие соперника. В чемпионате страны 1950 года Коверзнев стал лучшим бомбардиром в составе ЦДКА с 21 забитым мячом.

ЦСКА - 1949

1949 год.

Наверное, можно сказать, что ЦДКА был не просто командой, а семьей. Игроки сохраняли ей верность, несмотря ни на какие посулы и трудности. Например, до 1949 никто из армейских футболистов, трижды подряд становившихся чемпионами СССР, не имел не только отдельной квартиры, но даже и комнаты! Игроки, в том числе и семейные, жили в гостиницах. Зарплата у игроков тоже была отнюдь не космической, как сейчас. Правда, игроки ЦДКА за счет воинских званий получали больше коллег из профсоюзных команд, но нельзя сказать что много. Премиями за победы их тоже не баловали. Стал хрестоматийным пример, когда Боброва за блестящее выступление в турне по Англии в составе «Динамо» наркомат обороны «наградил» платяным шкафом. Все ему страшно завидовали и ходили смотреть на этот шкаф. Послевоенная жизнь была действительно трудной для всех, и футболисты не стали исключением. Только в 1949 году специальным распоряжением министра обороны Николая Булганина армейским игрокам были предоставлены квартиры в новом доме на Ленинградском проспекте возле метро «Сокол». Здесь по соседству поселились семьи Федотова, Гринина, Демина, Чистохвалова, Боброва, Николаева. Говорят, главы семейств любили вечерком выйти во двор и обсудить прошедший или предстоящий матч.

А после особо серьезных матчей футболисты ЦДКА любили провести «разбор полетов» в ресторане «Арагви». Иногда одни, иногда с женами. То, что армейцы были сильны не только на поле, но и в выпивке отмечают многие. Но на следующий день, пропотев сначала в бане, а потом на тренировке, снова были готовы к труду и обороне. Говорят, Борис Аркадьев тонко чувствовал, когда его игроки после банкета и умел «лечить» их дополнительными нагрузками на тренировках.

Предпринимались попытки переманить армейских звезд в другие клубы. Самая интересная история в этой связи произошла с Алексеем Грининым. Валентин Николаев рассказывал ее так:

— Привез его Василий Сталин в свой особняк на Гоголевском бульваре. На обещания, как водится, не скупился. Гринин решил потянуть время: мол, подумать надо. В ответ неожиданно прозвучало: «Вот здесь сиди и думай. Еда в холодильнике. А мне уехать нужно». Оказавшись в западне, Алексей не растерялся. Заметив во дворе грузовик, доставлявший в особняк продукты, он улучил момент и сиганул из окна в кузов. Так и выбрался. К счастью, серьезных последствий для Гринина этот фортель не имел.

Впрочем, не все в армейской «семье» смогли ответить отказом на настойчивые ухаживания сына Вождя народов. В 1950-м году в его команду ВВС перешел Всесовод Бобров. Но это особый случай, Боброва с Василием Сталиным связывали особые отношения, которые может быть, можно назвать дружескими.

ЦСКА - 1950

Тренировал «команду лейтенантов» замечательный теоретик и практик Борис Андреевич Аркадьев, который, говоря словами А.Вита, «создал лучший футбольный коллектив страны с ярко выраженными качествами, характерными для советского футбола».

Во время войны Аркадьева направили инструктором на курсы Всевобуча. Пришлось вспомнить свое фехтовальное прошлое — он обучал новобранцев искусству штыкового боя. Однако, в конце 1943 года, когда фронт начал сдвигаться на Запад, кто-то наверху, решил, что штык, конечно, молодец, но и футбольный мяч тоже очень важная вещь. До войны Аркадьев в качестве футбольного тренера дважды сумел поразить всех. Первый раз в 1938 году, когда он со скромной заводской командой «Металлург» завоевал бронзовые медали чемпионата страны. Второй раз в 1940 году, когда только-только, приняв московское «Динамо», он сделал его чемпионом СССР.

Надо сказать, что в довоенных чемпионатах армейцы не блистали – лишь раз им удалось завоевать награды – серебро в 1938 году. А вот какими стали результаты ЦДКА, когда его в 1944 году возглавил Аркадьев:

1945 — 2 место;

1946 — 1 место;

1947 — 1 место;

1948 — 1 место и кубок;

1949 — 2 место;

1950 — 1 место;

1951 — 1 место и кубок

К особому дару Бориса Андреевича относят его умение разглядеть в футболисте будущую звезду и сделать его таковой. В. Бобров, Ю.Нырков, А. Петров, А. Башашкин, А. Водягин, В. Чистохвалов – вот неполный перечень игроков вытащенных им из неизвестных команд и за короткий промежуток времени превращенных в замечательных мастеров.

А еще Борис Аркадьев славился изобретательством. Как на тренировках (говорят, что именно он придумал знаменитое упражнение «квадрат») и в игре (он первый начал использовать в атаке сдвоенный центр нападающих). С легкой руки журналистов в разные годы получили хлесткие названия разные тактические изобретения Бориса Андреевича. Например, усовершенствование им системы «дубль вэ» окрестили «организованным беспорядком». А придуманное им упражнение на тренировках для отработки нападающими паса в одно касание нарекли «аркадьевским валом».

Словно гений-самоучка Аркадьев порой очень точно угадывал мировые тенденции футбола, о которых из-за отсутствия контактов с ведущими западными командами в Союзе и не знали. В ЦДКА он практиковал подключения к атакам защитников. В сезоне 1949 года первые забитые мячи появились на лицевом счету А. Водягина, А. Башашкина, Ю. Ныркова. А на Олимпиаде в Хельсинки вдруг выяснилось, что так играют югославы и другие ведущие сборные.

Подкупает и интеллигентность Бориса Андреевича, которую отмечают многие игравшие под его началом футболисты. Валентин Бубукин с присущим ему юмором рассказывает об этом, пожалуй, наглядней всех:

— Об интеллигентности Аркадьева ходят легенды. Он учился в Академии художеств, поэтому любил водить нас в музеи, картинные галереи. Иногда мог разбудить всю команду в самолете со словами: «Ребята, посмотрите, какой закат!». Всегда называл игроков на «вы». За восемь лет нашей работы Аркадьев ни разу не то что не выругался матом, но даже ни на кого не повысил голос! Самое жесткое высказывание из его уст могло прозвучать примерно так: «Ваня, я вами недоволен. Вы были размазней!»

Помню, как-то после игры мы выпивали в ресторане. А водку для конспирации перелили в бутылку из-под «Боржоми». Вдруг Аркадьев, сидевший за столиком напротив, попросил официантку принести «Боржоми» и очень удивился, услышав, что этой воды в ресторане нет. Подошел к нам: «Разрешите водички попить». В гробовой тишине налил полстакана минералки и залпом осушил. От страха мы готовы были залезть под стол. А Аркадьев только поглядел на нас с укором и сказал: «Закусывать надо, молодые люди».

В общем, Аркадьев заслуженно получил славу лучшего наставника и стратега в советском футболе. И совершенно незаслуженно был обижен сильными мира сего. После поражения сборной СССР от югославов на Олимпиаде 1952 года тем же вечером Аркадьева отозвали в Москву и двое суток допрашивали на Лубянке. А потом лишили звания заслуженного тренера и его детище – команду ЦДКА ликвидировали.

РАСПРАВА

Команда лейтенантов

Глядя на послевоенный футбол с высоты нынешних лет, невольно возникают обобщения, касающиеся всей жизни нашей многострадальной Родины. Народные любимцы, которых боготворил народ, а болельщики готовы были носить на руках, находились словно под дамокловым мечом. За неудачную игру в международных матчах их запросто могли отправить туда, куда Макар телят не гонял. Репрессировали же братьев Старостиных, а те были не просто известными футболистами, но весьма авторитетными в стране людьми. Поэтому, можно считать, что футболистам ЦДКА еще повезло. Но ликвидация их «команды лейтенантов» навсегда останется одной из наиболее драматичных страниц в российском футболе.

Главной причиной разгона ЦДКА стало якобы неудовлетворительное выступление сборной СССР на Олимпиаде в Хельсинки. В принципе все неудовлетворительное выступление свелось к одному поражению – от сборной Югославии. Но это со спортивной точки зрения. А с политической – наши футболисты совершили настоящее святотатство – уронили честь советского спорта в противостоянии двух систем социализма. Правильной системы, которая строилась у нас под руководством великого Сталина, и неправильной, которую создал в Югославии Тито. И никто не хотел признавать, что в предыдущем матче на Олимпиаде с теми же югославами сборная СССР совершила настоящий спортивный подвиг.

Следует признать, что тогда, в 1952 сборная Югославии была объективно сильнее советской команды. В ее составе выступали такие индивидуально сильные футболисты, как: вратарь Беара, защитник Хорват, полузащитник Чайковский, нападающие Митич, Бобек, Вукас, Зебец, которые в мастерстве, по меньшей мере, не уступали нашим «звездам», а в опыте международных выступлений значительно превосходили их. Советские футболисты весь мировой футбол воспринимали только через призму товарищеских встреч с командами из соцлагеря, а югославы постоянно играли и с лучшими западными командами. Так, что «железный занавес» оставил нас в стороне от новых футбольных веяний. Передовая тактика югославской сборной оказалась для советской команды настоящим откровением. Сборная СССР играла по старинке: нападающие атакуют – защитники обороняются. А югославские форварды отходили назад, помогая в обороне, зато защитники помогали им в атаке.

СССР и Югославия сошлись на олимпийском турнире в четвертьфинале. Столкнувшись с новой, доселе им неизвестной тактикой советские футболисты растерялись и пропустили в первом тайме три безответных мяча. В раздевалку они входили с низко опущенными головами. Но там их уже поджидали кураторы сборной секретари ЦК ВЛКСМ Михайлов с Шелепин, которые учинили игрокам настоящий разнос. Досталось на орехи всем, даже главному тренеру:

— А вы, почему все время молчите?! — рявкнул Михайлов.

— Жду, когда вы закончите, — спокойно ответил Аркадьев и посмотрел на часы.

Установка на второй тайм получилась предельно сжатой. Так что на поле игроки сборной СССР вернулись идеологически накачанными, но по-прежнему слабо представлявшими, что делать с незнакомой югославской тактикой. А потому вскоре пропустили четвертый мяч. Правда, Бобров вскоре «размочил» счет, но балканский форвард Зебец в очередной раз обманул Крижевского и отправил в сетку наших ворот пятый мяч. Югославы, достигнув большого перевеса в счете, сбросили скорость и успокоились. Гол Трофимова за двадцать минут до окончания встречи их не насторожил – какая разница выиграть с перевесом в три или четыре мяча, для выхода в полуфинал достаточно и одного. А между тем в настроении советской команды наметился перелом. Игроки взбодрились и пришли в себя. Вскоре Николаев, получив мяч, предпринял наигранный в ЦДКА маневр – пробросил мяч в свободную зону на ход Боброву. И Всеволод, сделав стремительный рывок, опередил защитника и вратаря. Достав мяч, он перебросил его с ноги на ногу и ударил по воротам. Гол! 3:5 – дышать стало легче, но разница в счете оставалась значительной. Но разыгравшийся Бобров был уже неудержим. Перед его вдохновением и напором рушились все новейшие тактические схемы югославов. Всеволод сократил разрыв в счете до минимума – 4:5. На 90-й минуте сборная СССР получила право на угловой. Динамовец Трофимов подал, а армеец Петров отправил мяч в сетку. 5:5!

Было назначено дополнительное время, но оно не выявило победителя, хотя игровое и психологическое преимущество было уже на стороне сборной СССР. Трудно припомнить другой такой пример, чтобы в матчах столь высокого уровня какая либо команда отыгрывалась, уступая в счете 4 мяча, да еще и отыгрывалась всего за 20 минут. Можно конечно припомнить проигрыш сборной Северной Кореи на Чемпионате мира-1966, которая вела 3:0 в матче с Португалией, но потом спасовала перед Эйсебио, забившем ей четыре гола, и уступившей 3:5. Однако играть с корейцами и югославами – это две большие разницы. Так, что сборная СССР действительно в том матче совершила маленькое чудо. Однако это чудо отняло у волшебников очень много сил…

 

22 июля 1952 года в Тампере сборная СССР уступила югославам 1:3 в повторном матче 1/8 финала финской Олимпиады. И этого ей на Родине не простили. Отношения между главами двух социалистических государств были столь негативными, поэтому если сказать, что господа Иосиф и Иосип не любили друг друга, это будет еще мягко сказано. Козлом отпущения за поражение сборной сделали команду ЦДСА, которую расформировали как «полк, потерявший знамя». С Николаева и Петрова сняли звание заслуженного мастера спорта, тренера Аркадьева тоже лишили «заслуженного» звания.

Ныне такое волюнтаристское решение по отношению к одному клубу вызывает недоумение. В том проигранном матче в составе сборной выступало всего четверо армейцев: Башашкин, Петров, Нырков и Николаев. Но в славной стране Советов тогда еще и не такое случалось. Возникает ощущение, что сами футболисты после поражения уже морально настраивались на скорый лагерный срок. Лет этак десять без права переписки за измену Родине.

Вот, например, как рассказывал о возвращении с Олимпиады Валентин Николаев:

– Всю дорогу ехали молча. На Ленинградском вокзале Москвы только некоторых из нас решились встретить самые близкие родственники. Меня встречала сестра Надежда. Приехали домой, и только здесь прорезались эмоции – на глазах матери и сестры слезы, отец крепился. Подошел, потрепал по плечу, коротко сказал: «Держись, Валя, ты же офицер».

— Потом мы жили в каком-то предгрозовом ожидании. И гроза разразилась 17 августа 1952 года – в этот день нам объявили, что команда ЦДСА расформировывается и снимается с чемпионата СССР, в котором, кстати, мы на тот момент шли в лидерах… В неудачах сборной обвинили армейцев.

СССР-52

Существует версия, что главным палачом, уничтожившим армейскую команду, был зловещий Лаврентий Павлович Берия, который разогнал ЦДСА, чтобы расчистить дорогу к чемпионству команде своего ведомства МГБ-НКВД – московскому «Динамо». После смерти Сталина на Берию, «вышедшего из доверия» столько собак навесили, что одной больше или меньше – роли не играет. Однако и кроме Берии в казни ЦДСА приняло участие куча народу.

Официальным могильщиком армейского клуба стал и.о. председателя Комитета по делам физической культуры и спорта при Совете Министров СССР Николай Романов. Именно его подпись стояла под документами, ставшими приговором. Но сам Романов в своей книге «Трудные дороги к Олимпу» рассказывал, что поставил подпись по указанию секретаря ЦК ВКП(б) Георгия Маленкова. Якобы он даже просил Маленкова не разгонять ЦДСА, но тот жестко отрезал:

— Если вы отказываетесь сами решить этот вопрос, то он все равно будет решен, но уже без вас.

И Романов не стал дальше спорить, послушно издав следующий приказ:

«ПРИКАЗ
Всесоюзного комитета по делам
физической культуры и спорта
при Совете Министров СССР
18 августа 1952 г. № 793

О футбольной команде ЦДСА

Отметить, что команда ЦДСА неудовлетворительно выступила на Олимпийских играх, проиграв матч югославам, чем нанесла серьезный ущерб престижу советского спорта и советского государства.

Старший тренер команды т. Аркадьев Б.А. не справился со своими обязанностями, не обеспечил подготовку футболистов, что привело к провалу команды на Олимпийских играх.

     Ряд футболистов команды, особенно линия защиты, безответственно отнеслась к проводимым матчам, играли ниже своих возможностей, допустили большое количество ошибок.

ПРИКАЗЫВАЮ

  1. За провал команды на Олимпийских играх, за серьезный ущерб, нанесенный престижу советского спорта, команду ЦДСА с розыгрыша первенства СССР снять и расформировать.
  2. За неудовлетворительную подготовку команды, за ее провал на Олимпийских играх старшего тренера команды ЦДСА товарища Аркадьева Б.А. с работы снять и лишить звания заслуженного мастера спорта.
  3. Рассмотреть на очередном заседании Комитета вопрос о безответственном поведении отдельных футболистов во время матчей с Югославией, что привело к провалу команды на Олимпийских играх.

И.о. председателя Комитета по делам физической культуры и спорта при Совете Министров СССР. Н.РОМАНОВ

Этот приказ вышел под грифом    «Для служебного пользования», поэтому простые болельщики оставались о нем в неведении около 40 лет.

Но был и еще один «тайный» приказ. Касающийся персоналий отдельных футболистов и тоже подписанный Романовым.

«ПРИКАЗ
Комитета по делам физической
культуры и спорта
при Совете Министров СССР
2 сентября 1952 г. № 808

О футболистах команды, принимавшей участие в Олимпийских играх.

     Футбольная команда, принимавшая участие в Олимпийских играх, выступила неудовлетворительно. Провал наших футболистов на Олимпийских играх нанес серьезный ущерб советскому спорту.

     Проигрыш нашей команды объясняется безответственным поведением отдельных футболистов. Из-за недопустимого поведения защитников команды Башашкина и Крижевского, которые грубо нарушили данные им указания, проявили нерешительность в борьбе с противником, в результате чего югославские футболисты, используя их грубые ошибки, легко забивали мячи в наши ворота.

     Футболист Николаев провел соревнования плохо, безынициативно, а футболист Бесков в ходе подготовки к Олимпиаде избегал участия в международных встречах, на Олимпийских играх играл неудовлетворительно, проявляя трусость.

Футболист Петров допускал недисциплинированность, грубость к своим товарищам, чем вносил нервозность в команду.

ПРИКАЗЫВАЮ

  1. За безответственное поведение, в результате чего команда проиграла матч югославам, чем нанесла серьезный ущерб престижу советского спорта, лишить тт. Башашкина и Крижевского званий мастеров спорта и дисквалифицировать их сроком на один год.
  2. За безответственную игру, трусливое поведение на поле лишить тов. Бескова звания заслуженного мастера спорта и дисквалифицировать его сроком на один год.
  3. За неправильное поведение во время матчей лишить тов. Николаева звания заслуженного мастера спорта, а тов. Петрова за недисциплинированность лишить звания мастера спорта.

И.о. председателя Комитета по делам физической культуры
и спорта при Совете Министров СССР. Н.РОМАНОВ

В футбольные команды мастеров была отправлена телефонограмма с указанием обсудить эти приказы на собраниях команд, а протоколы собраний на следующий день после обсуждения представить в Отдел футбола. И понеслась! Протоколы получались в лучших традициях «охоты на ведьм». Особенно досталось в них тренеру Аркадьеву. Футболисты из других клубов, выступавшие в сборной под его началом теперь обвиняли своего наставника во всех смертных грехах. Аксель Вартанян в одной из своих публикаций процитировал несколько таких обвинений:

— «Мне судить о работе сборной команды очень трудно, потому что я там был только три дня. Считаю, отношение тренера Аркадьева к игрокам наплевательское. Когда я пришел, со мной никто не поговорил. На мой взгляд, в сборной команде не было коллективизма и товарищества, а отсюда — не было дружбы, взаимопомощи, что очень резко сказалось на результате игры. Что касается приказов Комитета, я считаю, они вынесены совершенно правильно. Если команда не смогла защитить знамя страны, уронила его, то эта команда должна быть расформирована, а игроки, струсившие на поле боя, должны быть наказаны за свою расхлябанность, безответственность и недисциплинированность».

— «На меня т. Аркадьев произвел впечатление не как тренера-воспитателя, а как заблудшего философа, оторвавшегося от игроков и всех тренеров, не желающего знать условий, настроений и состояния игроков. Тов. Аркадьев видел в игроках не живых людей, а механических работников, и вся его тренировка сводилась к тому, чтобы больше бегать и прыгать… Мы не могли вносить свои предложения, критика настолько была зажата, что многие боялись говорить».

— «Во время пребывания под тренерством т. Аркадьева я ничему не научился, а только обратное. Я и по сей день не могу найти свою игру».

Грустно конечно, что талантливого, умного и интеллигентного тренера подвергли такой обструкции, но сам Аркадьев за свое поведение достоин только уважения. Он не каялся, не молил о пощаде, а достойно встретил несправедливость судьбы и вскоре доказал всем злопыхателям, что он действительно тренер от Бога.

     Министр путей сообщения Бещев, при помощи высокого покровителя начальника всех советских железных дорог и члена политбюро Лазаря Кагановича, воспользовался моментом, и в сентябре 52-го привлек Аркадьева на спасение, казалось, безнадежно буксующего «Локомотива». В 8 матчах «Локо» набрал всего 4 очка и застрял в подвале турнирной таблицы. Аркадьев волшебным образом починил его на ходу. В последующих 5 играх железнодорожники набрали 8 очков из 10 возможных и поднялись с последнего 14 места на 9-е!

Между тем и так униженных и оскорбленных армейских футболистов продолжали клеймить позором. Дураки и функционеры словно бы состязались между собой в разъяснении неразумным «звездам» футбола, как им следует жить и играть. Игрокам ЦДСА, ВВС и «Динамо» поставили на вид, что они получали втрое больше профсоюзных футболистов. А всем без исключения командам было предложено проводить сборы не в санаториях, а в палаточных лагерях.

Опала коснулась не только ЦДСА, а всего армейского футбола. «Недобитые» футболисты ЦДСА перешли в клубы поскромнее, например семеро из них: В.Николаев, М.Родин, Ю.Нырков, В.Демин, А.Гринин, А.Водягин, Б.Коверзнев оказались в команде МВО из города Калинина. Через некоторое время к ним присоединились дисквалифицированный А.Башашкин, а также В.Никаноров и В.Соловьев. И сразу же армейские «звезды» вывели этот заштатный клуб на 6-е место в чемпионате страны. И хотя эти «звезды» стали подобием «железной маски», их присутствие на футбольном поле буквально скрывалось – ни в одной газете не упоминались их фамилии, даже если кто-то из них поражал ворота, но волшебным образом подскочивший уровень игры калининской команды утаить было невозможно. Футбольный клуб МВО стал грозной силой и явно готов был замахнуться, если не на чемпионство, то на медали в будущем году. Это опять не понравилось почти всесильному Берии. В начале 1953 года футбольный клуб МВО был снят с первенства и расформирован. Также разогнали и все окружные команды. Военных футболистов демобилизовали. Они остались без звания, должности и средств к существованию.

ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ

ЦСКА - 1955

Прошедшей без участия ЦДСА половины сезона 1952 года хватило трезвомыслящим людям, чтобы осознать, что отечественный футбол лишился не просто команды-чемпиона, а целого явления, яркого и незабываемого. Однако любая попытка реанимировать ЦДСА могла вызвать гнев Вождя всех народов товарища Иосифа Сталина, а потому была чревата самыми серьезными последствиями. Не убоялся его гнева только другой Сталин – сын вождя Василий. Командующий авиацией Московского военного округа генерал-лейтенант Василий Сталин в начале 1953 предпринял попытку создать единую армейскую команду на базе своего «придворного» клуба ВВС, куда намеревался перетянуть бывших игроков ЦДСА, а тренером над ними поставить Всеволода Боброва. Однако создание суперклуба не состоялось. После смерти отца, Василий Сталин в марте 1953 оказался под арестом, а команда ВВС в отсутствие высокого патрона самораспустилась.

Разогнали и пристанище опальных футболистов ЦДСА – клуб МВО города Калинина. Армейским игрокам опять пришлось трудоустраиваться. В московский «Спартак» попал защитник Анатолий Башашкин, в «Динамо» — полузащитник Алексей Водягин и молодой форвард Василий Бузунов, в «Локомотив» — Андрей Крушенок и Михаил Родин, в «Торпедо» — Вячеслав Соловьев. А Борис Андреевич Аркадьев возглавил московский «Локомотив». Возникало впечатление, что армейский футбол, еще недавно восторгавший всех своей игрой, похоронили заживо. Но надежда на его возрождение оставалась.

Осенью 1953 года маршалу Булганину все же удалось продавить на высшем уровне вопрос о воссоздании команды ЦДСА. В состав нового-старого клуба влился «самораспустившийся» коллектив команды ВВС МВО. К ЦДСА отошел и ряд объектов ВВС. Так, старые авиационные ангары на Ленинградском проспекте, рядом с центральным аэропортом Москвы перестроили под тренировочные и игровые залы. Они и стали основой нового спортивного комплекса армейского футбола.

В ЦДСА удалось вернуть несколько «звезд» из «золотого» состава: А. Башашкина, А. Петрова, Ю. Ныркова, В. Демина и В. Никанорова. Правда, последний так и не сыграл в новом клубе ни одного матча за основной состав. Тренерский штаб возглавили два бывших армейских игрока – два Григория. Главным тренером стал Григорий Пинаичев, выступавший в ЦДКА в конце 30-х, а его помощником — знаменитый Григорий Федотов.

Тренерам пришлось формировать по сути дела новую команду. Из «Динамо» в ее составе появились армейский воспитанник, обладающий фантастическим по силе ударом, Василий Бузунов и блиставший бомбардирскими качествами в ВВС, бывший партнер Боброва по нападению Сергей Коршунов. Пинаичев оказался перед непростой задачей – кого из них ставить в центр нападения, но, в конце концов, отдал предпочтение молодому форварду Бузунову. Говорят, что талантливого Коршунова подвела алкогольная закваска, полученная в ВВС. Третьим форвардом стал Валентин Емышев, который в составе «Спартака» дважды становился чемпионом страны.

Из «Торпедо» пришел В.Федоров, ранее хорошо зарекомендовавший себя в ВВС, а позже – в Вооруженных силах и ставший генерал-майором. Из московского «Химика» приехал малоизвестный Анатолий Крутиков, впоследствии ставший знаменитым футболистом «Спартака» и сборной СССР. Один матч за ЦДСА сыграл и Николай Сологубов, ставший впоследствии легендарным защитником хоккейной сборной СССР.

Однако собранная Григорием Пинаичевым с бору по сосенке команда заведомо не имела шансов на сколь-либо значительный успех. Пока партийные и спортивные функционеры давили и резали армейский футбол по живому, другие команды сыгрывались и крепли. Очень мощно выглядело московское «Динамо», где в воротах уже блистал Лев Яшин. В гору пошел столичный «Спартак» с очень интересным составом игроков: Симонян, Нетто, Ильин, Парамонов….. Между тем возрожденному ЦДСА в своем первом сезоне пришлось бороться не только с соперниками, но и с собственными проблемами.

Если оборона выглядела надежно за счет уверенной игры голкипера Разинского и защитников Башашкина, Ныркова, Порхунова, то в полузащите и нападении было далеко не все ладно. Нападающие Бузунов и Коршунов забили всего по 4 мяча, но при этом оказались лучшими бомбардирами команды. Так что, глядя на новый ЦДСА, невольно с грустью приходилось вспоминать старый и сожалеть о разогнанной «команде лейтенантов».

В сезоне 1954 года команда ЦДСА выступила средне. Это касалась и места (шестое – в середине турнирной таблицы) и показателей – 8 побед, 8 ничьих, 8 поражений. Утешали лишь две победы над серебряным призером «Спартаком»: 2:1 и 1:0. Зато очень огорчал разгром от «Динамо»: 1:5.

Следующий сезон 1955 вновь заставил соперников должным пиететом относиться к армейскому клубу. ЦДСА удалось сохранить сильную линию защиты, единственно закончил выступления и ушел из клуба Юрий Нырков. Но его достойно заменил Михаил Перевалов. А вот нападение было значительно обновлено. Пришедшие вместо Коршунова и Бузунова в команду форварды Юрий Беляев и Владимир Агапов неплохо вписались в состав, и хотя не блеснули суперрезультативностью, но забили ряд очень важных голов. Хорошо показал себя и другой новобранец полузащитник Йожеф Беца, отправленный в армейский клуб Алексеем Грининым, который в ту пору тренировал команду ОДО Львова. Любопытно, что Йожефа можно считать своеобразным предвестником Иржи Ярошика. Свою футбольную карьеру Беца начинал в Чехословакии, в команде табачной фабрики города Мукачева. Правда, после войны этот город стал советским, поэтому Йожеф не был легионером в сегодняшнем понимании этого слова.

Вообще история появления Бецы в ЦДСА довольно любопытна, сам он рассказывал ее в одном из интервью так:

— Неожиданно из Львова, из штаба округа, приезжает какой-то полковник и забирает меня. В команду мастеров Дома офицеров. Начал я там играть и снова «дослужился» до капитана команды… Так бы, наверное, и «служба» прошла, однако в Москве прослышали, что Львов перехватил солдата, на которого была их разнарядка. Прилетевший генерал-майор устроил скандал, угрожая чуть ли не снять командующего округом… Еле уговорили Москву дать мне доиграть сезон… А весной уже вместе с ЦДКА я поехал на юг готовиться к сезону.

Отлично защищал ворота Борис Разинский, вратарь с хорошей техникой и акробатической подготовкой. В сезоне 1955 года армейцы забили в чемпионате 35 мячей, в свои ворота пропустили лишь 20 — меньше, чем «Спартак», «Торпедо», киевское «Динамо». А еще Разинский относился к разряду так называемых вратарей-гонял, которые не только защищают свои ворота, но и любят атаковать чужие. Достаточно сказать, что, играя за ЦДСА в высшей лиге, он забил два гола. Правда, с пенальти.

В 1955 году футболисты ЦДСА завоевали бронзовые медали чемпионата СССР и Кубок страны. В чемпионате традиционно получили разгром от «Динамо» 0:4, зато со «Спартаком» опять сыграли довольно успешно: победа 3:1 и ничья 2:2. Причем второй матч, состоявшийся 8 сентября, стал во многом определяющим для распределения медалей. Получилось настоящее сражение, в котором никто не хотел умирать. Сначала в счете вели спартаковцы – 1:0, потом армейцы – 2:1, а в результате все закончилось ничьей 2:2 в пользу «Динамо», ставшего в итоге чемпионом СССР. Спартаковцы завоевали серебро, а армейцы стали третьими с отставанием от них в три очка.

Большим успехом возрожденной армейской команды стала победа в розыгрыше Кубка СССР. Пожалуй, можно сказать, что она была достигнута ЦДСА за счет использования своих сильных сторон – сбалансированной линии обороны и умению нападающих создать момент для взятия ворот.

Только в первом матче розыгрыша – во встрече с куйбышевскими «Крыльями Советов» соперникам удалось дважды пробить армейского вратаря. Но зато в той встрече блеснул Владимир Агапов, сделавший хек-трик. Причем отличился он как со знаком «+», так и со знаком «-». На последней минуте матча бакинский судья Григорьев удалил Владимира с поля за затяжку времени, когда тот пушечным ударом отправил мяч на трибуны. Но победа досталась армейцам 3:2.

На следующих стадиях ЦДСА словно под копирку обыграл со счетом 1:0 тбилисское «Динамо» и московский «Локомотив». В обоих матчах отличился Юрий Беляев.

В финале кубка армейцы сошлись в поединке с динамовцами Москвы. Армейцы не стали отсиживаться в обороне перед более сильным противником, а пошли вперед и вскоре повели в счете. Шла всего десятая минута матча, как Беца прорезал оборону «Динамо» острым пасом и вывел Владимира Агапова один на один с динамовским голкипером Львом Яшиным. Правда «Динамо» тут же ответило ударом на удар, и уже через три минуты сравняло счет. Но и команда ЦДСА сумела проявить характер, вновь выйдя вперед после того, как Агапов реализовал пенальти за снос Юрия Беляева. Этот гол с пенальти стал решающим не только по счету, но и во многом предопределил дальнейшее развитие игры. Агапов потом рассказывал в одном из интервью об этом эпизоде так:

— При счете 1:1 в ворота Яшина был назначен 11-метровый удар. В «Спартаке» и ЦДСА я был главным пенальтистом, и практически всегда бил в правый от вратаря угол. Яшин об этом знал, поэтому и бросился в правый угол, а я почему-то решил пробить в левый. Надо было знать, каким честолюбивым был Лев Яшин, а тут его бросок вызвал смех на трибунах. Он разозлился и на последней минуте первого тайма поступил далеко не по-джентльменски. В это время динамовцы беспрерывно атаковали всей командой, поэтому, когда мяч попал ко мне, я оказался в офсайде, что зафиксировал судья Латышев. Но я все-таки пробил в сторону ворот, покинутых Яшиным, и тут же получил от него удар ногой в грудь. Латышев тут же удалил его с поля. Я же включился в игру только через 10 минут после перерыва, но от меня уже не было пользы – в лучшем случае мог отдать мяч партнеру.

Место в динамовских воротах после удаления Яшина занял полузащитник Н.Байков. И хотя ему удалось справиться со всеми ударами армейцев, но победа в матче осталась за ЦДСА – 2:1.

Сразу после окончания игры динамовцы подали протест на действия арбитра. Церемонию вручения футболистам ЦДСА кубка пришлось отменить до принятия решения по протесту. Это решение было принято на следующий день. Судейство Латышева признали удовлетворительным, удаление Яшина – обоснованным, протест — наоборот, необоснованным.

Так что награда в виде Кубка СССР нашла героев только через две недели после победы в финале. Участники того решающего матча: Б.Разинский, А.Порхунов, А.Гришин, М.Перевалов, Й.Беца, А.Петров, В.Агапов, В.Рыжков, В.Федоров, В.Емышев и Ю.Беляев действительно победили вполне заслуженно, одолев в честной спортивной борьбе сильнейший клуб страны.

В следующем сезоне 1956 года для армейской команды все складывалось вроде бы неплохо. Снова была добыта бронза союзного чемпионата. Клуб успешно выступил в серии международных матчей, например, разгромил венскую «Аустрию»: 5:0. В те времена товарищеские матчи были не чета нынешним спаррингам перед началом сезона, тогда хоть и считалось, что в них «побеждает дружба», но результат имел свою политическую ценность. И что особенно важно несколько армейских футболистов попали в сборную страны, завоевавшую на XVI Олимпийских играх в Мельбурне золотые медали. В ее состав были включены: вратарь Борис Разинский, ставший дублером самого Яшина, защитник Анатолий Башашкин, ветеран команды, четырехкратный чемпион страны, и полузащитник Йожеф Беца. В сборную привлекались также в тот год еще два армейца: участник XV Олимпиады в Финляндии Анатолий Порхунов и нападающий таранного типа Юрий Беляев, правда, в Австралию они не поехали.

В Мельбурне Разинский и Беца вышли по разу на поле в матчах со сборной Индонезии, а Башашкин принял участие во всех матчах. В том числе и в «золотом», когда 8 декабря 1956 года на центральном олимпийском стадионе в присутствии более 100 тысяч болельщиков сборная СССР победила югославскую команду — 1:0.

В 1957 году ЦДСА сменил название на ЦСК МО, но на пользу клубу это не пошло. Хотя выступили армейцы сравнительно неплохо, и имели все шансы на завоевание медалей. Но негативную роль в их судьбе сыграл календарь чемпионата. Футболисты ЦСК МО уже завершили чемпионат с 27 набранными очками и отправились в международное турне, а спустя месяц тройка преследователей: «Спартак», «Торпедо» и «Локомотив» приступили к играм между собой в Тбилиси. Все три профсоюзные команды после этих матчей набрали по 28 очков и обошли армейский клуб, оставив его без наград. К чести ЦСК МО можно сказать, что этот клуб прилично сыграл со всеми призерами: «Динамо», «Торпедо» и «Спартаком», выиграв у них по одному матчу, а также забил больше всех мячей в чемпионате страны – 49. И вдобавок, вернувшийся в ЦСК МО из команды свердловского ОДО Василий Бузунов стал лучшим бомбардиром с 16-ю мячами. Довольно прилично ЦСК МО выступил и в турне по Англии. В двух матчах он уступил: клубу «Вест Бромвич Альбион» — 5:6, «Болтон Уондерерс» — 1:3, но зато разгромил «Челси» — 4:1.

Однако эти достижения руководству Министерства обороны показались чересчур скромными. Григорию Пинаичеву поставили в вину чересчур долгий поиск оптимального основного состава и отправили в отставку.

Такова она тренерская доля: то их назначают, подчас непонятно почему, то их снимают, порой непонятно за что. Конечно, Пинаичева было жалко, но гораздо больнее для клуба стала утрата в декабре 1957 года его помощника – Григория Федотова. Увы, утрата навсегда. Говорят, что Григорий Иванович очень расстроился, что его не взяли в состав делегации, отправлявшийся с ЦСК МО в Англию, где советскому клубу предстояло провести три товарищеские встречи с британскими клубами, в том числе с «Челси». Вместо этого его отравили в командировку в Тбилиси, где «Спартак», Торпедо» и «Локомотив» завершали сезон. На обратном пути в Москву Григорий Федотов сильно простудился и на домашнем диване умер.

Григорий Иванович был великим футболистом и очень хорошим тренером, даже если руководил не первой командой, а дублем. И подтверждение тому слова ростовского бомбардира Олега Копаева на вопрос о самом сильном впечатлении от столицы в период его выступлений за дубль ЦСК МО:

— Самое сильное — о человеке, который был величайшей достопримечательностью не только Москвы, но и всего российского футбола. О Григории Федотове, в ту пору тренере дубля ЦСК МО, как назывался тогда ЦСКА. Редчайшей скромности был человек, хотя мастер несравненный. С лета бил — кино надо было снимать, по заказу мог положить мяч в любой угол ворот. А для нас, салаг, как отец родной. Мы его боготворили, в поездках даже старались отвлекать от всяких соблазнов, свойственных истинно русской душе. И все же они его сгубили. Вся команда тяжело перенесла смерть Григория Ивановича в декабре 1957 года.

МЕТАНИЯ

ЦСКА - 1958

1958 год.

Ох, уж этот наш русский менталитет. Мы запросто можем в одночасье разрушить то, что кропотливо создавали годами. А потом жутко сожалеть об этом и идеализировать разрушенное. Но вместо столь же кропотливого создания чего-то нового начинаем судорожно метаться в поисках чуда, позволившего бы перенести все хорошее, что было вчера, в сегодня.

В качестве волшебника, которому предстояло вернуть «хорошее вчера» министерские генералы пригласили Бориса Аркадьева. Наверное, им очень хотелось, чтобы Борис Андреевич поскреб по сусекам провинциальных армейских команд, вытащил оттуда россыпь лейтенантов-самородков и снова сделал из них чудо-команду. Но при этом Аркадьеву не отвели времени ни на поиски самородков, ни на их обработку. От него требовали сиюминутных результатов. Так что пришлось именитому тренеру работать с тем, что уже имелось в его распоряжении. Что ж, надо признать, что наследство ему от Григория Пинаичева осталось неплохое – вполне работоспособный и грамотный коллектив, но не великий. Б.Разинский, Н.Линяев, В.Агапов, Д.Багрич, Э.Дубинский, Ю.Беляев, В.Бузунов были хорошими игроками, недаром большинство из них в разные годы приглашались в сборную Союза, но не «звездами» уровня Федотова и Боброва.

Тем не менее, эти игроки в сезоне 1958 года выступили достойно – вновь завоевали «бронзу» чемпионата страны. Но, наверное, можно сказать, что третье место – это была их предельная планка, выше которой они просто объективно не могли подняться.

В одну команду, как и в одну реку, нельзя войти дважды. Армейский клуб, в который пришел Аркадьев мало напоминал тот, в котором он провел свои лучшие годы в футболе. И, прежде всего в нее играли уже совершенно другие люди. Борис Андреевич позже сам говорил, что так и не нашел общего языка с футболистами ЦСК МО: «не было единства чувств, усилий, мыслей, а без этого дальнейшая работа была бесперспективной».

Аркадьев пытался что-то сделать, вводил в состав новых игроков, но никто из новичков не ворвался в футбол подобно Федотову и Боброву, так чтобы сходу ошеломить всех своей игрой. Наигрывание новичков происходило медленно, постепенно. Соответственно результат держался все на том же трижды бронзовом костяке: Разинском, Линяеве, Агапове и других. Борис Андреевич явно взял курс на омоложение состава. Преодолев тридцатилетний рубеж, ушел из команды очень интересный нападающий Василий Бузунов, который дважды становился лучшим бомбардиром чемпионата страны, сначала в составе свердловского ОДО, а потом – ЦСК МО. Вообще, в матчах за ЦСК МО он отметился очень приличной результативностью – в 60-ти играх забил 27 мячей. Ушел другой возрастной форвард Валентин Емышев. Он играл на краю нападения, но тоже довольно результативно – в 88 матчах забил 30 голов.

Аркадьев привлек в команду ряд интересных футболистов. Наиболее заметными фигурами из игроков, появившихся при нем, стали Герман Апухтин, забивший в первом же своем сезоне за армейцев 10 мячей, Дмитрий Багрич, В.Стрешний и Алексей Мамыкин. Аркадьев снова продемонстрировал свою прозорливость. В последующем Апухтин и Мамыкин стали игроками первой сборной страны, а Багрич – олимпийской.

Вернулся в состав центральный защитник Михаил Ермолаев. В августе 1957 года он в банальном товарищеском матче в Горьком получил тяжелейшую травму. В результате удара в центр почки он потерял ее. Но благодаря Олегу Белаковскому и другим врачам Михаил, страстно желавший играть в футбол, все-таки возобновил выступления на зеленом газоне. Товарищи по команде оценили мужество Ермолаева и в 1959 году выбрали его капитаном.

Между тем борьба в чемпионате ужесточалась. Откровенно проходных матчей для московских клубов во встречах с провинциальными становилось все меньше. А игра для москвичей на чужих полях и вовсе становилась серьезным испытанием. Например, в сезоне 1959 года ЦСК МО не смог взять все четыре очка ни у одной из команд. Даже у занявшего последнее место «Шахтера» из Сталино. Хотя в поединке именно с «Шахтером» мог одержать гостевую победу.

Матч в Сталино состоялся 20 августа. Накануне на шахтах выдали зарплату, поэтому, что творилось на трибунах – понятно. Общеизвестно, что шахтеры умеют ставить рекорды и в работе, и в выпивке. Свистом и крепким словцом они то и дело выражали свое мнение об игре армейцев, выигрывавших у хозяев со счетом: 2:1, и о действиях судьи В.Фридмана из Таллина. А уж после того, как Фридман не наказал армейского голкипера Разинского, по мнению болельщиков грубо сыгравшего против их любимца В.Сапронова, на трибунах произошел настоящий взрыв эмоций. Толпы разгоряченных алкоголем и футболом мужиков устремились на поле разбираться с Фридманом и с армейцами. Тем пришлось спасаться бегством.

Матч был сорван. Но футбольные функционеры закрыли глаза на бесчинства в Сталино, видимо не рискнули будоражить лишний раз шахтеров. И назначили переигровку. Между тем этот случай еще сильнее выбил армейскую команду из колеи, игра которой во втором круге и так разваливалась на глазах. Переигровка закончилась со счетом 2:1 в пользу «Шахтера», а ЦСК МО закончил чемпионат на 9-м месте.

Это был провал. И министерские генералы опять решили поменять тренера. На сей раз, они поступили по принципу: лучше синица в руке, чем журавль в небе. И вернули в команду Григория Пинаичева, при котором команда пусть не ходила в чемпионах, зато и столь низко не опускалась.

Пинаичев не стал делать революций, а задействовал имеющийся состав, который сам же по большому счету и создавал. Вот только его лучшие в прошлом футболисты не стали моложе.

Но реформы коснулись не только тренерского штаба. Армейский клуб вновь переименовали. Теперь он стал называться ЦСКА.

ЦСКА - 1960

1960 год.

Чемпионат 1960 года проводился по новой схеме. Сначала проводились матчи по круговой системе в двух подгруппах, а потом по три лучшие команды из группы выходили в финальный турнир, где опять играли каждый с каждым. В подгруппу с ЦСКА попали киевское «Динамо», московские «Спартак» и «Локомотив». Эти четыре клуба и разыграли три путевки в финальную пульку. «Локомотив», несмотря на два разгрома от армейцев: 1:5 и 1:6 занял второе место, ЦСКА – третье, а «Спартак» пролетел, оставшись четвертым. Кстати красно-белые также дважды проиграли ЦСКА: 0:2 и 0:1.

А вот финальный турнир для армейцев не задался. Они опять дважды одолели «Локомотив», но это стали их единственные победы. Как результат – последнее шестое место.

Этот чемпионат опять не обошелся для ЦСКА без эксцессов. 19 июля в матче в Лужниках с киевским «Динамо» игра протекала в равной борьбе, и сохранялся ровный счет 1:1. На гол киевлянина Олега Базилевича армейцы ответили мячом Евгения Крылова. Но тут Крылов грубо сыграл в своей штрафной площади против одного из киевлян. Судья из Риги Э.Клавс дал свисток и указал на 11-метровую отметку. Бить пенальти вышел Валерий Лобановский. Удар, и трибуны заревели от восторга. Армейский голкипер Ю.Коротких отбил мяч. Но что это? Судья снова показывает на 11-метровую отметку. Клавс посчитал, что Дмитрий Багрич раньше удара вошел в штрафную площадку и дал указание перебить пенальти. К мячу вновь направился Лобановский, а трибуны замерли в напряженном ожидании. Удар, и мяч в сетке ворот.

В некоторых источниках говорится, что после этого на поле выскочили возмущенные и поддатые болельщики армейцев, но очевидцы утверждают, что инцидент произошел несколько позже. Когда Евгений Крылов с нарушением правил остановил в центре поля Олега Базилевича и был за это удален арбитром. Армейский полузащитник был очень недоволен таким решением и не хотел покидать поле. Пришлось Клавсу чуть ли не насильно выдворять его. Болельщики ЦСКА пришли в негодование: мало того, что судья заставил перебить пенальти в ворота их команды, так теперь он еще и оставил армейцев в меньшинстве!

Несколько особо возмущенных болельщиков вскочили с мест и ринулись на поле разбираться с арбитром. Их порыву поддались другие, и вот уже на поле ломанулась целая толпа. Правда, бить арбитра устремились немногие: самый первый выскочивший на газон парень в красной рубахе и несколько наиболее горячих его единомышленников, а большинство болельщиков, кажется, побежали исключительно за компанию, а потому бестолково носились по зеленому газону. Кто-то кувыркался на травке, один полез на перекладину ворот и начал при всем честном народе упражняться в гимнастике, пытаясь сделать подъем переворотом. И все же арбитру и некоторым динамовцам досталось от наиболее агрессивной части болельщиков.

В ту пору футбольное хулиганство было редкостью, а потому на стадионе дежурило всего пара десятков сотрудников милиции. Объединенными усилиями футболистов, милиционеров и дружинников, в конце концов, удалось освободить лужниковскую арену, но матч был безнадежно сорван. Все поле было усеяно обувью в спешке и давке ретировавшейся с него публики. Сказывают, что тех, кто потом пытался пробраться на стадион за своими потерянными штиблетами, отлавливали и оформляли на 15 суток за хулиганство. А четырех человек приговорили потом к лишению свободы. Пономарев, тот самый парень в красной рубашке, первый выскочивший на поле, схлопотал меньше всех – полтора года неволи. А вот, к примеру, Марков, набросившийся на игроков киевского «Динамо» и настолько усердно махавший при этом ногами, что потерял сандалию, получил три года лишения свободы. Потерянная обувка сделала Золушку счастливой, а дебошира Маркова – зеком. Благодаря ней его и вычислили. А самый большой срок – 5 лет зоны отвесили некоему Васильеву, приложившему руку к побоям на лице судьи Клавса.

Эта история, возможно, выбила армейскую команду из колеи, и концовку чемпионата ЦСКА провел не слишком удачно.

Шестое место, занятое в турнирной таблице командой ЦСКА, было расценено как провал, и Григория Пинаичева вновь попросили освободить место на тренерской скамье. А назначили вместо него Константина Бескова, в прошлом блестящего динамовского форварда и весьма успешного тренера. Свой приход Константин Иванович начал с решения ряда стратегических хозяйственных вопросов. На встрече с маршалом Советского Союза А.Гречко он обратился к нему с просьбой помочь со строительством тренировочного футбольного поля. Маршал решил вопрос по-военному быстро и четко. Уже через три месяца у армейцев появилась тренировочная база в Архангельском. Тогда же в 1961-м футболисты ЦСКА получили еще один подарок — у них появился собственный стадион на Песчаной.

ЦСКА - 1961

1961 год.

Однако для того, чтобы команда начала громить всех в пух и прах указаний тренера и приказов маршала мало. Хотя в сезоне 1961 года клуб ЦСКА выступил вполне достойно. На предварительном этапе в подгруппе армейцы заняли первое место, обойдя такие команды, как киевское «Динамо» и московский «Спартак». Но во второй половине чемпионата сбавили обороты и в финальном турнире опустились на 4 место, пропустив вперед тех же киевлян, завоевавших «золото», и спартаковцев, разжившихся «бронзой».

При Бескове наряду со «старыми» армейцами: Э.Дубинским, Д.Багричем, А.Мамыкиным и Г.Апухтиным, неплохо зарекомендовали себя новички. В частности два нападающих: пришедший из московского «Спартака» Вячеслав Амбарцумян и перебравшийся из «Локомотива» Валентин Бубукин, тот и другой в разные годы выступали в сборной страны. Правда, для Бубукина тот сезон в армейском клубе стал единственным. Приглашал в команду его еще помощник Г.Пинаичева Всеволод Бобров, а Бесков собирался делать ставку на других форвардов. Вот и пришлось Бубукину возвращаться в «Локомотив». Произошла при новом тренере и смена вратаря. Вместо Бориса Разинского место в воротах ЦСКА всерьез и надолго занял И.Баужа. А Разинского и бывшего капитана армейцев Линяева по каким-то причинам Бесков из армейского клуба отчислил.

fedotov_vlad_01

Константин Бесков хотя и не вывел ЦСКА в медалисты, но зато оправдал свой тренерский талант выведением на орбиту большого футбола двух новых «звездочек». В основной состав команды он взял двух воспитанников школы ЦСКА. Владимира Федотова, как говорили злые языки, он поставил «в основу» по блату – из уважения к памяти его отца знаменитого Григория Федотова. Но 18-летний Владимир своей игрой быстро заткнул рот всем злопыхателям. Он настолько ярко смотрелся на футбольном поле, срывая аплодисменты своими стремительными прорывами к воротам соперников и точными ударами, что быстро заставил говорить о себе с уважением. И хотя статью юный Федотов мало напоминал мощного Григория Ивановича, но зато бомбардирскими качествами явно пошел в отца. В своем первом же сезоне Владимир Федотов в 12 матчах забил 10 голов – поразительный результат!

А вторым открытием Бескова стал 20-летний защитник Альберт Шестернев. Молодой стоппер поражал своей не по годам зрелой игрой. На поле он не суетился, зато неизменно оказывался в нужном месте, отчего форварды противника упирались в него как в гранитную скалу. Альберт приводил просто в растерянность нападающих соперника, он с легкостью доставал самых быстроногих из них. Оказалось, что в юности Шестернев был чемпионом Москвы по спринту, пробегая стометровку за 11 секунд. И еще выяснилось, что в футболе Альберт начинал как голкипер, а защитником стал благодаря Бескову, разглядевшему в нем способности для игры в центре обороны. Дебют Шестернева получился настолько впечатляющим, что тогда же в 1961 году тренер сборной Качалин включил его в состав главной команды страны.

shesternev03

В следующем чемпионате СССР 1962 года ЦСКА опять занял четвертое место, всего ничего не дотянув до бронзовых медалей. Такой результат председатель только-только созданного Спортивного комитета Министерства обороны генерал-майор В.Филиппов назвал топтанием на месте и посчитал, что для движения команды вперед ей следует освободиться от услуг Константина Бескова.

Сейчас сколь-угодно можно пенять на «совковый» волюнтаризм и «совдеповскую» автократию, но справедливости ради надо вспомнить, что сейчас тренеров меняют не реже. А что касается тех лет, то сдается мне, что смена тренеров в шестидесятые не несла таких негативных процессов, как позже в 70-е и 80-е. Все-таки 60-е стали расцветом социализма во всем, в том числе и в футболе. Имелась большая когорта высокопрофессиональных футбольных наставников, перетасовка которых происходила не очень болезненно для клубов и сборных. Тренеры не увлекались разрушением созданного до них, а продолжали строительство вверенной им команды на фундаменте, подготовленном предшественниками. Такой запас прочности позволял нивелировать любые ошибочные решения околоспортивных чиновников. Очень ярко это проявилось на примере сборной СССР. Одно дело, что генерал Филиппов снял Бескова за 4 место в чемпионате страны. Но через два года Константина Ивановича отстранили от руководства сборной за 2-е место на чемпионате Европы! Сейчас бы за такой результат год на руках носили. И самое поразительное, что чиновники могли считать, что с отставкой Бескова не ошиблись, потому что его преемник Николай Морозов вывел нашу сборную в полуфинал чемпионата мира 1966 года.

Между тем 1962 год тоже стал годом чемпионата мира. И, к сожалению тогда и без того не самое успешное выступление советских футболистов на мировом футбольном форуме в Чили омрачилось серьезной травмой армейца Эдуарда Дубинского. 31 мая в матче со сборной Югославии сборная СССР вела со счетом 2:0 и имела заметное преимущество. Югославы начали откровенно грубить, используя самые грязные приемы. 10 минут до окончания игры Эдуард Дубинский получил тяжелейший перелом ноги и был отправлен в госпиталь. Эдуард мужественно перенес несколько хирургических операций. А потом, проявив незаурядную волю, сумел вернуться на футбольное поле. В следующем году он даже дважды вышел на поле в футболке сборной СССР в матчах со сборными Венгрии и Италии. Но до конца, увы, восстановиться так и не смог, сойдя вскоре с футбольной сцены.

Но как бы то ни было, в 1963 году руководство армейского клуба видимо опять решило, что ЦСКА для успеха не обойтись без ауры победителей, которая продолжала окутывать игроков легендарной «команды лейтенантов». Вот Вячеслав Соловьев взялся тренировать киевское «Динамо» и оно сразу нарушило гегемонию московских клубов на высшей ступеньке пьедестала почета, став чемпионом страны. Удачливому экс-армейцу Соловьеву предложили возглавить ЦСКА, и тот, болея душой за родной клуб, согласился. А в помощники к себе он взял двух бывших партнеров по ЦДКА Валентина Николаева и Виктора Чистохвалова.

Но чуда не произошло. В сезоне 1963 года ЦСКА под руководством Соловьева занял лишь седьмое место. В том году в составе ЦСКА появились еще два новичка, оставившие в истории клуба заметный след: полузащитник Николай Маношин и защитник Владимир Пономарев. Маношин и после ухода из футбола на долгие годы связал свою жизнь с ЦСКА, был тренером и начальником этой команды, стоял у истоков создания ЦСКА-2. А Пономарев, после окончания карьеры игрока практически не имел отношения к футболу, зато как игрок добился многого. Причем, надо отметить, что Владимир Пономарев, как и Владимир Федотов, тоже был наследником известной футбольной фамилии. Его отец, Алексей Помомарев блистал до войны в московском «Динамо», где стал заслуженным мастером спорта.

ponomarev_vlad_02

Интересна история появления Пономарева в ЦСКА. Как сыну заслуженного динамовца, ему по всем раскладам выпадало начинать свою карьеру в «Динамо». Так у него и шло по накатанной — попал он в динамовский дубль, но вот незадача, сломал там ногу. А что было дальше лучше всего обратиться к высказываниям самого Владимира Семеновича в интервью А.Кружкову:

— Когда гипс сняли, я долго прихрамывал. Сыграл за дубль пару матчей — неудачно. Якушин посмотрел и говорит: «Надо с ним заканчивать. У Пономарева кости слабые, как и у отца. Пускай в классе «Б» поиграет». Сезон в Коломне провел, потом в Калинин уехал. Там все — мужики за 30 лет во главе с Васей Бузуновым, лучшим бомбардиром чемпионатов СССР 56-го и 57-го годов. Васька все время пьяный был, я и играл вместо него. Когда он был в форме — меня сажали на лавку. Но это случалось редко.

     — Сезон получился удачный. Голов за «Волгу» наколотил немало. Посыпались приглашения. Первое — из Куйбышева. Поразмыслил я чуток и послал в «Крылья» телеграмму: «Согласен. Когда выезжать?» По молодости даже подписаться забыл. Позже мне рассказывали, что начальник команды, получив телеграмму, долго чесал затылок и пытался понять, откуда она свалилась. А я сижу в Москве, жду ответа, как Ванька чеховский… Как-то вечером звонок — Николай Петрович Старостин. С отцом пообщался, и тот мне трубку протягивает. Слышу скрипучий голос Старостина: «Владимир, мы тебя в «Спартак» приглашаем. Как на это смотришь?» — «Не возражаю». И меня зачислили. Однако через пару месяцев «Спартак» сдал меня в армию.

     — Из «Спартака» должны были забрать в ЦСКА двух игроков, но расставаться с ними руководство не хотело. А я, видимо, не тянулся, вот меня вместо тех ребят и отдали. ЦСКА тренировал Бесков, при нем я дальше дубля не продвинулся. Зимой его сняли, пришел Соловьев. Однажды на сборах вызывает и как обухом по голове: «Давай мы тебя в обороне попробуем». Ну, все, думаю, крышка. Сначала в защиту, а потом и вовсе из команды погонят!»

Но как оказалось, никуда Пономарева не погнали, а наоборот пригласили вскоре в сборную СССР, поскольку защитник из него получился отличный. Владимир Семенович в том же интервью рассказывал, как дебютировал за ЦСКА в матче в Тбилиси, против местного «Динамо», где его поставили против одного из самых техничных нападающих страны Михаила Месхи.

— Впервые за основу ЦСКА я вместо него в Тбилиси сыграл. Соловьев почему-то против Месхи именно меня решил поставить. Сладил с ним: Мишу заменили, чего в тбилисском «Динамо» отродясь не бывало. Нашего врача Белаковского он потом затерзал расспросам: «Слушай, что это за парень у вас появился? Я даже не понял, каким мы мячом играли!» Миша ведь его так толком и не коснулся — я все время играл на опережение или выбивал мяч в подкатах.

ЦСКА - 1964

1964 год.

С армейским клубом Вячеславу Соловьеву довелось поработать только полтора сезона. В августе 1964 года его сняли. Сняли не за работу в ЦСКА, а за то, что руководимая им по совместительству олимпийская сборная не смогла завоевать путевку на Игры в Японию. Вместо нее поехала сборная ГДР, которой советские футболисты проиграли в третьем дополнительном матче. Генералы пошли уже однажды проторенным путем, правда, если в 1952 году за неудачу олимпийцев пострадал весь армейский клуб, то теперь только его тренер. Соловьева у руля ЦСКА сменил его помощник и другой легендарный футболист в прошлом – Валентин Николаев.

К чести Валентина Александровича, он сумел сохранить боевой дух в клубе, выступавшем в том, 1964 году совсем неплохо, и завоевал с ЦСКА бронзовые награды.

Занять призовое место удалось благодаря надежной игре в воротах И.Баужа, сильной обороне в которой блистали А.Шестернев и В.Пономарев, а также весьма интересной линии нападения. В тот год пару Владимиру Федотову в центе атаки составил пришедший из куйбышевских «Крыльев Советов» Борис Казаков. Вдвоем они могли растерзать любую оборону. Не случайно по результатам чемпионата Владимир оказался лучшим бомбардиром чемпионата страны с 16 мячами, а Борис показал весьма неплохой результат, забив в 20-ти матчах 9 голов. Достойно поддержали их: молодой крайний нападающий Владимир Поликарпов, который отметился 8 мячами в ворота соперников, а также полузащитник Юрий Басалик, забивший 6 голов. Кстати в том сезоне ЦСКА установил рекорд результативности, который незыблемой глыбой стоит до сих времен. В одном из матчей чемпионата он легко и непринужденно разгромил ярославский «Шинник» 10:2.

Любопытно, что в 1964 году армейцы с крупным счетом обыграли чемпионов – динамовцев из Тбилиси – 4:1, правда, с такой же разницей «слили» им в гостях – 0:3.

ЦСКА - 1965

1965 год.

В следующем 1965 году Валентин Николаев опять привел ЦСКА к бронзовым медалям, но в награду за этот несомненный успех был, можно сказать, репрессирован. Валентин Александрович поплатился за принципиальность. Он не захотел взять к себе в помощники К.Квочака, зятя генерала В.Филиппова, председателя спортивного комитета Министерства обороны СССР. Квочак претендовал на место верного соратника Николаева — Виктора Чистохвалова, а Валентин Александрович сдавать своих не привык. Вот и попал сам под удар. Заместитель министра обороны генерал армии В.Пеньковский отправил Николаева в ссылку на Дальний Восток, якобы для развития там армейского футбола, дав 15 суток на сборы.

Старшим тренером ЦСКА назначили Сергея Шапошникова, игравшего в ЦДКА в середине 40-х, а до назначения руководившего львовской командой СКА. Он привез с собой из Львова несколько футболистов, но по большому счету в армейской команде «на постоянку» закрепился только один из них – Владимир Капличный. При Шапошникове ЦСКА в 1966 году занял в чемпионате страны 5 место и остался без медалей. Зато бронзовые медали на чемпионате мира в Англии получили два армейских защитника: Владимир Пономарев и Альберт Шестернев. После окончания этого сезона вернулся к себе в куйбышевские «Крылья Советов» Борис Казаков. Армейские болельщики очень сожалели об уходе этого бомбардира, тем более что в двух последних чемпионатах страны, играя за ЦСКА, он добивался гроссмейстерского результата – забивал по 15 голов. Как знать, не вернись Казаков в Куйбышев, возможно, жизнь его сложилась бы удачливей. В 1978 году он утонул в Волге.

Свои выступления в чемпионате СССР 1967 года армейская команда начала слабо, оказавшись в рядах аутсайдеров. Шапошников подал в отставку, а ему на смену в пожарном порядке был привлечен Всеволод Бобров. По большому счету Всеволоду Михайловичу, возможно, разгребать футбольные конюшни ЦСКА не имело никакого резона. До этого он успешно проявил себя на тренерском поприще в хоккее и буквально за две недели до назначения в ЦСКА триумфально привел к победе в хоккейном чемпионате страны московский «Спартак».

Как тренер Всеволод Бобров тоже был явлением в советском спорте. Может быть не таким ярким, как игрок, но тоже достаточно значимым. Много ли найдется примеров в спорте, когда тренер, затратив несколько лет на формирование и команды и налаживание ее игры, добивается с ней наивысшего успеха, но вместо того, чтобы почивать на лаврах, вдруг бросает все и впрягается в работу с другой, не самой сильной и проблемной командой, да еще в другом виде спорта. Возможно, существует всего один такой пример. И этот пример – Всеволод Бобров, когда он, оставив хоккейный «Спартак» ушел тренировать футбольный ЦСКА.

В размышлениях о футбольном клубе ЦСКА порой начинается чудиться некая мистика. Трагичная история неправедно казненного, находившегося в самом расцвете ЦДКА, словно бы сохранила некий астральный образ этого клуба, ставший самым светлым пятном в душах игроков «команды лейтенантов». Поэтому многие из них готовы были пожертвовать многим, чтобы сделать этот образ вновь реальностью.

Вот и Бобров, будучи на гребне успеха в хоккее, бросился в погоне за мечтой в футбольный омут. Увы, реальность обернулась прозой жизни. На тренерском мостике в ЦСКА Всеволоду Михайловичу не удалось добиться быстрого и впечатляющего успеха. Однако спортивные специалисты сходятся во мнении, что Боброву просто не давали времени, чтобы добиться успеха в качестве футбольного наставника. Едва он закладывал фундамент для будущих побед, как его снимали. Вообще тренер Бобров пользовался доверием у игроков. Они с удовольствием шли выступать к нему в команду. Некоторые другие наставники армейской команды любили практиковать привлечение футболистов к себе в клуб путем «забривания» их в армию, а Всеволод Михайлович просто приглашал, и к нему шли. Шли, подчас портя отношение со своим прежним клубом, шли в неизвестность, не зная наперед — приживутся ли они в новой команде. Так по приглашению Боброва в ЦСКА появилось несколько уже сложившихся футболистов, игравших на довольно высоком уровне: защитник Валентин Афонин из ростовского СКА, вратарь Юрий Пшеничников и нападающий Б.Абдураимов из ташкентского «Пахтакора». Занимался Всеволод Михайлович и поиском молодых талантов. В юношеской сборной, ставшей чемпионом Европы, он углядел игрока «Волги» А.Масляева. Привлек в команду проходивших срочную службу Виталия Раздаева и Валентина Уткина. Потом, в семидесятых, армеец Уткин станет незаменимым крайним защитником в олимпийской сборной Союза, а Раздаев, будучи игроком кемеровского «Кузбасса» побьет все рекорды результативности в первой лиге.

ЦСКА - 1967

1967 год.

Бобров принял команду ЦСКА в сезоне 1967 года, когда она находилась на 14 месте, и сумел вытащить ее на 9-е. Но армейцы в том году могли и вовсе отличиться. Они пробились в финал Кубка СССР, где им предстояло сойтись с московскими динамовцами. Бобров очень тщательно разрабатывал план на тот матч. Но как это часто бывает в футболе, все планы полетели в тартарары из-за ошибок вратаря. Голкипер армейцев Лев Кудасов занервничал, начал ошибаться, его нервозность передалась защите и пошло, поехало…. ЦСКА проиграл в финале Кубка с разгромным счетом 0:3.

Стало очевидно, что для решения серьезных задач армейскому клубу требуется более стабильный вратарь. И Бобров пригласил Юрия Пшеничникова из «Пахтакора». Как тогда решались вопросы с переходами футболистов можно понять по воспоминаниям Пшеничникова, который рассказывал:

— В 1967 году я получил приглашение в армейский клуб и дал согласие. Вскоре меня приглашают к руководителю республики — Рашидову. Шараф Рашидович поинтересовался, чем вызван мой переход. Я честно ответил, что тренеры союзной сборной предупредили меня: хочешь играть за сборную — должен быть все время у нас на виду, в Москве. А я очень этого хотел. Шараф Рашидович с пониманием отнесся к моим честолюбивым планам. Ничем не грозил, но и не сулил автомобили, квартиры и прочие «золотые горы». Только взял обещание помочь родной команде, когда это понадобится. И в 1971 году, когда «Пахтакор» вылетел в первую лигу, в моей московской квартире раздался телефонный звонок из Ташкента. Весь следующий сезон я, несмотря на последствия тяжелой травмы, отыграл за «Пахтакор». И сезон стал победным — мы вернулись, в высшую лигу.

В следующем, 1968 году ЦСКА выступил лучше, остановившись даже не в шаге – в полушаге от третьего призового места. Армейцы набрали столько же очков, сколько их основные конкуренты московские торпедовцы, но из-за худшей разницы мячей остались четвертыми, а автозаводцы получили бронзу. Казалось, что уж в сезоне 1969 года армейцы точно будут в тройке, тем более что их состав выглядел довольно сильно: пять футболистов играли в сборной страны, а Альберт Шестернев вообще считался одним из самых сильных защитников мира, недаром он удостоился приглашения в сборную ФИФА для матча со сборной Бразилии. Но что-то игрокам ЦСКА помешало, в чемпионате СССР 1969 года они заняли только 6-е место. Всеволода Боброва, как не оправдавшего доверия отправили в отставку.

Конечно были кое-какие скрытые внутренние процессы в команде, помешавшие ей подняться на пьедестал почета, а Боброву утвердиться в роли тренера–победителя, в общем, не сложилось.

Владимир Пономарев спустя годы с грустью говорил:

— Какие мы неблагодарные были: на Боброва ворчали. На такого человека жаловались! Нам бы на себя посмотреть, оглянуться вокруг, а мы славного человека виновником неудач считали, без оснований спешили стать чемпионами. Вроде бы добились в конце концов своего – Боброва не стало в команде. А что толку?

Боброва сняли, но качество его работы проявилось потом, в следующем году, когда на тренерский мостик встал ЦСКА возвращенный из дальневосточной ссылки Валентин Николаев. Но справедливости ради надо сказать, что в фундамент будущего чемпионства ЦСКА вложили свои кирпичики и Всеволод Бобров, и его предшественники: Бесков, Соловьев, Шапошников.

ЗОЛОТОЙ 1970-й ГОД

ЦСКА - 1970

1970 год.

Тогда, в 1970-м случилось то, что, по идее, должно было случиться. Качество игроков армейской команды должно было перерасти в достойный результат в турнирной таблице. Должно, да не обязано. Для этого еще требовалась одна очень важная составляющая, лежащая где-то в области психологии. Из хороших игроков не всегда получается хорошая команда, а из хорошей команды – команда-победитель. Сплотить игроков, заставить их поверить в себя и настроить на борьбу в которой не жалеют сил, должен тренер. Больше десяти лет в ЦСКА продолжалась тренерская чехарда. Наставников меняли каждый год, словно тасуя карты в колоде. И очень большая удача, что тогда в 70-м армейскому коллективу, наконец, выпала счастливая карта в лице легендарного нападающего из когорты звезд «команды лейтенантов» Валентина Николаева.

Любопытно, что тренером Николаев мог бы и не стать. После того, как ЦДКА волюнтаристским решением после Олимпиады в Хельсинки разогнали, а трех футболистов этой команды, в том числе и Николаева, лишили звания заслуженного мастера спорта, Валентин Александрович уже не играл, а доигрывал в команде города Калинина (ныне — Тверь) и в сборной московского военного округа. А затем и вовсе завязал с футболом, отправившись учиться в Академию бронетанковых сил. По окончании ее он двенадцать лет служил в бронетанковых войсках, сначала заместителем командира батальона по технической части, а потом командиром ремонтно-восстановительного батальона.

Только в 1963 году его вместе с другими ветеранами пригласили в Спорткомитет Министерства обороны, намереваясь возродить былую славу армейского спорта, и предложили работу тренера. На тренерском поприще Николаев работал в группе советских войск в Германии, затем на Дальнем Востоке. Стал главным тренером Вооруженных Сил СССР. Потом пришел в ЦСКА вторым тренером родной футбольной команды, а после отставки Соловьева возглавил ее.

Что-то символичное есть в том, что бывший игрок «команды лейтенантов», отпраздновавший с ней звание чемпиона страны в 1951 году спустя 19 лет привел этот клуб к золотым медалям уже в качестве тренера. Наверное, из той легендарной «команды лейтенантов» Валентин Александрович стал самым успешным генералом, если подразумевать под этим званием должность главного тренера. Судите сами.

Именно Николаев привел ЦСКА к золотым медалям чемпионата СССР. Он вывел сборную СССР в финальную часть чемпионата Европы 1972 года, где та, правда уже без него, стала серебряным призером. Под его руководством сборная СССР провела 24 официальных и товарищеских матча, и ни разу не проиграла. Возглавив молодежную сборную страны, он на первом же чемпионате Европы привел ее к серебряным наградам, а потом в 1976-м и 1980-м годах выигрывал с молодежкой европейское золото.

Но все это было потом, а тогда в 70-м Валентин Николаев был еще только на пути к тренерским вершинам.

Команда ЦСКА в 70-м подобралась приличная, но вряд ли можно сказать, что «звездная». Да имелись отличные вратари, была лучшая в стране защита, составленная целиком из сборников, но другие линии — полузащита и нападение являлись хотя и добротными, но не производили впечатления чемпионских. Хотя бы потому, что среди форвардов и хавбеков никто не имел места в основе сборной СССР. И, тем не менее, Валентин Николаев сумел выковать из разных по мастерству игроков замечательную команду. А теперь есть смысл представить ее действующих лиц и исполнителей поименно:

Итак, вратари: основной голкипер Юрий Пшеничников. Те, кто его видел, отмечали отменную реакцию и хорошую игру на выходах. Недаром он был в 1968 году основным вратарем сборной Союза на чемпионате Европы и в отборочных матчах Олимпиады. А всего за сборную Пшеничников провел 19 матчей. К чемпионату страны 1970 года Юрий подошел в хорошем настроении, имея приз лучшего вратаря страны по итогам минувшего сезона.

Дублером Пшеничникова был Леонид Шмуц. Получилось редкое явление в футболе, когда основной и дублирующий вратарь одного клуба привлекались к играм за первую национальную сборную. Шмуц провел в ней два матча. В 1969 году он тоже отличился, получив приз «Лучшему новичку сезона». У меня о Шмуце отложились воспоминания, что он здорово брал пенальти, а в футбольных анналах он больше известен тем, что в апреле 1971 года забросил мяч в собственные ворота. Дело было в домашнем матче с ереванским «Араратом». Леонид, поймав мяч во вратарской площадке, размахнулся словно дискобол и …. Уронил его за линию собственных ворот. Судья зафиксировал автогол и указал на центр поля. Позже врач команды его реабилитировал в глазах болельщиков, рассказав, что у Леонида был хронический вывих плеча, и в том злополучном эпизоде с забросом мяча рука просто не послушалась вратаря:

     — Кстати, об этом голе. За полгода до этого он выезжал с олимпийской командой в Сирию. И там у него случился вывих плеча. Сделали ему как раз мягкую повязку. После этого, как он плечо ни разрабатывал, оно постоянно выскакивало. Что и получилось в том эпизоде: хотел выбросить мяч в поле, отвел руку назад — мяч и упал в ворота…

О Шмуце очень лестно отзывался его коллега по вратарскому цеху Владимир Астаповский:

— Леня Шмуц — вот был вратарь от Бога! Если кто и мог стать «вторым Яшиным», так это он. И стал бы, если бы после ухода Пшеничникова первым сделали его, а не меня.

Кстати, Владимир проявил благородство по отношению к Леониду после упоминавшегося злополучного автогола последнего. Тренер Валентин Николаев рассердился на Шмуца, и на следующий матч хотел ставить Астаповского. Но тот отказался, попросив дать Шмуцу шанс, чтобы тот не сломался как вратарь. Но Николаев остался непреклонен и не поменял своего решения. Тогда Владимир пошел на принцип и на поле не вышел. Пришлось Николаеву ставить на матч третьего вратаря Когута.

Сам Владимир Астаповский тогда, в 1970-м, значился только третьим голкипером в команде. Он был еще совсем молодой, но в будущем на все последующее десятилетие стал надежей и опорой команды, недаром удостоился ежегодного титула лучшего футболиста страны.

Армейская защита в то время – это, конечно, было что-то! Просто линия Маннергейма как-то! Крепостная стена, танковая броня и все-такое прочее. В центре обороны властвовал непререкаемый авторитет Альберт Шестернев. Каких только звучных эпитетов он не удостаивался за свою жизнь. И хотя звали его Альберт, но называли Иваном, по фамилии Грозный. Это уважительное прозвище пошло с нападающего сборной ФРГ, который на чемпионате 1966г. в Англии, встретив советских тренеров, поинтересовался:

— А ваш Иван Грозный приехал?

Выяснилось, что он имел в виду Шестернева. И кстати на том чемпионате им пришлось сойтись лицом к лицу в полуфинале. Дальше — в финал пошли немцы, но «Иван Грозный» из сборной СССР не подкачал, если бы не коварный дальний удар молодого Бекенбауэра, заставший Яшина врасплох, то неизвестно чем дело бы кончилось. Шестернев запомнился не только своей непроходимостью, с мячом его крепкую массивную фигуру обойти было сложно, но и даром предвидения. Умел он выйти на перехват и пресечь атаку соперника в зародыше. Именно с перехвата Шестерева, а потом его точного паса через полполя родился знаменитый гол Бышовца, вошедший в историю как один из самых красивых забитых мячей на чемпионатах мира. Так что Альберт Шестернев по праву считался столпом обороны сборной СССР и одним из лучших защитников мира, не случайно его включили в сборную ФИФА для участия в матче с национальной командой Бразилии.

Пожалуй, только один эпизод в футбольной карьере Шестернева лег темным пятном на его блестящую репутацию. Да и тот по милости капризной Фортуны. В 1968 году на Чемпионате Европы при ничейном результате не били послематчевые пенальти, а выявляли победителя банальным подбрасыванием монетки. После отчаянной 120-минутной битвы сборной СССР в полуфинале со сборной Италии на табло так и остались гореть нули. Согласно правилам определить команду, которая выйдет в финал, должен был жребий. Эта процедура проходила так:

В подтрибунное помещение удалились судьи, тренеры и капитаны команд — Шестернев и Факетти. Первый жребий получился удачным для Альберта Шестернева, он выиграл право выбирать орла или решку. Из трех, приготовленных для жребия монеток разных стран выбрали одну – французскую. И тут тренер нашей сборной Якушин заметил, что французская монета неровна. Одна из ее поверхностей была выпуклой, и опыт подсказывал, что именно эту сторону надо выбирать.       «Выбирай фигуру», — крикнул он Шестерневу. Но тот засомневался, и никак не мог определиться. Судье надоело ждать его ответа, и он обратился к итальянскому капитану Факетти, выпалил: «Фигура». Подбросили монетку. Выпала «Фигура». Итальянцы бросились обниматься, а Шестернев понурил голову. Вот так Италия отправилась биться за золотые медали, а СССР — домой.

Якушин потом в разных интервью повторял, мол, я говорил Шестерневу: «Выбирай фигуру», а он не послушал. На мой взгляд, это не вполне корректно. Ответственность в любом жребии или лотерее несет играющий, а не советчик. Умников, которые всегда знают, что надо было ставить на красное или ходить лошадью, вокруг предостаточно. И они всегда правы – что при выигрыше, что при проигрыше.

Правда, итальянские газеты все объяснили Божьим провидением. Господь встал на сторону итальянцев, потому что их команда часть матча сражалась в меньшинстве. Итальянский игрок Ривера вынужден был покинуть поле из-за травмы, а замены тогда не разрешались.

Справедливости ради надо сказать, что даже та европейская бронза стоила дорогого. В четвертьфинале сборная СССР одержала феерическую победу в двухраундовом противостоянии с командой Венгрии. Уступив в гостях 0:2, дома советские футболисты камня на камне не оставили от братьев по Соцлагерю. 11 мая 1968 года сборная СССР в Лужниках провела один из лучших своих матчей и победила 3:0. Что дальше случилось с командой непонятно. Из-за какого-то внутреннего конфликта ее вынуждены были покинуть Эдуард Стрельцов и Йожеф Сабо. Потом за нарушение спортивного режима изгнали Валерия Воронина. Вскоре в отборочных матчах с олимпийской сборной Чехословакии получили травмы Виктор Аничкин, Муртаз Хурцилава и Игорь Численко. Таким образом, всего за 25 дней сборная СССР лишилась шестерых своих ведущих игроков. 5 июня на полуфинальном матче в Неаполе со сборной Италии советская команда предстала в явно ослабленном составе. И если бы не мастерство нашей защиты во главе с Шестерневым вряд ли сборная СССР сумела бы в игровое время сохранить свои ворота сухими.

shesternev02

Вообще, Альберта Шестернева часто сравнивали с этаким утесом, гранитной глыбой, о которую разбивались волны атак противника. Такие ассоциации возникали от его поведения на футбольном поле. Он являл собой образец невозмутимости. Не метался суматошно за нападающими соперника, а солидно и спокойно накрывал их за счет умелого выбора позиции. Впрочем, при необходимости он всегда был готов достать самого легконогого форварда. Скоростенкой Бог Альберта не обидел. Причем любопытно, что, играя в юношестве в футбол, он вставал в ворота. И остается только лишний раз восхититься даром предвиденья Константина Бескова, который каким-то непостижимым чудом разглядел в спринтере-вратаре талантливого полевого игрока и привел его в команду ЦСКА. Шестернева и поныне часто называют если не лучшим российским игроком, то лучшим защитником точно!

Впечатляют и достижения Альберта Алексеевича. Он больше чем кто-либо из российских футболистов провел матчей за сборную – 91, 11 раз входил в число 33 лучших футболистов страны, причем из них 8 раз под первым номером, стал бронзовым призером чемпионата мира и в 1968 году удостоился чести играть в сборной ФИФА против команды Бразилии. Бразильцы вручили ему почетную золотую медаль за большой вклад в футбол.

Очень жаль, что после завершения футбольной карьеры жизнь Альберта Шестернева сложилась не лучшим образом. Вот как об этом писала «Комсомолка»: «А вне футбольного поля был Альберт совсем другим человеком: мягким, старавшимся избегать назревавших конфликтов. Никогда в жизни никого не обидел. Если надо было помочь кому-нибудь, то просить его об этом не приходилось. В нем удивительным образом уживались как бы два человека: один, уверенный в себе, не знающий колебаний в игре, — решительный и бескомпромиссный, и другой — за пределами поля, в жизни, где властвуют иные законы. И где болезненных столкновений несоизмеримо больше, чем между игроками на зеленом ковре футбольного поля. Как оказалось, именно к такой, жизненной игре Альберт оказался неподготовленным».

Капличный

Подстать великому и могучему Альберту Шестерневу был и другой армейский центральный защитник – Владимир Капличный. Считается, что они были в свое время сильнейшей парой центральных защитников в Европе. Только сверхмощной машине под названием «Сборная ФРГ» удавалось продавливать их редут. Остальные команды набили немало шишек о твердь советской обороны. Причем в этой паре Капличного отнюдь нельзя назвать вторым номером или ведомым звеном. Это был равноценный партнер и тоже отличный защитник. Хотя сам Владимир не без пиетета относился к своему более старшему напарнику. Вот, например, как он рассказывал об их взаимоотношениях:

— Алик был моим кумиром задолго до того, как я попал в ЦСКА. В честь Шестернева я и сына своего назвал. В 1966-м, когда я только начал играть за ЦСКА, он поехал в составе сборной Союза на чемпионат мира в Англии и оттуда привез мне бутсы. Я обрадовался такому подарку несказанно: хорошая обувь для футболиста — большое дело! Но когда примерил, расстроился — они оказались явно малы, моя нога 43-го размера никак не входила в миниатюрную «аглицкую» чудо-обувь. Но выход я все-таки нашел: вынул стельки, и бутсы, подаренные моим кумиром, оказались как раз впору. В них я играл потом целых два года — очень счастливыми они оказались.

Специалисты отмечали, что Владимир здорово играет головой и силен в отборе мяча. Обычно в его функции входила персональная опека наиболее опасных нападающих соперника, и он с этой задачей справлялся успешно. Перекрывал кислород всем. Даже гиганту Дугану из Северной Ирландии, превосходящего в росте на 17 сантиметров немаленького Капличного и отлично играющего на втором этаже. Единственно с малышом Гердом Мюллером не смог совладать. Но с тем никто в мире не мог справиться.

Журналисты называли Владимира «волкодавом» за его хватку, цепкость в борьбе с нападающими противника. А партнеры по команде звали «Каплей». Завершавший свою футбольную карьеру Лев Яшин как-то посетовал, что в его времена в сборной не было «такого волкодава, как Капля».

Стать настоящим «волкодавом» Капличному помогли честолюбие и хорошая спортивная злость. Приехавшему из львовского СКА пареньку места в основном составе ЦСКА никто не гарантировал. Отбор шел по принципу выживания: О том, как пришлось завоевывать место в основном составе ЦСКА и сборной Владимир рассказывает так:

— Больше других меня доставал Володя Федотов. Все время подначивал. Но именно ему я обязан тем, что раньше срока превратился из гадкого утенка в орла. На поляне начал убивать всех с первых же тренировок. Все были моими «клиентами», в том числе и мой кумир — а заодно и конкурент — Альберт Шестернев. На поле для меня не было авторитетов. Знал одно: обязан доказать свое право на место в основе.

— Первую игру за сборную Союза я провел в свой день рождения на стадионе «Ацтека» в Мехико. И сразу из темной лошадки, по словам того же Якушина, превратился в злого сторожевого пса. Застолбил себе место, на которое претендовали Шестернев, Муртаз Хурцилава и Аничкин из московского «Динамо». В Мексике мы в четырех встречах сыграли вничью. Оттуда отправились во Францию. В Марселе мне пришлось персонально опекать огромного негра — сантиметров на 20 выше меня. Когда я за ним бегал, весь Марсель смеялся. Якушин мне перед матчем сказал: «Если дашь ему хоть один мяч забить, больше на игру не выставлю». Этого мне было достаточно. За место в сборной готов был сражаться хоть с самим чертом. В том матче с моей передачи Малофеев забил победный гол.

Капличный выступал в ЦСКА дольше Шестернева, поэтому я застал Владимира на футбольном поле. Каких-то восторженных стонов со стороны комментаторов от его игры я не запомнил, но все они всегда отзывались о нем очень уважительно.

Судьи тоже относились к Владимиру с большим уважение, примером чему может служить рассказ известного советского арбитра Валентина Липатова об удалении Капличного 7 октября 1974 года:

     — Перед матчем ЦСКА шел на 13-м месте, а всего в чемпионате играли 16 команд, — рассказывал Липатов. — В ходе игры был эпизод, когда Сергей Шлапак бежал вдоль боковой линии, а Владимир Капличный делал передачу. Мяч до партнера не дошел. Через несколько минут схожая ситуация: Капличный получил пас на месте правого инсайда и снова направил мяч Шлапаку — и вновь он к адресату не попал. И вдруг капитан ЦСКА и сборной СССР на весь стадион в Лужниках выдал серию таких слов! А болельщики в этот момент будто предательски замолчали. Абсолютная тишина — и вдруг хохот по всему стадиону. Медленно иду к Володе, а сам думаю — что мне-то делать? Подхожу, а он: «Григорьич, желтая?» Отвечаю: «Нет. Показывать тебе ничего не буду, просто уйди с поля, пожалуйста».

Сегодня просто диву даешься, какие раньше порядки были. Хотя может быть, надо удивляться не тому, какие они были, а какими стали. Даже знаменитая драка ЦСКА с «Сатурном» в Раменском не имела таких последствий, какие были для Владимира Капличного за банальную матерную тираду. О том, какому прессингу он подвергся после того матча можно судить по продолжению рассказа Липатова:

— 22 октября пришло решение партийного собрания команды ЦСКА: «Коммунист Капличный полностью осознал свою вину и заверил коммунистов команды, что в дальнейшем его поведение в играх будет образцовым. Капличный освобожден от обязанностей капитана футбольной команды ЦСКА. На него наложено дисциплинарное взыскание приказом по ЦСКА — строгий выговор». Потом меня вызвал Борис Гончаров, завсектором ЦК КПСС, и попросил подробно описать сложившуюся ситуацию. «Не беспокойся, — говорит. — Продолжай работать». Есть у меня еще один документ от 1974 года — справка «О состоянии игровой дисциплины в команде ЦСКА». За период с 11 апреля по 7 октября у армейцев было всего 5 (!) предупреждений и ни одного удаления. Случай с Капличным (царствие ему небесное) оказался первым. Да и на него самого это было непохоже — и игрок, и человек он был достойный.

Повесив бутсы на гвоздь, Владимир Капличный тренировал армейские команды Москвы, Одессы и Киева, а потом возглавлял сборную Украины по футболу среди инвалидов.

Крайние защитники ЦСКА также не были гостями в сборной СССР, хотя сыграли за нее меньше матчей, чем их центральные коллеги-звезды. Правую бровку прикрывал Юрий Истомин. Хороший игрок: боец от мозга и костей, умевший своей самоотверженностью завести всю команду. Обладая хорошей скоростью, успевал и в атаку подключаться, и «домой» отходить.

На другом краю надежно действовал Валентин Афонин. В мастеровитого футболиста и игрока сборной он сложился еще в СКА Ростова-на-Дону и был переведен в ЦСКА для усиления состава. И, надо сказать, что ЦСКА он действительно усилил, надежно прикрыв свой фланг.

Даже запасной защитник в ЦСКА Марьян Плахетко тоже был «сборником». В любой другой команде страны он наверняка был на первых ролях, а в ЦСКА подменял Шестернева с Капличным. Но зато как подменял! Прочность армейской обороны с его выходом на поле оставалась практически на том же уровне, какой ей обеспечивали лучшие в Европе центральные защитники.

За середину поля в том составе ЦСКА отвечали Долгов, Уткин, Поликарпов и Федотов.

Наиболее яркой личностью среди них, безусловно, был Владимир Федотов, сын знаменитого капитана «команды лейтенантов» Григория Федотова. Звездная фамилия постоянно довлела над ним, словно небо на плечах Атланта. А куда деваться, тут не скажешь, что сын за отца не отвечает. Отвечает и еще как. Болельщики, глядя на Володю, невольно вспоминали Григория. И дух отца словно бы парил над полем во время матчей, в которых принимал участие сын. Это, знаете ли, даже не сюжет с тенью отца Гамлета, это покруче будет. Стоило Владимиру приложиться к мячу с лета, как сразу начинали вспоминать об образцово-показательном наклоне корпуса при ударе по летящему мячу Григория. В общем, любая ошибка сына была чревата замечания, что отец бы никогда такого не допустил, а любая удача возводила его лишь в ранг достойности славы великого Григория Федотова.

fedotov_vlad_05

А между тем сам по себе футболист Владимир Федотов был яркой фигурой в советском футболе, а уж в ЦСКА он являлся настоящим кумиром. И свой талант он продемонстрировал с первых сезонов в армейской команде. Играя на месте правого центрального нападающего, Владимир постоянно становился лучшим бомбардиром своей команды. Так было в самом первом его сезона в 1961 году, когда он забил 10 мячей, и в 1962 году, когда он оказался лучшим армейским снайпером с 6 мячами и в 1963 году с 8 мячами. А в 1964 г. ему вообще не было равных в стране, с 16 голами он стал лучшим бомбардиром чемпионата страны и получил приз газеты «Труд». В середине 60-х дуэт форвардов ЦСКА Владимир Федотов – Борис Казаков действовал весьма успешно, что позволило армейской команде дважды добиться бронзовых медалей. В 1965-1966гг. их дуэт продемонстрировал удивительную стабильность. Два сезона подряд Федотов забивал по 7 мячей, а Казаков — по 15. Однако в 1967 году Казаков ушел, и у Федотова снизалась результативность. А когда в 1969 в команду пришел новый пробивной и забивной форвард Борис Копейкин, Владимир передвинулся в центр полузащиты, где его талант раскрылся в новом качестве – плеймейкера. И хотя сейчас имя Владимира Федотова последние годы больше ассоциировалось с московским «Спартаком», который он тренировал, но для ЦСКА он навсегда останется своим. И его рекорд – 382 матча в чемпионатах СССР за ЦСКА останется в истории клуба.

Валентина Уткина я помню. Невысокий, светловолосый, он играл неброско, но очень надежно. Играл в основном по бровке, но зато постоянно находился в движении. Отобрал мяч у соперника, отдал пас, получил пас, снова отдал на ногу партнера. Входил он в олимпийскую сборную, и там был образцом мобильности и надежности.

Владимира Поликарпова помню меньше. Когда я начал увлекаться футболом, он уже сходил со сцены. В основном выходил на замену. Слышав о его бомбардирских качествах, я постоянно ждал от него голов, но редко дожидался. А вот в свои лучшие годы Поликарпов забил немало. А вообще, он был настоящим цээсковцем. Постигнув азы футбола в школе ЦСКА, он на всю жизнь сохранил верность этому клубу, проведя в его составе 339 матчей и забив 74 мяча. Очень жаль, что дальнейшая судьба его сложилась трагически. Владимир Иванович погиб при невыясненных обстоятельствах.

Николая Долгова не помню совсем. Он хорошо начал, но быстро сошел с футбольной сцены. Однако тогда в 70-м его игру отмечали за быстроту и хороший пас. Считали подающим большие надежды. Недаром в 1971 году, когда сборную СССР тренировал Николаев, Долгов принял участие в четырех товарищеских матчах за главную команду страны.

Основными нападающими были Борис Копейкин и Владимир Дударенко.

Дударенко в основном действовал на флангах. Тащил мяч по бровке, а потом навешивал на рослого и могучего Копейкина, который мужественно боролся с защитниками в штрафной площадке. Если защитники мяч отбивали недалеко, то возле него тут как тут оказывался Дударенко, прибежавший на добивание. Так примерно они и играли.

Форвардами Копейкин и Дударенко были добротными, хорошими. Хотя звездами так и не стали. Но свои голы забивали исправно. Копейкин наколотил в матчах союзного чемпионата 71 гол, а Дударенко – 24. Оба смогли отметиться игрой и в сборной СССР.

Поярче считалась игра Бориса. Он был настоящий форвард таранно-силового плана. Мощный, не чурающийся жесткой борьбы, владеющий хорошим ударом с обеих ног и умеющий неплохо играть головой, он постоянно держал в напряжении любую оборону. За клуб Копейкин провел в чемпионатах СССР 223 матча, за первую сборную – 6 и еще 2 — за олимпийскую. Очень достойные показатели.

Причем чувствуется, что Борис Копейкин еще и довольно веселый человек. Вот, например, одна история, рассказанная им о забитом голе и опубликованная в еженедельнике «Футбол-Хоккей»:

— В 1972 году играли мы на «Динамо» с Минском. Погода плохая, и на поле грязь, лужи. Мячи тогда были не такие, как сейчас. Чтобы они не разбухали от воды, мы их даже наждачной бумагой шкурили, потом красили. Но когда вода кругом, уже ничто не поможет. И вот в конце игры в одном из эпизодов подключается в атаку по левому краю наш защитник Марьян Плахетко. Обычно он редко вперед ходил, но тут проскакивает всю бровку чуть ли не до лицевой линии. Я, как и положено центральному нападающему, бегу параллельно в штрафную. Вхожу в нее и не вижу, где мяч. Защитник, который со мной играет, загородил все. Аккуратно из-за него голову высовываю, чтобы посмотреть, что происходит, и в этот момент тяжеленный, разбухший мячина врезается после прострела Марьяна мне в голову. Я стою, в глазах темно, вокруг звезды летают. И партнеры бегут меня обнимать. Оказывается, мяч от моего лба отскочил аккурат в угол ворот.

На следующий день в «Советском спорте» какой-то обозреватель выдвигает мой гол на звание самого красивого гола сезона, тогда как раз их начали определять. Пишет, что я «своевременно увидев прострел, четким движением головы положил мяч в угол». Вот ведь, думаю, как бывает. И до самого конца сезона мой гол так и лидировал. Хорошо, в одном из последних туров кто-то в «Лужниках» головой в падении забил, ему приз дали.

После завершения карьеры Копейкин много лет в качестве тренера воспитывал армейскую молодежь, возглавлял команду ЦСКА-2 и некоторое время главную команду ЦСКА.

Не все футболисты, игравшие в ЦСКА в 1970 году, удостоились золотых медалей. Но каждый из них внес свою лепту в общую победу клуба. Например, Георгий Ярцев, будущий тренер сборной России. Правда, за армейскую команду он провел один матч.

Вообще тот золотой матч 1970 года часто называли футбольным спектаклем с лихо закрученной драматургией. Но завязка сюжета произошла еще в ходе чемпионата, где ЦСКА и «Динамо» шли по дистанции рядом. Поначалу динамовцы держались впереди. Второй круг они начали с гандикапом в три очка. Но ЦСКА предпринял спурт, набрал во втором круге больше всех очков и вплотную приблизился к «Динамо» Такая упорная гонка все сильнее подогревала интерес болельщиков. А потом и вовсе, как будто следуя замыслу невидимого режиссера, они в том момент, когда казалось, что вот-вот наступит развязка, еще более закрутили интригу. Финишную линию чемпионата обе команды пересекли одновременно с одинаковым количеством набранных очков.

Выявить победителя решили в дополнительном очном споре. И это было справедливо. Всякие разные математические расклады – не лучший способ определять победителя. В истории этих двух команд уже был случай, когда они разыграли золотые медали по разнице забитых и пропущенных мячей. В 1947 году ЦДКА и «Динамо» тоже подошли к финишу голова в голову. Все должен был решить последний тур. Причем, если бы в нем обе команды набрали одинаковое количество очков, то рассудить их должен был какой-то странный показатель. Не количество побед, соотношение которых 19:17 было в пользу динамовцев. Не разность забитых мячей, в которой уже преимущество было на стороне армейцев — +45, против +42 у бело-голубых. И даже не очные встречи, перевес по которых опять же был на стороне «Динамо» — 3:1;0:1. Чемпиона должно было определить соотношение забитых и пропущенных мячей, которое высчитывалось путем деления. «Динамо» уже закончило чемпионат с разностью 57 — 15 (соотношение — 3,80). У армейцев перед последним матчем в Сталинграде с «Трактором» было на два очка меньше и разность 56 — 16 (соотношение 3,50). Чтобы опередить соперников, ЦДКА должно было разгромить сталинградских «трактористов» со счетом 5:0, 9:1, 16:2 и так далее… В общем, положение, явно писал какой-то математик, обожающий дроби. Но, как бы там ни было, ЦДКА выиграл, как заказывали – со счетом 5:0. В результате итоговая разность мячей у армейцев 61-16 принесла им соотношение 3,812 и золотые медали в придачу. В футбольных изданиях, описывая этот матч, неизменно превозносят характер армейцев. Рассказывают, как они с большим-большим трудом добились нужного результата, но какой-то осадок от такого чемпионства остался. Конечно, в спорте всякое бывает, однако по большому счету не очень справедливо по отношению к динамовцам, достойно проведших весь сезон, когда судьба их медалей оказалась не у них в руках, а у сталинградского вратаря. Отрази он на удар больше, и чемпион – «Динамо», на удар меньше – чемпион ЦДКА. И вот пять голов в его ворота обеспечили армейцам преимущество в разности аж на 12 тысячных – 0,012. И эта разница стала дистанцией между золотыми и серебряными медалями.

Хорошо, что в 70-м восторжествовал спортивный принцип. Сильнейшего должен был выявить очный поединок, а не калькулятор. И тем самым болельщикам был сделан подарок в виде незабываемых впечатлений. О золотом матче 70-го года вспоминают сейчас и будут помнить еще очень долго. Он вошел в историю не только за счет лихо закрученного сюжета, но, главным образом, за те потрясающие эмоции, которые испытали все, кто его видел.

На мой взгляд, тот матч больше напоминал не театральную драму, а голливудский фильм. Пусть американцы не сильно здорово играют в футбол, зато по части постановок спортивных фильмов им нет равных. У нас раньше тоже что-то получалось. Помню, в детстве с удовольствием смотрел такие картины, как: «Вратарь», «Удар, еще удар», от «Тигров на льду» просто тащился. Однако уже лет 30 ничего достойного внимания или повторного просмотра у нас не выходило. Зато американцы на своей Фабрике грез их выпуск поставили на поток – шлепают и шлепают. И про футбол, и про хоккей, и про баскетбол, и про бейсбол, в общем, про все виды спорта. И здорово у них получается, хотя сценарии большинства этих фильмов пишутся словно под копирку. Кончается же вообще практически всегда один в один – команда хороших парней, загнанная в угол, поставленная, кажется, в безвыходную ситуацию на последних секундах, проявив характер, каким-то чудом вырывает победу. Несмотря на однообразие сюжетных ходов, голливудские умельцы так здорово снимают, что о надуманности происходящего на экране забываешь, просто смотришь и получаешь удовольствие. А что для болельщика главное – посмотреть на любимую команду и получить от ее игры удовольствие. И это удовольствие тем сильнее, чем важнее матч и чем с большим трудом им далась в нем победа.

Вот и ташкентское противостояние ЦСКА и «Динамо», безусловно, доставило удовольствие всем болельщикам, даже вне зависимости от результата и клубных пристрастий. Впрочем, обо все по порядку.

Завязка интриги предстоящего «золотого матча» началась еще в Москве. Специалисты, футболисты, тренеры, журналисты и просто болельщики на разные лады просчитывали шансы команд в грядущем противостоянии. Для точности прогнозов использовались даже умные машины ЭВМ – диковинная вещь по тем временам. Еще одной темой для обсуждений было участие в этом матче лучшего бомбардира армейцев Бориса Копейкина. В последнем матче чемпионата ЦСКА играл с «Нефтчи». В одном из эпизодов встречи бакинец Кулиев, мешая Копейкину прорваться к воротам, схватил его рукой за лицо и попал пальцем в глаз. Борис не стерпел и отмахнулся, за что был удален с поля. Удаление означало автоматический пропуск следующего матча, а следующим оказался «золотой». К счастью для армейцев Валентин Николаев в то время был тренером и ЦСКА и сборной СССР. Ему удалось обосновать, что отсутствие Копейкина на поле лишит его игровой практики и снизит игровую форму, а это негативно может отразиться на сборной Союза. Сборная – это святое и Борису разрешили принять участие в грядущем противостоянии с «Динамо».

Ташкент встретил футболистов жарким солнцем, что было приятно после промозглой декабрьской Москвы. Преддверие матчей проходило с восточным колоритом. Церемония открытия сопровождалась национальной музыкой, армейцев и динамовцев обряжали в халаты и тюбетейки. Возможно, разомлев от ласкового солнца и приема, футболисты первый матч 5 декабря провели без особых эмоций. Сгоняли нулевую ничейку. Говорят, обе команды сильно осторожничали в той игре, но ЦСКА все же был ближе к победам. Однако победителя в футболе определяют не по моментам, а по голам. И на следующий день команды вновь вышли на поле ташкентского стадиона.

Матч ЦСКА – «Динамо». Полный стадион. Мальчишка орет:
— ЦСКА, сделай «Динами»! ЦСКА, сделай «Динаму»!
Сидящий рядом интеллигент не выдерживает и говорит ему:
— Молодой человек, «Динамо» — не склоняется.
— Перед ЦСКА все склоняются!

(Анекдот)

Второй матч получился настоящей феерией. В подлинно голливудском духе. Уже на 11-й минуте армейцы открыли счет. Атака армейцев неожиданно сместилась на правый фланг. Мяч подхватил Истомин и устремился вперед. Защитник динамовцев Зыков не успел за его рывком. Истомин простреливает во вратарскую площадь, Копейкин переправляет мяч по центру ворот, Пильгуй отбивает, но прямо перед собой. Первым на добивании Дударенко. Гол! Счет открыт.

При наличии в рядах армейцев лучшей в СССР, если не всей Европе линии обороны шансов отыграться у динамовцев было немного. За время всего чемпионата Шестернев, Капличный, Истомин, Афонин и Плахетко не позволили ни одной из команд распечатать ворота ЦСКА больше одного раза за матч. Казалось, что динамовцы в лучшем случае могут рассчитывать на ничью и серию пенальти. Но дальше произошло необъяснимое. Динамовское нападение, словно легкая конница, смяла ряды армейских гренадеров защиты. Юрий Пшеничников только разводил руками и доставал мячи из сетки ворот после ударов Жукова на 22-й минуте, Еврюжихина на 24-1 и Маслова на 28-й. Прошло всего семнадцать минут с момента как армейцы открыли счет, а на табло уже красовались цифры 3:1 в пользу «Динамо». Наверное, никто на трибунах и у экранов телевизора не мог понять, почему армейские оборонительные редуты рассыпались в самый ответственный момент. Конечно, в футболе бывает всякое, но такой поворот событий выглядел нелогичным. Что ж, может быть, кем-то свыше был придуман сценарий этого матча. Армейцы выглядели растерянными, а динамовцы на гребне успеха продолжали гнуть свою линию, играя легко и непринужденно. «Динамо» того времени было отличной командой, и не зря она лидировала на протяжении всего чемпионата. Возможно, в ней не было таких ярких звезд, как в ЦСКА, но футболисты подобрались очень мастеровитые. Чего стоил хотя бы Еврюжихин, метеором носящийся по полю, или техничные, не знающие усталости Маслов и Эштреков. Или блестящий вратарь Владимир Пильгуй, преемник легендарного Льва Ивановича в воротах, получивший от мэтра его вратарские перчатки в ходе прощального матча Яшина.

Кстати, за кадром телекамер остался один эпизод, связанный с армейскими вратарями. После третьего, пропущенного Пшеничниковым мяча, Валентин Николаев сказал Астаповскому: «Раздевайся, пойдешь в ворота». Но тот неожиданно возразил: «Не пойду». Валентин Александрович удивился: «Да ты в своем уме? Как это не пойдешь?» Но Астаповский был непреклонен. Не считая себя вправе менять вратаря сборной в столь ответственный момент, он заявил: «Не пойду и все, хоть выгоняйте». Николаев подумал и оставил Пшеничникова в воротах. И правильно сделал, тот больше не пропустил.

Матч плавно катился к динамовскому чемпионству, и с каждой уходящей минутой надежды армейских болельщиков на благоприятный исход таяли. Телекамеры все чаще выхватывали лица динамовского штаба – Константина Бескова, Льва Яшина со скрытым подтекстом, что это будущие триумфаторы. Однако там, на поле уже зрели некие глубинные процессы, которые в конечном итоге и вылились в неожиданную развязку.

Трудно сказать, когда именно в игре произошел новый перелом. По мнению Альберта Шестернева, как это не парадоксально звучит, третий пропущенный мяч помог армейцам взять себя в руки:

— Перед матчем услышал я, что якобы счетно-электронная машина предсказала нам поражение со счетом – 1:2. Когда Дударенко забил первый гол, мне подумалось, что первая часть прогноза сбылась. Вскоре сбылся весь прогноз: динамовцы Жуков, а через две минуты Еврюжихин забили нам два гола. Мы проигрывали, как и утверждала машина – 1:2. Не знаю уж, подействовал на нашу психику этот прогноз или нет, да только не успели мы разобраться, прикрыть динамовцев, как вижу, Эштреков обходит Афонина и пасует Авруцкому. Пытаюсь помешать форварду пробить, но мяч отскакивает к Маслову, и мы снова, в третий раз вынуждены начать с центра. И вот, как это ни странно, после этого гола как-то спокойнее стало: ошибся, значит, электронный счетчик, не все у нас потеряно, можно еще внести перелом в игру.

Те, кто видел этот матч, говорят, что первым завелся у армейцев Юрий Истомин. Он все чаще и чаще, оставляя место в защите, начал идти вперед, продираясь с мячом сквозь частокол динамовских ног. Он буквально летал по бровке, стелился в подкатах, падал, вставал и снова тащил мяч к штрафной противника. Мощный энергетический заряд Истомина передался его партнерам по команде. Они тоже забегали. Вперед пошли даже центральные защитники Шестернев с Капличным, которые обычно к атакам не подключались. Не на шутку завелся и Владимир Федотов. Динамовцы этот важный психологический момент упустили и вскоре поплатились. Федотов, получив пас от Истомина, с линии штрафной нанес красивый, а главное неотразимый удар, и мяч затрепыхался в сетке за спиной у Пильгуя. 3:2.

Шла 71-я минута. У армейцев появился шанс отыграться, и они воспряли духом. Забылась и усталость, и болячки. Копейкин с Дударенко опять начали таранить динамовскую оборону. Поликарпов и Федотов плели кружева на подступах к штрафной площадке, а Истомин продолжал неутомимо барражировать по бровке. У динамовцев глаза разбегались – за кем бежать, кого держать. Из-за этого-то они не уследили за самым опасным из армейцев – Федотовым. Дали ему возможность получить мяч вблизи ворот. А потом в попытке отобрать мяч динамовец Аничкин сфолил против Владимира. Судья Тофик Бахрамов свистнул и указал на 11-метровую отметку. Пенальти. Бить пошел Поликарпов.

Ну как же в таком матче без пенальти. Это же такой выигрышный сюжетный ход. Всеобщее напряжение и миг развязки. Для кого-то радостный, а для кого-то нет. Возьмет мяч Пильгуй, и он — триумфатор на долгие времена. Герой в духе Кандидова из кинофильма «Вратарь». Забьет Поликарпов, героем станет вся его команда, нашедшая в себе силы отыграться в почти безвыходной ситуации. Правда, в уме следовало держать еще и серию пенальти, которая должна была последовать в случае ничейного результата. А в ней нынешний герой вполне мог превратиться в антигероя.

Интриги ситуации и глубинного психологизма добавил любопытный эпизод. Говорят, что перед 11-метровым ударом. К Владимиру Пильгую подошел динамовский игрок Николай Антоневич, который являлся армейским воспитанником, и сообщил куда Поликарпов предпочитает бить. Однако Поликарпов выполнил удар под перекладину без шансов для вратаря. 3:3. Счет сравнялся.

Накал борьбы достиг своего апогея. Казалось бы, футболисты обеих команд после тяжелейшей дистанции чемпионата и второго подряд золотого матча должны еле ноги таскать, но не тут-то было. Никто не хотел уступать, и все отлично понимали, что теперь любая ошибка может стать роковой. Поэтому обе команды начали осторожничать. Но видимо, если уж что предначертано свыше, то так тому и быть. И где-то там, в высших небесных канцеляриях было написано, что Владимир Федотов в этот день должен стать героем. И он им стал. Мяч попал к нему в штрафной площади. Хотя позиция и была не самой удачной, но Владимир не стал мудрить и пробил. Не очень сильно и даже вроде бы неловко, уже падая. При том, что колотушка у Федотова была дай бог каждому, не зря его удар считался одним из самых сильных в Лиге, можно сказать, что именно этот удар у него не получился. Но это уже ровным счетом не имело никакого значения. Мяч полетел по какой-то непонятной траектории, скакнув перед динамовским вратарем, он перелетел через руки распластавшегося на земле Пильгуя и оказался в сетке. Вот как описывают этот вошедший в историю миг непосредственные участники событий.

Владимир Федотов: «А за минуту до конца и произошел тот гол. Вхожу в штрафную и бью в дальний угол. По траектории мяч, скорее всего, в штангу бы попал, но, угодив в одну из многочисленных кочек (газон был явно не самого высшего качества), изменил направление и, перелетев через руки Пильгуя, закатился в сетку».

Владимир Пильгуй: «А вот четвертый гол… Это трагедия для «Динамо». Я прекрасно видел, как пробил Федотов, видел, как летит мяч, ставил руки. Но футбольный снаряд предательски попал в кочку. Знаю, потом ходило много разговоров: была ли она. Заявляю со всей ответственностью – была!»

В оставшееся до окончания матча время динамовцы уже ничего не смогли сделать. Финальный свисток судьи Бахрамова возвестил имя нового чемпиона – команды ЦСКА, которая выступала в тот день в следующем составе: Пшеничников, Истомин, Шестернев, Капличный, Афонин, Уткин (Кузнецов), Долгов (Старков), Копейкин, В.Федотов, Поликарпов, Дударенко. Кадры кинохроники о «золотом» матче, которые сейчас иногда показывают, запечатлели ликование армейцев и радость их наставника Валентина Николаева, расцеловывающего на поле своих игроков.

cska-70

Федотов потом рассказывал, что в аэропорту к нему продрался один из ташкентских болельщиков, который преподнес потрясающий сувенир – ту счастливую кочку, которую он срезал на футбольном поле после завершения матча.

Была ли эта пресловутая кочка или нет уже не столь важно, главное, что она стала красивой легендой, которые так обогащают футбол. Правда, этот матч оброс не только легендами, но и слухами. Один из них озвучил тренер динамовцев Константин Бесков:

— Администратор команды «Пахтакор» после этого матча мне говорил, будто бы какие-то приезжие дельцы, московские картежники, забавы ради (но и ради прибыли) затеяли многотысячное пари со своими ташкентскими коллегами: кто победит в матче 6 декабря?… Те, которые поставили на ЦСКА, проявили больше стараний… В перерыве между таймами прихожу в динамовскую раздевалку, и вдруг ко мне обращаются сразу трое – Маслов, Еврюжихин и Аничкин: «Константин Иванович, давайте не будем производить замены». В моей тренерской практике – первый случай, чтобы игроки подошли с такой просьбой…. «И позвольте мне лично сыграть против Володи Федотова», — просит Маслов…. У меня нет доказательств. Их ни у кого нет. Никого не могу и не стану обвинять.

Справедливости ради надо сказать, что ни журналисты, ни футболисты эту версию не поддержали, хотя она выглядела довольно «жареной».

ЗАСТОЙНЫЕ ГОДЫ

ЦСКА - 1971

1971 год.

После триумфальной победы в чемпионате страны в 1970 году для ЦСКА и его болельщиков на два десятилетия наступил безрадостный застой. А поскольку большая часть этого периода пришлась еще и на застойные годы для страны, то можно сказать, что поклонникам красно-синих приходилось тоскливо вдвойне.

Следующий после чемпионства год 1971-й получился вообще провальным. 12-е место и борьба за выживание в Высшей лиге выглядели малообъяснимо. Так низко ЦСКА еще не опускался в своей истории. Клуб вообще удержался в высшем дивизионе только за счет разности мячей. По 26 очков набрали ЦСКА, ленинградский «Зенит», ростовский СКА и ташкентский «Пахтакор». У ЦСКА оказалась лучшая разница забитых и пропущенных мячей, он занял 12-е место, а «Пахтакора» — худшая, он занял 15-е место и покинул высшую лигу.

Единственно кому из армейцев в этом сезоне можно было ставить памятник за трудовой героизм, так это Альберту Шестерневу. С больным коленом он отыграл все 30 матчей первенства. Ему предлагали прооперироваться, но он все откладывал хирургическую процедуру, поскольку считал своим долгом помочь клубу и сборной. Когда становилось совсем невмоготу, втайне обращался к своей сестре Маргарите, которая трудилась заместителем главврача. В поликлинике у сестры Шестерневу откачивали жидкость из колена и делали тугую перевязку. Он продолжал играть дальше. Когда же после завершения сезона зимой 1972 года Альберт все же лег на операцию, оказалось, что самоотверженность вышла ему боком. Травма колена была им уже настолько запущена, что медики не смогли вернуть Шестернева на футбольное поле.

Без особых достижений прошел дебют армейской команды в еврокубках. Первым соперником ЦСКА в борьбе за Кубок чемпионов стал турецкий «Галатасарай». Клуб известный, хотя и не добивавшийся больших успехов на международной арене. В Стамбуле армейцы разошлись с ним миром – 1:1 (гол забил Борис Копейкин). Зато в Москве они разделали турков в лучших традициях фельдмаршалов Румянцева и Суворова – 3:0. Дважды отличился Дорофеев и еще один мяч провел Оглоблин. Следующим соперником стал добротный европейский клуб – бельгийский «Стандарт». Теперь сначала играли в Москве. На своем поле ЦСКА одержал победу – 1:0. Отличился Копейкин. Но в Бельгии армейцы пропустили два безответных мяча и вылетели из дальнейшего розыгрыша Кубка чемпионов.

Слабая игра армейского клуба в чемпионате страны выглядела просто непонятно, тем более учитывая, что ему удалось сохранить свой чемпионский состав. Единственной серьезной потерей в команде стал переход Валентина Афонина обратно в СКА Ростов-на-Дону. Зато в составе армейцев появились В.Дорофеев и В.Бабенко из тульского «Металлурга», которые по итогам чемпионата попали в число 11 лучших новичков Высшей лиги. Вообще армейские дебютанты в том сезоне произвели хорошее впечатление. Дорофеев забил 6 мячей (больше только лучший бомбардир команды Борис Копейкин – 8). Оглоблин, пришедший из читинского СКА, отметился 4-мя голами. А вот герой предыдущего первенства Владимир Федотов забил всего один гол.

И все же причины слабого выступления армейской команды, конечно же, были объяснимы. У ведущих игроков: Шестернева, Капличного, Федотова пик футбольной карьеры уже миновал. А остальные не были по настоящему классными футболистами. Они могли сыграть здорово за счет волевого настроя, самоотдачи, но после чемпионства настраиваться на каждый матч становилось все труднее. К тому же более половины армейской команды привлекались в сборную СССР, которую тренировал тогда В.Николаев. И эта дополнительная нагрузка не лучшим образом сказывалась на их игре в клубе. Не обошлось, вероятно, и без «звездной болезни». Эйфория от золотых медалей, всеобщей любви и внимания подействовала на многих расслабляюще. Валентин Николаев позднее писал, что для многих его игроков «звездная болезнь» оказалась неизлечимой – появилось зазнайство, безответственность, стали портиться отношения в команде, начались нарушения спортивного режима. Валентин Александрович перепробовал все воспитательные меры к нарушителям и даже обратился к командованию с просьбой разрешить ему отчислить из команды нескольких игроков, но ему не позволили.

Неудачный год омрачился еще и скоропостижной смертью начальника команды полковника Л.Нерушенко. Рано утром его разбудили и сообщили о ЧП – из пансионата ЦСКА сбежал футболист донецкого «Шахтера» и сборной СССР В.Хмельницкий, которого с огромным трудом удалось «забрить» в армию, чтобы включить в состав ЦСКА. Нерушенко отвечал за его пребывание в ЦСКА, поэтому случившееся вызвало у него сердечный приступ.

Согласно одной из футбольных легенд, описанной в книге Игоря Тимашева «Темные пятна», сердечный приступ Нерушенко был вызван побегом не Хмельницкого, а Анатолия Конькова из донецкого «Шахтера». Его в Шереметьеве приняли под белы рученьки два боксера из спортроты, чтобы доставить в расположение армейской команды. Но капитан горняков ну очень не хотел играть за ЦСКА, он вырвался из рук конвоиров, прыгнул в стеклянную стену, головой пробил ее и закричал: «Караул! Убивают!». В международном аэропорту оказались японцы с камерами и фотоаппаратами. Конькова оставили в покое, представители клуба вывели его проходами, вывезли на машине и где-то посередине дороги посадили на поезд в Донецк. Случай приобрел широкую огласку, и министр обороны приказал наказать виновных. Но руководящий призывом полковник Нерушенко наказания не дождался, умер от сердечного приступа.

Впоследствии Анатолий Коньков сменил полосатую футболку «Шахтера» на бело-голубую киевского «Динамо». И выиграл вместе с новым клубом все, что можно в СССР и Кубок кубков в придачу. А история с его призывом еще раз заставляет задуматься о неудачных выступлениях ЦСКА. Насильно мил не будешь. Когда тебя словно в рабство забривают в армию, ложится костьми за армейский клуб, наверное, не очень хочется.

ЦСКА - 1972

1972 год.

В следующем сезоне 1972 года армейцы встрепенулись, долго шли в лидирующей группе и претендовали на награды, но на финише споткнулись о московский «Локомотив». У железнодорожников уже не было стимулов для борьбы, они «сливали» матчи и как писали в справочниках, их команда пребывала в состоянии «грогги». Красно-синие расслабились, посчитав, что сделают «Локомотив» одной левой и жестоко поплатились за это. Поражение от железнодорожников окончательно сломало армейский настрой, в последних шести турах команда набрала лишь три очка и в результате финишировала только на пятом месте.

Утешением армейским болельщикам могло послужить лишь приличное выступление футболистов ЦСКА в сборной СССР, которая в тот год хотя и продула дважды с крупным счетом сборной ФРГ, зато завоевала серебряные медали на чемпионате Европы. В отборочных матчах этого турнира принимали участие пятеро армейцев: Шестернев, Капличный, Истомин, Федотов и Копейкин, а в финальной части – Капличный, Истомин и Копейкин, причем первые двое играли и в матче за первое место с командой ФРГ. Правда, этот матч удовлетворения советским болельщикам не принес, сборная СССР проиграла 0:3. Наши защитники ничего не смогли поделать с «немецкой машиной» и Гердом Мюллером. Хотя и говорят, что в финале судья Маршалл из Австрии откровенно подыгрывал немцам, а Герд Мюллер забил первый мяч в стиле Марадоны, откровенно подыграв себе рукой. Однако серебряные медали чемпионата Европы – все-таки были большим успехом советской команды. Увы, высокое руководство считало иначе. Владимир Капличный потом рассказывал:

— Мы уже и не рады были, что обыграли венгров в полуфинале. Уступи мы им, это нам быстрее простили бы, чем поражение от западных немцев. Да нас чуть в Сибирь не сослали! Никто и не вспомнил, что мы стали вторыми в Европе.

Капличный и Истомин в том же 1972 году поиграли еще и за олимпийскую сборную Союза, став в ее составе бронзовыми призерами Олимпиады в Мюнхене.

Кто бы мог подумать, что пятое место в 1972 году на долгие годы станет лучшим результатом ЦСКА в чемпионатах страны. В 1973 году армейцы оказались лишь 10-ми. Валентина Николаева сняли с должности главного тренера и на его место назначили игравшего в ЦСКА в 60-х Владимира Агапова. Началось медленное, но верное угасание былой славы красно-синих, сопровождаемое тренерской чехардой и безвольной игрой футболистов. Клуб опускался все ниже и ниже. В 1974 году был установлен еще один антирекорд – 13 место в чемпионате страны. Однако еще через год оказалось, что «чертова дюжина» — это и есть законное место ЦСКА в табели о рангах.

«Сборники» ЦСКА уже миновали пик своей футбольной карьеры, и с возрастом их игра отнюдь не прогрессировала. Матч в Дублине 30 октября 1974 года стал последними выступлениями за национальную команду страны Федотова и Капличного. Мало того, что сборная СССР в нем уступила 0:3, так «армейского волкодава» еще удалили с поля. Вот, как Владимир Капличный вспоминал тот эпизод:

— Ирландский защитник начал в полном смысле слова топтать нашего вратаря Пильгуя. Я попытался унять забияку и получил локтем в глаз. Пришлось ответить по-нашенски — апперкотом. Ирландец с копыт. Оба получили по красной карточке.

ЦСКА - 1975

1975 год.

Не от хорошей жизни над ЦСКА начались эксперименты, сопровождаемые волюнтаристскими решениями руководства. Сначала Маршал Советского Союза А.Гречко решил бросить на усиление футбольного клуба хоккейного наставника. Знаменитого Анатолия Тарасова, завоевавшего с хоккейными мастерами все титулы мира, поставили рулить футбольным ЦСКА. Явно надеялись, что известный своей жесткостью Анатолий Владимирович заставит футболистов бегать и рыть носом землю. У Игоря Тимашева любопытно описывается методика нового тренера:

«Анатолий Владимирович Тарасов сразу заявил: «Будем чемпионами!» «Вы уверены в этом?» «Мне поможет мой тридцатилетний друг – хоккей». Тарасов начал с муштры тренерского состава, заставляя помощников являться на работу к 6 утра (до открытия метро). Через месяц он рапортовал замминистра Соколову: «Тренерский состав проверен! Команда к выполнению задачи готова! Могут работать по 16 часов в сутки».

С муштрой игроков дело обстояло хуже. К несчастью, авторитет великого хоккейного тренера заставил умолкнуть даже опытных футбольных методистов. Хоккей гораздо ближе футбола к циклическим видам спорта, где мышцы выполняют строго определенную функцию. Даже передача в хоккее выполняется жестко и не требует такового универсализма мышечного аппарата. Сейчас кажутся невероятными комбинированные упражнения, предлагаемые Тарасовым перед матчами. Например, игрок вел мяч со штангой на плечах, бил по воротам, одновременно кто-то выбегал ему наперерез. Неудивительно, что монолиты, выходящие на поле не чувствовали ни короткого, ни длинного паса. Мысль, что важен стиль подхода, а не специфика вида, оказалась иллюзией».

А лучшей иллюстрацией, как к тарасовской методике относились сами футболисты, служит байка, рассказанная Борисом Копейкиным:

— В мае 1975 года в седьмом туре поехали мы играть в Ташкент. Тренировавший тогда ЦСКА Тарасов с нами не полетел. Он тяжело переносил полеты, а тут еще и жара, духота. В общем, вместо него с нами отправился второй тренер Валентин Бубукин.

Надо сказать, Тарасов как тренер был весьма своеобразен. Например, он не признавал пас назад или поперек поля. Только вперед! И если во время тренировки кто-то отдавал передачу поперек, он останавливал занятие и заставлял всех кувыркаться. А как играть в футбол без этих передач? Никак. Поэтому и игры у нашей команды особой не было. И вот на установке перед матчем с «Пахтакором» Бубукин нам говорит:

– Забудьте все, что вам говорил Тарасов. Играйте и назад, и вбок. Играйте как вам удобней.

Мы «Пахтакор» на радостях 3:0 и прибили. Я хет-трик сделал, и так получилось, что с пятью мячами вышел в лучшие бомбардиры чемпионата. Прилетаем в Москву, выходим на тренировку. Подходит ко мне Тарасов, поздравил, даже поцеловал и говорит:

– Что забил – молодец, но теперь к тебе будет пристальное внимание. Защитники с тобой играть станут жестче, поэтому и работать на тренировках надо больше.

– Понимаю, Анатолий Владимирович. Буду работать больше.

Ну а что еще ответишь? Заканчивается тренировка, все по два завершающих круга пробежали и в раздевалку. А мне Тарасов говорит:

– Вам, молодой человек, еще пятьдесят рывков по тридцать метров.

Он любил такие задания давать: пятьдесят рывков, сто рывков. На следующей тренировке то же самое. Вся команда в раздевалку, а мне еще десять кругов по стадиону. Ребята надо мной уже смеются:

– Работай, бомбардир!

Уже и голам своим не рад. И так продолжалось, пока Блохин меня не обогнал. Тогда только Тарасов меня в покое оставил».

Справедливости ради надо сказать, что тарасовская методика, возможно, помогла все же Борису Копейкину вновь вспомнить о своем бомбардирском мастерстве. В 1975 году он вновь вышел на приличный результат – 13 мячей в ворота соперников, хотя в предыдущем сезоне он забил всего 4 гола, а еще годом раньше – ни одного.

Анатолий Владимирович не был большим футбольным специалистом, но тренером был огромного масштаба. И его непродолжительная карьера в футбольном клубе ЦСКА все же оставила памяти игроков большой след. У кого-то не очень приятный, а другие, наоборот, отзываются о тренере Тарасове хорошо. Например, вратарь Владимир Астаповский, который сказал в одном из интервью:

— Лучшим в памяти остался сезон-75. Потому что проработал я его с Анатолием Владимировичем Тарасовым — человеком, которому обязан всем. Знаете, с чего началась наша работа с Тарасовым? С того, что он мне заявил: «Ты — не вратарь!» А мне ведь уже 28 было — не мальчик. Не знал, как и реагировать. Думал, отчислит. Он, кстати, при мне второму тренеру, Бубукину, однажды так и сказал: «Вот этого чтобы я больше не видел!» А знаете, что было в конце сезона? Приезжает он на базу в Архангельское — и ко мне: «Прости, Володя». — «Да за что, Анатолий Владимирович?» — «Не дали тебе лучшего вратаря, прости, не отстоял я тебя». — «Господь с вами, за что же вам извиняться-то?» И тут он взорвался: «Да ты сам-то понимаешь, что ты лучший? Лучший, ясно?»

— А говорят, Тарасов бывал жесток, ломал людей, подавлял…- заметил корреспондент.

— И меня ломал, да не сломал. И кроме пользы, ничего от этого не было. Когда он мне сказал, что я не вратарь, я его спросил: а кто же вратарь? Владик, говорит, Третьяк — вот это вратарь. Он у меня на тренировках по три шайбы сразу ловил. Пытаюсь ему втолковать: мол, то шайбы, а то мячи, то хоккейные воротца, а то футбольные воротища. А он знай свое: будешь ловить по три мяча или до свидания! И что вы думаете? Ловил. И по три, и по четыре. И спал с мячами — тоже он велел. И на стену с разгона взбегал, да так, что он поражался: «У меня Валерка Харламов пять шагов по стенке делал, а ты шесть!» И падать он меня заставлял — в грязь, на бетон, на песок с галькой, — чтобы страх отбить. Тренируемся в Сирии, на жутком поле — ни травинки, сплошные камни. Мне, конечно, ломаться зря неохота, а он подходит: «Ты что, Володя? Смотри, поле-то какое, как на «Уэмбли», — травка мягкая, падать одно удовольствие. Понял меня?» — «Понял, Анатолий Владимирович, как скажете». У него вообще принцип был: надо — значит, надо, никакие оправдания не принимаются. Даже те, что казались бесспорными. Заявляет мне, например: ты пенальти брать не умеешь. Я ему начинаю объяснять: мол, так и так, научно доказано, что мяч при ударе летит быстрее, чем способен на такой дистанции среагировать человеческий мозг… А он и слушать не желает. Должен брать — значит, будешь!

Теплые воспоминания о Тарасове сохранились и у капитана ЦСКА 70-х Владимира Капличного. В интервью корреспонденту «СЭ» Эдуарду Липовецкому он говорил об Анатолии Владимировиче:

— Мы с ним дружили, несмотря на разницу в возрасте. С вдовой Тарасова — Ниной Григорьевной до сих пор перезваниваюсь. Батя видел во мне человека, схожего по духу с его хоккейными звездами. Я был близко знаком со многими из них — с Петровым, Харламовым… А первая встреча с Тарасовым у меня состоялась в 75-м, когда ему неожиданно предложили принять футбольную команду ЦСКА. Отдыхал я тогда на Клязьме с женой. На свободе многие из нас втихаря покуривали. Вдруг откуда ни возьмись Тарасов: «Значит, капитан, ты куришь?» «Так, иногда…» — начал я оправдываться. А он, не повышая голоса: «50 рублей будешь платить в кассу — и кури сколько хочешь». Ой, что Тарасов творил со мной на тренировках! И все же у него в футболе не получилось. Нельзя автоматически перенести законы хоккея на газон.

 И жена Тарасова — Нина Григорьевна говорит, что тяжелая наука побеждать в трактовке Анатолия Владимировича была оценена футболистами, а неудачное выступление команды крылось в другом:

    — В хоккее еще такого не было, чтоб кто-то игру продал, а в футболе уже начиналось. Когда Анатолий Владимирович с этим столкнулся, он просто растерялся. Но тренировки проводил настолько интересно, что многие футболисты мне даже после смерти его звонили, по-доброму вспоминали.

В середине 70-х стал очевиден процесс смены поколений в ЦСКА. Сезон 1975 года оказался последним для двух самых ярких личностей в футбольном клубе ЦСКА – двух Владимиров: Федотова и Капличного. Бросать таких заслуженных людей на произвол судьбы было не гоже, и Министерство обороны направило их в высшую школу тренеров. Группа у начинающих тренеров подобралась достойная, вместе с ними учились Малофеев, Асатиани, Садырин, Логофет. Но вообще-то суровые армейские порядки накладывали отпечаток и на футбольный клуб ЦСКА. С людьми в нем особо не церемонились. И набор в команду происходил в духе жесткой принудиловки.

Тарасов еще более акцентировал практику ЦСКА по принудительному набору игроков в команду путем призыва в армию. При нем в армейскую команду набрали целую группу уже сложившихся игроков и даже двух «звезд» отечественного футбола, двух капитанов своих прежних клубов – Вадима Никонова из «Торпедо» и Сергея Ольшанского из «Спартака». И хотя лучшие футбольные годы у этих «звезд» были уже позади, но оба они были потенциально сильными футболистами. Однако ни тот, ни другой в 1975 году в составе армейского клуба так и не появились. Особенно непонятной получилась ситуация с Ольшанским. Можно только предполагать, что Тарасов решил сделать так, чтобы выступление за ЦСКА стало для него не повинностью, а горячим желанием. Этакий воспитательный эксперимент для усмирения гордыни. Понятно, что в «Спартаке» Сергею игралось лучше, в этом клубе он состоялся как игрок и, будучи «спартаковцем», провел полтора десятка матчей за сборную СССР, даже принял участие в сборной мира в прощальном матче Гарринчи. Но продолжить карьеру в «Спартаке» Ольшанскому не дали. В предельном для призыва возрасте – в 27 лет его загребли таки в армию. Об этом периоде Сергей Петрович ныне рассказывает так:

— Мой переход был обусловлен скорее политическими причинами, нежели спортивными. Мне было 27 лет, по закону, как известно, все молодые люди должны были отслужить в армии. Как сейчас помню: 23 мая 1975 года я был капитаном олимпийской сборной СССР в матче против Югославии, а 25-го уже в Петропавловске-Камчатском в воинской части дрова рубил… Лишь через некоторое время не без помощи высшего руководства страны получил возможность выходить на поле в составе хабаровского СКА. В конце года удалось решить вопрос о переходе в ЦСКА. Так что на тот момент я уже был только рад подобному развитию событий.

Так вот красиво Анатолий Владимирович умел прививать любовь к ЦСКА. Не хочет человек к нам переходить, так мы его сошлем в тьмутаракань, чтобы сам попросился. Надо отдать должное Ольшанскому — несколько сезонов в ЦСКА он отыграл на совесть, выходя на поле почти в каждом матче. Причем, три года был капитаном команды. И после ухода из большого спорта с армией отношения не порвал, дослужился до полковника.

Ольшанский и Никонов были не единственными звездами на армейском небосклоне. Практически все 70-е руководство команды безуспешно пыталось укрепить середину поля. В игре ЦСКА явно не хватало хорошего распасовщика, по нынешнему – плеймейкера. А потому игра армейцев временами смотрелась дубоватой. Вроде в самоотдаче футболистов упрекнуть нельзя – бегают, борются, а толку мало. Вот и хотели найти такого игрока, который бы сумел вдохнуть мысль в действия команды. Но после Владимира Федотова с этой ролью никто не мог справиться. В 1974 году на роль плеймейкера взяли бывшего спартаковца Виктора Папаева. Игрока известного и умного. Потом диспетчерские функции возложили на Вадима Никонова. Пробовали на эту роль еще нескольких футболистов, но никто ярко себя на позиции разыгрывающего так и не проявил.

 

Но вот кто по настоящему «выстрелил» из тарасовского призыва, так это Юрий Чесноков, привлеченный из «Локомотива». После ухода Бориса Копейкина он стал главным забивалой в ЦСКА. Но и его появление в армейском клубе тоже напоминает детектив. Вот как выглядит эта история в изложении бывшего тренера ЦСКА Николая Маношина:

— Молодежка должна была прилететь из Индонезии в Шереметьево. Идет заседание в военкомате. Разговоры: «В аэропорту трогать не будем. Возьмем в автобусе — по дороге автобус остановим, входим, берем…» Я говорю: «Это за иногородними, кого некому встречать, комитет физкультуры присылает автобус. А за москвичами команды присылают персональные машины. За Чесноковым может приехать даже машина Бещева — министра путей сообщения!» Приуныли: «Что делать?» Продолжаю: «Потом неизвестно, куда он поедет. У него две квартиры – старая, и «Локомотив» недавно дал в новом районе». Генерал: «Послать наряды на старую и на новую квартиры! Одни — наверху, другие внизу»… Я продолжаю: «Но могут еще увезти и на базу в Баковку!» Генерал: «В Баковку — наряд!» Я: «Есть еще вариант: отправят отдыхать сразу на базу в Хосту». Генерал: «Связаться с Хостой! Все оцепить! А к вам (это мне), товарищ подполковник, просьба — езжайте в Шереметьево, проинструктируйте военкома». Приехал я, проинструктировал: тут наряд поставить, там, около ресторана, около запасного выхода… Но все равно потеряли они Юрку. Ребята прилетели с экватора в цветастых рубашечках. А в аэропорту одели зимние вещи – не различишь. Поймали только на эстакаде, над кольцевой. Военные окружили машину с Чесноковым, вручили повестку и заставили расписаться….

chesnokov_01

Сам Юрий Чесноков потом рассказывал, что в аэропорт за ним приехал на «Волге» начальник Московской железной дороги. По дороге из аэропорта их машину остановил сотрудник ГАИ. В этот момент к «Волге» со словами «В вашей машине скрывается призывник Чесноков» подошел представитель ЦСКА и вручил Юрию повестку. Перед этим руководство московского «Локомотива» усиленно пыталось «отмазать» своего лучшего бомбардира от армии и даже оформило его студентом Московского института инженеров транспорта, однако Министерство обороны оказалось влиятельнее Министерства путей сообщения. Понятно, что после такого призыва в ЦСКА Чесноков приехал в расположение этой команды не в самом лучшем расположении духа. Но его эмоции тут же пресек тренер Анатолий Тарасов, который заявил:

— Вам известно, молодой человек, за какие мы боремся цели? Вот именно, за высшие. И вы должны быть счастливы, что призваны помогать их осуществлению.

Через десять минут Чесноков уже стал членом ВЛКСМ и военнослужащим. Причем оказалось, что армия приняла его под свою сень не на два года, а на десять с лишним. О том, как это получилось, Юрий рассказывает так:

— После последней игры сезона меня вызвал к себе Тарасов и предложил на выбор — либо я подписываюсь на офицера и отправляюсь в заслуженный отпуск на сорок суток, либо он сошлет меня далеко-далеко. Что это означало, я хорошо представлял по письмам ранее уже «сосланных» Вадима Никонова и Сергея Ольшанского. После обсуждения с женой Ириной решил «подписываться». И мне буквально тут же присвоили звание младшего лейтенанта. Без образования. Без ничего. Но тогда это было в порядке вещей.

ЦСКА - 1976

Главные тренеры в ЦСКА менялись практически каждый год. На смену Анатолию Тарасову пришел Алексей Мамыкин, его сменил Всеволод Бобров. Боброва сняли за 6-е место в чемпионате. Вместо него с подачи руководства Спорткомитета СССР назначили Олега Базилевича, соратника Лобановского по киевскому «Динамо». Начал Базилевич неплохо – вывел команду на 5-е место. Но зато спустя два года позволил ей опуститься на 15-е, тем самым установив с клубом новый антирекорд.

Каждый новый наставник обещал возродить былые великие традиции армейского клуба и, как правило, начинал со смены состава. Тем более, что благодаря могучим призывным возможностям советской армии футболистов можно было набирать бесплатно и без их согласия.

По словам начальника и тренера ЦСКА Николая Маношина, на сборы вывозилось по 50 — 60 человек. Причем дело доходило до абсурда. Центральный спортивный клуб армии с большой осторожностью брал игроков из региональных СКА, поскольку курировали эти клубы командующие округов — потенциальные министры обороны. Генералы требовали, чтобы их любимчики непременно играли в основе. Такую гарантию им, естественно, никто дать не мог. Поэтому большинство новых игроков представляли гражданские команды.

Понятно, что у большинства ребят была одна мысль – «отмантулить» в ЦСКА положенные два года и с чистой совестью вернуться в свой родной клуб. Редко кто из насильно призванных прирастал к ЦСКА сердцем. Хотя бывали и такие. Достаточно вспомнить Владимира Пономарева, знаменитого армейского защитника эпохи 60-х, бронзового призера чемпионата мира в Англии.  

Наряду с тренерской чехардой отсутствовала стабильность и среди игроков. Состав постоянно тасовался, словно карты в колоде. Владимир Федотов как-то заметил, что за годы выступления в ЦСКА рядом с ним сменилось, чуть ли не полсотни нападающих. Он сказал, что однажды, выйдя на поле, вдруг поймал себя на мысли, что не знает имен половины игроков команды. И это не удивительно. Каждый сезон в клубе появлялась куча новобранцев, с которыми связывались серьезные надежды. Но эти надежды обычно быстро таяли. Хотя надо сказать, что в ЦСКА приходило в тот период немало очень приличных футболистов, поигравших в различных сборных страны. Только вот, оказавшись в ЦСКА, они как-то очень быстро опускались до среднего уровня. Помнится, очень многого ждали от Леонида Назаренко, пришедшего из ростовского СКА. На тот момент он запомнился своими яркими выступлениями за олимпийскую сборную. Играя за ЦСКА, Назаренко забил в чемпионате страны 15 мячей, причем один из них потрясающий по красоте – метров с 30-ти в девятку. Но в целом играл явно ниже своих возможностей.

Наряду со сложившимися футболистами каждый год в команду набирали много молодежи. Некоторые из молодых игроков подавали большие надежды, но карьера в армейском клубе у них как-то не сложилась. Так, в 1975 в юношах «выстрелил» Павел Коваль. Он не только привел ЦСКА к победе в юношеском чемпионате СССР, но стал лучшим бомбардиром этого турнира и был признан лучшим нападающим. В этом же году он дебютировал во взрослой команде ЦСКА, и как дебютировал! В 8 появлениях на поле отметился тремя голами и заслужил почетное звание специалиста по киевскому «Динамо». Кроме того, что в юношеском чемпионате Павел в Киеве забил решающий мяч динамовским сверстникам, завоевавшим серебряные медали, так он в течение двух дней дважды поражал ворота чемпионов страны. Сначала забил дублю киевлян, а потом и их главной команде. В общем, дебют получился весьма впечатляющим. А в 1976 году Павел стал чемпионом Европы среди юношей. Но в большом, во взрослом футболе Павел Коваль по большому счету так и не раскрылся. В основном составе ЦСКА он провел всего 24 матча, забил 4 мяча. Увы, из молодой звездочки не всегда вырастает звезда. И в случае с Ковалем очень жаль, что именно из него футбольной звезды не получилось.

Также большие надежды связывали с молодым защитником Никитой Высоких. В 1974 году он вошел в число лучших дебютантов сезона. Входил в молодежную сборную СССР и выиграл с ней в 1976 чемпионат Европы. С хорошими данными был игрок. Но тоже так до конца и не раскрылся. Говорят, тренера не слушался.

Полузащитники – Виталий Дорофеев и Вильгельм Теллингер дебютировали не столь ярко, но тоже быстро обратили на себя внимание и считались весьма перспективными.

Теллингер, подстать красивой фамилии на поле иногда выкидывал артистические номера. Один из них врезался мне в память. ЦСКА приехал в Свердловск на товарищеский матч с «Уралмашем», игравшим тогда во второй лиге. И это было первое мое лицезрение любимой армейской команды живьем. В ходе матча случился такой эпизод. Два мощных уралмашевских защитника зажали Теллингера с мячом у бровки. Неожиданно тот выключился из игры и принялся подтягивать гетры, сначала на одной ноге, потом на другой. Защитники стояли и добросовестно ждали, нока он закончит гардероб. А Вильгельм вдруг прокинул мяч мимо них и резко устремился вперед. Трибуны оценили военную хитрость армейца и разразились смехом. Кстати, тот матч армейцы проиграли «Уралмашу» 0:2. Начинал Вильгельм Теллингер свою карьеру в ЦСКА тоже красиво. После первого же сезона 1972 года его называли лучшим дебютантом высшей лиги. Но потом его игра как-то поблекла. Возможно, не хватало бойцовских качеств.

Дорофеев статью напоминал Бориса Копейкина, такой же мощный, таранный, пробивной. Забивал он, конечно поменьше форварда Копейкина, зато побольше Вильгельма, партнера по полузащите. Тот в условиях жесткой опеки, малость сникал, а Виталий несмотря ни на что, пер напролом.

В середине десятилетия у вратаря Владимира Астаповского появился хороший дублер – Виктор Радаев, чемпион Европы 1976 года среди молодежных команд. Его появление в армейском клубе вызывало у меня дополнительный интерес в связи с тем, что он был свой, «уралмашевский». Однако Астаповский своей стабильной игрой не дал возможности Радаеву проявить себя в ЦСКА. Что поделаешь, это обычная судьба вратарей-дублеров.

Немного поиграл в армейском коллективе защитник Юрий Саух, пришедший из Ростова-на-Дону. Яркого следа не оставил, но играл неплохо, привлекался в национальную сборную.

ЦСКА - 1977

Основу команды с уходом футболистов, выигравших в 70-м «золото», преимущественно составляли добротные игроки, которые хотя и не добивались больших побед, но пахали на поле честно. Из тех, кто оставил заметный след в ЦСКА 70-х можно вспомнить: В.Бабенко, В.Дорофеева, А.Колповского, В.Швецова, Н.Худиева, А.Андрющенко и других.

Но из по-настоящему ярких игроков можно выделить только троих: Владимира Астаповского, Александра Тарханова и Юрия Чеснокова.

Астаповский

Вратарь Астаповский – это было наше все. Когда команда проваливалась в защите, выпуская противника на убойную позицию, Владимир проявлял себя во всей своей красе. То, что можно было вытащить, он брал. Не зря, несмотря на откровенно слабое выступление команды в середине 70-х именно Астаповский был признан лучшим футболистом СССР 1976 года. Конечно, завоеванию этого титула способствовала блестящая игра Владимира на олимпийском турнире в Монреале, где он был признан лучшим футболистом, а сборная СССР завоевала бронзовые медали.

Увы, в послефутбольной жизни Астаповскому пришлось хлебнуть немало трудностей. Но он боролся с ними так же мужественно, как играл. А играл он порой в ЦСКА один за всех. Не случайно самым удачным своим матчем он считает поединок с киевским «Динамо» в 1975 году, который красно-синие продули 0:3. Но, если бы не мастерство Владимира в воротах армейской команды побывало бы не 3 мяча, а гораздо больше.

Не так давно в одной из газет было напечатано интервью с Астаповским. И в нем я обратил внимание на некий осадок, который остался у прославленного голкипера после выступлений за свой клуб. Может быть, отчасти поэтому после завершения футбольной карьеры, он работал не в ЦСКА, а в «Спартаке» и играл за ветеранов не армейской команды, а динамовской. Но, самым поразительным в том интервью стало откровение Владимира Александровича о том, как партнеры по команде обращались к нему с просьбами «слить» матч сопернику:

— Бывало, конечно. Но как на духу говорю: ни разу не согласился. Обычно отвечал: не знаю ничего, ребята, есть капитан — к нему и обращайтесь. Однажды, правда, был грех, признаюсь: пропустил. Но бескорыстно! Играли неважно с кем, и вот защита моя одну атаку пропускает, другую. Соперники творят что хотят, а я пластаюсь в воротах и тащу все, что в меня летит. И так почти весь матч, пока, наконец, не подбегает ко мне один из наших: «Володь, да ты че, пропустить не можешь? Ну надо, пойми, всех же подводишь!» Они там, оказывается, договорились, а мне не сказали! Плюнул — и пропустил. Грамотно, конечно, чтобы комар носа не подточил. Денег требовать не стал. Правда, приезжаю после игры в гостиницу — в номере стол накрыт. Да зачем он мне — что я, за дармовое угощение мараться буду?

И это откровение Астаповского лично для меня кое-что прояснило. Для согнанных из-под палки в ЦСКА игроков честь клуба представляла собой не более чем высокопарное понятие. Они не рвались в эту команду, не мечтали о ней бессонными ночами. А потому, попадая в нее, не стремились ломать ноги во имя ее славы. С ними обращались, как с безвольными винтиками в большой машине, и они не считали зазорным продать игру. Вот и получалось, что команда плелась в хвосте турнирной таблицы, полевые игроки нехотя катали мяч в центре поля и берегли здоровье, а за всю команду отдувался только бескомпромиссный страж ворот Астаповский.

Чесноков пришел в армейскую команду из «Локомотива» уже сложившимся игроком. И быстро стал одним из лидеров ЦСКА. Обладая хорошим ударом, наколотил немало мячей, постоянно значился в числе лучших бомбардиров команды. Да и в сборной страны оставил след – провел 13 матчей, забил 5 мячей. Увы, судьба его сложилась несчастливо. Пришлось ему узнать почем фунт лиха на зоне, а жизнь он, говорят, закончил в должности грузчика винного магазина.

tarkhanov_02

Тарханов был настоящим мотором команды. Настоящий лидер. С 1980 по 1984 год был капитаном команды. И кстати, еще ее парторгом. Сам забивал частенько, но главное мог в нужный момент завести команду, повести ее за собой. И бегал как двужильный, и игру хорошо читал, умом бог его не обделил.

Тарханов и Чесноков стали лицом команды и в начале 80-х.

ЗАБЫТЫЕ 80-е

ЦСКА - 1983

1983 год.

Казалось бы, странно, я лучше помню команду ЦСКА 70-х, нежели 80-х. Хотя, если подумать, то ничего удивительного в этом нет. В 80-х футбольная команда ЦСКА деградировала до того, что дважды опустилась в первую лигу. На несколько лет ее уделом стали матчи не с грандами отечественного футбола, а борьба с разными «Зарями», «Звездами», «Металлургами» и «Колосами». Любопытно, что главным соперником ЦСКА постоянно становилась команда «Гурия» из Ланчхути.

Но, пожалуй, самое плохое во временном отсутствии ЦСКА в элите отечественного футбола, заключалось в том, что армейская команда лишилась большого количества своих болельщиков. Немосквичам, болеющим за ЦСКА, телевидение периодически давало возможность лицезреть любимую команду. А поскольку трансляций матчей первой лиги у нас по центральным каналам не бывает, то армейский клуб на несколько лет пропал из поля зрения многих его поклонников. А тут еще перестройка, гласность… В общем, жизнь то и дело била ключом по голове, так что людям на самом деле стало не до футбола. ЦСКА где-то с кем-то играл, забивал, пропускал, но его успехи и поражения волновали все меньшее и меньшее количество людей.

А начинались 80-е для ЦСКА довольно неплохо, хотя и не так феерически, как 70-е. В 1980-м году армейцы смогли вскарабкаться аж на 5-е место в турнирной таблице. Столь высоко они не поднимались с 1972 года. Привел ее к этому относительному успеху Олег Базилевич – соратник Валерия Лобановского. Болельщики в тайне мечтали, что фарт киевского «Динамо» передастся с приходом Базилевича и ЦСКА. Ну, или, по крайней мере, что система Лобановского, которую исповедовал и его соратник, окажется для армейской команды волшебной панацеей. Но то, что было хорошо для Киева не очень подошло для Москвы. И, тем не менее, многие футболисты ЦСКА о Базилевиче до сих пор отзываются хорошо. Например, Александр Тарханов. Он говорит, что для своей будущей тренерской деятельности почерпнул от Базилевича очень много.

Команда на рубеже десятилетий у армейцев подобралась, пусть не выдающаяся, но приличная. Появилась стабильность в «основе», где ведущие роли исполняли Александр Тарханов, Юрий Чесноков, Валерий Глушаков и интересный техничный полузащитник Юрий Аджем. Место в воротах все чаще занимал дублер Астаповского – Валерий Новиков, чемпион Европы 1980 года в составе молодежной сборной СССР. Впоследствии он стал достойным преемником Владимира Астаповского в «калитке» армейского клуба, провел за ЦСКА 246 матчей и призывался под знамена сборной СССР. В нападении появился весьма перспективный игрок Виктор Колядко с хорошим ударом и умением играть на опережение. Не хватало ему пробивной мощи, чтобы продавливать защиту соперника, но надежды на его прогресс имелись. На остальных позициях стабильно выступали В.Швецов, В.Букиевкий и Г.Штромбергер.

khidiyatullin_06

В 1981 году в составе ЦСКА появилась еще одна «звезда» советского футбола – защитник «Спартака» и сборной СССР Вагиз Хидиятуллин. Причем появился весьма неожиданно. Его не призывали насильно в армию, Он сам добровольно вызвался надеть погоны. Об этом эпизоде Хидиятуллин в интервью корреспонденту «СЭ» А.Щукину рассказывал о причине ухода из «Спартака» так:

— Конфликт с Бесковым, который обвинил меня во всех грехах. Последней каплей стало подозрение, будто я продал игру «Карпатам». Я учился в институте, от призыва был закрыт. Но написал заявление: «Хочу служить в рядах Советской армии», — и через сутки уже принимал присягу. Со временем понял, что совершил ошибку. Вся страна недоумевала: «Как же так, Вагиз? В чем дело?» Бесков, человек более опытный, умудренный, мог бы при желании подобрать ко мне ключики. Однако не захотел — тоже характер. Пошел на принцип — убрал меня из сборной: «Он и ее интересы предаст, как интересы «Спартака».

В том же интервью Вагиз привел очень показательный пример воспитания армейских футболистов после проигранного матча «Спартаку»:

— Встретились в самом конце первого круга. Я против бывших одноклубников жилы рвал и уже к перерыву спекся. Тут Юра Гаврилов нам парочку пульнул. 0:3 проиграли. В раздевалку генерал пришел: «Я вам покажу, как надо играть. Завтра — сбор, форма — военная. Поедете на полигон». Привезли нас, переодели, в окопы посадили, дали гранаты деревянные. Танки запустили. Скажу вам, это что-то, когда над тобой такая махина проходит! Кидаем вдогонку болванки, кто-то кричит: «Получай, «Спартак»!» Потом Базилевич загнал на неделю в Архангельское. В общем, в начале второго круга победили «Спартак» без проблем — 2:0. Но игры у ЦСКА все равно не было.

То, что игры у ЦСКА не было, не смотря ни на какие взбучки и нахлобучки, это совершенно точно. Это сейчас понятно, что многие из армейцев играли из-под палки, только себя мучили и зрителей. Однако футбол не прощает наплевательского к себе отношения. Понятным было желание «насильно забритых» перекантоваться в ЦСКА два года на время армейской службы, а потом вернуться в родной клуб и показать себя во всей красе. Но не тут-то было. Практически никто из «отслуживших» в ЦСКА в 70-80-х не смог проявить себя ни в родном, ни в каком другом клубе. Видимо 18-20 лет – период армейской службы являются определяющими для формирования характера футболиста. Начиная в этом возрасте «кантоваться» в армейской команде, они потом «кантуются» и в других клубах на протяжении всей своей футбольной карьеры. Примеры, когда после ЦСКА футболисты ярко проявляли себя, единичны и являются скорее исключением из правил.

Одним из таких исключений стал Вагиз Хидиятуллин. Вот только он-то в ЦСКА не «кантовался», а так же точно сражался не жалея себя, как в «Спартаке» и в сборной. Вот только партнеры в армейской команде его поддерживали слабо, оттого, может быть, игра Вагиза в составе красно-синих особо не впечатляла. Когда вся команда играет спустя рукава, то и «один в поле не воин».

Хидиятуллин так и не стал по-настоящему армейским игроком. Отыграв за ЦСКА сезон, он начал планировать возвращение в «Спартак». Однако этому сначала помешала нелепая травма, полученная в сборной, а потом настоящая служба в армии. Об этом периоде своей жизни Хидиятуллин рассказывал так:

— Лежу после операции, отхожу от наркоза. А я руководство ЦСКА предупреждал, что после сезона вернусь в «Спартак». Заходят в палату: «Звание присвоим, пенсия будет — ты теперь калека». У меня голова в тумане — подписываюсь на офицера. Через месяц потихоньку начал бегать, смотрю — колено-то разрабатывается. Прошу: «Верните бумагу». А мне: «Назад дороги нет, ты – лейтенант». – «Видел я ваш ЦСКА там-то и там-то». Они поняли — не выйдет ничего. И решили карьеру мне сломать: «Выбирай — Прикарпатский военный округ или Северокавказский?». Выбрал Северокавказский. Меня тут же отправляют в Прикарпатский, во Львов. Возвращаюсь во Львов, сообщаю тренеру «Карпат» Самарину: «Так и так, ухожу». «Не делай этого! — убеждает. — Тебя Беликов на Кушку сошлет». Все же написал я заявление. Пошли к генерал-лейтенанту Беликову, который раньше был командующим Северокавказским округом и любил меня без памяти. Протягиваю заявление, Беликов читает, становится пунцовым. Пишет резолюцию: «Отправить в 8-ю танковую армию в город Новгород-Волынский Житомирской области». И стал я командиром мотострелкового взвода. … Год танки водил!

Служба в танковых войсках не отбила у Хидиятуллина желания играть в футбол. Вскоре он вернулся в «Спартак» и вновь отвоевал свое место в сборной. В 1987 году вместе с красно-белыми завоевал золотые медали чемпионата СССР, а в следующем году со сборной – серебряные медали на чемпионате Европы. Потом шесть сезонов отыграл во Франции, из них три за известный клуб «Тулуза».

Благодаря пятому месту в сезоне 1980 года ЦСКА удалось стать участником еврокубков. Спустя 10 лет. Повторная попытка заявить о себе в Европе опять закончилась неудачей. Но с высоты сегодняшних лет выглядит закономерной. В 1/32 кубка УЕФА армейцам достался в соперники клуб «Штурм» из австрийского города Грац. Нормальная команда с неплохой выучкой. В гостях армейцы уступили австрийцам с минимальным счетом – 1:0. И все должно было решиться в Москве.

Футболисты ЦСКА вышли на игру с хорошим настроем и сразу же осадили половину поля соперников. В первом тайме Чесноков фирменным плотным ударом с линии штрафной пробил в притирку со стойкой ворот, и мяч оказался в сетке. Счет по сумме двух встреч сравнялся, и появилась надежда на общий успех. Но «Штурм» вскоре продемонстрировал свою хорошую школу. Нападающий австрийцев получил мяч на углу штрафной площади и, не сближаясь с вратарем, пробил в нижний угол. Астаповский вытянулся в струнку, но достать мяч не смог. Тот, как шар в бильярде, прочертил траекторию и юркнул точнехонько в уголок. Во втором тайме австрийцы закрылись, а армейцы азартно, но малость бестолково наращивали давление. Тарханов постоянно увлекал команду за собой будто командир в атаку. Наконец, он в сутолоке у ворот первым оказался у мяча и отправил его в сетку. Для выхода в следующий круг нужен был еще один гол, но болельщики москвичей его так и не дождались.

Ныне, вспоминая тот матч, я думаю, что все получилось по делу. Сколько уж раз наши клубы оступались в еврокубках, вроде бы имея игровое преимущество. Соперник проводил как по нотам одну комбинацию, забивал и уходил в защиту, а наши ничего не могли с ним поделать. Вся надежда в еврокубках на лидеров. Средние игроки мало что решают, а потому забивают обычно те, кто отличается повышенным мастерством. Так получилось и тогда, в 1981 году. Забили «Штурму» Чесноков и Тарханов. А другим это оказалось не под силу.

На следующий год после пятого места команда под руководством Базилевича опустилась на 6-е, а потом, в 1982 и вовсе скатилась на 15-е, тем самым, установив новый антирекорд клуба. Последовали оргвыводы, и вместо Базилевича команду возглавлял Альберт Шестернев, экс-капитан ЦСКА, краса и гордость клуба. Он был великим игроком, но стать таким же великим тренером не смог. Кто говорит, что ему не хватало жесткости с футболистами, кто говорит, что его тренерской карьере помешала болезнь. В середине сезона Шестернева сменил Шапошников. Перестановками тренерского состава кардинально улучшения игры добиться не удалось, и сезон команда завершила на привычном для себя 12-м месте. Из любопытных событий этого года можно отметить только то, что игроком основного состава стал малоизвестный тогда Дмитрий Галямин, а также крупную победу ЦСКА над киевским «Динамо» — 4:1, которое тогда под руководством Юрия Морозова скатилось на 7 место.

При Базилевиче три года в отношениях ЦСКА с киевлянами была стабильность. Домашняя ничья и выездное поражение. Базилевича даже подозревали, что он по дружбе помогает Лобановскому привести «Динамо» к очередному золоту. Однако до Базилевича ЦСКА проигрывал киевлянам оба матча.

В 1984 году неудачно проявивший себя в Киеве Юрий Морозов оказался на тренерском мостике ЦСКА. И «рулил» он армейским клубом 4 года. Можно предположить, что на замену «мягкому» Шестерневу специально подобрали «жесткого» Морозова. Только игроки на самом деле взвыли. Они сейчас вспоминают, что с Юрием Андреевичем работать было невыносимо трудно, требования его были запредельные.

В квалификации Морозова сомнений быть не может. До ЦСКА он выводил «Зенит» в призеры союзного чемпионата и после ЦСКА довольно успешно работал с «Зенитом». Был доцентом института им. Лесгафта и считался также соратником Лобановского. Да, когда Лобановский на сезон уступил ему «Динамо», Юрий Андреевич проявил себя неудачно. Но, говорят, что причиной тому стало то, что киевляне восприняли его чужаком и специально «сплавили». Но результат в турнирной таблице – самый объективный результат работы тренера. И в целом результат руководства Морозова ЦСКА оказался неудовлетворительным. Правда, надо поставить ему в заслугу, что он умел находить для команды хороших футболистов и давать им возможность выдвинуться. Корнеев и Татарчук заиграли именно при нем.

Но то, что дебют Морозова в ЦСКА закончился фиаско – это факт. Армейский клуб занял в чемпионате страны последнее 18-е место и с треском провалился в первую лигу. Что-то ненормальное происходило с командой и игроками. В предыдущем сезоне Тарханов и Колядко наколотили соперникам соответственно 11 и 13 мячей, а в этом забили только по одному. Начались постоянные эксперименты с составом, которые до добра не довели. Хотя надо отметить, что именно в этом сезоне в армейской основе получили место такие игроки как Сергей Фокин, Дмитрий Кузнецов и Михаил Колесников.

Любопытно, что «крайним» за неудачу команды в армейском спорткомитете признали Сергея Ольшанского, тренера дублирующего состава, хотя он и занял со своими подопечными 5-е место. Его от занимаемой должности освободили, а Морозову дали карт-бланш.

Об игре ЦСКА в первой лиге говорить не хочется. Все-таки это не уровень для столь легендарной команды. Тем более что за три года, что она там провела, я видел лишь один матч с ее участием. Будучи в Москве, специально отправился на футбол и получил очередную порцию разочарований. Не помню, с кем играли армейцы, но на своем поле они бездарно продули.

В 1986 году Морозову удалось вернуть ЦСКА в высший дивизион. Это событие было отмечено с большой помпезностью. Торжественный вечер продолжался более шести часов и закончился после полуночи. Армейцам надарили кучу подарков и устроили для них грандиозный концерт с участием лучших звезд эстрады. Может быть, от таких почестей у ребят началось «головокружение от успехов» и от того через год они подобно пушкинской старухе вновь оказались у разбитого корыта – в первой лиге. Единственно, кого они сумели опередить в высшей лиге, была «Гурия» из Ланчхути. 4 года ЦСКА с «Гурией» были словно веревочкой связаны. Вместе бились за первенство в первой лиге, вместе вылезли в «вышку» и вместе из нее же вылетели.

Второго фиаско Юрию Морозову не простили и простились с ним. В четвертый раз у штурвала ЦСКА поставили Сергея Шапошникова. Сергей Иосифович был человек свой проверенный: бывший игрок легендарного ЦДКА и многолетний главный тренер Вооруженных Сил СССР. Вот в трудную минуту его и бросали спасать тонущий армейский корабль. На рифы его Шапошников ни разу не посадил, но и чуда не совершил. Все-таки антикризисный топ-менеджер – это очень сложная профессия и только выдающиеся личности могут с ней справиться.

И к таким личностям с полным основанием можно отнести Павла Федоровича Садырина. Вот он-то сумел сотворить с армейским клубом настоящее чудо. Низкий ему за это поклон и вечная память.

ЧУДОТВОРЕЦ ПАЛ ФЕДОРОВИЧ

«Самый лучший тренер в мире – Павел Федорович Садырин!» — (кричалка ленинградских фанов)

ЦСКА - 1989

1989 год.

Явление Садырина в ЦСКА произошло без особой помпезности и особых надежд со стороны болельщиков. Они уже просто устали ждать от ЦСКА чего-либо выдающегося. Конечно, теплилась мыслишка, что Павел Федорович – член когорты тренеров-победителей. Все-таки один раз в своей карьере он сумел сотворить чудо, когда из середнячка «Зенита» сделал команду-чемпиона. Тот успех с ленинградской командой был выдающимся, но в то же время и единственным в карьере Садырина.

Если уж такие легенды, как Бобров, Тарасов, Базилевич не смогли вылепить из ЦСКА ничего путного, то куда там какому-то Садырину. Тем более что воспринимался он учеником Морозова, о котором в клубе осталась не самая лучшая память.

Однако люди, близко знавшие Павла Федоровича, отмечали в нем этакий несгибаемый внутренний стержень, который делал его лидером в жизни. Он и в «Зените» был лидером, авторитетов на поле не признавал и мог закрыть на поле любого нападающего соперников, даже для великого Олега Блохина становился непроходимым защитным бастионом.

Очень любопытный момент, характеризующий лидерские качества Садырина, имеется в воспоминаниях о нем бывшего партнера по «Зениту» Алексея Стрепетова:

«Паша был на поле по-хорошему злым. Умел всех заводить, настраивать на борьбу, капитан был настоящий. Вспоминаю, играем с «Торпедо» в Москве. У нас в воротах стоит Саша Волошин. Идет атака москвичей, навес, Волошин выходит на перехват, и торпедовец Анатолий Дегтярев в прыжке бьет его локтем, да так, что Волошин с мячом в руках влетает в ворота и долго не может встать, врачи его долго приводят в чувство. А судья, как ни в чем не бывало, засчитывает гол, несмотря на все наши споры. Тогда Садырин сказал: «Больше играть не будем. Будем драться».

За правое дело Павел Федорович готов был не только драться, но пойти на все. Не даром его биография отмечена поступками, что называется, с большой буквы. В Баку он спас женщину из затопленного подвала, в Питере – тонущего ребенка из озера, когда у Садырина погибла сестра, он усыновил ее ребенка.

Встав у штурвала армейской команды, Павел Федорович не стал по примеру предшественников тасовать состав и заниматься насильным призывом состоявшихся игроков. Принялся за работу с тем материалом, который имелся в наличии. А материал был, прямо скажем, сыроватый. Хотя и потенциально интересный. Многие поиграли за юношескую и молодежную сборную страны. А защитник Сергей Фокин и полузащитник Владимир Татарчук даже стали чемпионами Олимпийских игр в 1988г. Но все равно они представлялись малоизвестными, малопонятными парнями, этаким штрафбатом, способным, но капризным, собранным с бору по сосенке из дублей различных клубов. За этот разношерстный коллектив Садырин и взялся, добавив в него несколько человек: известного защитника из минского «Динамо» Виктора Янушевского на роль дядьки-наставника, волевого мужика чемпиона-зенитовца нападающего Сергея Дмитриева и еще одного нападающего Олега Сергеева, которого после нескольких попыток призвали таки на военную службу.

Дмитрий Галямин рассказывает об обстановке в команде, когда Садырин возглавил ЦСКА:

— Это был сложный период в жизни ЦСКА, так как команда, созданная еще руками Морозова, разбегалась. Нужно отдать должное Павлу Федоровичу, он сумел сохранить ту команду. Он никого не убирал, футболисты играли вместе четыре года. Он сумел смягчить те негативные моменты, которые существовали в команде. С другой стороны, изменил финансовый микроклимат, найдя способы улучшения зарплаты, что не удавалось никому из предыдущих тренеров. У футболистов появился стимул играть за ЦСКА. Вот эти два рычага дали результат, о котором через год все говорили.

Партнер Галямина — Дмитрий Кузнецов, потом тоже говорил, что в тот момент, когда пришел Садырин, команда собиралась разбегаться. Но Павел Федорович на первом же собрании нашел какие-то нужные слова и уговорил ребят поиграть вместе еще год, мол, потом видно будет. А через год из них получилась сумасшедшая команда, какая у футболистов бывает лишь раз в жизни.

«Я уважаю Морозова как тренера, но он нас принимал не за людей, а за оловянных солдатиков, так же и обращался с нами, — сказал Кузнецов в одном из интервью. — Как много все-таки значит в жизни команды контакт тренера с игроками! Морозов не смог подобрать к нам ключ, а пришел Садырин, подошел к нам по-человечески — и состав вроде остался тот же, а игра совсем другая пошла…»

В первый же год команда ЦСКА под руководством Павла Федоровича разметала в пух и прах все клубы первой лиги. Почти все участники турнира уезжали из Москвы, опустив головы после поражения с крупным счетом. Постоянного конкурента «Гурию» из Ланчхути, опять оставшуюся лишь в шаге позади, разделали 4:1. Занявший третье место алма-атинский «Кайрат» — 3:0. И далее по убывающей: симферопольскую «Таврию» — 4:0, Бакинский «Нефтчи» — 3:0, «Котайк» из Абовяна – 4:0, «»Геолог» из Тюмени – 4:0, кутаисское «Торпедо» — 8:1, кемеровский «Кузбасс» — 3:0, ярославский «Шинник» — 6:0, «Спартак» из Орджоникидзе – 8:0, «Динамо» из Батуми – 5:0, краснодарскую «Кубань» — 5:0 и 7:0, ростовский СКА – 5:1, рижскую «Даугаву» — 4:1 и наконец дважды львовские «Карпаты» со счетом 3:0.

Казалось, что в стане красно-синих вдруг все футболисты стали забивными, не поражали ворота соперников только вратари. Нападающий Валерий Масалитин вообще установил рекорд результативности для первой лиги, забив 32 гола. Четыре года назад Валерий Шмаров забил в первой лиге 29 мячей. Напрашивался вопрос — в какую же грозную ударную силу превратится его тезка Масалитин, перекрывший результат тогда уже именитого форварда московского «Спартака».

Но, пожалуй, главная опасность для ворот соперников исходила не от армейских нападающих, а от их вдохновенных полузащитников. Своей быстротой и техникой они просто уматывали защитные порядки противника, снабжали голевыми передачами своих форвардов, да и сами не упускали возможности отличиться. Дмитрий Кузнецов забил 15, Игорь Корнеев – 14, Владимир Татарчук – 13, Валерий Брошин – 11. Садырин применил оригинальную схему: 4-5-1. Играли по сути дела с одним нападающим, но результат это давало блестящий.

Но главное преобразилась команда. Садырин словно бы волшебной палочкой вдохнул в нее творчество. Футболисты заиграли весело, с настроением, с изюминкой, плетя кружева комбинаций и вдруг прорезавшейся техникой. Получилась не команда, а мечта. Уже третья «дрим тим» после «команды лейтенантов» и чемпионов 70-го года. И все же к ее возможностям поначалу относились с большим скепсисом. Одно дело драть всех в хвост и гриву в первой лиге и совсем другое – сражаться с испытанными бойцами «вышки».

«ДРИМ ТИМ» НАМБЭ ТРИ

В Советском Союзе не будет войны пока есть на свете Армейцы Москвы.

(фанатская кричалка)

ЦСКА - 1990

1990 год.

 Болельщикам с периферии, из поля зрения которых команда ЦСКА пропала на несколько лет, фамилии игроков новой команды в 1990 году мало что говорили. Может быть, и нынешние молодые фанаты не помнят это поколение футболистов, поэтому есть резон представить их поименно.

korneev_igor_01

Любимым моим игроком тех лет был полузащитник Игорь Корнеев. Симпатичный парень, с хорошим дриблингом и отличным плотным ударом. В трудный момент на него, а не нападающих была основная надежда. В игре Игоря и в нем самом чувствовалась некая утонченность, интеллигентность. И это еще более привлекало к нему. Он был в команде заметной личностью, умел поставить себя. Например, он потом рассказывал, что часто не принимал участие в совместных застольях, предпочитая пьянке книгу. Не знаю как к такому индивидуализму, относились партнеры, но, думаю, что с пониманием.

Начинал Корнеев в «Спартаке» и выступал за дубль этого именитого клуба. Но талантов его там не разглядели и не стали «отмазывать» от армии. А дальше Игорю досталось вкусить настоящей армейской жизни. Вот как он сам рассказывает об этом:

— Меня вместе с еще шестью ребятами сослали в Таманскую дивизию. Обещали забрать через две недели и слово свое сдержали. Только вот забрали всех, кроме гранатометчика Корнеева. Как потом оказалось, один тренер из сборной Москвы имел определенное влияние в военных кругах. И надо же такому случиться – я однажды отказался играть за его команду! Ничего личного, просто устал сильно, и за молодежку, и за дубль играя. Попросил, мол, дайте отдохнуть. Вот он мне отдых и устроил. На полгода. Ранние подъемы, марш-броски, дедовщина, жизнь по законам джунглей. В общем, все, как доктор прописал. Эти шесть месяцев для меня такиим уроком стали!

А о свом появлении в ЦСКА он говорит так:

– Из ЦСКА на мое имя пришел письменный вызов. Я поехал. Но оказалось, что мне еще пару недель нужно провести в роте. Она как раз рядом с манежем ЦСКА дислоцировалась. И все бы ничего, если бы не случай. Я послал какого-то начальника на три буквы, и меня за неподчинение приказу отправили в тюрьму. Не знаю, что со мной было бы дальше, но там, на мое счастье, не оказалось свободных мест! Меня, уже побритого наголо, отвезли обратно в роту. Дальше все разрешилось само собой. Через пару дней, когда я красил ограду около стадиона, меня окликнул один из тренеров ЦСКА: «Игорь, а ты чего здесь делаешь?». Я объяснил, мол, так и так. Он: «Завтра приходи на тренировку». Так я и попал в ЦСКА.

Спартаковское руководство потом пожалело, что добровольно рассталось с таким классным игроком и пыталось его вернуть, да только Садырин воспротивился. А Игорь наверняка не пожалел, что поиграл в армейской «команде мечты». Он потом говорил, что ему было заранее жаль соперника, который выходил против них играть:

— Для той команды соперника не существовало. Мы знали, что превосходим оппонента, знали, что свои один-два мяча обязательно забьем. Такой уверенности в собственных силах я больше нигде не испытывал. Был убежден: если защитник даст мне двадцать сантиметров или несколько секунд форы, все закончится голом. Счастливое время!

eremin

В воротах армейской команды занимал место Михаил Еремин. Настоящий русский богатырь, сильный и добрый. Ему прочили блестящее будущее и для этого имелись все предпосылки. В ЦСКА всегда с чем-чем, а с голкиперами был порядок. Одни имена чего стоят: Никаноров, Пшеничников, Астаповский. Но, пожалуй, никто из предшественников не начинал столь ярко. Уверенная игра Михаила доставляла наслаждение и вызывала уважение. Да и внешне он нравился. Настоящий красавец с обаятельной улыбкой.

Василий Николаевич Еремин, отец Михаила, говорил, что сына уже с четвертого класса пытались переманить разные клубы. Миша начинал играть в футбольной школе ЦСКА, но потом некоторое время тренировался в спартаковской – постигал вратарское искусство под началом самого Рината Дасаева. И не мог надышаться на перчатки знаменитого голкипера сборной ФРГ Тони Шумахера, которые купил у Дасаева. Однако, когда в 1989 году Еремина пригласил в ЦСКА Садырин, тот с готовностью согласился. А после выхода ЦСКА в высшую лигу сказал отцу:

— Папа, я обязательно стану первым вратарем страны.

И наверняка стал бы….

Полузащитник Дмитрий Кузнецов был капитаном команды. И на поле, и в жизни в нем чувствовались надежность и основательность. Может быть, по таланту и технике он уступал другим полузащитникам, зато по работоспособности и боевитости ему не было равных. Настоящий трудяга, не жалеющий ног на поле. Чувствовалась в нем и воля, мог повести ребят за собой и некая доброта. Славный улыбчивый парень он мог сопернику и руку подать и по плечу похлопать, но в борьбе никому не уступал. Его игра, может быть, не выглядела эффектно, но это только на фоне технарей, имевшихся в том составе. Во время второго пришествия в ЦСКА оказалось, что он в обновленной команде самый мастеровитый.

Открыл Кузнецова Юрий Морозов в 1984 году. Разглядел он в 18-летнем выпускнику спортшколы «Союз» нечто неординарное. Всего после трех матчей за дубль Дмитрий стал игроком «основы». А ведь в основном составе тогда еще играли заслуженные ветераны Тарханов, Чесноков, Глушаков, Штромбергер. Но ветераны вскоре сошли с футбольной сцены, и ЦСКА стал одной из самых молодых команд. Здесь-то ранний опыт Кузнецова и пригодился. В 20 лет он уже был выбран капитаном. О том периоде Дмитрий вспоминает: «В команду призвали почти всю молодежную сборную СССР, и мы росли, мужали как команда все вместе…»

Так получилось, что из этого состава Кузнецов лучше всех проявил себя в сборной. Пусть звезд с неба там не хватал, но действовал основательно и надежно. За ЦСКА Дмитрий провел в чемпионатах страны 291 матч, забил 49 мячей.

Защита у армейцев в начале 90-х считалась не самым сильным звеном команды. Однако в целом со своими функциями справлялась. А составляли защитные порядки Сергей Колотовкин, Дмитрий Быстров, Сергей Фокин, Дмитрий Галямин и Виктор Янушевский. Любопытно, что никто из них не отвечал догме прошлых лет, что защитник должен отличаться гренадерским ростом и косой саженью в плечах. Как они умудрялись выигрывать борьбу за верховые мячи непонятно, но воздух никому не уступали. А главным их достоинством была быстрота. По полю парни носились словно метеоры. Пожалуй, один лишь Сергей Фокин на правах майора, старшего по званию, мог позволить себе маленькую вальяжность. От этого порой у него и ошибки случались роковые.

Как уже говорилось, Фокин считался одним из самых титулованных в команде, как никак целый олимпийский чемпион. Но самым опытным был Дмитрий Галямин. Он влился в команду еще при Базилевиче и являлся главным старожилом команды, хотя на ветерана не очень-то походил. Вообще за ЦСКА Галямин провел 11 сезонов и сыграл в чемпионатах страны 299 матчей. За годы в ЦСКА сменилось несколько составов, рядом с Галяминым на поле как на конвейере прошло множество новобранцев, но этот, садыринский состав стал для него понастоящему свой. В нем и сам Дмитрий раскрылся и болельщики его игру, наконец, оценили по достоинству. Все убедились, что Галямин – защитник, что надо. Последовало и приглашение в сборную СССР, за которую Дмитрий провел 14 матчей.

Настоящим трудягой на поле был и Сергей Колотовкин. Игрок, может быть, не очень броский, зато надежный, настоящий боец. А Дмитрий Быстров подстать фамилии отличался на поле быстротой. В ЦСКА из этого состава Колотовкин с Быстровым задержались дольше других, поиграли еще в Лиге чемпионов и бились на поле за себя и отъехавших за бугор парней. Обеспечивая надежность тылов в чемпионатах России вплоть до 1994 года, они помогали встать на ноги следующему поколению армейских футболистов, и если у тех не получилось подняться до звездных высот так это не вина двух надежных защитников. Колотовкин за ЦСКА в чемпионатах страны провел 148 матчей и дважды сыграл за сборную России, а Быстров в чемпионатах страны сыграл в 154 матчах.

Сергей Фокин выглядел на фоне партнеров по защите неким аристократом. Тем более что он отвечал за центр обороны. Хороший был защитник, недаром поиграл в первой и олимпийских сборных СССР и за ЦСКА в чемпионатах страны провел 249 матчей. Стал олимпийским чемпионом в Сеуле. Но доля всех защитников такова, что их ошибки, повлиявшие на результат, помнят очень долго. Вот и замечательную биографию Сергея подпортили две ошибки – в матчах со «Спартаком» и с «Ромой».

Еще один защитник Виктор Янушевский пришел в ЦСКА уже сложившимся футболистом. Его опыт здорово помогал более молодым партнерам. И хотя в ЦСКА он отыграл сравнительно немного – 39 матчей, но свой вклад в победную поступь армейского клуба внес.

Армейская полузащита образца начала 90-х это было что-то! Про Корнеева и Кузнецова уже упоминалось, но и партнеры по линии им достались классные. Олимпийский чемпион Владимир Татарчук и бывший «зенитовец» Валерий Брошин были в чем-то по манере игры похожи. Оба моторные, заводные, с отличным дриблингом и приличным ударом. Любую защиту они накручивали, как хотели. Оба невысокие, но очень подвижные, они словно не ведали усталости. Много лет ЦСКА мучилось от отсутствия плеймейкера, а тут их оказалось несколько. Корнеев, Кузнецов, Брошин и Татарчук могли и пас изумительный выдать и по воротам влупить от души.

Валерий Брошин до прихода в ЦСКА уже имел золотую медаль чемпионата страны, завоеванную в составе «Зенита». Но дальнейшая его карьера в этом клубе не сложилась. Уже на следующий после чемпионства 23-летнего полузащитника Брошина образцово-показательно наказали, дисквалифицировав на год. Татарчук имел биографию не такую известную. До армейской команды он в чемпионах страны не ходил и скандально не наказывался. Но зато с юношеской сборной страны в 1984 году стал серебряным призером чемпионата Европы. Мог стать и золотым, если бы не промазал пенальти в финале со сборной Венгрии в серии послематчевых пенальти. А с юниорской сборной занял четвертое место на чемпионате мира. Не случайно, в 1988 году, уже выступая за ЦСКА, Владимир участвовал в сеульской Олимпиаде, откуда вернулся с золотой медалью. Правда, в финальном матче с бразильцами он опять отличился со знаком «минус» — за две желтые карточки был удален с поля.

Любопытно, что Татарчук пытался спрятаться от своего счастья. Вернее, от армии. А точнее, от московского подполковника, приехавшего за ним. И будь тот подполковник менее усерден, кто знает, возможно, остался бы Татарчук играть за свои львовские «Карпаты» и не было бы в его биографии ни золота Сеула, ни российского чемпионства. Причем, за попытку спрятаться от службы в армии по приезду в Москву Владимира еще и наказали. В воспитательных целях отправили на месяц в обычную воинскую часть, где он узнал не только вкус солдатской каши, но и познал прелести армейской жизни с кирзовыми сапогами, подъемами в шесть утра и марш-бросками с полной выкладкой.

Хотя на поле Брошина и Татарчука было невозможно спутать, каждый из них обладал выделяющейся индивидуальностью, все же во внешности, в манере игры и даже в биографии у них было много схожего. Оба пришли в ЦСКА, когда тот прозябал в первой лиге, только Татарчук на сезон пораньше. Оба поиграли и за олимпийскую и за первую сборные СССР. Оба провели за ЦСКА в чемпионатах страны порядка двухсот матчей и забили около 40 мячей. И ушли из армейской команды они тоже примерно в одно и то же время.

Михаил Колесников, тоже игравший в полузащите, не был столь ярким игроком на поле как его более именитые партнеры по средней линии, но свой футбольный хлеб ел не зря. Он также был игроком основы и на поле не терялся. Умел и пас хороший отдать, и в обороне выстоять и к атаке подключиться. За ЦСКА в чемпионатах страны провел 263 матча, забил 29 мячей – вполне красноречивые показатели. К тому же Михаил для клуба был свой, родной – воспитанник школы ЦСКА.

Смешно, но в одном из самых результативных клубов страны самой слабой линией было нападение. Для первой лиги Валерий Масалитин, наверное, был царь и бог, но в высшей он малость стушевался. Конечно забивал, и даже два новых рекорда команды сходу поставил. Во-первых, наколотил «Ротору» пять мячей в одном матче. А во-вторых, показал отличный результат – 8 мячей в 9 проведенных матчах. Но ждали от него большего. Наверное, его бомбардирский талант все же был рассчитан на более медленный футбол. У нападающих такая же доля как у защитников, когда они не забивают в какой-то важный момент, об этом очень долго помнят. Вот и запомнилось, как Валерий по мячу не попал в матче с «Ромой».

Олег Сергеев даже по меркам чемпионата СССР был вполне приличным нападающим. Но не Олег Блохин, прямо скажем. Мог забить, а мог и не забить. Но всегда надежда, что забьет, оставалась. О его потенциале говорит хотя бы тот факт, что Олег удостоился чести поиграть аж за три сборные: СССР, СНГ и России.

Сергей Дмитриев смотрелся на поле мужиком среди пацанов. Такой у него вид был взрослый и мужественный. И играл он соответственно. Хотя по большей части Сергей выходил на замену, но его появление на поле однозначно означало усиление игры. Хотя бы за счет морально-волевых качеств. Забивал он меньше партнеров по нападению, зато его мячи нередко входили в историю.

Возвращение в стан сильнейший команд получилось сенсационным. Молодые армейцы вихрем носились по полю, издевательски расправлялись с тертыми в футбольных баталиях защитниками соперника, раз за разом заставляли опытных голкиперов вынимать мячи из сетки ворот. Особенно неистовствола полузащита красно-синих. Подобно легкой кавалерии она сметала все на своем пути. И хотя победы доставались ЦСКА потруднее, чем в первой лиге, но они доставались. К финишному отрезку первого круга армейский клуб подошел в лидерах голова в голову с киевским «Динамо». Обе команды набрали по 17 очков. Правда в спину дышали догоняющие «Спартак» с 16-ю очками и московское «Динамо» с 15-ю.

Тогда в первом круге состоялось дерби «Спартак»-ЦСКА, которое вспоминают и поныне, называя его одним из красивейших матчей в истории армейской команды. И это при том, что этот матч красно-синие проиграли. С полями у нас в стране тогда была вовсе беда, ни тебе подогрева, ни тебе синтетических газонов. А потому, чтобы не портить неокрепший весенний дерн и не месить грязь, в начале сезона в Москве играли в манеже. Как правило, в зале техничным спартаковцам равных не было. А тут вдруг нашла коса на камень. ЦСКА десятилетиями всех приучал, что эта команда берет напором и работоспособностью, что она поле выходится бороться, а не в технике состязаться. И вдруг оказалось, что у армейцев не менее техничные футболисты, чем у спартаковцев. Хотя у тех были такие личности, как Черенков, Мостовой, Шалимов, Шмаров. В общем, в манеже получилась настоящая заруба. Одни забивают, другие отвечают. И голы один краше другого. Особенно в тот вечер был хорош Игорь Корнеев, отметившийся хек-триком. И его блистательная игра могла бы принести армейцам победу, если бы не одно обстоятельство. В этот день на спартаковском небосклоне состоялось рождение новой звезды. За 18 минут до конца матча в составе красно-белых появился дебютант – Валерий Карпин. Это был его первый выход на поле в спартаковской основе. Что подвигло тренера Олега Романцева на такой рискованный шаг – загадка. И поначалу показалось, что Романцев допустил ошибку. Новичок засуетился, растерялся и благодаря его ошибке армейцы повели 4:3. И тут дебютант проявил характер, чтобы реабилитироваться, он отчаянно бросился в бой. И вот Карпин, прорвавшись по левому краю, сделал острый прострел в штрафную площадь, защитник армейцев Фокин пытался ликвидировать угрозу, но в результате срезал мяч в собственные ворота. 4:4. Снова мяч у Карпина. Он делает нацеленную передачу на Родионова. Гол! 5:4. «Спартак» победил. Но победил достойного соперника, который, несмотря на поражение, тоже был достоин похвалы за игру.

Те, кто видел этот матч, отмечают, что получили незабываемое эстетическое удовольствие. А еще говорят, что почувствовали, как в нашем футболе повеяло переменами. И эти перемены были связаны с блестящей игрой армейского коллектива.

Но чуда в тот год не произошло. Второй круг ЦСКА провел слабее. Хотя в команду вернулись Валерий Масалитин и Сергей Крутов, отпущенные Садыриным на полгода постажироваться в голландском «Витессе», себя показать и западный футбол посмотреть. Отсутствие опыта все-таки сказалось на стабильности выступлений армейской молодежи. Отсюда и скачки в результатах: от победы 7:0 над волгоградским «Ротором» до поражения 0:4 от ереванского «Арарата». И все же до последних туров еще сохранялась надежда на «золото». Однако эти надежды похоронила звездная команда киевских динамовцев, преподавших жесткий урок армейцам – 4:1. Что ж киевляне были объективно сильнее, одни фамилии их игроков чего стоили: Литовченко, Протасов, Рац, Михайличенко, Саленко, Бессонов, Демьяненко, Юран, Лужный, Яремчук, Чанов. Просто сборная Союза, завоевавшая в 1988 серебряные медали на чемпионате Европы. Куда с такими тягаться безвестным пацанам, списанным из своих прежних команд и только-только вылезшими с ЦСКА из первой лиги.

После этого поражения с мыслями о чемпионстве армейцам пришлось расстаться, и под вопросом оказались медали любого другого достоинства. И тут снова настала пора дерби со «Спартаком». В ответственный момент армейцы показали свой характер и доказали скептикам, что действительно способны на многое. Хотя этот матч, в отличие от проигранного ЦСКА, не вошел в число самых красивых, но получился весьма напряженным. Борьба шла за медали и оказалась весьма упорной. Блеснул Сергей Фокин, стремившийся реабилитироваться за автогол в первом круге. И это ему удалось. Свой гол он забил и поквитался со спартаковцами, а ЦСКА победил 2:1. Это поражение отбросило спартаковцев существенно назад, и они оказались вовсе без медалей.

А места на пьедестале почета опять пришлось делить московским армейцам и динамовцам. Те и другие набрали по 31 очку. Только на сей раз нужно было решить, кто из них получит серебро, а кто бронзу, поскольку киевское «Динамо» еще раз подтвердило свое чемпионское реноме. Судьбу серебряных медалей определила разница забитых и пропущенных мячей, которая была значительно лучше у ЦСКА. Армейцы и динамовцы Москвы пропустили примерно одинаково, зато ЦСКА забило 43 мяча, а «Динамо» — всего 27.

Такого в истории советского футбола еще не было, чтобы команда, дебютировавшая в высшей лиге, сразу завоевала серебряные медали. И надо сказать, что получили их армейцы вполне заслуженно. Почти по всем показателям они шли в шаге от киевлян. А по одному показателю ЦСКА стал первым. Этот клуб использовал наименьшее количество игроков – 20. Если вспомнить, что в прежние годы за команду в каждом сезоне заигрывало по 30 и больше футболистов, то этот показатель говорил о многом. Была достигнута стабильность состава, оставалось еще добиться стабильности в успешных выступлениях.

ЗОЛОТОЙ ДУБЛЬ 91-го

ЦСКА - 1991

1991 год

Сезон 1991 года стал настоящим бенефисом для футбольного клуба ЦСКА. Недавние футбольные разгильдяи, злостные нарушители спортивного режима, списанные из дублей именитых клубов оболтусы, предстали настоящими мастерами кожаного мяча, а все вместе отличной командой. В предыдущем сезоне они уже показали, что способны на многое. Но способности еще нужно реализовать в победы, а для этого нужны еще воля, настрой и толика удачи. С настроем у армейцев было все в порядке. Они в каждом матче сражались, не жалея себя. На игры ЦСКА народ валил толпами. Веселая искрометная игра армейцев не могла не нравиться, а лихая карусель, которую устраивала на поле их полузащита, вызывала просто восхищение. Пока в стране шла ломка под эгидой перехода к рыночной экономике, а в народе кипели страсти под девизом: «Обогащайся кто как может!», казалось людям не до футбола. Однако именно в тот период люди опять начали ходить на стадион посмотреть на игру ЦСКА. И армия армейских болельщиков начала бурно прирастать провинцией. Красно-синие опять стали героями телевизионных экранов.

Надо сказать, что команда ЦСКА удачно выступала на двух фронтах – в чемпионате страны и в розыгрыше кубка. Причем, соперников встававших на пути к кубку СССР армейские футболисты просто рвали на мелкие кусочки. В 1/16 они легко расправились с ферганским «Нефтяником»: 2:0 и 3:1, потом в 1/8 камня на камне не оставили от днепропетровского «Днепра» — 4:1, в 1/4 разгромили минское «Динамо» — 4:1, и наконец в полуфинале «сделали» московский «Локомотив» — 3:0.

В финале армейцам противостояло московское «Торпедо». Добротный, очень приличный клуб с хорошими исполнителями. Достаточно назвать таких известных в прошлом футболистов, как Виктор Шустиков, Игорь Чугайнов, Юрий Тишков. Павел Федорович Садырин понимал, что борьба за самый известный хрустальный приз советского спорта предстоит нешуточная, а потому настраивал своих ребят на этот матч как на последний решительный бой. Состав ЦСКА, вышедший в 23 июня 1991 года на поле «Лужников», можно было назвать оптимальным: Михаил Еремин, Дмитрий Кузнецов (капитан), Сергей Колотовкин, Дмитрий Быстров, Сергей Фокин, Михаил Колесников, Игорь Корнеев, Валерий Брошин, Олег Сергеев, Владимир Татарчук, Валерий Масалитин. Но, пробуя бутсами зеленый газон, эти футболисты еще не знали, что им предстоит участвовать в одном из самых красивых матчей в истории армейского клуба и вписать в историю советского футбола свои имена.

«Торпедо» славилось своей обороной, и перед игрой имелись опасения, что армейцы просто увязнут в защитных порядках автозаводцев. Однако ЦСКА остался верен себе и с первых минут обрушил шквал атак на торпедовские ворота. Нападающие Сергеев и Масалитин давили оборону в центре. Полузащитники Брошин и Колесников, словно крайние нападающие настойчиво атаковали по флангам, а центральные полузащитники: Корнеев, Татарчук, Кузнецов действовали как оттянутые форварды. Такая ударная сила с методичностью тарана долбила и долбила торпедовские оборонительные порядки. Казалось еще немного, вот-вот и в них появится брешь, а на табло забитые мячи. Но на 43-й минуте грянул гром. Торпедовский нападающий Юрий Тишков подловил армейских оборонцев, когда те чересчур увлеклись атакой, и технично послал мяч в ворота Михаила Еремина. Один из нулей на табло действительно сменился на единичку, но только напротив надписи «Торпедо», а не ЦСКА.

Армейцы после пропущенного мяча завелись еще больше и усилили давление на ворота соперника. Однако футбол интересен, прежде всего, своей непредсказуемостью. И очень часто напоминает противостояние брони и снаряда. Любой болельщик без труда приведет кучу примеров, когда команда, проведшая весь матч в атаке, уступала сопернику по всем статьям. Но есть одно футбольное правило, с которым трудно поспорить – в сложной ситуации исход игры решают личности. В составе ЦСКА такой личностью был Игорь Корнеев. Он успел сквитать счет на исходе первого тайма красивым дальним ударом с правой ноги. А в начале второго вывел армейцев вперед. Причем сделал это блестяще. С угла штрафной нанес хлесткий удар с левой, и мяч, словно пушечное ядро, просвистел в дальнюю девятку мимо рук торпедовского вратаря Сарычева. Игорь и сейчас называет этот гол одним из красивейших в своей карьере.

Однако в составе «Торпедо» тоже имелась личность – Юрий Тишков. Он не поражал броскими внешними эффектами, зато спокойно и уверенно делал свое дело – забивал. На 75-й минуте последовала еще одна контратака «Торпедо» и Тишков опять переправил мяч в армейские ворота. 2:2.

Матч вступил в самую напряженную фазу. Перед Садырин встала дилемма, типа выбора между синицей в руках и журавлем в небе. То ли продолжать атаковать с риском пропустить, то ли отойти к воротам, сохранить ничью и постараться превзойти соперника в серии пенальти. Павел Федорович выбрал журавля. Он заменил столпа обороны Сергея Фокина на нападающего Сергея Дмитриева. И армейцы снова устремились вперед.

На 80-й минуте Корнеев сделал проникающий пас в штрафную Дмитриеву. Тот со свежими силами опередил защитников и вышел на ударную позицию. Вратарь автозаводцев Сарычев преградил ему путь, а Сергей сделал мягкий пас вдоль ворот на набегающего Олега Сергеева. Олегу оставалось только закатить мяч в пустые ворота, что он и сделал. И тут же попал в объятия партнеров.

И вот, наконец, прозвучал долгожданный для армейских болельщиков финальный свисток главного арбитра Валерия Бутенко. Причем он стал последним в его судейской карьере. Хорошее судейство в хорошей игре – что еще надо, чтобы уйти красиво. Что ж, Бутенко сделал свое дело, Бутенко мог уйти, а поле стало пьедесталом почета для ликующих армейцев.

Михаил Еремин упал на колени и воздел руки к небу, словно бы благодаря всевышнего за эту игру и за победу в ней. А потом на поле началось веселое сумасшествие победителей. Они обнимались, скакали по полю, размахивали майками. Казалось, что больше все счастлив армейский богатырь Миша Еремин. Он посадил себе на спину героя матча Игоря Корнеева и прокатил его. А потом все дружно качали Павла Садырина. Ликование было заразительно искренним, а потому осталось в памяти очень многих. Журналисты запомнили симпатичную девушку, выбежавшую на поле обнять Корнеева, потом выяснилось, что это невеста Игоря. Но больше всего отпечаталась в памяти радость Михаила Еремина. Особенно эпизод, когда он после финального свистка на коленях со вскинутыми вверх руками. Таким Миша и остался в памяти многих болельщиков.

cska91all

Злой рок явственно отметил футбольный клуб ЦСКА. Что-то мистическое чудится во многих вещах, происходящих с этой командой. Но и трагедия с Михаилом Ереминым стоит особняком в цепи несчастий с игроками этого клуба. Надо же так, чтобы несчастье случилось именно в ночь, когда этому интересному и необычному составу армейцев покорилась первая высота. Словно бы дьявол посчитал, что за удачу надо платить, и платить самым дорогим. Полный сил и здоровья, красавец и богатырь Миша погиб в нелепой автомобильной аварии.

Особенно обидно, что у самого Еремина жизнь и карьера находилась на самом взлете. Только-только начало казаться, что в нашем футболе появился вратарь, какого еще не было, по крайней мере, с таким талантом и такими блестящими данными. Только-только он вышел на поле в первый раз в футболке сборной СССР. Только-только добился первого значительного успеха со своим клубом. А главное, у всех людей, окружавших его, он однозначно вызывал симпатию. Михаил Колесников говорил о нем так: «Беспрекословный лидер и душа любой компании — это про Мишу. В команде его любили все, звали Еремушкой, иногда даже — Дубинушкой, за богатырский рост». Любили его и партнеры, и болельщики, и девушки. Можно сказать – народный любимец.

За шесть дней до финала кубка Михаилу Еремину исполнилось 23 года. Но день рождения он отмечать не стал, перенес торжество на 24 июня – на следующий день после матча с «Торпедо». Пригласил ребят из ЦСКА в ресторан «Космос». Кроме дня рождения они могли отметить там и свою победу в кубке и вручение Еремину ордера на однокомнатную квартиру, в которой раньше жил Корнеев.

Эх, жить бы Михаилу, да радоваться. Но ночью они с другом поехали кого-то встречать в Шереметьево. Около 5 часов утра на Ленинградском шоссе, близ деревни Черная Грязь у вазовской «шестерки», за рулем которой находился друг Михаила, лопнуло колесо. Машина вылетела на встречку и столкнулись с «Икарусом». 6 суток Михаил провел в коме. На эти дни 3-я городская больница Зеленограда, где в реанимации лежал армейский вратарь, стала настоящей Меккой для болельщиков ЦСКА. Они приезжали сюда со всех концов страны, чтобы поддержать Еремина. Руководство клуба пригласило всех отечественных светил нейрохирургии, но их заключение выглядело неутешительным. Родителям Михаила они сказали: «Крепитесь. Шансов у него нет: осколки стекла проникли в мозг».

Могучий организм Михаила Еремина не смог справиться с полученными травмами. 30 июня 1991 года его не стало.

Финал кубка 1991 года оказался последним в истории СССР. А еще он оказался, возможно, самым красивым, и без сомнения – самым трагичным. Не случайно через 10 лет футболисты ЦСКА и «Торпедо» решили повторить его.

Такая инициатива нашла отклик у футболистов, и приехали почти все участники того памятного матча. У армейцев не смогли приехать только Игорь Корнеев и Владимир Татарчук. Ну и еще Дмитрий Харин, который должен был встать в ворота вместо Михаила Еремина. Для Дмитрия даже купили авиабилеты, однако руководство шотландского «Селтика», за который он выступал, не отпустило своего вратаря в Москву.

Накануне матча футболисты съездили на могилу Еремина в Зеленограде. Да и игру предваряла минута молчания в память о Михаиле. Однако футбол – все-таки праздник. А тем более такой, где собираются старые друзья. И вышедшие на поле футболисты ЦСКА и «Торпедо» вновь подарили праздник себе и болельщикам спустя 10 лет после исторического финала Кубка.

В составе ЦСКА вышли на поле: Александр Гутеев, Дмитрий Кузнецов, Сергей Колотовкин, Дмитрий Быстров, Олег Малюков, Михаил Колесников, Валерий Брошин, Валерий Масалитин, Валерий Минько, Алексей Гущин, Василий Иванов, Александр Гришин, Сергей Дмитриев. На скамейке запасных из-за травмы остался Дмитрий Галямин. «Торпедо» представляли: Александр Подшивалов, Виктор Шустиков, Александр Полукаров, Андрей Калайчев, Игорь Чугайнов, Юрий Тишков, Олег Ширинбеков, Сергей Агашков, Геннадий Гришин, Валентин Ковач, Андрей Талалаев, Владимир Гречнев, Михаил Желаннов. А судить матч было доверено бригаде арбитров, обслуживавших их игру 10 лет назад, под руководством Валерия Бутенко. Конечно, на сей раз результат не имел особого значения, но армейцам он был нужнее. Они постарались и победили 3:0. Сначала Дмитрий Кузнецов открыл счет с пенальти, а затем Валерий Масалитин дважды использовал выходы один на один.

Все участники матча получили сувениры, стилизованные под хрустальный кубок, за который они когда-то сражались. И явно получили удовольствие, от игры, от общения, от воспоминаний. А вспомнить было что.

Тогда в июне 1991 года для всей армейской команды известие о том, что Михаил Еремин попал в автокатастрофу, стало настоящим шоком. Понятно, что теперь все мысли были не о золотых медалях, а о том, чтобы Михаил выжил. Но футбол, есть футбол. Это как в театре, у тебя горе, а ты должен выходить на сцену и играть.

О том, как армейцы переживали трагедию, рассказывал Михаил Колесников:

— После победного кубкового финала был календарный матч чемпионата страны в Москве с донецким «Шахтером». Мы проиграли его со счетом 3:4. А иначе быть не могло. Дима Кузнецов, наш капитан, потом сказал в одном из интервью, что даже не помнит, как мы играли с «Шахтером». Если честно, после случившегося с Еремушкой горе заливали алкоголем: вышли на игру никакие. Потом полетели в Днепропетровск. На предматчевой установке нам сообщили, что Миша умер. Конечно, этой вести мы ждали со дня на день, тем не менее, трудно передать состояние, которое испытали в тот момент: захотелось сразу улететь в Москву: Вышли на поле, диктор, после объявления составов, сказал, что в Москве скончался вратарь ЦСКА Михаил Еремин. У нас слезы покатились из глаз: После минуты молчания ребята из «Днепра» подходят: Мы все понимаем, — говорят, — давайте просто сыграем вничью».

Но жизнь продолжалась, надо было выходить и играть. И не просто играть, а побеждать. Хотя бы в память о Михаиле Еремине. Собравшись на кладбище, на могиле своего голкипера, футболисты ЦСКА поклялись победить в этом чемпионате – ради Михаила.

Однако даже самая хорошая команда обречена, если у нее дырявый вратарь. Дублер Еремина – Александр Гутеев был способным голкипером, но образцом надежности его назвать было трудно. Команде ЦСКА для борьбы за чемпионство требовался по настоящему классный вратарь. Однако любому, кто бы встал в ворота, предстояло еще справиться с психологической проблемой – его игру все бы невольно сравнивали с ереминской. И нужно было доказать всем, что он, по крайней мере, не хуже.

kharin_03

Непростая задача разрешилась наилучшим образом. Место в армейской «калитке» занял Дмитрий Харин. Личность в футболе яркая и авторитетная. Павел Садырин нашел нужные слова и за один день уговорил Харина на переход в футбольный клуб ЦСКА. Таким образом, тот стал третьим олимпийским чемпионом Сеула в составе красно-синих. С первых матчей Дмитрий заиграл так, что казалось, будто он создан для этой команды. И болельщики ЦСКА вздохнули с облегчением.

Однако футболистам переводить дух было рано. Для победы в чемпионате мало было успешно выступать на своем поле. Нужно было побеждать и в гостях. А ветер свободы в стране поднял со дна и всякую муть. Волны национализма и экстремизма все чаще начинали будоражить народ. И чаще всего нараставшая агрессия вырывалась именно на стадионах. Выезд на матчи в союзные республики все чаще начал становиться рискованным мероприятием. Середнячки, чтобы спокойно унести ноги домой, могли и оставлять очки на чужих полях. Но ЦСКА такой роскоши себе позволить не мог. А потому сражался.

Сражался в Донецке, где неуступчивый «Шахтер» при яростной поддержке горняков-болельщиков был в состоянии «порвать» любого соперника. ЦСКА в поединке с «Шахтером» выстоял и сумел сквитать счет на исходе матча. С пенальти отличился Дмитрий Кузнецов. Донецкие футболисты посчитали, что победа уплыла из их рук по вине арбитра и выместили на нем свое недовольство результатом. Это стало искрой, зажегшей пламя на взбудораженных трибунах. На поле полетели бутылки и камни. Эксцессы перекинулись на улицы города. В Донецке начались массовые беспорядки, которые с большим трудом милиции удалось подавить.

А ЦСКА продолжал биться на чужих полях. В тяжелейшей борьбе вырвал победу со счетом 2:1 во Владикавказе у местной «Аланией». Опять судьбу поединка решил удачно исполненный Кузнецовым пенальти. Нелегкое испытание армейцам выпало в Душанбе, где их соперником была незвездная, но мастеровитая и самобытная команда «Памир». ЦСКА проигрывал по ходу встречи 0:2, но благодаря мячам Кузнецова и Масалитина сумел уйти от поражения.

Во всех трех упомянутых встречах красно-синих выручало хладнокровие их капитана Дмитрия Кузнецова при пробитии 11-метровых ударов. Дмитрий был, что называется «парень с характером» и не тушевался ни под ревом агрессивно настроенных трибун, ни под яростным прессингом соперника. Но вот в ключевом матче в Киеве с местным «Динамо» он едва не стал антигероем для своей команды. При счете 1:1 Кузнецов не реализовал пенальти. А потом, через некоторое время все же послал мяч в ворота, но только – в собственные. К счастью, Дмитрия и всю армейскую дружину спас Валерий Брошин, который забил киевлянам второй мяч и тем самым свел матч к ничейному исходу.

Гибель Михаила Еремина надломила команду ЦСКА в середине сезона. Армейцы начали терять очки. Проиграли матч «Шахтеру» на своем поле 3:4, сыграли в ничью с «Днепром» 2:2. Отрыв от преследователей, прежде всего от «Спартака» начал таять на глазах. Стало казаться, что ЦСКА не выдерживает чемпионской гонки, тем более что продолжать ее без хорошего голкипера было просто не реально. И тут в ворота ЦСКА встал Дмитрий Харин.

Первый же матч, на который он вышел в составе нового клуба, оказалась игра с традиционно трудным соперником для армейцев – «Араратом», да еще в Ереване. И тут Дмитрий показал себя во всей красе. Юркие, техничные армянские форварды и хавы раз за разом пасовали перед мастерством вратаря. Харин тащил все, а главное, благодаря своей харизме, заряжал уверенностью игроков армейского клуба. Почувствовал за собой надежный тыл, те смелее пошли вперед. На 83-й минуте последовала разящая контратака ЦСКА. Олег Сергеев убежал на рандеву с вратарем «Арарата» и поразил ворота соперника. Горячие армянские парни не на шутку обиделись и попытались отомстить удачливому московскому нападающему. Через несколько минут их защитник на бровке попытался применить против Олега жесткий силовой прием. Но Сергеев не сплоховал, он сумел увернуться от столкновения, а защитник улетел на гаревую беговую дорожку, обдирая кожу. Но и сам Олег не удержался на ногах, упав возле боковой линии. И на него тут же набросились другие армянские футболисты. Арбитр Тарас Безубяк попытался утихомирить футболистов «Арарата», но не тут-то было. Те агрессивно поперли и на него. Тренеры армянского клуба вместо того, чтобы гасить страсти, еще более придали им огня. С кулаками они набросились на Безубяка. Импульсы агрессии с зеленого газона перекинулись на трибуны. Болельщики зашлись в диком реве и обрушили на навес над скамейкой запасных ЦСКА град камней и кусков асфальта. 35 минут армейские футболисты и тренеры не могли выйти из-под него. Когда же в окружении сотрудников милиции они все же смогли отступить в раздевалку, спасаясь от необузданной толпы на трибунах, готовой разорвать их в клочья, то и там не ощутили себя в безопасности. В раздевалке армейцам пришлось выдержать настоящую осаду. Они забаррикадировали двери и окна, а потом два часа провели в ожидании штурма. Между тем армянские фанаты раскурочили их автобус. А экстремистки настроенных болельщиков, как ни странно, поддержали местные власти. Самолет, на котором должна была из Еревана вылететь команда ЦСКА, отказались заправлять. Только в полночь в сопровождении ОМОНа армейцев вывели со стадиона и доставили в аэропорт. Поскольку керосина в баках не обратный путь оставалось недостаточно, то в пути пришлось делать промежуточную посадку для дозаправки. А судье Тарасу Безубяку никто в Ереване не оказал медицинской помощи. Только по возвращении в Москву ему обработали раны, полученные от фанатов и тренеров «Арарата».

После этого матча последовал большой скандал в прессе, но каких-то радикальных выводов в отношении ереванского клуба не последовало. И уж вовсе издевкой стало известие о вручении после окончания чемпионата «Арарату» приза «Справедливой игры». Оказывается, футболисты этой команды получили в сезоне меньше всех карточек. Вот их и назвали самыми дисциплинированными.

А вообще многое из происходящего тогда на трибунах очень напоминало ситуацию в стране. Создавалось впечатление, что союзные республики больше всего на свете ненавидят своего Большого Брата, только раньше они боялись его задирать, а сейчас перестали бояться, почувствовав его слабину.

Что, ж для того же «Арарата» 7-е место и приз «Справедливой игры» остались последними достижениями в советском футболе. Независимость Армении не принесла этому клубу каких-то ощутимых выгод. Раньше армянские футболисты мечтали играть за «Арарат», а теперь за российские клубы-середняки, где платят гораздо большие деньги, нежели на родине. Между тем армейцам по возвращении из негостеприимного Еревана некогда было зацикливаться на философских вопросах о судьбе страны. Их гораздо больше волновала судьба золотых медалей футбольного чемпионата. И эта судьба решалась в предпоследнем туре.

27 октября ЦСКА вышло на матч с московским «Динамо» на стадионе «Торпедо» в следующем составе: Харин, Д. Кузнецов (Минько, 87), Колотовкин, Быстров, Малюков, Колесников (Сергеев, 61), Корнеев, Брошин, Галямин, Татарчук, Дмитриев. Погода стояла мерзопакостная, было холодно, валил снег, но это не остановило 11 тысяч болельщиков, в основном пришедших поддержать именно армейскую команду.

Положение в турнирной таблице было сложное. За два тура до конца чемпионата ЦСКА опережал московский «Спартак» на два очка и теоретически уже в этом матче мог оформить чемпионство. Но мог и лишиться его в случае неудачи. «Торпедо», оставив свой стадион для выяснения отношений армейцев и динамовцев, отправилось в «Лужники» на рандеву   с другим претендентом на золото – «Спартаком». Эти матчи проходили параллельно.

Конечно, армейская линия нападения выглядела посильнее динамовской, да и мотивация у игроков ЦСКА была повыше. Но мерзлое поле и непрекращающийся снегопад нивелировали превосходство армейских хавов в технике. Время шло, а мяч упорно не шел в ворота. И все же ЦСКА забил. Исход поединка решил единственный мяч. На 49-й минуте Валерий Брошин нашел пасом в штрафной соперника своего защитника Дмитрия Галямина, подключившегося к атаке. И Галямин сыграл так, как далеко не каждому форварду под силу. Он технично обработал летящий мяч, уложил его на землю, проскочил мимо защитника динамовцев, уложил вратаря, сместился в сторону и поразил уже пустые ворота. Гол получился на загляденье.

Павел Садырин не стал играть на удержание счета и вместо полузащитника Колесникова выпустил на поле нападающего Сергеева. «Лучшая оборона – нападение!» — кредо той армейской команды. А, уверовав в победу, Павел Федорович произвел еще одну, уже символическую замену. На 87-й минуте вместо капитана Дмитрия Кузнецова он выпустил молодого армейского воспитанника Валеру Минько.

Впрочем, даже эта победа для ЦСКА еще не означала бы победу в чемпионате, не разразись настоящая драма для «Спартака» в «Лужниках». При счете 1:1 арбитр назначил пенальти в ворота торпедовцев. К мячу подошел Валерий Карпин, столь незабываемо дебютировавший в предыдущем сезоне в матче против ЦСКА, а теперь уже вполне сложившийся игрок спартаковской основы. Карпин бьет, но торпедовский вратарь Александр Подшивалов выручает свою команду. А через шесть минут торпедовский голеадор Юрий Тишков со штрафного был более точен. 2:1 победило «Торпедо», и золотые медали последнего чемпионата СССР достались армейцам.

После матча, как положено, повеселились, побросали вверх Павла Садырина. Это были не первые его полеты, первый раз Павла Федоровича качали, когда он взял золото с «Зенитом». Кто бы тогда мог предположить, что после чемпионства с ЦСКА этому замечательному тренеру больше не удастся покорить ни одной высоты. Но тогда он и вся команда были счастливы. На радостях Садырин даже отменил тренировки перед последним и уже ничего не решающим матчем с харьковским «Металлистом». Чем армейцы не примнули воспользоваться, чтобы достойно отметить свою победу.

Увы, говорят, что с чествованием чемпионов получились неувязочки. Владимир Татарчук рассказывал в одном из интервью:

— Когда чемпионат выиграли, дали нам от банка что-то вроде памятной медальки, где-то она у меня валялась, — говорили, пять тысяч рублей стоит. Сохраните, мол, через две недели будет 14 тысяч. А спустя неделю банк обанкротился, и медалька только как память осталась. Ни один человек не успел ее в деньги обратить. А чествование после сезона устраивали в ресторане на Пресне, на набережной. Всей командой туда приехали — и тут выясняется, что банкет этот не для нас. Мест нет. Гостей было много, побродили мы минут пять между столами, да и разъехались. Отпраздновали…

По прошествии сезона остался осадок кроме неудачных официальных торжеств еще и по поводу несправедливого вылета из Кубка обладателей кубков.

Как обладатель национального кубка ЦСКА еще осенью получил возможность заявить о себе на международной арене. Вот только с жеребьевкой не повезло. В первом же раунде армейской дружине достался в соперники сильный итальянский клуб «Рома». Вообще, верилось, что римлян москвичи «сделают». Все-таки блестящая армейская полузащита должна была показать итальянцам «где раки зимуют». Поэтому первый матч в Москве ожидался с огромным нетерпением. И, увы, он закончился огромным разочарованием. Опыт международных матчей – большое дело, и этого-то самого опыта у вчерашних армейских дублеров не было. Зато его в избытке хватало у итальянцев. Те основательно и мастеровито вели свою игру в гостях, не давая развернуться легкой кавалерии ЦСКА. А красно-синие хозяева поля заметно мандражировали, что в конечном итоге и вылилось в две грубейшие ошибки, приведшие к голам. Один гол в ворота ЦСКА был забит из-за того, что армейский защитник мягко и аккуратно скинул мяч на ногу римскому форварду и тот использовал подарок на все сто. А второй гол и вовсе забили в свои ворота. Опять автогол оказался на счету Фокина. Вообще-то армейцы могли и отыграться. Один мяч они отквитали. Чуть не забили второй. У Масалитина был очень хороший момент, но он банально не попал по мячу, который партнер идеально выкатил ему под удар в штрафной площадке соперника. Показалось, что Валерий пока думал чем бить – подъемом или щечкой упустил свой шанс и вместо удара по мячу неловко сковырнул бутсой газон.

После поражения дома, иллюзии относительно европейского уровня ЦСКА как-то сильно потускнели. Но армейцы в Риме удивили. Доказали всем, что, если пока еще и не могут рвать европейских грандов на сотню маленьких медвежат, но за счет дисциплины и самоотдачи им по силам их обыгрывать. В первом тайме Сергей Дмитриев забил изумительный по красоте гол – замкнул головой в падении прострел с фланга. Римляне старались отыграться, но ЦСКА действовал аккуратно и не подпускал их к своим воротам. Практически за весь матч у «Ромы» не было ни одного хорошего момента. Но и оборона римлян играла хорошо. Итальянские мастера катеначчо тоже не давали русским выходить на ударные позиции, тем более что проигрыш со счетом 0:1 «Рому» устраивал.

Но в самом конце матча армейцы еще поднажали. Заработали угловой. Мяч, поданный с углового, перелетел через гущу игроков и опустился на ногу невезучему Сергею Фокину. Гол! Гол, выводящий ЦСКА в следующий раунд. Но что это? Австрийский судья Форштингер указывает не на центр поля, а назначает штрафной в пользу «Ромы». Якобы Фокин перед ударом нарушил правила в борьбе с итальянским защитником. По телевизору крутят повтор. Ничего не понятно. В штрафной итальянцев броуновское движение. Действительно защитник «Ромы» падает возле Фокина, но, похоже, что он просто бросается под удар. Однако спорить уже поздно — игра продолжается и счет на табло остается прежним. Обидно, досадно, но сделать ничего нельзя. Итальянцы удерживают устраивающий их счет и продолжают свой путь в Кубке обладателей кубков. В том розыгрыше они потом дошли до полуфинала.

Правда после матча с армейцами их пресса писала: «европейский футбол многое потерял, потому что ЦСКА выбыл из Кубка кубков столь рано». А один из итальянских журналистов, с усмешкой заметил нашему возмущенному обозревателю, мол, бедному клубу трудно тягаться с богатым. Смысл этой фразы можно было истолковать так: судья Форштингер лишил ЦСКА заслуженной победы, но сделал это в рамках политики УЕФА. Для УЕФА было гораздо выгоднее, что дальше пошла «Рома», а не ЦСКА. По идее все понятно, от ЦСКА тогда было выгоды, как от козла молока. Ни рекламщиков наш клуб не интересовал, ни туристические компании. Это сейчас на выездные матчи в Европу армейцев сопровождают тысячи болельщиков, а тогда едва набралась бы пара десятков состоятельных фанатов.

НАЧАЛО РОССИЙСКИХ ЧЕМПИОНАТОВ

ЦСКА - 1992

1992 год.

После распада СССР и образования на его необъятных пространствах Содружества независимых государств сначала планировалось проведение чемпионата СНГ. Но в нем не захотели участвовать украинские и прибалтийские команды, а потом и известил о своем отказе ереванский «Арарат». Впрочем, этот отказ, скорей всего, руководителей других команд только порадовал. После скандального матча ЦСКА с «Араратом» в 1991 году вряд ли кто-нибудь хотел ехать в Ереван. Отсутствие гарантий безопасности на матчах в других республиках и проблемы в финансировании российских клубов обусловили принятие решения о проведении чемпионата только среди российских команд, т.е. чемпионата России, отсчет которого начался с 1992 года.

Но гораздо сильнее политических пертурбаций людей в то время волновали экономические проблемы. В том числе и футболистов. В интервью игроков в начале 90-х как-то особо не прослеживается обеспокоенность от распада союзного чемпионата. Раньше на 16 команд высшей лиги приходился один комплект золотых медалей, а теперь – 14! Но вот то, что во всех без исключения футбольных чемпионатах на просторах бывшего СССР игроки получали копейки в сравнении с теми, кто выступал за западные клубы, – это футболистов очень и очень беспокоило.

Армейские футболисты не стали исключением. Конечно, их можно понять. Заработки чемпионов страны определялись не индивидуальными контрактами, а государственными нормативами — 120 офицерских плюс 350 рублей ставка. Может быть, выше уровня обычных военных, но в сравнении с зарплатой забугорных футболистов, отгребающих «деньжищи, огромные тыщи», эти деньги были ничтожно малы.

Да и с психологической точки зрения желание армейцев попробовать свои силы в зарубежных клубах легко объяснимо. На Родине они уже выиграли все, что можно, теперь хотелось на людей посмотреть и себя показать в Европе. Другое дело, что засветиться на международном уровне можно было двумя способами: выступая в западных клубах или играя за российскую команду в Лиге чемпионов. Основные игроки армейского клуба предпочли первый вариант, отдав второй на откуп своим дублерам.

До начала следующего сезона больше половины основного состава ЦСКА отправилось на зароботки в забугоргые клубы. Но, пожалуй, только Дмитрий Галямин и Игорь Корнеев, перекочевавшие в испанский «Эспаньол», попали в чемпионат рангом выше. Остальные перешли в команды с лучшей инфраструктурой и зарплатой, но вряд ли лучшим футболом. Владимир Татарчук уехал в чешскую «Славию», Валерий Брошин – в финский «Куопион Паллосеура» из города Куопио, Олег Малюков – в израильский «Хапоэль» из Ришон-ле-Циона, Сергей Дмитриев – в австрийский «Линц». Немного поиграв в российском чемпионате, вскоре к ним присоединились Дмитрий Кузнецов, Валерий Масалитин и Сергей Фокин.

«Дрим тим», команда-чемпион фактически умерла. И символом этого стала какая-то нелепая смерть в 1992 году на футбольном поле во время матча самого опытного футболиста из «золотого» состава, дядьки-наставника Виктора Янушевского. По иронии судьбы он умер вдали от родных мест, в Германии, где играл за одну из берлинских команд низших лиг.

Павлу Федоровичу Садырину в 1992 году пришлось по сути дела создавать новую команду. Правда процесс он только начал, поскольку в июле ушел из клуба и сосредоточился на работе с национальной сборной. Павел Федорович тоже уже выиграл в России все, что можно, и как тренер стремился к завоеванию новых высот. Так что процесс построения новой команды лег на плечи нового главного – Геннадия Костылева и его помощников Б.Копейкина, А.Кузнецова и А.Колповского.

А ведущие позиции в команде действительно заняли недавние дублеры: Ильшат Файзулин, Александр Гришин, Денис Машкарин, Валерий Минько, Дмитрий Карсаков и другие. Слава богу, сохранился еще костяк обороны в составе защитников Дмитрия Быстрова, Сергея Фокина, Сергея Колотовкина и вратаря Дмитрия Харина. Усилил армейскую оборону и появившийся из московского «Спартака» Евгений Бушманов. Но тренерскому коллективу пришлось очень и очень непросто. Предыдущие достижения армейцев подняли планку клуба достаточно высоко, и теперь не хотелось ударить в грязь лицом.

Однако создание новой команды и налаживание в ней игровых связей – процесс долгий и сложный, а потому чемпионат страны 1992 года ЦСКА провел без особого блеска. Занял пятое место, пропустив вперед московские клубы «Спартак», «Динамо» и Локомотив», а также владикавказскую «Аланию». Чемпионом стал «Спартак», который с этого сезона начал свою гегемонию в российском первенстве.

Довольно успешно выступили армейцы и в розыгрыше Кубка страны, где дошли до финала. В финале они сошлись в принципиальном поединке со «Спартаком». Тут-то и пришлось болельщикам ЦСКА лишний раз припомнить фамилии, уехавших за рубеж самых талантливых армейских игроков. А что такое талант в футболе наглядно продемонстрировал совсем еще молодой спартаковец Владимир Бесчастных. Парень, чуть ли не впервые выйдя в составе «Спартака», буквально летал над зеленью газона в «Лужниках». Пока другие пахали на поле, он наслаждался игрой. И забил при этом два красивых гола. Особенно запомнился тот, который он вколотил головой. Мяч после его удара врезался в перекладину, молниеносно скакнул вниз и выскочил в поле. Судья зафиксировал взятие ворот и указал на центр арены. Видеоповтор доказал его правоту – гол был. Два пропущенных мяча выбили футболистов ЦСКА из колеи, но сдаваться они не собирались. А когда судья назначил пенальти в ворота «Спартака», кажется, воспряли духом.

Но что это? Армейские футболисты переминались с ноги на ногу, поглядывали друг на друга, но никто не шел к одиннадцатиметровой отметке выполнять удар. И тут случилось неожиданное. Дмитрий Харин, оставив свой вратарский пост, устремился через все поле к спартаковским воротам. Он сам потом рассказывал об этом моменте так:

— Я первый раз видел, чтобы опытные футболисты боялись с одиннадцати метров пробить! Взяли мяч, стали его друг другу передавать… Я посмотрел на Садырина – он кивнул, иди…

Для красоты истории о том, как вратарь хотел утереть нос своим нерешительным партнерам, Харин должен был забить. Однако проза жизни не гонится за красотой. Дмитрий не забил. И счет остался 0:2. Неудача с пенальти окончательно подорвала моральный дух армейцев, и матч они буквально доигрывали, смирившись с поражением.

В целом, в 1992 году ЦСКА выглядел достойно. Если кому и проигрывал, то в борьбе. Неплохо проявили себя и новички.

Пожалуй, наиболее талантливым из них смотрелся невысокий, очень скоростной атакующий полузащитник Ильшат Файзулин. Когда команде приходилось туго, с ним связывались основные надежды болельщиков, что Ильшат обострит игру, убежит от защиты соперника. Файзулин в том сезоне наряду с испытанным защитником Гущиным и великолепным Дмитрием Хариным провел больше всех матчей – по 23. Да при этом отметился еще 6 мячами. Так, что для первогодка высшей лиги совсем не плохо. Просто отличным тот сезон выдался у другого новичка – атакующего полузащитника Александра Гришина. Он провел 21 матч и забил десять мячей. Этот футболист мне очень нравился, особенно после матча с «Барселоной». И очень жаль, что его первый сезон остался самым ярким в биографии. Он выступал в различных клубах высшей лиги еще лет восемь, но никогда больше не играл столь вдохновенно и эффективно. Нравился мне и другой полузащитник Дмитрий Карсаков с его нестандартной техникой и умением ею блеснуть. Симпатичные ребята пришли в линию обороны Денис Машкарин из «Зенита» и Валерий Минько, свой, армейский воспитанник. Оба высокие, худые, достаточно техничные и быстрые. В первые годы игры за ЦСКА они частенько подключались к атакам и нередко забивали. В дебютном же сезоне Машкарин отличился трижды, Минько – дважды. Во второй половине чемпионата к ним присоединился еще один новичок, но гораздо более опытный – Евгений Бушманов из московского «Спартака». Бушманов и Машкарин забили «Барсе» по голу на «Ноу камп», и во многом предопределили победу своей команды.

Конечно, молодежи здорово помогли раскрыться опытные старшие товарищи: Харин, Колотовкин, Сергеев, Колесников, а также сыгравшие несколько матчей в первой стадии чемпионата Кузнецов, Масалитин и Фокин.

Пятое место, занятое армейцами по итогам чемпионата 1992 года, выглядело совсем не трагично, учитывая кардинальное обновление состава и уход из клуба главного вдохновителя его побед — Павла Садырина.

И все же лигочемпионские матчи убеждали, что этот новый состав ЦСКА способный, но не классный. Он может блестяще провести один матч, но играть постоянно на хорошем уровне не в силах. Прогресс новичков явно застопорился и чем дальше, тем очевиднее становилось, что до класса уехавших искать счастья на Запад предшественников они не дотягивают.

КУДА УХОДЯТ ЧЕМПИОНЫ

ЦСКА - 1993

1993 год.

На мой взгляд, в истории ЦСКА с 1990 года был только один футболист, который после ухода из армейской команды лучше и интереснее заиграл в другом клубе. Это Игорь Семшов. Для всех других самые яркие страницы в их биографии связаны именно с футбольным клубом ЦСКА. Причина проста – именно здесь они находили «свою» команду, в которой чувствовали себя комфортно и могли раскрыть свой потенциал, именно здесь им удавалось на пике подъема команды прыгнуть выше головы и выдать поистине выдающуюся игру.

Не стали исключением и футболисты, входившие в золотой состав 1991 года. Большинство из них немало постранствовали и по свету и по другим российским клубам, но никто так и не смог подняться до своей игры образца 1991 года. Почему? Да потому, что они играли вместе в «своей» команде, близкой по духу, объединенной дружбой и согретой искренней любовью болельщиков. В ЦСКА они действительно играли, а в других клубах зарабатывали деньги.

Увы, но так получилось, что в «команде мечты» — ЦСКА образца 1991 года они их заработать не смогли. К победе в каком-либо серьезном турнире нужно идти несколько месяцев, а инфляция и хитромудрые реформы правительства съедали призовые выплаты за куда меньший срок. За победу в Кубке СССР игроки ЦСКА получили по 10 тысяч рублей, за чемпионство — по 15 тысяч. Галопирующей инфляции эти тысячи пришлись на один зубок. Раз-два и от этих денег ничего не осталось. В принципе не только футболисты, но и большинство людей в стране тогда горели желанием получать за свою работу иностранной валютой, а рубль окрестили насмешливым эпитетом – «деревянный». Полузащитник армейцев Михаил Колесников позже мудро сказал: «Мы не вовремя стали чемпионами». И для армейского клуба и для самих игроков распад их «команды мечты» стал горьким фактом. И очень жаль, поскольку сами футболисты находились в расцвете сил — средний возраст команды был всего 25,3 года и команда была на подъеме. А так получилось то, что получилось.

Любопытно, что первым, у кого созрело решение покинуть ЦСКА, стал главный старожил этого клуба и автор «золотого гола» 1991 года Дмитрий Галямин. Причем к этому решению он пришел еще за год до этого самого «золотого гола». Побудительным мотивом стала перспектива уехать за границу. Вот как сам Дмитрий описывал эту ситуацию в интервью «СЭ»:

— За год до того, как мы стали чемпионами, я пришел к Садырину и сказал, что больше в ЦСКА играть не буду. Тогда ситуация в стране была другая, Бесков в «Асмарал» меня пригласил: «Полгода отыграешь, потом уедешь за границу..» И отправился я на разговор к Садырину. Устал, говорю, от этого клуба за десять лет. Отпустите.

Садырин не отпустил. А Галямин вскоре одумался и вернулся в ЦСКА, чему сейчас рад, поскольку, не пойди он тогда на попятную, не стал бы чемпионом страны. Но через год ситуация вновь вернулась к исходной точке. Но на сей раз Садырин был уже не столь принципиален, и согласился отпустить Дмитрия в испанский «Эспаньол». Любопытно, что Галямин сам нашел команду, готовую его приобрести. Контракт с «Эспаньолом» принес ему 140 тысяч долларов в год. После армейской заплаты – сумасшедшие деньги.

Настоящий футбольный менеджмент в стране тогда только зарождался вместе с рыночными реформами. У футболистов не было ни толковых агентов, ни необходимой информации. А потому практически каждый прорубал окно в Европу самостоятельно. И, тем не менее, всего за каких-то полтора-два месяца основа команды перебралась в более благодатные страны.

Впрочем, страны оказались благодатными не для всех. По большому счету никто из армейцев на Западе «не выстрелил». Большинство из них помыкались, меняя клубы и скатываясь с ними в низшие лиги. Хотя поначалу все казалось не так печально.

Дмитрий Галямин вместе с Игорем Корнеевым, Дмитрием Кузнецовым и бывшим армейским игроком Андреем Мохом создали в испанском «Эспаньоле» настоящую русскую диаспору. Клуб им попался не самый сильный, зато базирующийся в столице Каталонии – Барселоне. В принципе пожить в одном из красивейших городов мира – это уже большая удача. А когда тебе за игру в футбол еще платят сотни тысяч долларов – это уже почти счастье. На крыльях воодушевления в первый год своего выступления в испанском чемпионате русская бригада помогла «Эспаньолу» избежать печальной участи – вылететь в низший дивизион. После первого круга этот клуб имел всего 8 очков и весьма безрадостные перспективы. И вот благодаря бывшим армейцам дела удалось поправить. Все-таки в «Эспаньоле» оказались не хухры-мухры, а три игрока сборной России, участники чемпионата Европы 92-го года.

Тем не менее, пришлось им не сладко. Дмитрий Кузнецов в интервью корреспонденту «СЭ» Игорю Рабинеру рассказывал:

— Я впервые вышел на поле в третьем туре второго круга против «Атлетико» и покидал его после матча с ужасом — в такой разобранной команде я в жизни не играл, даже вылетавший ЦСКА в 84-м и 87-м лучше был. Тогда Клементе только-только пришел в команду, занимавшую последнее место, и завалы ему приходилось разгребать жуткие.

С новым тренером Хосе Клименте и русскими «Эспаньол» преобразился. Во втором круге он набрал в три раза больше очков, нежели в первом, и заставил соперников считаться с собой. Так что дебют экс-армейцев в испанском чемпионате можно признать успешным.

Галямин вообще называет годы в «Эспаньоле» лучшими в карьере, а Андрей Мох с удовольствием вспоминает своей единственный гол в Испании, который он забил, играя именно за «Эспаньол». В последнем туре чемпионата ему удалось с лета после подачи углового вколотить мяч в сетку соперника и тем самым сохранить своему клубу прописку в премьер-лиге. А тренер «Эспаньола» Хавьер Клементе благодаря этому голу получил право работать со сборной Испании. Если бы его команда вылетела из премьер-лиги, ему бы еще как минимум на год пришлось задержаться в Барселоне.

Однако уход Клиименте не лучшим образом сказался и на судьбе каталонского клуба, и его русских игроков. Новый тренер Новоа, не зная русской поговорки, что от добра — добра не ищут, занялся экспериментами с составом. И доэксперементировался до вылета из премьер-лиги. Правда, через год «Эспаньол» снова оказался в высшем дивизионе. Вывел его туда еще один будущий наставник сборной Испании — Камачо. Однако про него говорят, что он не любил русских. И русской диаспоре в «Эспаньоле» пришел конец.

В 1993 году перекочевал в «Толедо» Андрей Мох. А в 1994 году после возвращения с чемпионата мира Галямин ушел в другой испанский клуб «Мериду», где поиграл еще с год, пока не получил травму. Врачи порекомендовали завязывать с футболом, что Дмитрий и сделал. Как он первым из армейцев подался на Запад, так первым и перешел на тренерскую работу. Сначала занимался с детской командой «Эспаньола», потом с командой третьей лиги «Паламос», затем стал тренером-селекционером во взрослой команде «Эспаньол». А в 2000 году вернулся в Россию

Пути двух наиболее ярких армейских игроков Игоря Корнеева и Дмитрия Кузнецова разошлись диаметрально. Дмитрий отправился колесить по клубам низших дивизионов: «Лерида», «Алавес», «Осасуна», а Игорь оказался в составе самой «Барселоны».

Без сомнений зарубежная карьера Игоря Корнеева сложилась наиболее успешно из всех армейцев. Он единственный из всех русских игроков выходил на поле в майке знаменитой «Барселоны». Правда, оказаться в этой команде ему помог случай. Как-то в ресторане встретился со вторым тренером «Барсы» и сказал, что уходит из «Эспаньола». Наставники «Барсы» к тому времени уже взяли его на заметку, выступая против их команды, Корнеев забил два мяча. Великий Йоханн Кройф, бывший тогда главным тренером, решил, что от услуг такого футболиста грех отказываться и взял его к себе в команду, где в то время блистали такие мастера как: Стоичков, Куман, Хаджи и Ромарио.

Сам Игорь потом вспоминал, что когда впервые зашел в раздевалку «Барсы», обомлел – «сплошь знакомые лица. Никого и представлять ни надо! Одни звезды». Пожалуй «позвездистее» других благодаря своим амбициям и харизме был знаменитый болгарский нападающий Христо Стоичков. Он был главным шутником в команде и наградил Корнеева прозвищем – «Горбачев» из-за принадлежности к Советскому Союзу.

В «Барселоне» Корнеев провел год, но игроком основы так и не стал. Но свой след в этом клубе он все же оставил, забив гол в Лиге чемпионов. Вообще-то гол получился курьезным. Игорь делал передачу с фланга в штрафную площадь, мяч летел вдоль линии ворот, но вратарь «ПСЖ» Лама сам переправил его в собственную калитку. Но гол записали на Корнеева.

Еще мяч он забил в матче, посвященном уходу Кройфа из клуба. Встречались два состава из игроков, выступавших в разное время за «Барселону». Только в одной команде играли испанцы, а в другой – иностранцы. В какой-то момент мяч в штрафной площади отлетел к Игорю и тот вколотил его в сетку, за что удостоился одобрительного похлопывания по щеке от Стоичкова.

На «Барсе» «испанский» период Корнеева закончился и начался «голландский». В стране тюльпанов он выступал за «Хееренвеен» (1995 — 1997), «Фейеноорд» (1997 — 2002) и «NAC Бреда» (2002 — 2003). Наиболее значительных успехов добился в «Фейеноорде», стал чемпионом Голландии, обладателем кубка УЕФА и участником Лиги чемпионов. Правда, нельзя сказать, что он был в числе лидеров этого клуба. В Лиге чемпионов выходил в основном на замену. Хотя и забил при этом красивый год в ворота «Манчестер Юнайтед». Однако в тот момент голландцы уже проигрывали англичанам 0:3 и этот мяч стал лишь голом престижа. Любопытно, что телеоператоры сплоховали, и после забитого мяча вместо Игоря навели камеру на другого футболиста «Фейеноорда». Победу в кубке УЕФА ковали тоже другие футболисты голландского клуба, в финальном матче Игоря не было даже в запасе, но медаль он получил, поэтому с полным правом может называться обладателем этого престижного кубка. А вот к чемпионству роттердамской команды Корнеев имеет самое непосредственное отношение. Он выходил в основном на замену, но свои голы забивал и несколько раз по результатам туров признавался лучшим игроком «Фейеноорда». Еще можно вспомнить, что в первом же своем сезоне в Роттердаме Игорь забил 6 голов, в том числе мяч в поединке с «Твенте», который принес «Фейеноорду» бронзовые медали национального чемпионата.

korneev_igor_02

Очень жаль, что талант Игоря до конца так и не раскрылся. Хотя его карьеру можно признать одной из наиболее успешных среди бывших советских футболистов. Корнеев играл и забивал на самом высоком уровне: в высшей лиге чемпионата СССР – 69 матчей, 21 мяч, в первом дивизионе чемпионата Испании – 58 матчей, 13 мячей, в первом дивизионе чемпионата Голландии – 125 матчей, 27 мячей, за сборные СССР и России провел 14 матчей, забил 3 гола. Но, ей богу, он был достоин лучшего.     Не случайно в 1994 году в преддверии чемпионата мира в США, специалисты называли полузащитника «Эспаньола» Игоря Корнеева одним из возможных открытий турнира. Но в Америке Корнеев разделил неудачную судьбу сборной России, и проявить себя не смог.

Увы, былого уже не вернешь и не исправишь. Карьера футболиста Корнеева завершилась и остается только порадоваться, что в жизни у него все хорошо. Есть свой дом в Барселоне, риэлторский бизнес и солярий в Роттердаме, а еще тренерская работа со сборной России под началом Гуса Хиддинкак.

Дмитрий Кузнецов был капитаном и символом того победного ЦСКА. И очень жаль, что чувство обиды на клуб преследовало Дмитрия еще долгие годы после ухода из этой команды. Невыплата обещанных денег и непростые личностные отношения с президентом клуба Виктором Мурашко вылились в скандал и неприятную историю.

В 1991 году Кузнецов пополнил колонию армейских футболистов в испанском «Эспаньоле». А в 1992 году после выступления за сборную СНГ на чемпионате Европы вернулся на некоторое время в ЦСКА. После матча, проигранного армейцами в Москве владикавказской «Алании», столпов тогдашнего ЦСКА Кузнецова и Харина руководство клуба обвинило в сдаче игры. С точки зрения логики эти обвинения не выдерживали критики. Кузнецов в том матче забил гол с пенальти, а Харин не раз демонстрировал свой высокий класс. Просто на тот момент они уже имели контракты с зарубежными клубами, вот им и устроили вместо торжественных – скандальные проводы.

Так, не в самом лучшем расположении духа Дмитрий вновь оказался в Испании. Но быстро доказывал всем, что он – настоящий профессионал. Перепадам настроения Кузнецов не поддавался, на поле не филонил и ноги в стыках не убирал. Пусть выступал он не в самых сильных испанских клубах: «Эспаньол» Барселона (1991 — 1995), «Алавес» Виктория (1995 — 1997), «Осасуна» и «Мерида», но свою репутацию игрока надежного и боевитого подтверждал всегда.

В 1997 году Павел Садырин, вернувшийся в ЦСКА, позвал Кузнецова к себе в команду. Дмитрий покинул благополучную Испанию и отправился в Россию в любимую команду, к любимому тренеру. Однако команда оказалась иной. Это был не тот молодой веселый состав, который выходил на поле в 1991 году, а собранные с бору по сосенке, варяги. Впрочем, и Кузнецов уже был другой. Нет, мастерство осталось. И время от времени Дмитрий демонстрировал всем, что те, кто считает его «дуболомом» в корне неправы. Нет-нет, да и продемонстрирует что-нибудь такое-этакое почище записных технарей. Но вот только куда-то исчезло та неповторимая аура решимости и уверенности в своих силах, которая позволяла ему вести за собой партнеров, как бойцов в атаку. А потом в ЦСКА пришел новый тренер – Олег Долматов, а Кузнецов, наоборот, ушел из клуба. И отправился странствовать по России. Поиграл за множество команд: «Арсенал» Тула, «Локомотив» Нижний Новгород, «Сокол» Саратов, «Торпедо-ЗИЛ» Москва, «Волгарь-Газпром» Астрахань. Затем повесил бутсы на гвоздь и переквалифицировался в тренера.

Чью «забугорную» карьеру кроме Корнеева еще можно считать успешной, так это вратаря Дмитрия Харина. Он здорово помог армейскому клубу в 1991-1992 гг., но и его расставание с ЦСКА получилось не самым радужным. Наряду с тезкой Кузнецовым его также обвинили в сдаче матча «Алании» на основании каких-то слухов и закулисных разговоров. Кузнецов после этого уехал в Испанию, а Харина вывели из основного состава и вместе с дублем отправили в казарму. Слава богу, приехал Садырин, разобрался в ситуации, и Дмитрия вернули в ворота основы. А тут и контракт с английским «Челси» подоспел.

После удачно проведенных матчей за сборную СНГ на чемпионате Европы и за ЦСКА в Лиге чемпионов Харина взяли на заметку селекционеры английского «Челси». И 22 декабря 1992 года состоялся его переход в эту команду. Лондонский клуб приобрел Харина за 400 тысяч фунтов стерлингов, а через некоторое время стоимость голкипера уже составляла порядка полутора миллионов фунтов. Дебютировав в составе «Челси» 27 января 1993 года в матче против «Куинз Парк Рейнджерс», Дмитрий вскоре зарекомендовал себя и в английском футболе.

Конечно «Челси» тогда был не тот, что ныне. Спонсорства Романа Абрамовича ему конкретно не хватало. Но и тогда этот клуб не был обделен звездными игроками: Гуллит, Дзола, Виалли – футболисты в мире известные. И хотя их мастерства не хватало, чтобы вывести «Челси» в чемпионы, но в еврокубках их команда играла регулярно. 6 лет Харин провел в этом лондонском клубе. И своей игрой не разачаровал английских работодателей, у Дмитрия был самый высокий процент сухих матчей за всю историю голкиперов «Челси», сыгравших за клуб более сотни матчей. В составе «Челси» он стал обладателем Кубка Англии (1997), Кубка английской лиги (1998) и Кубка кубков (1998).

Правда эти успехи пришли, когда Харин уже редко играл за основной состав. В сезоне 96/97 у него все складывалось удачно: из четырех первых встреч три отстоял на ноль. Но на 18-й минуте пятого матча против «Шеффилд Уэнсдей» получил травму — разрыв крестообразных связок правого колена, и выбыл на полтора года. А когда выздоровел, то место основного вратаря уже было занято.

Наверное, Дмитрий поторопился, согласившись на переход из английского клуба в шотландский «Селтик». В результате получился большой слоеный пирог из разных неприятностей. Как выяснилось, английским болельщикам не понравилось, что он променял Англию на Шотландию. Шотландским – то, что он не католик, а православный. Приглашавшего его тренера Джона Барнса через полгода уволили, и, вдобавок ко всему, Дмитрия еще замучили травмы. В общем, за три года Харин провел за «Селтик» всего семь матчей и ушел из клуба.

И все же, с учетом сложного вратарского амплуа, карьеру Дмитрия Харина на Британских островах следует признать неплохой. Зато игра за первую сборную стала для него эпопеей упущенных возможностей. А как он начинал! В составе юношеской сборной стал чемпионом Европы в 1987 году, повторил этот успех с молодежной сборной в 1990 году и, наконец, завоевал золото в Сеуле вместе с олимпийской сборной в 1988 году. Первые два матча на чемпионате Европы в составе первой команды страны в 1992 года стали почти его бенефисом. В матчах с неукротимыми немцами и летучими голландцами Харин тащил все и по сути дела обеспечил своей команде две ничьи с самыми сильными командами Старого света. А потом был кошмарный сон в виде матча с шотландцами и три пропущенных мяча, один из которых залетел в ворота, срикошетив от его спины. Обидно. А ведь его кандидатуру уже рассматривали на звание лучшего вратаря этого чемпионата.

Через 10 лет после олимпийского золота Анатолий Бышовец дал Харину еще один шанс отличиться и снова привлек его в сборную страны. Но этот шанс Харину обломал защитник Юрий Ковтун. В первом же матче с Украиной Ковтун решил отдать головой пас своему голкиперу. А в результате скинул мяч на ход шустрому украинскому нападающему Реброву. Харин бросился ему в ноги, Ребров картинно упал. Судья решил, что со стороны Дмитрия это был фол последней надежды, отправил нашего голкипера отдыхать и назначил пенальти в ворота сборной России.

Больше Харин за Россию не играл. А Ковтун в том же отборочном цикле еще раз «блеснул» игрой головой назад. В матче с Исландией он на последних минутах, в падении забил головой изумительный по красоте гол в ворота своей команды. Тот мяч стал единственным, а потому – решающим.

Заканчивал свою футбольную карьеру Дмитрий Харин играющим тренером команды «Лутон» из заштатного городка Хорнчерча в графстве Эссекс. Многие считали, что бывшему вратарю «Челси» и сборной России выступать за такой клуб негоже, но у Дмитрия как обычно было на этот счет свое мнение, которому он и следовал.

Другие олимпийские чемпионы из состава ЦСКА после ухода из армейского клуба как-то выпали из орбиты большого футбола и почти потерялись.

Сергей Фокин в начале 1993 года уехал в брауншвейгский «Айнтрахт». Тогда эта команда выступала во второй бундеслиге, но со временем опустилась в региональную лигу. Играя за этот скромный клуб, Фокин тихо и скромно прижился в Германии и остался там.

Владимир Татарчук, попал в 1992 году в чешскую «Славию» с подачи Валерия Масалитина, ездившего в нее на просмотр, но неподошедшего. А вот Татарчук подошел тогдашнему тренеру «Славии» Властимилу Петржеле. Владимир выиграл две серебряные медали первенства Чехии, а потом вернулся в ЦСКА. Армейский клуб, которому он принадлежал, не сошелся со «Славией» по финансам. Однако по возвращении оказалось, что в ЦСКА Татарчук уже не нужен. Новый тренер Александр Тарханов создавал новую команду, и Татарчуку в ней места не нашлось.

Судя по интервью, Владимир – человек прямой и откровенный. Во всяком случае, в «СЭ» вышло просто потрясающее интервью с ним. Из него складывается впечатление, что с уходом из ЦСКА светлый период в жизни Татарчука закончился, а после ухода из «Славии» и вовсе начался черный. Сначала он лишился всего имущества. Все добро от мебели до фотографий он отправил из Праги в Москву контейнером на машине. После белорусской границы на машину напали, контейнер похитили и увезли в неизвестном направлении. Рассказав об этом происшествии, Владимир вдруг произнес поразительную фразу:

— Бог с ними, с вещами — в футболе все пошло наперекосяк. Я чувствовал, что в игре не потерял ничего, а отношение ко мне изменилось. Смотрели на меня в России, как на заурядного игрока.

В общем, возвращение в ЦСКА стало для Татарчук попыткой войти в одну реку дважды. Много воды утекло за два года, пока его не было в клубе и в России. И на прошлых заслугах было сложно выплыть.

И Владимир еще раз попытался найти свое счастье «за бугром». О втором своем заграничном вояже он рассказывает в том же интервью очень интересно:

— Довела меня жизнь до Саудовской Аравии. Где европейцу тяжело. За те полгода, что мы с Сергеевым там пробыли, одних только тренеров пятеро сменилось. Начиная с того самого венгра Варги, который нас туда привозил. Он и тренер, и агент. Жили в постоянном напряжении — даже в город выйти проблема. Не выпьешь, не расслабишься… Иногда детей в «Макдональдс» выведешь — и все развлечение. Кругом мутавы, полиция нравов, — следят за порядком. Как-то жены наши вышли в магазин без платков, а мимо мутавы проезжали. Мужья за жен отвечают — так нам строгий выговор был. Могли вообще посадить.

Потом Владимир Татарчук снова вернулся в Россию. Попал в ФК «Тюмень». И по его словам тюменская команда стала последней, в которой он получал от игры удовольствие. А после нее Татарчук поиграл еще в нескольких: «Локомотив» Нижний Новгород (1998 — 1999), «Сокол» Саратов (2000), «Металлург» Красноярск (2000), «Металлург» Лиепая, Латвия (2001), ФК «Шатура» (2002).

Но очень приятно, что фамилия Татарчук не пропала с футбольного небосклона. Юный Владимир Владимирович Татарчук неплохо зарекомендовал себя в дубле ЦСКА, ну, а станет ли он «звездой» на футбольном поле покажет будущее.

Напарник Татарчука по вояжу в Саудовскую Аравию – Олег Сергеев об их поездке вспоминает совсем иным образом:

… прибыв в Саудовскую Аравию, были приятно удивлены. Никаких проблем не возникло ни в бытовом, ни в игровом плане.

Но и Сергеев не задержался надолго в жарких странах. В «Аль-Иттихад» из аравийского города Джидда он провел около года, после чего вернулся в ЦСКА. Но новому «тархановскому» ЦСКА нападающий Сергеев не подошел.

Говорят, что футболиста Олега Сергеева сгубило легкомысленное отношение к жизни. Хотя, наверное, Олегу грех жаловаться на свою футбольную карьеру. Все-таки он поиграл в ЦСКА в пору его расцвета, участвовал в матчах Лиги чемпионов, провел 10 матчей за национальную команду и забил в ней 2 мяча. Наконец, остался в памяти болельщиков, как автор решающего гола в финале Кубка СССР в ворота «Торпедо». И все же незавершенность осталась. По большому счету после ЦСКА Сергеев нигде не запомнился, хотя сменил немало клубов: «Алания» Владикавказ (1996), «Динамо» Москва (1997), «Металлург» Липецк (1998), «Локомотив» Москва (1998), «Торпедо-ЗИЛ» Москва (1999 — 2000), «Балтика» Калининград (2001), ФК «Пресня» Москва (2002), «Салют-Энергия» Белгород (2002 — 2005).

Валерий Масалитин начал одним из первых в армейском клубе пытаться покорить Европу. В 1991 году Садырин отпустил его на стажировку в голландский «Витесс». Но стране тюльпанов Валерий не прижился. Как не прижился потом в испанском «Бадахосе», чешской «Стигме» и нескольких бельгийских клубах. А в промежутке между странствиями безуспешно пытался обрести себя в ЦСКА. По большому счету не получалось ни там, ни там. Тем неожиданнее выглядело его появление в 1994 году в составе чемпиона страны – московском «Спартаке». Но что-то такое, позволявшее ему ставить рекорды результативности, некий бомбардирский фарт, увы, уже остался в прошлом. В «Спартаке» Масалитин тоже так и не раскрылся. Потом он выступал еще за новороссийский «Черноморец» и ашхабадский «Копетдаг» и, в конце концов, ушел из большого футбола. Но зато теперь он вновь блистает на футбольном поле, играя уже за ветеранские команды. И что самое любопытное, забивает в них столь же много и часто, как в молодые годы.

В «Спартаке» проявлялся и еще один бывший армейский форвард – Сергей Дмитриев. А до этого он изрядно попутешествовал. За несколько лет умудрился поиграть в пяти странах. Но ни в австрийском «Линце», ни в швейцарском «Санкт-Галлене», ни в израильском «Хапоэле» и немецком «Бекуме» не прижился. Вернулся в Россию и начал новую эпопею со сменой клубов: ЦСКА, «Зенит», «Тюмень». После Тюмени он и оказался неожиданно в «Спартаке». И самое главное в первых матчах за чемпиона совсем неплохо себя проявил. И даже получил с командой золотую медаль чемпионата страны. А потом вдруг через СМИ выкатил бомбу, потрясшую футбольный мир, заявил, что вратарь «Зенита» Роман Березовский сдал «Спартаку» в ноябре 1996 года очень важный матч в борьбе за золото. Березовский и, правда, тогда пропустил два не особо трудных мяча, но нужны были доказательства злого умысла. Скандал получился изрядный, но никаких доказательств вины Березовского найдено не было. И тогда наказали Дмитриева – «за базар». Дисквалифицировали на полгода. Доигрывал Сергей уже в питерском «Динамо».

Постранствовал по свету и другой бывший зенитовский армеец Валерий Брошин. Но ни в Финляндии в «Куопион Паллосеура», ни в Израиле в «Хапоэле» и «Маккаби» особо проявить себя у него не получилось. Валерий вернулся на родину и попробовал вновь заявить о себе в ЦСКА и «Зените». Однако и он не смог войти в ту же реку. Армейцы и питерцы делали ставку уже на совсем других игроков, молодых и амбициозных.

После этого Брошин неожиданно оказался в ашхабадском «Копетдаге», и говорят, там к нему пришла вторая молодость. В Туркмении 35-летнему Брошину не было равных и он даже начал выступать за сборную этой страны. Но через два года все же опять вернулся в Россию. Поиграл еще немного за ростовский СКА и московскую «Нику», а потом и вовсе повесил бутсы на гвоздь.

Весьма привлекала армейских футболистов Земля обетованная. Кроме уже упоминавшихся Дмитриева и Брошина в Израиле пробовали свои силы еще несколько игроков.

В 1993 году туда уехал защитник Сергей Колотовкин. Поиграл около года за иерусалимский «Бейтар» и тель-авивский «Циафирим». Но видимо счастья в чужих краях не обрел и вернулся в Россию. Защитником Колотовкин был надежным, добротным, поэтому оказался востребованным и на родине. Правда, после возвращения в ЦСКА он провел совсем немного времени, доиграл до конца сезона 1994 года и перешел в московское «Динамо». Все же, где бы после армейской команды Колотовкин не выступал, он, как старый конь, борозды не портил. А поиграл Сергей еще после «Динамо» в ФК «Тюмень» (1997), в «Ростсельмаше» (1998 — 2000) и стерлитамакском «Содовике» (2001 — 2002).

На шесть лет прирос к Земле обетованной Олег Малюков, все это время он играл за «Хапоэль» из Ришон-ле-Циона. Но потом и он вернулся в Россию.

В Израиль отправился и самый молодой игрок чемпионского состава армейцев – Василий Иванов. Правда, уехал он позже других – в 1994 году. Выступал за «Маккаби».

Остались верны родным пенатам только трое: Дмитрий Быстров, Михаил Колесников и Александр Гутеев. Правда, никому из них это не принесло счастья.

Говорят, что Быстрова подвело нарушение режима и ссора с армейским тренером Геннадием Костылевым, после которой он распрощался с ЦСКА и пошел кочевать по другим клубам. Поиграл в «Зените», в «Шиннике» и узбекском «Навбахоре». Увы, в 38-летнем возрасте Дмитрий Быстров умер.

Михаил Колесников, по слухам тоже из-за разногласий с Костылевым покинул команду в 1993-м. Решил перейти в «Спартак», но попытка вышла неудачной – на смотринах он сломал ногу, из-за чего фактически пришлось завершить футбольную карьеру. В конце концов, он предпочел мячу государственную службу и устроился на работу в ГАИ.

На футбольную карьеру многих вратарей порой оказывает большое значение всего один матч. Рейтинг Нигматуллина взлетел до небес после матча с «Тиролем», а Филимонова упал в пропасть после пропущенного гола от Шевченко. Александр Гутеев, кажется, внутренне надломился после Лиги чемпионов, почему и не стал основным голкипером в ЦСКА. Возможно, град пропущенных мячей от «Марселя» стал той самой психологической травмой, лишающей голкиперов очень важного качества – уверенности. Несколько лет Александр провел в ярославском «Шиннике», но и там не отличался стабильностью выступлений.

Последний по алфавиту из чемпионского состава Виктор Янушевский первым ушел из жизни. Получив золотую чемпионскую медаль, он попытался пристроиться в Англии, но не получилось. Тогда перебрался в Берлин, где играл за местную команду «Теннис-Боруссия», однако в мае 1992 года скоропостижно скончался в возрасте 32-х лет.

Не назовешь особо удачной и дальнейшую судьбу тренера Павла Садырина. Хотя почалу казалось, что все у него складывается хорошо. Возглавив летом 1992 года сборную России, он вывел ее в финальную часть чемпионата мира в США. И команда-то на тот момент у него была весьма перспективная. Сейчас игроков на один состав не хватает, а тогда он мог запросто сформировать два. В результате и пришлось выступать в Америке вторым составом, поскольку первый взбунтовался по не вполне понятным болельщикам причинам. Как и следовало ожидать, выступила сборная на мундиале неудачно. Хотя и разнесла на прощание Камерун в пух и перья. Уйдя из сборной, Садырин вывел в высшую лигу «Зенит», а потом снова пришел в ЦСКА. Но это уже совсем другая история.

 

ЧУДО, КАК ЕСТЬ, ЧУДО!

В 1992 году формат Кубка чемпионов изменился – появилась Лига чемпионов. Время уже доказало насколько это был удачный ход УЕФА. Зрители получили возможность наслаждаться игрой лучших команд Старого Света по полной программе, а УЕФА получил супердоходы от успешного коммерческого проекта под названием «Лига чемпионов».

Так получилось, что честь — первой дебютировать в Лиге выпала на долю команды ЦСКА. Однако особых иллюзий относительно перспектив любимой команды в этом турнире болельщики армейцев не пытали. Не ударили бы в грязь лицом, ну и ладно. Известие о том, что в соперники ЦСКА достался действующий победитель Кубка чемпионов испанская «Барселона», вызвало противоречивые чувства. С одной стороны надежды на удачное выступление в Лиге скукожились до минимума. Было понятно, что против суперклуба из Каталонии, имеющего в своем составе таких звезд, как Рональд Куман, Христо Стоичков и Микаэль Лаудруп – фактически лучших игроков Голландии, Болгарии и Дании, у обновленного ЦСКА не было никаких шансов. Но с другой стороны, было очень интересно, как в борьбе с этими звездами проявит себя армейская молодежь.

И вот, наконец, наступило время первого матча, который проводился в Москве. 21 октября 1992 г. на газон стадиона «Лужники» в присутствии 40 тысяч зрителей вышли чемпионы чемпионов. Тренер «Барсы» Йохан Кройф выставил на матч такой состав: Антони Субисаррета в воротах и полевые игроки: Альберт Феррер, Рональд Куман, Хосеп Гвардиола, Мигель Анхель Надаль, Хосе Мария Бакеро, Хуан Антонио Гойкоэчеа, Христо Стоичков, Микаэль Лаудруп, Сакристан Эусебио и Айтор Бегиристайн. Из этого состава кроме уже упоминавшихся иностранных звезд на слуху были имена игроков сборной Испании: Субисарреты, Гвардиолы, Гойкоэчеа и Бегиристайна.

ЦСКА тоже выпустил на поле все лучшее, что у него было: Дмитрий Харин в воротах и полевые игроки: Алексей Гущин, Сергей Колотовкин, Дмитрий Быстров, Сергей Фокин, Василий Иванов, Денис Машкарин, Александр Гришин, Олег Сергеев, Дмитрий Карсаков, Валерий Минько.

Швейцарский судья Курт Ротлисбергер дал свисток, и игра началась. С первых минут стало ясно, что к нам пожаловали настоящие мастера. Мяч держался у них в ногах, как привязанный. Но особенно было приятно, что армейцы не тушуются, гнут свою линию и за счет самоотверженности не дают обладателям Кубка чемпионов особо развернуться. Впрочем, те особо не усердствовали, держа в уме, что поединок двухраундовый. И вскоре получили мяч в свои ворота. Саша Гришин на 17-й минуте, получив мяч в центре поля, добежал с ним, сопровождаемый защитниками «Барсы» до чужой штрафной площадки и неотразимо пробил в дальний нижний угол. Вратарь сборной Испании Субисаррета был бессилен.

Футболисты из столицы Каталонии не побежали тут же отыгрываться, а уверенно и спокойно продолжали вести свою игру. Наибольшую активность у них проявлял маленький настырный Бегиристайн, который то и дело терзал армейскую оборону. Он-то, в конце концов, и сквитал счет на 60-й минуте. Уже вратарь сборной СНГ Харин не смог ничего поделать.

В принципе, ничья каталонцев устраивала. Они не сомневались, что уж на своем-то поле разделаются с русскими однозначно, а потому особо не усердствовали. Тренеры ЦСКА попытались усилить атаку, выпустив на поле легконого Файзулина, но испанских звезд он своей скоростью не превзошел. Конечно, игроки ЦСКА были бы рады забить еще, и очень старались, но хотеть и мочь – разные понятия. В результате матч так и закончился с двумя единичками на табло – 1:1.

В прессе игру ЦСКА оценили положительно. Говорили, что армейцы проявили характер и выглядели достойно. Но все решили, что в ответном матче им ничего не светит. Этого же мнения придерживалось и руководство телекомпании, купившей права на трансляцию Лиги чемпионов. А потому оно решило сэкономить на заведомо обреченных на поражение армейцах. В общем, матч ЦСКА на стадионе «Ноу Камп» по телеящику не показали. И чуда, сотворенного армейцами россияне не увидели. Потом, правда, телевизионщики попытались хоть как-то сгладить ситуацию. Добыли и показали 15-минутный ролик с самыми интересными моментами, какие сейчас показывает в дневнике Лиги чемпионов. И дали тем самым хотя бы каплю бальзама на душу населения.

Серьезных изменений в составах команд, вышедших на поле 4 ноября 1992 года в Барселоне не произошло. Единственно, что в ЦСКА с первых минут появились в составе Евгений Бушманов и Ильшат Файзулин, которые в Москве выходили на замены. А народу на «Ноу Камп» собралось в два раза больше чем в «Лужниках» — 80 тысяч человек.

Подгоняемые своими орущими и поющими болельщиками игроки каталонской команды сразу пошли вперед. И показалось, что все идет по сценарию, который предсказывали футбольные специалисты. Мощная испанская атака буквально смяла армейскую оборону, и «Барса» забила два мяча. Сначала на 12 минуте отличился Надаль, а потом на 31-й неугомонный Бегиристайн удвоил счет. В воздухе запахло разгромом, но испанцы не стали добивать раненого соперника и немножко успокоились. И вскоре за это поплатились. Перед самым перерывом в штрафной «Барсы» невесть откуда появился армейский защитник Евгений Бушманов, получил мяч и молниеносно мощно пробил. Гол.

Во втором тайме армейцы показали такую игру, на какую этот состав больше никогда не сподобился. Не то, чтобы у ЦСКА получалось все, но многое. Армейские футболисты буквально летали по полю, накручивали финтами пресловутых испанских звезд и были просто неудержимы. Они прижали игроков «Барсы» к воротам и на 57 минуте получили право на угловой. Подача, мяч летит вдоль ворот, попадает к Машкарину, и вот он уже трепещется в сетке! Гол! 2:2. Счет, который по сумме двух встреч устраивает уже ЦСКА.

Прошло еще четыре минуты. Армейцы прорвались по флангу. Острый прострел вдоль линии вратарской. Карсаков элегантно пропускает мяч между ног и пяткой подрезает его в ворота Субисарреты. Этот гол до сих пор остается хрестоматийным, некоторые комментаторы любят его припоминать. А между тем, счет стал уже 3:2.

Нельзя сказать, что испанцы растерялись. Нет, они на самом деле были большими мастерами и опытными бойцами. А потому отчаянно ринулись вперед. Игра пошла вообще веселая, на встречных курсах. Трибуны то замирали, то охали. Атака на одни ворота, опасный момент, удар, мимо. Атака на другие ворота, опасный момент, удар, вратарь выручает. Опасно бьет Стоичков, великолепный момент упускает Бегиристайн. Но вот мяч буквально на центральной линии получает Сергеев. Он устремляется с ним к воротам соперника в гордом одиночестве. Однако видно, что Олег уже устал и бежит буквально из последних сил. В конце концов, он буквально втыкается в Субисаррету и тот завладевает мячом.

Но драгоценные минуты для испанцев неудержимо утекают. Становится ясно, что два мяча им сегодня не отыграть. А потом звучит финальный свисток немецкого судьи Бернда Хайнеманна, возвещающий победу ЦСКА.

Растерянные футбольные специалисты в России, облажавшиеся со своими прогнозами, разводят руками. Комментаторы в программах новостей говорят, что ЦСКА преподнес сенсацию и обещают в следующем выпуске показать голы. Но почти все понимают, что произошло нечто экстраординарное, можно сказать, футбольное чудо.

Накануне матча в программе Владимира Перетурина «Футбольное обозрение» был сюжет про первые букмекерские конторы. В нем журналист брал интервью у посетителей, делавших ставки. Какой-то невзрачный деревенского вида паренек сообщил, что пришел поставить деньги на победу ЦСКА в матче с «Барселоной». «Ну и дурак!» — подумала вся страна. А парень-то оказался умницей, и вероятно, сорвал неплохой куш.

 

ЛИГОЧЕМПИОНСКИЕ СТРАДАНИЯ

Лига чемпионов наглядно показала, что Россия, называя себя Великой державой, выдает желаемое за действительное. Оказалось, что даже для спорта № 1 в этой стране нет необходимых условий. Футболистам, представлявшим Россию на крупнейшем международном клубном форуме просто негде было играть в своей стране. В Москве не было ни одного футбольного поля с подогревом, все арены стояли зимой, окутанными снежным покровом. А в южных районах не было ни одного стадиона, соответствующего международным стандартам.

Домашним полем для ЦСКА в лигочемпионском турнире стал газон берлинского стадиона. Но ни о какой мало-мальски значимой поддержке трибун на нем футболистам нельзя было даже и мечтать. В те годы средняя зарплата в России составляла лишь несколько десятков долларов, а потому путешествие в Берлин для подавляющего большинства армейских болельщиков представлялось просто невозможным. Фактор своего поля для ЦСКА был утрачен. На берлинских матчах малочисленная группа поддержки армейской команды просто растворялась в море болельщиков гостей.

Против армейцев было все: чужие поля, чужие флаги на трибунах, отсутствие опыта играть в зимнее межсезонье и еще куча всевозможных факторов. Ситуация в российском футболе была отражением ситуации в нашей бедной многострадальной стране. Футболисты считали за счастье уехать в зарубежный клуб даже из команды-чемпиона этой страны. Причем уезжали-то во второразрядные западные клубы, где заколачивали отнюдь не миллионы.

В общем, футболисты ЦСКА оказались явно чужими на этом празднике жизни под названием «Лига чемпионов». Объективно следовало признать, что армейская команда уступает в классе даже европейским середнячкам. Оставалось уповать только на ее характер и удачу, которые помогли ЦСКА обыграть непобедимую «Барсу». Ужасно хотелось увидеть в исполнении армейцев еще одно чудо, подобное тому, что они сотворили на «Ноу Камп». Увы, удача оказалась ветреной подругой, она оставила футболистов ЦСКА и улетела к какой-то другой команде. А без нее молодым армейцам просто не хватило мастерства, чтобы противостоять соперникам по подгруппе: французскому «Марселю», бельгийскому «Брюгге» и шотландскому «Глазго рейнджерс». Но в отсутствии самоотдачи их нельзя было упрекнуть, они бились, как могли.

Бились с «Брюгге» в Бельгии, бились с «Рейнджерс» в Берлине. Но оба раза уступили с минимальным счетом 0:1. И вот, наконец, 3 марта 1993 года в третьем матче завоевали свое первое очко. На чей раз они встречались с «Марселем» в Берлине. Когда на 27 минуте футболист французской команды Абеди Пеле открыл счет, показалось, что ситуация повторяется в третий раз подряд. Марсельцев счет утраивал, и они за счет хорошей организации игры гасили все выпады армейцев на подступах к своей штрафной. Первый тайм прошел с их игровым преимуществом. А в начале второго, на 54-й минуте свершилось историческое событие – ЦСКА забил свой первый гол в групповом этапе Лиги чемпионом. Блеснул своей реактивной скоростью Ильшат Файзулин. Он получил мяч на правом фланге, финтом качнул защитника вправо, а за счет резкого ускорения ушел влево, ворвался в штрафную площадь и под острым углом к воротам пробил. Удар получился плотным. Мяч, поднявшись слегка над газоном, по небольшой дуге опустился точно в дальний нижний угол. Стоявший в тот день в «рамке» у французов знаменитый Фабьен Бартез даже не дернулся.

Этот гол принес ЦСКА ничью не просто с грандом мирового футбола, а с будущим победителем Лиги чемпионов. В том историческом матче за ЦСКА выступали: Плотников, Мамчур, Колотовкин, Быстров, Малюков, Антонович, Минько, Иванов, Сергеев, Бушманов, Файзулин, на замену вышли Дудник и Карсаков.

Однако в следующем матче на своем поле «Марсель» терять очки в игре с ЦСКА не собирался. И настроился по боевому. Французы разделали армейцев под орех. После первых пропущенных мячей команда ЦСКА просто развалилась. А стоявший в день в армейских воротах Гутеев начал пропускать натуральные «бабочки» и выглядел в конце матча просто деморализованным. При счете 0:5 в пользу «Марселя» единственную хорошую возможность размочить счет бестолково упустил белорусский полузащитник ЦСКА Антонович. Метров с восьми от ворот он попал в Бартеза. Словно в отместку за выпад армейцев, француз Дезайи тут же вколотил им шестой мяч. Только после этого марсельцы успокоились и спокойно довели матч до победы — 6:0.

На следующий день в одной из центральных российских газет вышла статья об этом матче с весьма обидным заголовком «Мордой об асфальт». Конечно, по большому счету это было действительно позорное поражение. Но с другой стороны, нужно смотреть на вещи реально. Молодая армейская команда просто не имела на тот момент никаких шансов против лучшей команды Европы. С тех пор в российском футболе многое изменилось. Практически все клубы премьер-лиги обзаводятся первоклассными легионерами со всех концов света. А между тем блестяще укомплектованные московские «Спартак» и «Локомотив», украинские «Динамо» и Шахтер» терпят разгромные поражения в Еврокубках.

А между тем, спустя 13 лет вдруг выяснилось, что возможно с тем матчем не все было чисто. Бывший защитник «Марселя» Жан-Жак Эйдели в интервью «Equipe Magazine» рассказал, что в бутылки с водой, которые предназначались московским футболистам, французы тончайшим шприцем ввели какое-то вещество прямо сквозь пробки. При этом все улыбались, шутили. Потом позвали мальчишку из числа помощников и приказали ему отнести бутылки русским…Администраторы «Марселя» потом подмигивали своим футболистам – мол, сейчас все пойдет, как по маслу.

В следующем матче ЦСКА в Берлине встретился с «Брюгге». Армейцы первыми открыли счет. Наконец-то отличился Олег Сергеев. На крохотном пятачке перед воротами он обыграл защитника и протолкнул мяч в сетку мимо вратаря. Правда, еще до перерыва бельгийцам удалось отыграться. Во втором тайме было много борьбы и мало голевых моментов, матч катился к закономерной ничьей. Но на последних минутах преимущество «Брюгге» в классе сказалось. Бельгийцы забили и победили — 2: 1.

В последнем матче группового турнира с «Рейнджерс» мотивации у футболистов ЦСКА практически не было. Зато ее в достатке имелось у шотландцев, которым очки были очень нужны. Казалось, что армейцы банально сольют эту игру более сильному сопернику, но не тут-то было. Футболисты ЦСКА в Глазго легли на поле костьми, но отстояли свои ворота в неприкосновенности. Игра была силовой, жесткой, шотландцы в лучших национальных традициях не щадили на поле не себя, ни соперников. Они упорно перли и перли вперед, правда делали это в традициях тогдашнего британского футбола несколько однообразно – с бесконечными навесами и борьбой в воздухе. Но молодые армейцы не уступили им в борьбе ни на втором этаже, ни на первом. Хотя в самом конце матча они порой просто падали на газон от того, что сводило ноги, но выстояли – 0:0. Весьма почетная ничья, заставившая уважать армейцев не только их соотечественников, но и шотландских болельщиков.

В целом, хотя выступления в Лиге чемпионов и не снискали молодым футболистам ЦСКА славы, но зато дали им бесценный спортивный и жизненный опыт. Ильшат Файзулин потом рассказывал, что больше всего ему запомнилось, как они жили в Берлине в шикарном отеле, условия которого им в России и не снились. А больше всего его поразило, как во Франции журналисты фотографировали армейцев на улице и просили их об интервью — в свой стране те к такому вниманию не привыкли.

 

И СНОВА ДЕЛА РОССИЙСКИЕ

Не снискав лавров в Европе, ЦСКА вступил в фазу российского чемпионата. Из-за форсирования спортивной формы к играм в Лиге, в национальном первенстве в функциональной подготовке получился спад. Но и без него этот состав армейского клуба вряд ли мог составить конкуренцию в борьбе за медали таким крепким, сбалансированным и сыгранным командам, как московским «Спартаку» и «Динамо», а также «Спартаку» из Владикавказа, где молодому тренеру Газзаеву удалось создать очень сильный коллектив. В борьбе с ними армейцам после массового отъезда за рубеж ведущих футболистов приходилось уповать только на «индейское счастье», сопутствующее новичкам.

В сезоне 1993 года, когда из представителей «золотого состава» фактически осталось только двое – Сергей Колотовкин и Олег Сергеев, ЦСКА покатился вниз. И докатился до 9 места, пропустив вперед такие клубы как камышинский «Текстильщик» и екатеринбургский «Уралмаш». С уходом чемпионов стал выветриваться и дух победителей, а потому участились поражения с крупным счетом. Армейцы были дважды жестоко биты спартаковцами 0:6 и 0:3, проиграли 0:3 волгоградскому «Ротору» и камышинскому «Текстильщику».

Особенно удручающим для чувств армейских болельщиков, конечно, стало фиаско ЦСКА во встрече со «Спартаком» 27 июня 1993 года со счетом 0:6. Видимых причин для такого разгрома у красно-синих не наблюдалось. В стартовом составе ЦСКА на поле вышли уже поднабравшиеся опыта в лигочемпионских битвах футболисты: Плотников, Гущин, Колотовкин, Машкарин, Малюков, Бушманов, Крбашян, Карсаков, Антонович, Сергеев, Файззулин. Среди 11 человек был только один новичок с ничего не говорящей фамилией – Крбашян. Надо полагать, что в этот день у армейцев наступил самый кризис в их функциональном спаде после Лиги чемпионов. А у «Спартака» случился самый пик формы. Впрочем, для утешения армейских фанов, можно еще добавить, что у красно-белых в тот день был, пожалуй, идеальный состав: Черчесов, Мамедов, А. Иванов, Цымбаларь, Писарев, Никифоров, Онопко, Карпин, Пятницкий, Ледяхов, Бесчастных. 10 из 11 – звезды, игроки сборной России. А если добавить к ним еще и Федора Черенкова, выходившего на замену в этом матче, то становится понятным, что у ЦСКА было заведомо немного шансов на успех. А в «Спартаке» тот день стал днем Игоря Ледяхова, сделавшего хек-трик.

И все же команда у армейцев была неплохая, недаром она каждый год пробивалась в финал Кубка страны. Вот только выиграть его после 1991 года никак не могла. Не хватало армейским футболистам каждый раз чуть-чуть, какой-то «искры божьей», чтобы добиться превосходства над соперником и завоевать вновь хрустальный приз. А что такое эта «искра божья» наглядно продемонстрировали в финальных матчах предыдущих лет армеец Игорь Корнеев и спартаковец Владимир Бесчастных.

В 1993 году в решающем матче в борьбе за хрустальный трофей российского футбола армейцам противостояло московское «Торпедо». Состав в ту пору у автозаводцев был очень приличный: вратарь Подшивалов, полевые игроки: Шустиков, Ульянов, Чугайнов и Николай Савичев. Это были футболисты с именами. Не самыми громкими, но узнаваемыми. Команды по классу были примерно равны, что и продемонстрировал финал. Игра получилась с равными шансами на успех и закончилась ничьей – 1:1 (у армейцев отличился Файзулин). Дело дошло до пробития 11-метровых ударов. Первыми выпало бить автозаводцам. К мячу подошел Афанасьев и отправил его точно в сетку ворот. Настала очередь армейцев. К одиннадцатиметровой отметке отправился Антонович. Армейская трибуна застыла в напряженном ожидании. И только огорченно выдохнула, Подшивалов удар Антоновича отразил. Торпедовцы же продолжали бить пенальти без промаха. И хотя три пенальти армейцам реализовать удалось, отличились вышедшие на замену Дудник и Минько, а также двужильный Мамчур, неудача Антоновича оказалась роковой. Удар торпедовца Ульянова подвел черту под серией пенальти и оказался победным для его команды. Автозаводцы в едином порыве ринулись на поле праздновать успех, а армейцам оставалось только утешать себя, что уступили они достойно.

Болельщиков ЦСКА, уже приученных к красивым победам, достойные поражения не утешали. Они с грустью наблюдали за потугами армейской молодежи в противостоянии с европейскими чемпионами, за ее бессилием перед каруселью спартаковских атак и вспоминали уехавших на Запад игроков.

Руководство клуба решило, что Геннадий Костылев в качестве главного тренера «не потянул», и в августе сменило его на Бориса Копейкина.

Увы, кардинальным образом на ситуацию в клубе это не повлияло. Армейская молодежь словно бы остановилась в росте, а команда безнадежно буксовала в чемпионате страны. Были, конечно, и отдельные светлые пятна в игре ЦСКА. Особенно запомнился захватывающий финал Кубка России 1994 года, куда армейцы пробились в четвертый раз подряд.

Но финалу предшествовал весьма непростой полуфинал, запомнившийся еще одним скандалом. Весной 1994 года генеральный директор ФК ЦСКА Виктор Мурашко принял решение для экономии клубных средств проводить домашние матчи на своем стадионе – на «Песчанке». Но выступления на «своей поляне» ограничились полуфиналом Кубка страны со «Спартаком» из Владикавказа. Игра выдалась упорной, только по пенальти армейцам удалось одолеть подопечных Валерия Газзаева из солнечной Осетии. Накал страстей на поле передался на трибуны. Футболисты были вынуждены спасаться бегством в раздевалку, а зеленый газон оккупировали болельщики обеих команд, между которыми разгорелась грандиозная драка. По счастливой случайности на стадион решили заглянуть проходившие мимо омоновцы. Они и помогли утихомирить разгоревшиеся страсти. Но стадион получил длительную дисквалификацию. Раз армейцам стало нельзя на нем играть, то решили стадион реконструировать.

А в финале Кубка ЦСКА вновь противостоял московский «Спартак». Красно-белые были очевидными фаворитами в этом противостоянии. В их составе вышла на поле почти половина сборной России: Хлестов, Цымбаларь, Никифоров, Онопко, Карпин, Ледяхов и Бессчастных. Казалось, ЦСКА обречен. И начало матча оправдало худшие опасения армейских болельщиков – спартаковцы быстро доказали свое превосходство в классе двумя забитыми мячами. На 6-й минуте отличился Ледяхов, а на 11-й – Карпин. В который уже раз поклонникам ЦСКА оставалось уповать только на чудо. И армейские футболисты в который уже раз его сотворили.

В тот день в составе ЦСКА с первых минут вышел на поле 17-летний паренек Владислав Радимов. Вот уж кто не тушевался перед любыми авторитетами. Он решительно вступал в борьбу с именитыми спартаковами и настырно пер на их оборонительные редуты. И, наконец, нашел в ней брешь, отправив мяч с близкого расстояния в ворота вратаря чемпионов страны Стауче.

Однако время шло, а счет по-прежнему оставался в пользу спартаковцев – 2:1. И те еще больше укрепили свою оборону, решительно пресекая все попытки армейских нападающих приблизиться с мячом к их воротам. И вроде бы они все правильно делали, но совершенно не ожидали, что у защитника ЦСКА Быстрова получится такой сильный и точный удар метров с 40-ка. Мяч влетел в притирку с боковой стойкой ворот, и Стауче его не достал.

Спартаковцам совсем не хотелось доводить дело до лотереи 11-метровых, поэтому они постарались склонить чашу весов в свою пользу раньше. Их тренер Олег Романцев снял защитника и бросил в бой еще одного нападающего. Появление на поле Валерия Масалитина в красно-белой спартаковской форме вызвало на трибунах массу разнообразных эмоций. Армейская торсида понятно выразила ренегату неудовольствие громким свистом, но не особо усердствовала. Большинству болельщиков понятно, что в футболе как в любви — «Мы выбираем, нас выбирают, как это часто не совпадает». Кстати, в том же матче центре армейской обороны играл бывший спартаковец Бушманов. И защита ЦСКА не позволила «Спартаку» забить третий гол.

Как и год назад, выявлять победителя пришлось в серии 11-метровых. На сей раз исполнение первого пенальти в составе армейцев было доверено Гришину. И Александр не подвел, отправив мяч в сетку ворот. Зато его партнеров Бушманова и Куприянова постигла неудача. Стауче их удары отразил. Спартаковцы же били без промаха и за свою точность были вознаграждены Кубком России.

Победа в Кубке могла бы реабилитировать тренерский штаб ЦСКА за не особо удачные выступления в чемпионате страны. Но победы не случилось, а соответственно не получилась и реабилитация. Необходимость перемен витала в воздухе. Армейская молодежь словно бы остановилась в росте, и команда буксовала в национальном первенстве. Обычно в футболе все перемены начинаются с тренера. Не стала исключением и ситуация с ЦСКА. В середине сезона 1994 года Бориса Копейкина на посту главного тренера армейского клуба сменил другой бывший заслуженный армеец Александр Тарханов.

Смена тренера встряхнула игроков ЦСКА, и они 24 июля в красивом стиле разделали московское «Динамо» — 4:2. У динамовцев тогда была очень сильная команда с отличной линией нападения. Симутенков и Черышев при поддержке Тетрадзе могли порвать любую оборону. Вот и в том матче Симутенков с Тетрадзе забили по голу. Еще один гол у динамовцев забил бывший армеец Вагиз Хидиятуллин, но только в свои ворота. А у армейцев отличилась молодежь: Минько, Файзулин, Радимов.

Владислав Радимов потом в одном из интервью так рассказывал об этом матче:

— Нас тогда как раз принял Тарханов. А вы знаете, что обычно бывает с приходом нового тренера – игроки из кожи вон лезут, чтобы проявить себя. Мы шли в нижней части турнирной таблицы, но выдали просто суперматч. А я забил гол, который потом многие отмечали. Полполя прошел. Решение, что делать, принимал уже по ходу. Атака сложилась таким образом, что пришлось взять игру на себя. Радовался тогда – жуть! А забитый мной мяч потом долго лидировал в «Девятке» «Футбольного клуба» на НТВ. Не скрою, было приятно. До сих пор считаю тот гол одним из самых красивых в карьере. Могу ли назвать этот матч первым, в котором я по-настоящему заявил о себе в ЦСКА? Возможно. Хотя тогда одним из знаковых событий для меня также стал финал Кубка России, когда я забил гол «Спартаку».

В том сезоне армейцы в чемпионате страны встретились с динамовцами еще раз. И это получился настоящий матч реванш. Победили динамовцы, но в очень драматичной ситуации. В первом тайме Иванов и Черышев забили два мяча, и «Динамо» повело 2:0. Во втором ЦСКА усилиями Антоновича и Файзулина тоже забил два и сравнял счет – 2:2. А на последней минуте матча судья назначил пенальти в ворота «Динамо». К одиннадцатиметровой отметке подошел Быстров, разбежался и запустил мяч в небеса. Бело-голубые тут же соорудили контратаку, и в сутолоке у армейских ворот Симутенков забил победный гол — 3:2. Такая вот она непредсказуемая игра – футбол.

Большие надежды армейские болельщики в 1994 году связывали с выступлением нашей сборной в финальной части чемпионата мира по футболу, проходившей в США. Прежде всего, теплилась надежда, что главный тренер сборной Павел Садырин сумеет сотворить с национальной командой нечто подобное, что он уже проделывал с «Зенитом» и ЦСКА. Тем более что кадровые ресурсы на сей раз у него были на порядок лучше. В ту пору на подъеме было очень талантливое поколение отечественных футболистов в лице: Шалимова, Харина, Кирьякова, Добровольского, Юрана, Радченко и других. Они уже неплохо проявили себя в ведущих европейских клубах, и, казалось, могли блеснуть на мировом футбольном форуме.

Очень хотелось взглянуть и на привлекавшихся в сборную бывших армейских игроков: Кузнецова, Корнеева, Татарчука.

Однако незадолго до мундиале в национальной команде начались какие-то малопонятные вещи: коллективные письма, взаимные обиды и претензии, выплескиваемые в СМИ. У болельщиков эти проблемы футбольной кухни вызывали по большей части недоумение. Еще были свежи в памяти высокие примеры самоотдачи игроков прошлых лет: Тищенко, игравшего в полуфинале Олимпиады со сломанной ключицей, Шестернева, пожертвовавшего здоровьем ради клуба и сборной. А тут какие-то непонятные заморочки с сервисом на тренировочной базе и спонсорскими контрактами ставили под вопрос поедет ли вообще наша сборная на чемпионат мира?

А еще очень обидно было за Павла Федоровича Садырина. Коллективное письмо 14 «отказников», в числе которых оказались почти все ведущие игроки сборной, было направлено в основном против него. «Отказники» требовали отставки Садырина с поста главного тренера, отказываясь в противном случае ехать на чемпионат мира.

Федерация футбола поддержала Садырина. Он все же повез команду на мундиале. Многие «отказники» одумались и тоже отправились в США. Но после всех склок в подготовительный период российская сборная не выглядела сплоченной и была обречена на неудачу. Подсластила горькую пилюлю от ее выступления только крупная победа над Камеруном в заключительном матче и рекорд Саленко – 5 голов в одной игре.

Жизнь все расставила на свои места. Чемпионат мира в США так и остался лучшим шансом в жизни, чтобы чего-то добиться на мировом уровне для всех игроков и тренеров сборной России образца 1994 года. И этот шанс ими был бездарно испорчен. Причем судьба словно бы задалась целью продемонстрировать, что она не прощает пренебрежительного отношения к возможностям, которые дает человеку.

Садырин больше ничего не выигрывал с командами, которые тренировал. А главные «отказники» хотя и были возвращены в команду после чемпионата мира, но вскоре вновь покинули ее, причем некоторые со скандалом.

ТАРХАНОВ У РУЛЯ ЦСКА

ЦСКА - 1995

1995 год.

Возглавив армейский клуб, Александр Тарханов никакого чуда с ним не совершил, но команду преобразил – она заиграла хоть и не всегда удачно, зато весело. Тарханов сделал ставку на молодежь. При нем главным действующим лицом в армейской команде стал Владислав Радимов. Приходилось только диву даваться – откуда у этого парня, которому нет и 20-ти лет, такие лидерские качества. Влад тащил за собой команду в самые трудные, напряженные моменты игры. Причем это был совсем не тот Радимов, которого мы позже видели в составе «Крыльев Советов» и «Зенита». Тот не ходил по газону пешком, носился, как заведенный. Он устремлялся за каждым мячом, даже безнадежно уходящим за линию поля. Помню, я попал как-то в Москве на матч с его участием сразу после того, как тренеры сборной впервые вызвали Владислава на сбор главной команды страны. В памяти не сохранилось, с кем армейцы тогда играли, зато отчетливо врезался один эпизод. Соперники ЦСКА, обороняясь, сыграли на отбой. Мяч перелетел на половину поля армейцев и медленно покатился по направлению к боковой линии. За ним неспешно трусили защитники ЦСКА. И вдруг мимо них как метеор пронесся Радимов. Не давая мячу уйти в аут, он подхватил его и вновь устремился в атаку. На трибунах раздались аплодисменты в адрес Владислава и упреки защитникам:

— Что ж вы мужики делаете? Игрока сборной за каждым мячом гоняете. Ему-то силы как раз поберечь надо.

В 1995 году Тарханов создал в ЦСКА великолепную линию полузащиты из вчерашних малоизвестных новичков: Радимова, Хохлова, Семака и более опытных Карсакова и Ульянова. Последний пришел из «Торпедо» и был известен тем, что «похоронил» ЦСКА в серии пенальти финала Кубка-93.

В сезоне 1995 года Хохлов и Радимов забили по 5 мячей, Семак и Ульянов – по 4. Больше голов было только на счету штатных форвардов – у Фазулина – 6, у Лебедя – 8. О них тоже несколько слов:

Ильшат Файзулин отыграл чемпионат страны 1995 года не полностью, он простился с ЦСКА и уехал в Испанию на заработки. И в этот момент ко двору армейской команды удачно пришелся форвард таранного плана Владимир Лебедь. Однако болельщиков даже больше чем его игра волновал вопрос – родственник он знаменитому генералу Лебедю, быстро набиравшему в то время политический вес, или нет? Очень уж футболист внешностью смахивал на колоритного генерала. Да и на футбольном поле вел себя столь же жестко и бескомпромиссно, как тот в политике. В первый же год выступлений за ЦСКА Лебедь настолько ярко проявил себя, что удостоился приглашения в национальную сборную. Однако уже в следующем году его подкосили травмы, поэтому по большому счету звезда Лебедя на российском футбольном небосклоне так и не взошла.

А вот армейские новички: Радимов, Семак и Хохлов этими самыми «звездами» стали.

Остается только сожалеть, что эта очень интересная тройка армейских «мушкетеров» распалась, и гадать, каким бы был ЦСКА, останься они все в команде. Их дружба началась еще лет в 12 в юношеской сборной, куда все они попали из разных городов. Хохлова селекционеры присмотрели в Краснодаре, Радимова — в Ленинграде, а Семака — в Ворошиловграде. А в одном клубе, в ЦСКА они оказались по обычной для футболистов причине – достигнувших призывного возраста перспективных новичков частенько забирали в этот клуб. И надо сказать, далеко не всегда насильно. Для мальчишек из провинции это был отличный шанс – засветиться в одном из ведущих клубов страны и покорить Москву.

Первыми в ЦСКА попали Радимов и Хохлов. По приглашению тренера юношеской сборной Геннадия Костылева. Когда тот встал у руля ЦСКА после ухода Садырина в сборную, ему срочно потребовалась замена уехавшим на заработки на Запад ветеранам. Поселили новичков в пансионате на Песчанке. Радимов и Хохлов потом рассказывали в интервью про спартанские условия в нем: комнаты на четверых, туалет один на этаж, зато море тараканов, которые никак не хотели выводиться. Владислав в этом интервью поведал о поразительной вещи. С его слов футболистов дубля ЦСКА кормили только в случае победы, при ничьей они сидели впроголодь дня три, а при поражении – до следующего матча. Но, тем не менее, и Радимов, и Хохлов вспоминают то время, как одно из счастливейших в жизни.

radimov Между тем начало карьеры в армейском клубе у друзей складывалось по-разному. У Радимова оно было просто феерическим. В первом же своем матче за основной состав ЦСКА в 1993 году он забил победный мяч «КамАЗу», а в 94-м уже вообще считался одним из лидеров клуба после отлично проведенного финального кубкового матча с московским «Спартаком». Молодой Радимов отличался способностью забивать красивейшие мячи. Его голы в 94-м году «Динамо» с забегом через полполя и в 95-м в ворота чемпионской «Алании» были высоко оценены в рейтинге лучших голов в программе «Футбольный клуб» на канале НТВ. А гол в товарищеском матче с бразильской сборной – ударом в девятку из-за штрафной – это вообще конфетка. На поле Владислав был одновременно неистов, бесстрашно вступая в единоборства с самыми жесткими защитниками, и в то же время не по годам расчетлив, умея найти партнера острым пасом.

Хохлов же начинал трудно. Его периодически выпускали в основе ЦСКА на замену, но проявить себя ему никак не удавалось. Все изменилось, когда армейский клуб возглавил Тарханов. Александр Федорович потом рассказывал:

– Когда я пришел, Хохлова действительно хотели отправлять в Израиль. Говорили: «Он – ни то ни сё, характера нет». Я съездил на дубль, посмотрел и вижу: ну такая машина! Умный парень, исполнение хорошее. Вызвал его и понял, что он сам уже настроился уезжать: «В меня не верят, не видят в составе, а у меня уже семья, кормить надо …» А он тогда на самом деле получал копейки. В Израиле хоть какие-то условия обещали. Я и говорю ему: «Дим, давай договоримся. Я тебя буду ставить весь сезон. Будешь плохо играть, все равно буду ставить. Потому что я чувствую, что потенциал у тебя просто огромный. Заиграешь – сделаем тебе условия, и все будет нормально».

Оказалось, что Тарханов нашел то главное, чего не хватало Дмитрию – доверия со стороны тренера. Когда оно появилось, Хохлов раскрылся во всей красе. Вскоре пара центральных полузащитников Радимов-Хохлов стала одной из самых интересных и многообещающих в стране.

Но, как известно, два мушкетера – это ни то, ни се. И с приходом Тарханова в ЦСКА появился еще один новичок. В еврокубковом матче с «Ференцварошем» в сине-красной форме впервые появился на поле Сергей Семак, «забритый» в армию из «Асмарала». Была у нас такая команда, финансировавшаяся иракским магнатом Хуссамом аль-Халиди и тренируемая патриархом российского футбола Константином Бесковым.

Тарханов потом рассказывал про появление Семака:

— Он с первой же тренировки начал пахать, как каторжный. И я понял, что он добьется своего. И, что для его возраста во многом редкость, он почти сразу же стал игроком основного состава. А после межсезонья 94-95 окончательно там закрепился.

Но пока Семак еще только закреплялся, Радимов уже обрел статус «звезды», а Хохлов – «звездочки». Недаром двое последних удостоились приглашения в сборную России для участия в финальной части чемпионата Европы-96.

Так они потом и шли по жизни Радимов чуть быстрее, Хохлов за ним, а Семак их постоянно догонял. И судьбы всех троих оказались удивительно похожи. Они играли в ЦСКА, сборной России и в солидных европейских клубах. Все трое вернулись из-за границы в Россию, и все трое – не в ЦСКА. Всех троих очень любят журналисты, эти парни кроме наличия «хорошей фактуры» еще умеют и красиво говорить, что у нас в футболе не слишком часто встречается. Но нужно понимать, что Семак вообще школу с золотой медалью закончил, Радимов – питерский, у него образованность в крови, а Хохлов всегда спокойный и рассудительный. Жалко конечно, что армейский период для всех них, видимо, уже безвозвратное прошлое. Но для армейских болельщиков они все равно свои. Кроме, матчей против ЦСКА.

«Если по жизни Ты не дурак,

То знаешь отлично: лучший — Семак!»

(фанатская кричалка)

В период работы с ЦСКА очень ярко раскрылись плюсы и минусы тренера Тарханова. Главным плюсом оказалось то, что Александр Федорович отлично умеет налаживать командную игру. Он может возглавить команду, находящуюся в совершенно разобранном состоянии и создать из нее вполне боеспособный коллектив. Вот только по каким-то причинам Тарханову так и не удалось стать тренером-победителем. Ни один из возглавляемых им клубов до сей поры не завоевывал медалей в премьер-лиге и не выигрывал Кубка страны.

Так было и с ЦСКА. Тарханов ввел в основной состав команды большую группу молодых малоизвестных ребят и сумел вдохнуть в их игру смысл и некий романтизм. За счет этого преобразилась и общекомандная игра. Полузащита вообще стала смотреться просто здорово, подчас напоминая неудержимость чемпионской средней линии в лице: Корнеева, Татарчука, Кузнецова и Брошина. Если соперник был послабже, армейцы запросто могли порвать его «на сотню маленьких медвежат». В сезоне 1995 года ЦСКА разделал под орех новороссийский «Черноморец» — 4:0, нижегородский «Локомотив» — 4:0, сочинскую «Жемчужину» — 4:0 и 3:0, ростовский «Ростсельмаш» и куйбышевские «Крылья Советов» 4:1. Но едва армейцы сталкивались с более организованными командами, как сразу оказывалось, что молодым полузащитникам ЦСКА не хватает опыта и сыгранности. Здесь требовалось действовать на морально-волевых, а заставить своих питомцев действовать через «не могу» тренеру Тарханову не всегда удавалось. Следствием этого стали разгромные поражения: от московского «Динамо» — 0:5 и волгоградского «Ротора» — 1:4, а также два поражения от столичного «Спартака» — 1: 3 и 1:2, и проигрыш владикавказскому «Спартаку», ставшему в тот год чемпионом страны.

Запомнился матч с осетинской командой в Москве, решавший судьбу золотых медалей. Не смотря на то, что армейцы играли на своем поле, мотивация у спартаковцев была выше. В составе ЦСКА оказался только один человек, который бился на поле не жалея сил. Это Радимов сражался за себя и 9 остальных парней. Он и гол забил в том матче очень красивый, влепив мяч под перекладину с линии штрафной. Но, как известно, один в поле не воин. Владикавказцы под руководством своего тренера Валерия Газзаева заслуженно победили – 2:1 и стали чемпионами России. А на долю ЦСКА досталось только 6-е место в турнирной таблице.

Примерно такая же ситуация сложилась и в 1996 году. Опять ЦСКА красиво обыгрывал команды рангом ниже и уступал лидерам. Правда, на сей раз результаты матчей с призерами оказались гораздо лучшими. Например, дважды был повержен чемпион – владикавказский клуб, который теперь назывался «Алания», а не «Спартак».

В этом сезоне вновь удивил всех Тарханов. Теперь своей новаторской селекцией. Клуб ЦСКА сделал просто сенсационные приобретения в лице бразильцев Самарони и Леонидаса. Сейчас представителями южноамериканской футбольной державы в российских клубах никого не удивишь, а тогда это была настоящая революция. Кудесники мяча играют за рубли и на снегу! Это через несколько лет выяснилось, что бразилец – бразильцу рознь, и что покупать бразильских футболистов можно оптом и в розницу, были бы деньги, но по тем временам выход на поле в красно-синих футболках смуглых Самарони и Леонидаса вызывал неподдельный интерес. 3 августа 1996 года состоялось историческое событие для армейского клуба. Леонидас, вколотив мяч в сетку «Уралмаша», сотворил первый бразильский гол в ЦСКА. Кто бы тогда мог представить, что спустя 10 лет львиная доля армейских голов станет бразильскими. В том, своем первом сезоне в России бразильцы вообще смотрелись на поле весьма неплохо. Леонидас забил в 9 матчах – 6 голов, Самарони в 13 — 2. Однако чудес, которых от них все ждали, бразильцы не показали. Весьма экзотично выглядело и появление в составе армейцев новобранца из Литвы Эдгараса Янкаускаса. Вероятно, он оказался даже более ценным приобретением, чем бразильцы. В составе ЦСКА Янкаускас провел 18 матчей и забил 9 голов. Кстати, жизнь расставила все на свои места – Леонидас и Самарони потом где-то затерялись на бескрайних футбольных просторах, а Янкаускас достойно проявил себя в лучших европейских чемпионатах.

И все же игру ЦСКА в 1996 году определяли не легионеры, а проверенные армейские футболисты. Защитники Минько, Машкарин, Бушманов, Первушин, Мамчур и Иванов создали вполне приличную линию обороны. А блестящая армейская полузащита доставляла соперникам наибольшее беспокойство. Дмитрий Хохлов и Алексей Герасимов забили в том сезоне по 10 мячей, Сергей Семак – 6, Владислав Радимов до отъезда в Испанию успел отметиться четырежды, дважды поражал ворота соперников Дмитрий Карсаков и один раз Дмитрий Ульянов.

Появились в составе армейского клуба и несколько интересных новичков из России. Например, два будущих ведущих игрока московского «Торпедо» Игорь Семшов и А.Гашкин. Из екатеринбургского «Уралмаша» приехал лучший бомбардир одного из российских чемпионатов Юрий Матвеев, в воротах появились Дмитрий Тяпушкин, Андрей Новосадов и Дмитрий Гончаров.

В том сезоне у питомцев Тарханова были очень неплохие шансы добраться до медалей. Не хватило чуть-чуть. И может быть это «чуть-чуть» лежит не в футбольной плоскости. Александр Федорович потом рассказывал:

– В середине сезона мы очень много очков потеряли. Ребята тогда начали жен делить. Радимов женился на супруге Бушманова, а тот, в свою очередь, – на бывшей жене Ульянова. Пока я разобрался в проблемах, время прошло. Нельзя было их всех вместе держать. Надо было выбирать: или Ульянов, или Бушманов.

Жалко конечно, что ЦСКА оказался за чертой призеров, но врученный клубу по итогам сезона приз «Гроза авторитетов», как набравшему наибольшее количество очков в матчах с призерами, обнадеживал. Армейцы дважды обыграли второго призера владикавказскую «Аланию» — 1:0 и 2:0, один раз третьего призера волгоградский «Ротор» и взяли 4 очка из 6 у четвертой команды первенства – московского «Динамо». Правда ЦСКА уже не громил в пух и прах аутсайдеров. Но это было гораздо менее важным, чем умение побеждать сильнейших.

Один из матчей с динамовцами, состоявшийся 5 сентября, опять получился очень драматичным. Любопытно описал его в одном из интервью Денис Машкарин:

— Матч, который никогда не забуду! Один из самых приятных моментов в моей футбольной биографии. Тогда мы вели 2:0. Что называется, без вариантов. И тут пропускаем два гола. Сразу оговорюсь, что матч этот проходил в день рождения нашего главного тренера Александра Тарханова. Ух, обидно нам тогда было. Такая досада взяла! И я, защитник, вдруг ни с того ни с сего взял и помчался вперед. Помню, Димка Хохлов мастерски обыграл двух человек, увидел мой забег и сделал передачу прямо мне на ногу. Голкипер динамовцев Сметанин вышел из ворот, и я катнул мяч в пустой угол. А потом был сумасшедший забег к южной трибуне – к болельщикам. Радость переполняла просто несусветная. Еще бы: мы все-таки выиграли, а я забил победный гол.

Этот матч стал еще одной иллюстрацией истины, что в наиболее сложных матчах игру команд определяют «звезды». Первоначальное преимущество ЦСКА в счете было достигнуто за счет голов «звездных» полузащитников Семака и Хохлова. А счет у «Динамо» сравняли их «звездные» нападающие Терехин и Черышев. А Машкарин, кстати, забил победный мяч на последней 90-й минуте игры.

1997 год. РАЗВОД ПО-РУССКИ

ЦСКА - 1996

В начале 1997 года любимая игра политиков – разделять, чтобы властвовать докатилась и до футбольного клуба ЦСКА. Вообще, не только в футболе, а во всей системе ЦСКА чувствовались какие странные и не очень приятные процессы. Спорткомплекс ЦСКА превратился в вещевой рынок. Он приносил бешеную прибыль, уходившую неизвестно куда, а спорту если что и перепадало, то только крохи. Недаром же в 1996 году армейских футболистов из экономии отправили проводить домашние матчи на стадионе на Песчаной улице, пригодном разве что для тренировок и пионерского турнира «Кожаный мяч». По слухам сам футбольный клуб уже не являлся представителем российской армии, якобы Министерству обороны принадлежал только один процент акций клуба, а владельцами остальных были непонятно кто, чуть ли не криминалитет. В руководстве клуба были непонятно кто. Например, в 1995 году президентом ФК ЦСКА значился некий Т.Вердзадзе, правда, в 1996 году его на этом посту сменил Тарханов.

В общем, в 1997 году репутация команды ЦСКА, притягивающей к себе злосчастья словно магнитом, снова оправдалась. В результате конфликта с начальником ЦСКА полковником Барановским Александр Тарханов покинул армейский футбольный клуб. Но скандал на этом не завершился, а только разгорелся. Поползли слухи, что Тарханов хочет создать альтернативный ФК ЦСКА. В тот момент как раз в хоккейном чемпионате страны из-за аналогичного скандала играли две команды ЦСКА, и обе играли, прямо скажем, так себе. Правда, в конечном итоге создавать футбольного двойника ЦСКА не пришлось. Александру Тарханову предложили возглавить команду «Торпедо-Лужники» и он ушел туда. Правда, ушел не один. За ним ушли почти две трети армейских футболистов, причем среди них оказались большинство из тех, кто определял игру ЦСКА в предыдущем сезоне: Хохлов, Бушманов, Машкарин, Янкаускас, Леонидас, Самарони. Особенно было жалко Дмитрия Хохлова, который полюбился болельщикам и игрой, и статью, а главное был основным стержнем команды в центре поля после отъезда Радимова. А если учитывать, что к футболистам присоединились покинувшие тренерский штаб армейцев тренер В.Осадчий и начальник команды Марьян Плахетко, то перспективы тех, что остался вовсе выглядели плачевными.

Болельщикам нельзя как футболистам сменить футболку клуба. Если уж ты по каким-то причинам с детства прикипел душой к команде, то потом наверняка сохранишь ей верность до гробовой доски. Причем на выбор в качестве объекта почитания московских клубов людей из самых разных городов России не влияет ни национальность, ни профессия, ни вероисповедование. Этот выбор идет только от сердца, которому, как известно, не прикажешь.

Поэтому армейским болельщикам оставалось только наблюдать, как любимую команду режут по живому. Они с пониманием отнеслись, что их любимцы: Хохлов, Бушманов, Машкарин и другие не по своей воле сменили клубные цвета, а потому продолжали считать их своими, где бы те не выступали – в «Торпедо», «Спартаке» или «Эйндховене». Но болели теперь совсем за других парней, пусть еще незнакомых, но зато играющих с эмблемой «ЦСКА» на груди.

В составе «лужниковцев» вполне мог оказаться и Сергей Семак. Он даже съездил с ними на предсезонный сбор в Израиль. Но потом оказалось, что права на него принадлежат иракскоподданному владельцу «Асмарала» аль-Халиди, который наотрез отказался отдавать его в «Торпедо-Лужники». Любопытная история произошла с приглашенным в ЦСКА игроком нигерийской сборной Эгуавоном. Когда он прилетел в Москву подписывать контракт, то с удивлением узнал, что выступать ему предстоит в другой команде. Нигерийцу главное было жить в Москве и получать оговоренные контрактом деньги, а выступать в красно-синей или черно-белой форме для него не являлось принципиальным. Поэтому он согласился без особых проблем.

Вот кто проявил достойную уважения принципиальность, так это Валерий Минько. Как друзья не зазывали его в «Торпедо-Лужники», но он остался верен красно-синим цветам, сказав, что не может подвести клуб, который помог ему вернуться в футбол с одной почкой.

С мячом он мягок как пантера.

Высок и строен как каштан.

Защитник наш Минько Валера.

Родной команды ветеран.

(фанатская кричалка)

А вообще, по результатам развода Тарханова и Барановского армейским болельщикам впору было пасть духом. Подсчитывая потери, невольно возникал вопрос: а кто же остался?

Остался вратарь Новосадов, о потенциале которого трудно было судить, поскольку в предыдущем сезоне он был дублером Тяпушкина и провел всего три матча. Остался Мамчур, боевитый полузащитник, запомнившийся своей самоотверженностью в матче с «Глазго Рейнджерс», но из тех игроков, про которых говорят, что «пороха не выдумает». Остался неплохие защитники Минько и Первушин, но тоже не совсем понятные, поскольку ранее они пребывали в тени Бушманова, лидера оборонительных порядков. Остались полузащитники Сергей Семак и Алексей Герасимов. Но эта пара представлялась явно слабей дуэта Хохлов-Радимов. Впрочем, Семака специалисты хвалили, но болельщикам трудно было судить об истинных возможностях этого игрока. До этого он провел в ЦСКА всего один полноценный сезон, в котором отметился четырьмя голами. Еще остался нападающий Мовсесьян, появлявшийся до этого на поле лишь эпизодически и забивший в чемпионате страны всего 2 мяча. Итог этих подсчетов явно оставался неутешительным. И вся надежда оставалась на Павла Садырина.

 

В середине 90-х фамилия Садырина была в России своеобразным брэндом тренера-победителя. Он него всегда ждали только побед. Но нужно было понимать, что чемпионские составы ЦСКА образца 1970 и 1991 годов создавались несколько лет. А теперь перед Павлом Федоровичем стояла архисложная задача – собрать с миру по нитке новую команду, да еще и побеждать с ней, поскольку от ЦСКА и Садырина болельщики ожидали только побед. Не все у Павла Федоровича получилось. Но он сделал главное — спас ЦСКА от краха, когда клуб попал в цейтнот с формированием футбольной команды. К Садырину, как к Боброву, ехали футболисты, лишь потому, что считали за честь играть под его началом.

Прежде всего, с Садыриным приехали трое его питерских питомцев: Боков, Кулик и Хомуха. К ним присоединились бывшие армейцы, выступавшие в ЦСКА при Павле Федоровиче: Гришин, вернувшийся из «Динамо» и Карсаков, прилетевший из Южной Кореи. А также прибыло пополнение, которое у Садырина раньше не играло: Лобжанидзе из Грузии, Яковенко из Украины, Армишев из Екатеринбурга, Савельев из «Торпедо», а также бывшие торпедовцы Ульянов и Шустиков из Испании.

Собранный из кусочков, словно лоскутное одеяло, ЦСКА начал национальный чемпионат плохо. Ни игры, ни результата. Но эти игры видели немногие. Первой же телевизионной трансляцией с участием новоиспеченного ЦСКА стал домашний матч этой команды с серебряным призером прошлогоднего первенства владикавказской «Аланией».

Сырая погода, грязное коричневое поле и бенефис Владимира Кулика. Наверное, «Алания» была на тот момент опытней и мастеровитей. Но ЦСКА противопоставил ей характер, навязывая борьбу на каждом участке поля. И блеснул мыслью, выразившейся в острых, разрезающих оборону, передачах на Кулика. А сам Владимир блеснул умением откликаться на эти передачи и мастерскими паузами, которые выдерживал, выходя на рандеву с вратарем соперника. В первом тайме он забил «Алании» два мяча и запомнился, как после каждого из них ликующе бежал, покручивая в воздухе поднятым указательным пальцем. Этот фирменный жест Кулика понравился и запомнился, как и сам Владимир. Питерский форвард явно пришелся ко двору в ЦСКА. По результатам этого сезона Кулик с 9 голами стал лучшим бомбардиром своего нового клуба.

Между тем второй тайм того матча прошел с преимуществом «Алании». Владикавказцы наседали, а несыгранная оборона армейцев трещала по швам под их напором. Один мяч армейцы пропустили, но все же вырвали победу – 2:1.

Сегодня на ужин будет шашлык.
Пошел на охоту Владимир Кулик

(фанатская кричалка).

Матч с «Аланией» показал, что команда у армейцев еще сырая, но подарил надежду на то, что за счет характера красно-синие смогут одолеть и более сильные коллективы. Впрочем, дальнейший ход чемпионата быстро развеял надежды армейских болельщиков на чудо. С одной стороны футболисты ЦСКА смогли показать, что они не без характера и не без масла в голове, но при этом действовали на поле по большей части как-то натужно, допуская ошибки в обороне и бездарно растрачивая немногочисленные голевые моменты в атаке.

В апреле армейцы выгрызли зубами еще одну победу над «Шинником» в Ярославле. Матч проходил в ужасных условиях: снег, холодища, неровное поле. Единственный гол в матче футболисты ЦСКА забили с пенальти. И тут же, невзирая на погодные катаклизмы, ярославские трибуны расцветились голыми торсами армейских фанов, которые словно бы подавали пример стойкости своим любимцам. И армейские игроки встали у своих ворот насмерть, отбивая все атаки хозяев поля. Правда, судья вернул должок «Шиннику» и во втором тайме назначил 11-метровый в ворота ЦСКА. Но армейский голкипер Андрей Новосадов выручил, отразив пенальти.

Потом была боевая ничья с «Динамо», начавшаяся с того, что бело-голубые завалили в своей штрафной Дмитрия Карсакова. Однако судья Иванов пенальти не дал. Далее последовал хитрый удар со штрафного капитана «Динамо», а ныне наставника этого клуба Кобелева. Из-за угла штрафной площади он пробил низом мимо стенки в ближний угол и попал. «Динамо» повело 1:0. Но потом Иванов все же дал армейцам пенальти, и тем удалось сравнять счет. Матч так и закончился 1:1.

Но самым принципиальным дерби того сезона для ЦСКА стали встречи не с «Динамо» и даже не со «Спартаком», а с «Торпедо-Лужники». Телевизионщики, учитывая подоплеку противостояния бывших и нынешних армейцев, показали оба эти матча.

08-hohlov-ut

Тарханов и его игроки представляли обиженную сторону, а потому высшие силы явно благоволили к ним. «Лужниковцы» дважды разделали армейцев под орех: 5:0 и 3:0. Лучшими на поле были бывшие: Хохлов, Бушманов, Машкарин, Янкаускас. Особенно поусердствовал в этих разгромах Дмитрий Хохлов, но это выглядело какой-то искупительной справедливостью.

Вообще тот сезон 1997 года Хохлову удался. Каких только он голов не забивал в том чемпионате. И ногой, и головой. И в «девятку» и в «шестерку». Оформил красивейший хек-трик в матче с «КамАЗом», наколотил кучу голов ЦСКА, забил самый красивый гол июля – он промчался с мячом полполя и пушечным ударом впечатал его в сетку ворот «Шинника». А самый-самый свой гол, по важности и по красоте он сотворил «Спартаку». После навеса Гашкина Дмитрий с лету технично щечкой положил мяч в «девятку» спартаковских ворот и принес «лужниковцам» победу в поединке с чемпионом страны.

Надо сказать, что в принципиальных дерби со «Спартаком» армейцы выглядели тоже неплохо. Они достойно сражались с чемпионами, и оба раза разошлись с ними миром – 0:0.

Летом армейцы чередовали ничьи с поражениями, и ЦСКА все ниже опускался по турнирной лестнице. Садырин то и дело пытался усилить состав, вводя в него новых футболистов, но толку от этого было мало. Пожалуй, единственным светлым пятном за все лето стала крупная победа ЦСКА над «КамАЗом» в Набережных Челнах. И принесли ее как раз новички.

Сначала взятый в аренду у амстердамского «Аякса» Демченко с острого угла пробил частокол ног челнинцев и открыл свой лицевой счет за основу ЦСКА. До «Аякса» он играл в армейском дубле вместе с Радимовым и Хохловым. А потом свой единственный гол за армейцев забил Игорь Семшов. Приняв на скорости мяч на грудь, он сбросил его себе на ход, а потом хлестким ударом впечатал его сетку «камазовских» ворот. Затем ликующе помчался по полю, выражая свою радость характерными движениями рук, ставшими узнаваемыми в период его выступления в московском «Торпедо». В тот день ЦСКА победил на выезде 3:0. Но эта победа стала лишь эпизодом.

А в целом, игра прославленного ЦСКА вызывала у болельщиков чувство печали. Армейцы выглядели ничуть не лучше футболистов из бедных провинциальных команд и никак не могли обыграть их.

Так было и в игре с калининградской «Балтикой» на армейском стадионе на Песчанке. Армеец Семак и калининградец Герасименко обменялись голами, и команды разошлись миром. Сама игра и неспособность ЦСКА побеждать на своем поле ничего кроме грусти не навевали. Определенную грусть навевала и домашняя арена ЦСКА. Хотя стадион на улие Песчаной после трехлетней реконструкции преобразился. Исчезли облезлые деревянные скамейки, их сменили красно-синие пластиковые кресла. За счет ликвидации беговых дорожек удалось увеличить размеры поля и приблизить его вплотную к трибунам. Но все равно арена оставалась далекой от совершенства. Одно табло чего стоило. Оно было как в старой черно-белой хронике с дырками для счета, куда вручную вставлялись фанерки с цифрами. Вот только в черно-белой хронике на матчах армейцев обязательно присутствовали огромные трибуны битком забитые болельщиками. Трибуны на Песчанке вмещали тысяч 12, но они, судя по телевизионной картинке, редко когда заполнялись под завязку.

Как успех была расценена другая ничья с таким же счетом 1:1, которую армейцы сделали в Ростове в матче с «Ростсельмашем». В той игре сначала Игорь Ханкеев перебравшийся в «Ростсельмаш» из «Уралмаша», вколотил мяч в ворота ЦСКА с паса Прудиуса, а потом армейцы отыгрались благодаря красивейшему голу Хомухи со штрафного в девятку. Потенциал одного бывшего питерца Кулика болельщики ЦСКА уже оценили, теперь получили возможность оценить способности другого – Хомухи. Штрафные в его исполнении оказались весьма грозным оружием. Причем футболисты ЦСКА их весьма оригинально разыгрывали. Перед стенкой из игроков соперника вставали два армейца, которые разбегались в стороны в момент удара Хомухи. Такой розыгрыш добавлял ударам полузащитника если не эффективности, то эффекта.

На выручку скатившемуся в подвал турнирной таблицы ЦСКА прибыл из Испании любимец Садырина – Дмитрий Кузнецов. Это стало вторым «пожарным» возвращением Кузнецова в армейский клуб. Садырин отвел ему самый ответственный пост – последнего защитника. Дебют Дмитрия выпал на матч с воронежским «Факелом». На тот момент воронежцы занимали последнее место, а армейцы – предпоследнее.

Аутсайдеры бились не на жизнь, а на смерть. Кузнецов демонстрировал образец самоотверженности. В один из моментов он принял на себя мощнейший удар форварда «Факела» и спас ворота своей команды от верного гола. Игра закончилась нулевой ничьей.

— «Факел» нам не уступал ни в чем, — сказал после матча Кузнецов.

И это было суровой, но горькой правдой. Последняя команда первенства действительно ни в чем не уступала именитому клубу.

Примерно в одно время с Кузнецовым выступления в российском чемпионате возобновил другой игрок чемпионского состава ЦСКА – Сергей Дмитриев. Только на поле он вышел в футболке заклятых друзей армейцев – московских спартаковцев. Правда в составе «Спартака» Дмитриев так и не прижился. Еще раз приходилось констатировать, что игроки третьей по счету армейской команды мечты не были индивидуально выдающимися футболистами, они были сильны командой, которой не стало.

Потом у ЦСКА был еще более упорный матч на своем поле с ярославским «Шинником». Команды растранжирили огромное количество голевых моментов. Армеец Максим Боков был довольно цепким защитником, но в один из моментов он, оставшись на последнем рубеже обороны, поскользнулся в борьбе с нападающим ярославцев Арсеном Аваковым, и тот убежал на рандеву с вратарем ЦСКА Игорем Кутеповым. Авакову уже абсолютно никто не мешал, но он решил козырнуться и эффектно перебросить мяч через голкипера. Однако техника подвела, прилетевший точнехонько в руки Кутепова мяч стал его легкой добычей. Боков облегченно перекрестился. Опять блеснул самоотверженностью Кузнецов. В одном из эпизодов ярославец Герасимов прорвался к воротам ЦСКА, обвел Кутепова и катнул мяч в пустые ворота. Вдруг, откуда ни возьмись, появился Кузнецов. Прокатившись по газону метров пять, он выбил мяч и ликвидировал угрозу воротам ЦСКА.

Над ЦСКА нависла угроза вылета из высшей лиги, но, слава Богу, в конце чемпионата команда разыгралась и поправила положение. Подъем был во многом связан с личностью Сергея Семака. В середине сезона у Сергея сбился прицел, и он упустил кучу выгодных моментов. Размочить свою безголевую серию он смог только в игре второго круга с «Ростсельмашем». Игра проходила в жуткий дождь на поле, превратившемся в одну сплошную лужу. Доходило до курьезов, когда мяч, катившийся в пустые ворота, застревал в грязи в нескольких сантиметрах от линии ворот. Но армейцам победы была нужней. Они ее и добыли благодаря голам Семака и Кулика.

А потом последовала лучшая игра армейцев в сезоне в матче с московским «Локомотивом». Семак в нем был неудержим. Сначала он очень эффектно вколотил мяч в «девятку» ворот «Локо». А потом забил второй гол – обводящим ударом в «шестерку». В ту пору у железнодорожников была очень крепкая команда, дважды доходившая до полуфинала Кубка кубков, и они не собиралась сдаваться. Лучший форвард «Локо» Заза Джанашия очень старался, и за десять минут до финального свистка отыграл один мяч. Но тут последовала разящая контратака армейцев. Герасимов оказался первым на добивании, и ЦСКА победил — 3:1.

ЦСКА идёт в атаку,

Хоть Семак в штрафной один.

Точно бьёт он в дальний угол,

На табло уж «ноль – один».

(речевка фататов)

Затем армейцы встретились в 1/8 Кубка с «Зенитом» и вновь одержали красивую победу – 3:2. Два гола забил Семак, один – Хомуха. Причем один из голов Семака стал настоящим шедевром – в падении через себя.

А в самом последнем матче чемпионата отличился Дмитрий Кузнецов. Угроза вылета ЦСКА уже не грозила, поэтому Дмитрий мог себе позволить оставить позицию последнего защитника, чтобы поучаствовать в атаке. В один из моментов он поучаствовал очень удачно. Приняв передачу с фланга, Кузнецов с лету направил мяч под перекладину ворот воронежского «Факела».

12-е место ЦСКА в итоговой таблице чемпионата страны 1997 года, конечно, радости болельщикам не доставило, но красивое завершение первенства их любимой командой вселяло оптимизм на будущий год.

Болельщики постепенно привыкли к новым лицам и фамилиям игроков ЦСКА. Наконец-то оценили по достоинству таланты Сергея Семака, ставшего настоящим лидером новой команды. В этом 1997 году Семак дебютировал в сборной России — в Неаполе в ответном поединке с Италией за путевку на чемпионат мира.

Убедились в состоятельности Валерия Минько. И приняли за своих питерцев: Бокова, Хомуху, Кулика, ставших незаменимыми игроками «основы».

Из многообразия остальных игроков особо яркого впечатления никто не оставил. Алексей Герасимов, Дмитрий Ульянов и Александр Гришин провели сезон неплохо, но ждали от них большего. Карсаков, проведя 4 матча, куда-то исчез. Сергей Шустиков был уважаемым человеком в «Торпедо» и в Испании, но в ЦСКА запомнился главным образом своим единственным голом на последних минутах матча с «КамАЗом». Из-за штрафной он в борьбе с защитником запустил удивительную свечу, и мяч свалился за шиворот вратарю. Этот гол потом был признан самым красивым в туре. Большие надежды связывались с игроком самого «Аякса» Демченко, но чего-то выдающегося он не продемонстрировал.

И все же нужно было помнить, что у руля команды находится не кто-нибудь, а тренер-чемпион Садырин. Поэтому оставалось только ждать и надеяться, что он поможет своим ребятам раскрыться в будущем году.

1998. ЧУДО ДОЛМАТОВА

ЦСКА - 1999

Увы, начало сезона 1998 года опять разочаровало. Первой трансляцией матчей с участием ЦСКА стала игра второго тура с «Зенитом». Армейцы на своем поле бездарно уступили – 1:2. Причем матч высветил, что прошлогодние проблемы остались – ошибки в обороне и трудности в нападении. Дмитрий Кузнецов, выполнивший в прошлом году свою миссию по сохранению ЦСКА прописки в высшей лиге, вернулся в Испанию, и на последнем рубеже обороны у армейцев опять не было надежного человека. Садырин попробовал поставить на позицию последнего защитника Александра Гришина, и просчитался. Во втором тайме Александр допустил просчет, когда в прыжке не дотянулся до летящего мяча, тот свалился ему за спину, где стал добычей питерского форварда Сергея Герасимца, выскочившего один на один с армейским вратарем и забившего гол. Так «Зенит» повел – 2:0. Один мяч на 82-й минуте Семак сумел отыграть, красиво развернувшись и поразив дальний верхний угол ворот соперника. Но на большее армейцев не хватило.

Между тем Павел Садырин не оставлял попыток усилить состав армейской команды. Весной в матче 1/4 финала Кубка России с волгоградским «Ротором» ярко проявили себя новобранцы: Евгений Варламов из «КамАЗа» и Олег Корнаухова из «Шинника». Оба они отличились, забив по голу. Причем Варламов сделал это пушечным выстрелом со штрафного. Вообще, тот матч получился очень зрелищным. Волгоградцы тогда были обладателями серебряных медалей чемпионата страны и представляли грозную силу. Но ЦСКА сумел с ними свести основное время в ничью – 2:2, и уступил только в дополнительное – 3:5. Судьбу матча решил блестящий бомбардир «Ротора» Олег Веретенников, сотворивший хек-трик. Правда, он мог бы сделать и покер, не попади с 11-метровой отметки в штангу.

А уже летом в матче с самарскими «Крыльями Советов» на Песчанке запомнился другой новичок ЦСКА Сергей Филиппенков. Оказалось, что этот игрок обладает потрясающей скоростью. В том матче он, как нож сквозь масло, промчался от центра поля через все защитные порядки Самарцев и выложил мяч под удар Кулику словно на блюдечке. В поединке с «Крыльями» армейцы победили 3:0. Садырин и Костылев заулыбались на скамейке, глядя на их искрометную игру. А болельщикам подумалось, что ЦСКА выходит из кризиса.

Увы, они ошиблись. Армейский клуб продолжал плестись в хвосте турнирной таблицы, и в середине сезона последовали оргвыводы. Бывшего зенитовца Павла Садырина на тренерском мостике ЦСКА сменил бывший динамовец Олег Долматов.

Назначение Долматова наставником ЦСКА болельщики восприняли по-разному. Примерно как в политике. Либералы – с оптимизмом. Мол, пришел молодой перспективный тренер, умеющий настроить команду – под его руководством «Черноморец» продолжал биться, даже когда ему очки уже были не нужны. Консерваторы – с пессимизмом. Мол, человек кроме заштатного «Черноморца» ничего не тренировал. Патриоты – в штыки. Мол, зачем нам динамовец, неужели у нас своих армейских тренеров не осталось?!

Но Олег Васильевич быстро примирил всех. Каким образом он сумел разбудить команду и вдохнуть в нее настроение победителей – одному ему известно. Но выглядело просто фантастикой, как совершенно невыдающиеся армейские футболисты вдруг начали всех громить, летать по полю и получать от игры удовольствие.

Это уже потом футбольные теоретики подвели под успехи Долматова теоретическую базу. Мол, Садырин заложил в предсезонке в игроков отличную физическую форму, которая подобно цветку зрела-зрела да и распустилась летом при новом тренере. Мол, Долматов взял на вооружение современный зонный принцип игры, секретами которого овладел у Марчелло Липпи, у которого был на стажировке. Мол, Долматов использует более совершенную английскую систему игры защитников в линию.

Болельщикам все эти выкладки были скучны, как описание техники выполнения фокуса. Им гораздо больше нравился сам фокус. Команда на ровном месте преобразилась, забегала, стала забивать и побеждать. Долматов принял ЦСКА, когда тот после первого круга чемпионата находился на 14-м месте, и постепенно шаг за шагом повел клуб вверх.

Олег Васильевич Долматов,

Когда Садырин занемог,

Защиту в линию поставил,

И лучше выдумать не мог.

(фанатский стих)

В дебютном матче Долматова в качества наставника армейцев, ЦСКА противостоял новороссийский «Черноморец». И нынешний клуб Олега Васильевича разделал его прежний клуб под орех. Тогда как раз шли трансляции с чемпионата мира. И футболисты ЦСКА, словно насмотревшись телевизора, вдруг заиграли так, словно выступали не в национальном первенстве, а на мундиале. Мало того, что они вихрем носились по полю, так еще и демонстрировали при этом неплохое исполнительское мастерство. Чего хотя бы стоил гол Шутова, он нанес удар из-за пределов штрафной и мяч вонзился в верхний угол ворот. ЦСКА победил 4:1.

Однако уже в следующем туре армейцам предстояло гораздо более серьезное испытание – выездной матч с «Зенитом». Судьба в лице КДК немножко помогла ЦСКА. Питерский клуб был наказан и вынужден был проводить матч без зрителей. «Зенит» лишился своего самого главного допинга – неистовой поддержки трибун, а потому действовал на поле без особого вдохновения. У ЦСКА было даже преимущество по голевым моментам, и один из них они реализовали. На 78-й минуте Хомуха навесил мяч со стандарта в штрафную площадку хозяев, и там в нужное время и в нужном месте оказался Минько. Вообще-то Валерий побежал в атаку из-за роста, чтобы играть головой, но мяч летел низко. Минько не растерялся и легким движением ноги переправил ее в сетку ворот питерцев. 1:0 – выездная победа ЦСКА.

А вот в третьем матче под началом Долматова случилось то, чего скептики так ждали. Игра со столичным «Локомотивом» проходила в сильную жару. Армейцы некоторое время давили, владели инициативой, а потом спеклись и успокоились. Разве что Хомуха страстно желал отличиться и непрестанно бил по воротам железнодорожников с близкого и дальнего расстояний. Впрочем, вратарь «Локо» Нигматуллин был начеку, и с его ударами справлялся. Исход матча опять решил один стандарт. Только на сей раз не в пользу ЦСКА. Капитан железнодорожников Лоськов подал угловой, в штрафной армейцев возникла неразбериха, и Герас точным ударом принес победу «Локомотиву».

Но приунывших было болельщиков ЦСКА воодушевил уже следующий матч их любимой команды. У этого матча была любопытная подоплека. Встречались некогда гранды советского футбола ЦСКА и «Динамо», а ныне аутсайдеры российского первенства. Впрочем, команда у столичных динамовцев была вполне приличная, выступавшая в том сезоне в еврокубках. Поэтому в игре с ней можно было понять чего стоит долматовский ЦСКА. И он наглядно продемонстрировал, что стоит дорогого. Армейцы просто порвали соперника, причем сделали это очень эффектно. Любопытно, что при Долматове в каждой игре ярко раскрывался какой-нибудь его игрок. На сей раз настала очередь Савельева. Сначала тот расстрелял ворота динамовского голкипера Тяпушкина, отправив мяч под перекладину его ворот. А потом, выйдя на рандеву с Тяпушкиным, обвел его и буквально с нулевого угла точнехонько закрутил мяч в динамовские ворота. Бело-голубые попытались отыграться, создали несколько опасных моментов, но это был не их день. Армейцы продолжали играть легко и свободно. Достаточно сказать, что в этом матче они имели семь выходов один на один с Тяпушкиным. Пусть красно-синие транжирили свои моменты, но, казалось, что они делают это в угоду красивой игре. Семак эффектно протащил мяч по всей динамовской штрафной, обвел несколько защитников, но в результате упустил момент для удара. Точку в матче поставил Филиппенков, который в своем фирменном стиле ворвался в штрафную соперника и положил мяч в дальний угол. При счете 3:0 динамовские болельщики начали скандировать своим футболистам: «Первая лига!», а с финальным свистком тренер бело-голубых Георгий Ярцев покидал стадион под свист трибун.

В следующем туре под горячую руку ЦСКА подвернулась сочинская «Жемчужина». Она была смята и раздавлена в самом дебюте встречи, когда Кулик отправил в ее ворота два мяча. В этом матче армейцы даже не использовали два пенальти, которые не смогли реализовать Кулик и Корнаухов. Но ЦСКА все равно победил с крупным счетом. По сложившейся традиции третий гол опять забил Филиппенков в своем стиле.

Непростое испытание ожидало армейцев на выезде во Владикавказе. «Алания» на своем поле выступала с большим воодушевлением. Тем более что их тренер Валерий Газзаев всегда отличался тем, что удивительным образом умел завести своих футболистов. В нападении у «Алании» тогда выступали легионеры: грузин Деметрадзе и два бразильца – Эдду и Эмилио. Но с армейской защитой эти легионеры совладать не смогли. А вот ЦСКА удалась просто образцово-показательная разящая контратака. Хомуха длинным пасом бросил в прорыв Кулика, тот элегантным движением переадресовал мяч на край набегающему Семаку, а Сергей уже отправил его в ворота. 1:0 выездная победа ЦСКА.

Следующий матч армейцы проводили дома. А потому победили уже с привычным для домашних встреч счетом: 3:0. На сей раз перед ними спустил флаг элистинский «Уралан». Впрочем, Долматов потом об этой победе отозвался скептически. Сказал, что его команда выиграла как-то по инерции, и удовлетворения от игры у него нет. Действительно в этом матче уже не ощущалось подавляющего превосходства ЦСКА. Первый гол элистинцы закатили себе сами, второй мяч стал результатом фирменного прорыва Филиппенкова, а третий – фирменного исполнения штрафных ударов Хомухи.

Далее в чемпионате образовался небольшой перерыв, для дебюта национальной сборной в отборочном цикле чемпионата Европы. Дебют состоялся в Киеве со сборной Украины. Было приятно, что в стартовом составе вышли трое армейцев: Семак, Минько и Варламов, а также один бывший армеец – вратарь Дмитрий Харин. А неприятным было то, что тот матч сборная России проиграла – 2:3. Увы, этот матч стал «последней гастролью» для Харина. Исправляя оплошность своего защитника Ковтуна, он нарушил правила против Шевченко и был удален с поля. Больше Харин в сборной России не выступал. Утешало лишь то, что один из голов нашей команды забил Евгений Варламов. С переходом в ЦСКА судьба явно начала благоволить к этому парню. Фактически за полгода он стал одним из лидеров в армейском клубе и игроком сборной.

«Надежен в отборе, силен наверху

— Евгений Варламов всегда начеку!»

(фанатская кричалка)

После перерыва ЦСКА ждала калининградска «Балтика». И дождалась. Корнаухова и Кулик забили ей два красивых безответных мяча. Армейцы очень хотели соблюсти традицию и победить с крупным счетом, но не повезло Александру Гришину упустившего пару хороших моментов. Пришлось довольствоваться счетом 2:0.

То, что не досталось «Балтике», перепало в следующем туре «Тюмени». Армейцы обыграли ее с перевыполнением плана – 4:0. Дважды отличился Кулик, фирменным стандартом отметился Хомуха и один гол забил бывший тюменец Бородкин.

Болельщики, журналисты и специалисты только ахали, наблюдая за победным шествием ЦСКА. И теперь главной интригой стало: сумеют ли армейцы достать «Спартак», который по ходу турнира опережал их аж на 18 очков! Эта интрига добавляла интереса очному поединку ЦСКА и «Спартака» в 26-м туре. Матч между ними стал просто историческим.

Как потом выразительно сказал комментатор Владимир Перетурин в репортаже об этом матче: «Такого не было давно. А чего-то не было никогда. Давно на матчах московских команд не было переполненного стадиона. И никогда в российских чемпионатах не было такой игры в исполнении ЦСКА».

Ажиотаж вокруг матча был огромным. Большая арена «Лужников» даже не смогла вместить всех желающих. И это придавало матчу дополнительное напряжение, которое словно витало в воздухе. Удивительно, но это напряжение губительным образом сказалось не на армейцах, а на многоопытных «спартачах». В дебюте встречи они допусти несогласованность. Защитник Бушманов и вратарь Филимонов не поняли друг друга и упустили мяч из-под своего контроля, к нему коршуном ринулся Хомуха и в падении переправил его в ворота. Армейские сектора взревели от восторга. А футболистов в красно-синей форме словно бы осенило какое-то вдохновение. Они буквально летали по полю. И вот уже Цаплин, Кулик и Филиппенков организовали второй гол в спартаковские ворота. Один из них прорвался в штрафную площадь, второй ударил и попал в штангу, а третий добил мяч в ворота.

Второй тайм начался при счете 2:0 в пользу ЦСКА. Но не покидала мысль, что вот сейчас опытный турнирный боец «Спартак» возьмется за дело и прижмет ЦСКА к канатам. Но время шло, а игра протекала по тому же сценарию. Легконогие армейцы терзали спартаковскую оборону и не подпускали красно-белых к своим воротам. И тут ЦСКА забил вновь. Хомуха подал угловой, мяч заметался в штрафной, и Бородкин с разворота вколотил его в спартаковские ворота. 3:0! Болельщики армейцев заходились от восторга на трибунах. Игра их команды была уже не футболом, а песней.

А когда Хомуха заработал право на штрафной удар с убойной позиции, казалось, весь стадион затаил дыхание. Дмитрий играл в этот день вдохновенней всех и смажь он этот удар, ни у кого бы язык не повернулся укорить его. Но Хомуха опять блеснул мастерством. Он элегантно закрутил мяч поверх стенки в верхний угол спартаковских ворот. Показалось, что Филимонов сначала дернулся, но потом передумал прыгать, понимая, что такой мяч ему все равно не вытащить. Стадион уже просто ревел и покрылся рябью от мелькающих красно-синих шарфов. 4:0! Такого армейские болельщики не могли представить даже во сне или сильном подпитии.

Но это было явью. Семь лет армейцы не могли одолеть спартаковцев в чемпионатах России. А тут победа, да еще какая! И хотя уже в добавленные минуты бразильскому спартаковцу Робсону удалось размочить счет своей команды и прервать рекордную сухую серию армейского голкипера Новосадова, итоговый счет 4:1 тоже смотрелся весьма неплохо.

Владимир Перетурин сказал в репортаже: «ЦСКА показал сегодня радостный футбол. Футбол, дарящий людям радость».

А герой матча Дмитрий Хомуха в телеинтервью сразу после финального свистка очень выразительно сказал, показывая на трибуны: «Вы видели какой сегодня настрой был! Посмотрите сколько болельщиков. Мы не могли дрогнуть в такой момент!»

«Снаряд просвистел у Фили над ухом

— Так бьет только мастер наш, Дима Хомуха!!!»

(фанатская кричалка»

После такого феерического матча ЦСКА еще больше закрутил интригу чемпионской гонки и теперь просто не имел права терять очки. Но и добывать победы после такого сильного эмоционального выплеска стало труднее.

В 27 туре армейцы со скрипом одолели «Ростсельмаш». Кулик забил с углового, воспользовавшись ошибкой вратаря ростовчан. Но в следующем матче армейцы собрались и вполне грамотно и профессионально обыграли столичное «Торпедо» — 2:0. В этом матче блеснул Сергей Семак.

А в предпоследнем туре чемпионата ЦСКА ждало очень непростое испытание в лице «Ротора», еще не потерявшего шансы на медали. Но армейцы лишили волгоградцев этих шансов, обыграв их – 2:0, и опять продемонстрировавших при этом качественный футбол. Сначала игроки ЦСКА нащупали слабое место на правом фланге обороны «Ротора», а потом раз за разом начали прорываться через эту зону. В один из таких прорывов Семак сделал острый прострел в штрафную волгоградцев. Мяч удачно лег на ногу Филиппенкову, и тот с лета вколотил его в сетку. А потом футболисты ЦСКА удачно разыграли стандарт. Хомуха сделал навес с правого фланга атаки, но волгоградцы вынесли мяч из своей штрафной площади. Однако армейцы удачно вернули его обратно, и футболисты «Ротора» сами угодили в свою офсайдную ловушку. Кулик вышел дин на один с их вратарем Чичкиным, красиво на паузе обыграл его и забил второй гол. Этот гол стал 14-м в его активе, что позволило Кулику стать лучшим столичным бомбардиром.

Во втором тайме «Ротор» активизировался и пошел в наступление. Невольно вспомнилась их кубковая игра полгода назад. Но теперь «Ротор» был уже не так хорош, а ЦСКА был совсем другим. Веретенников очень старался и даже сумел прорваться один на один с Новосадовым, но промахнулся. ЦСКА победил – 2:0. И повторил рекорд «Локомотива» трехлетней давности по числу побед подряд.

Но в этом туре победил и «Спартак». Он по-чемпионски разделал ярославский «Шинник» — 3:1 и обеспечил себе золотые медали национального первенства. Увы, фора «Спартака» после первого круга оказалась столь велика, что ЦСКА не смог ее ликвидировать.

Теперь оставался последний тур, который должен был внести ясность — кто станет серебряным призером: ЦСКА или «Локомотив». У армейцев было преимущество по очкам, но они были не железными. При Долматове основу команды составляли всего 13 человек, и было заметно как они устали.

В последнем матче чемпионата «Локо» играл с «Балтикой». Судьбу матча в пользу железнодорожников решили два гола ветерана Бородюка. Причем второй его гол стал сотым за время выступлений в СССР и России.

Параллельно проходил матч в Ярославле, где ЦСКА добывал серебро в противостоянии с «Шинником». Долматову действительно удалось поставить игру своей команде. Преимущество армейцами было добыто уже в первом тайме на классе. Сначала Семак, перехватив мяч в центре поля, продвинулся к ярославским воротам. Все ждали от него передачи, а он пробил. Мяч немного срикошетил от ноги защитника и вратарь «Шинника» Гутеев оказался бессилен. А потом Хомуха классически выполнил штрафной, который сам же и заработал.

Правда «Шинник» не собирался сдаваться. Еще до перерыва их капитан Алексей Казалов один мяч отыграл. А во втором тайме Андрею Новосадову пришлось блеснуть мастерством, чтобы уберечь свои ворота в неприкосновенности. В частности он в красивом полете отразил опасный удар Леонченко со штрафного. Но в целом преимущество армейцев не вызывало сомнений. Они заслуженно победили, установили рекорд по числу побед подряд, завоевали серебряные медали и путевку в Лигу чемпионов. Подкачали только их фанаты, которые на радостях попортили четыре сотни кресел на ярославском стадионе.

Впечатление от сезона подпортил выезд нашей экспериментальной сборной в Бразилию для товарищеского матча с трехкратными чемпионами мира. Спартаковцы были заняты в еврокубках, поэтому главный тренер национальной команды России сформировал состав для этого матча на базе армейского клуба. Тут-то армейцы и узнали что такое настоящий футбол. Бразильцы «возили» наших футболистов как детей. Казалось, что те выполняют на поле роль статистов, чтобы подчеркнуть мастерство кудесников мяча. Андрей Новосадов, показывавший в России пример непробиваемости, ничего не мог поделать с ударами Элбера, Амарозо и Ривалдо. Защита напоминала проходной двор, а нападение никак не могло зацепиться за мяч. В конце концов, судья сжалился и «придумал» пенальти в ворота бразильцев, который четко реализовал Олег Корнаухов. Этим он малость подсластил поражение нашей сборной – 1:5.

И все в целом сезон 1998 года оставил радужные ощущения. Казалось, что наш российский футбол находится на подъеме и у него отличные перспективы. «Спартак» пробился в полуфинал Кубка УЕФА, а «Локомотив» — в полуфинал Кубка кубков. Причем у них был шанс пойти и дальше. Первые полуфинальные матчи они проводили на чужих полях и чуть было не добились там результативных ничьих. «Спартак» благодаря красивому голу Аленичева держал ничью 1:1 в матче с итальянским «Интером» до 90-й минуты, но самый последний угловой вызвал панику у ворот красно-белых и как результат — обидный пропущенный мяч. А «Локомотив» благодаря фирменному голу Джанашия и вовсе держал ничью 1:1 в противостоянии с германским «Штутгартом» аж до 95-й добавленной минуты, но на 96-й минуте ее все же упустил. Правда оставалась надежда, что «Спартак» и «Локомотив» отыграются дома. Но звездный «Интер» во главе с блистательным Рональдо и отлаженная немецкая машина под названием «Штутгарт» преподали в Москве мастер-класс спартаковцам и железнодорожникам. Гости победили и прошли в финал.

Но все же два российских клуба в полуфиналах еврокубков – это было круто. Даже в советские времена таких достижений не удавалось добиться.

В связи с этим на следующий 1999 год болельщиками возлагались еще большие надежды. 1998 год показал, что теперь в России уже три сильных клуба: «Спартак», «Локомотив» и ЦСКА. Поэтому и соперничество между ними в национальном чемпионате и их выступления на международной арене обещали весьма аппетитное блюдо для футбольных гурманов.

1999. ВОЛШЕБСТВО ЗАКОНЧИЛОСЬ, НАЧАЛИСЬ БУДНИ

Все происходившее во втором круге прошлогоднего первенства страны с командой ЦСКА иначе как волшебством назвать трудно. Какого уж волшебного порошка наелись армейские футболисты, что вдруг чудесным образом преобразились, начали «рвать не мелкие кусочки» всех соперников и из аутсайдеров вышли в лидеры, сказать трудно. Но только в 1999 году действие этого порошка явно закончилось.

Это стало понятным уже после первого матча армейцев в чемпионате страны, в котором они принимали на своем поле самарские «Крылья Советов». Болельщики ЦСКА пришли на футбол увидеть продолжение чуда. Никогда еще до этого на Песчанке не собиралось столько народа. Несмотря на холодную весеннюю погоду на стадионе яблоку некуда было упасть. Но оказалось, что добрый волшебник, покровительствующий ЦСКА, улетел куда-то «на голубом вертолете». А без его поддержки армейским футболистам явно чего-то не хватает. Вроде бы они бегали, боролись, имели игровое преимущество, вот только некоего вдохновения и одухотворения во всем этом не хватало. А без этого мяч упорно летел мимо самарских ворот. Дело дошло до того, что на исходе матча «Крылышки» открыли счет со штрафного, и армейцы неимоверными усилиями спасли ничью, благодаря голу Кулика на последних минутах.

Иллюзии закончились, и пришла пора взглянуть правде в глаза. Прошлогодняя успешная игра была обусловлена психологическим настроем, а без него футболисты ЦСКА ничего выдающегося из себя не представляли. В команде было три очень хороших игрока: Семак, Варламов и Хомуха, а также несколько хороших: Новосадов, Минько, Боков, Филиппенков, Кулик. Остальным необходимо было еще работать и работать, чтобы соответствовать уровню команды-лидера российского футбола. Да, Олег Долматов обучил команду кое-каким тактическим новшествам, но соперники их уже изучили. Было очевидно, что клубу необходимо кадровое усиление, особенно в свете предстоящих выступлений в Лиге чемпионов. Однако селекция, проведенная в межсезонье, оказалась какой-то странной. В составе появилось несколько новых людей, совершенно неизвестных широкому кругу болельщиков: Аксенов, Низовцев, Новоченко и ряд других. Они появлялись на поле в первых матчах, но сразу же стало понятно, что усиления игры, особенно на европейском уровне от них ждать не приходится.

Что понравилось в следующих матчах, так это то, что Долматову удалось поставить командную игру с запасом прочности. Футболисты ЦСКА, даже не превосходя соперника на поле, научились добывать нужный результат. Это уже признак классных команд. А также признак наличия в них хороших исполнителей. Вот и в ЦСКА результат обеспечивали лидеры этой команды.

Во втором туре ЦСКА встречался с «Аланией» во Владикавказе. В составе армейцев появился еще один новичок – вратарь из нижегородского «Локомотива» Дмитрий Гончаров. И первый же матч в составе ЦСКА стал его настоящим бенефисом. Дмитрий творил в воротах настоящие чудеса, отражая все выпады Деметрадзе и его партнеров. Игра была равной, обоюдно острой, а победу армейца принесли Семак с Хомухой. Первый заработал пенальти, а второй его реализовал.

По схожему сценарию была добыта победа и в следующем матче с «Шинником». Хомуха подал угловой, Варламов переправил головой мяч в ворота. 1:0, и три очка в копилке.

Вслед за этим был бит «Уралан» — 2:0. Отличились Кулик и Семак.

А потом настала пора полуфинального матча Кубка России, в котором ЦСКА встретился с «Зенитом» в Петербурге. Подгоняемые ревом трибун «зенитовцы» неистово шли вперед и, в конце концов, вырвали победу – 1:0. Увы, этот матч положил конец замечательной армейской серии, начавшейся 27 июля 1998 года: 18 матчей без поражений, причем из них 17 побед и 1 ничья.

Игра ЦСКА по ходу чемпионата уже не напоминала праздник, как в прошлом году. Армейцы выигрывали, играли вничью, проигрывали. Играли в целом довольно хорошо, очки набирали исправно. Но так хотелось снова праздника в их исполнении, а не будней. Между тем, Долматов начал тасовать вратарей. Гончаров не выручил в Сочи, где матч с «Жемчужиной» закончился вничью – 2:2, его сменил Новосадов. Потом Новосадов пропустил необязательный мяч от динамовца Терехина, и ЦСКА проиграл. В воротах снова появился Гончаров.

Вот кто отличался стабильностью, так это центральный защитник Евгений Варламов. Приходилось только радоваться, насколько Павел Садырин угадал с приобретением этого игрока. В первый же год своего выступления за армейцев Евгений попал в национальную сборную и стал одним из общепризнанных лучших российских игроков оборонительного амплуа. В отдельных матчах сезона 1999 года он буквально тащил за собой ЦСКА, успевая не только отбиться в защите, но и проявить себя в атаке. Например, в матче ЦСКА с «Сатурном» все журналисты отмечали, что армейцы не заслужили победу. Но они ее добыли благодаря единственному голевому моменту созданному Варламову. Евгений мощно пробил со штрафного метров с 40-ка. Вратарь раменцев сыграл неуверенно, отбив мяч перед собой, и Филиппенков добил его в сетку. 1:0 победила команда ЦСКА. Уверенно Варламов играл и на «втором этаже», благодаря чему его подключения при розыгрыше армейцами угловых получили дополнительную остроту. И очень жаль, что именно с этого сезона Евгения начали преследовать травмы, которые в конечном итоге через несколько лет свели его футбольную карьеру на нет. В конце 1999 года ему сделали неудачную операцию на мениске, но сказали, что играть можно. С болями в колене Варламов мужественно отыграл еще полтора сезона, а потом снова лег на операцию в Швейцарии. Тамошние врачи пришли в ужас, обнаружив, что он играл в футбол без передней крестообразной связки.

В перерыве между первым и вторым кругами в ЦСКА прибыло пополнение, явно с прицелом на Лигу чемпионов. В матче с «Локомотивом» отличился новобранец Олег Шишкин из Молдавии. Через две минуты после выхода на замену, он, подхватив мяч за пределами штрафной, нанес точный удар. Вратарь железнодорожников Руслан Нигматуллин, закрытый игроками, не успел среагировать и пропустил. ЦСКА победил – 1:0.

Потом наступил период, когда ЦСКА «поперло». Праздник вернулся на улицу армейской торсиды. Красно-синие играючи расправились с «Шинником» — 5:0. В этом матче вернулся голевой фарт к Кулику, который не мог забить все лето. А еще в этом матче оставили хорошее впечатление забугорные новобранцы. Серб Горан Гуталь даже забил гол, а Марек Холи отметился голевой передачей. Следующий матч для ЦСКА опять сложился удачно, была повержена с крупным счетом «Алания» — 4:1. Но потом, столкнувшись с самоотверженностью «Уралана», армейцы смогли увести из Элисты только одно очко. В этом матче сплоховал Гуталь. Долматов из-за пассивного поведения на поле заменил его еще в первом тайме, и больше никогда в основной состав не ставил.

НОРВЕЖСКИЙ КОШМАР

«К победе вел Олег Долматов.

И футболистов и фанатов.

И победили мы не зря.

Порвать всех в Лиге хватит силы.

Недаром цвет наш красно-синий.

Недаром помнит вся Россия 26 сентября».

(фанатский стих)

И вот, наконец, пришла пора квалификационного раунда Лиги чемпионов. В соперники армейцам достался скромный клуб «Мельде» из Норвегии. Первый матч состоялся в Москве. Антураж соответствовал празднику – трибуны полны, Юрий Лужков в ложе, миллионы россиян прильнули к экранам телевизоров. Ну, ЦСКА, давай!

Команды вышли на поле под дробь дождя. У нас в России дождь считается спартаковской погодой. Но один комментатор потом просветил, что еще и мельдевской. Оказывается, городок Мельде расположен в зоне, где сталкиваются атмосферные фронты, а потому сырая погода там – обычное дело.

Как бы там ни было начали армейцы хорошо. Уже на седьмой минуте Олег Шишкин подобрал мяч, вылетевший из норвежской штрафной, и аккуратненько щечкой направил его за спину вратаря «Мельде» — 1:0. Такая манера – сыграть на подборе и забить из-за штрафной – становилась фирменным почерком Шишкина. А потом оказалось, что норвежцы не так просты, как мы про них думали. Шапками их закидать у армейцев не получилось бы однозначно. Потомки викингов грамотно защищались и опасно атаковали. В такой ситуации определяющую роль играет исполнительское мастерство игроков. И у ЦСКА как раз имелся очень хороший исполнитель стандартов.

На 85-й минуте встречи Дмитрий Хомуха изумительно закрутил мяч мимо стенки в ближний угол, и попал в объятия партнеров. 2:0 – счет не разгромный, но вполне приличный, чтобы уверенно чувствовать себя в ответном поединке.

В те годы наши клубы «Алания», «Ротор», «Ростсельмаш», «Динамо» и «Зенит» были жестко биты европейскими клубами с крупным счетом в еврокубках. Но за счет приличных выступлений на международной арене «Спартака» и «Локомотива» вся Россия пребывала в уверенности, что футбол у нас силен и могуч.

Вот и перед отъездом ЦСКА в Норвегию мало кто сомневался, что армейцы пройдут норвежцев по сумме двух встреч. Специалисты уже обсуждали как армейцам со следующим соперником – испанской «Мальоркой». И никто не мог даже представить тот кошмар, который случился в Мельде.

Первый тайм ответного матча прошел с преимуществом норвежцев, Гончаров трудился на совесть, но нулевую ничью для своей команды сохранил. Олег Долматов решил, что лучшая оборона – это атака и в перерыве выпустил вместо пятого полузащитника второго нападающего.

А потом началось нечто непонятное. Норвежцы прорвались по центру, но их первый удар Гончаров отразил, однако при добивании он уже оказался бессилен. А потом неорправданное нарушение допустил Марек Холи. На бровке половины поля соперника он неуклюже пошел в обводку, как следствие потерял мяч, а потом схватил за майку убегавшего соперника. Естественно нарвался на «горчичник». А поскольку в первом тайме ему уже выносилось предупреждение за симуляцию в штрафной площади норвежцев, то эта карточка стала второй. После удаления Холли армейцы вместо того, чтобы сплотиться, натурально посыпались.

Оставалось только с ужасом наблюдать, как расхваленная армейская оборона в линию зияет дырами, через которые с легкостью проникают норвежцы, без всякого сопротивления со стороны защитников, расстреливая ворота Гончарова. Счет на табло начал меняться как цифры на счетчике таксиста: 1:0 – 2:0 – 3:0 – 4:0. И, кажется, что у футболистов ЦСКА все мысли были уже не об игре, а только о том, когда же весь этот кошмар закончится. Все голы в их ворота забивались через центральную зону из пределов штрафной площади. А у противоположных ворот за весь матч футболисты ЦСКА ничего особо острого создать не смогли.

Это было не просто фиаско. А фиаско, подвергающее сомнению мудрость тактических нововведений Олега Долматова и мастерство лидеров ЦСКА. И от того, это поражение было только горче.

 

БРОНЗА БЕЗ ФАНФАР

После жестокого разгрома в норвежском городишке Мельде армейцам предстояла центральная встреча всего национального чемпионата с московским «Спартаком». Надо полагать, тренеры ЦСКА настраивали своих подопечных смыть позор норвежского поражения победой над чемпионом России. А потому армейцы начали этот матч довольно резво. Но норвежский кошмар словно витал в воздухе. Первый пропущенный мяч после дальнего удара спартаковца Баранова выбил красно-синих их колеи, а второй гол от Титова буквально добил их. ЦСКА опять посыпался, и все повторилось. Опять поражение со счетом 0:4, только на сей раз от «Спартака».

Как нормальная мать никогда не бросит своего сына, даже самого непутевого, так и футбольные болельщики, никогда не бросят свою команду, даже самую отстающую. Конечно два нокдауна, полученные их любимым клубом в течение недели, болью отозвались в сердцах болельщиков и где-то даже разочаровали в предмете своего боления, но не отвратили от него вовсе.

Надо отдать должное футболистам ЦСКА. Они довольно быстро вышли из кризиса и постепенно, шаг за шагом начали возвращать доверие болельщиков своей игрой. Начали с тяжелой самоотверженной игры в Волгограде, где смогли устоять перед натиском «Ротора». В том матче блеснул Новосадов, взявший пенальти. Потом добыли победу над «Ростсельмашем», а Семак забил с лета гол для гурманов. Выстояли в матче с основным конкурентом в погоне за бронзовыми наградами – столичными торпедовцами. Обыграли нижегородский «Локомотив» и сочинскую «Жемчужину», после чего вышли на финишную прямую.

Бронзу армейцы завоевали в матче с московским «Динамо». Игра началась отвратительно. Сначала на первой же минуте пропустили гол, а потом из-за травмы потеряли своего лучшего игрока – Сергея Семака. Но собрались и пошли в наступление. Хорошо сыграл Олег Шишкин, именно он забил ответный мяч. Да и остальные армейцы не подкачали. В результате заставили таки «Динамо» «склонить знамена». Красивая волевая победа – 4:1 и бронзовые медали.

Максим Боков, автор второго мяча в составе армейцев, ставшего победным потом рассказывал:

– Как сейчас помню, мы пропустили первыми, но потом провели игру с таким эмоциональным зарядом, что нас было просто не остановить. Каждый хотел доказать, что первый гол «Динамо» — ошибка. Причем ошибка… бело-голубых. Они нас тогда порядком разозлили. Даже я забил, что обычно происходило не так часто. Этот матч обеспечил нам бронзовые медали. Отмечать, правда, в тот вечер не поехали. Чемпионат все-таки продолжался, и мы могли завоевать еще и серебро. Увы, в итоге пришлось довольствоваться бронзой».

Глядя на ликующих армейцев, подумалось: «Да Бог с ней, Лигой чемпионов. Главное команду сохранить. Ребята молодые, симпатичные, способные. Будут у них еще громкие победы и в стране, и в еврокубках».

08-semak-ut

Но сразу после окончания чемпионата из лагеря армейцев стали доноситься тревожные слухи. Будто бы большая группа игроков выставлена на трансфер, а Семак переходит в киевское «Динамо».

Конечно киевское «Динамо» в ту пору было не чета ЦСКА. В том сезоне оно дошло до полуфинала Лиги чемпионов. Но сам факт продажи Семака, оплота армейского клуба, выглядел кощунством. Тем более что этот сезон ему удался. Сергей установил личный рекорд, забив 12 мячей в национальном первенстве, и выдал ряд очень хороших матчей. Настоящим украшением его карьеры стала игра с «Черноморцем» в мае, в которой Сергей сделал хек-трик.

Но самым главным было даже не то, что Семак являлся символом команды, то, что он был ее надеждой. В ключевых матчах с сильными неуступчивыми соперниками болельщикам оставалось только надеяться, что Семак что-нибудь сотворит, Семак забьет.

Взять, к примеру, Кулика – хороший нападающий, лучший бомбардир клуба. Во встречах с провинциальными командами: «Шинником», Жемчужиной», «Ураланом» и другими цены ему не было. Кулик забивал с лету, с развороту, и ногой, и головой. Но как дело доходило в чемпионатах страны до встреч со «Спартаком» или «Локомотивом», так его бомбардирский фарт куда-то исчезал.

И, слава Богу, что Семак тогда остался….

 

2000. ОБРАТНАЯ РОКИРОВКА

Начало сезона 2000 года выдалось для ЦСКА не просто удручающим, а очень сильно удручающим. Удручающим оно было после первых двух туров, в которых армейцы потерпели поражение. Третий матч армейцы проводили дома с новороссийским «Черноморцем», который в предыдущие сезоны обыгрывали на своем поле с крупным счетом. Болельщики ЦСКА надели клубные шарфы и отправились на стадион подбодрить свою любимую команду. Но зрелище, представшее их глазам, было не для слабонервных. Это ж каким крепким сердцем надо обладать, чтобы полтора часа наблюдать как твою команду (между прочим, бронзового призера) на ее же поле разносит в пух и прах клуб, занявший по итогам прошлого года 14-е место!

Черноморцы «привезли» армейцам три безответных мяча, а могли и больше. Болельщики ЦСКА начали покидать стадион задолго до окончания матча, а оставшиеся скандировали: «Первая лига!».

А очень сильно удручающей ситуация стала после четвертого матча. В котором команда ЦСКА уступила торпедовцам – 0:2 в день 70-летнего юбилея свого клуба. Такого начала чемпионата болельщикам не могло присниться и в страшном сне – 4 матча и 4 поражения, ни одного забитого мяча.

Это было тем более непонятно, что армейцам удалось сохранить свой боевой состав. Все те игроки, которые полтора года назад выдали небывалую победную серию, остались в строю. Из новобранцев ко двору пришелся нападающий из ярославского «Шинника» А.Бычков, отметившимся уже весной голом за ЦСКА в кубковом матче с «Анжи». Хотелось надеяться, что станет надежным стражем ворот и новый, но опытный вратарь Окрошидзе, который сменил выбывшего из клуба Гончарова.

К восьмому туру специалисты могли предсказывать без помощи гадалок, что медалей в этом чемпионате армейцам не видать как своих ушей. Такого удручающего начала, возможно, у ЦСКА не было еще в истории – за первые семь матчей набрано всего одно очко. И только болельщики продолжали верить в чудо, на подобие сотворенного их клубом в 1998 году. И постепенно, словно оправляясь от тяжелой болезни, команда ЦСКА начала набирать ход. А полуфинальный матч Кубка России с московским «Спартаком» показал, что пациент скорее жив, чем мертв.

Наверное, спартаковцы были уверены, что сделают армейцев, находящихся в кризисе, одной левой, а потому даже выставили на матч своего дублирующего вратаря Сметанина. Однако не тут-то было. Нашла коса на камень. Армейцы не уступали чемпионам ни в чем, и вскоре получили реальный шанс повести в счете, заработав пенальти. К 11-метровой отметке подошел штатный пенальтист ЦСКА Дмитрий Хомуха. И пробил мягко, но эффектно, на исполнение. Мяч попал в перекладину и отскочил в поле. Хомуха от отчаяния бросился на добивание, но к счастью его в последний момент оттер Кулик, который вогнал все-таки мяч в сетку спартаковских ворот.

А потом судья предоставил «Спартаку» шанс сравнять счет, назначив пенальти уже в ворота ЦСКА. Но армейский вратарь Окрошидзе сумел отразить удар спартаковца Егора Титова. И это еще более воодушевило игроков в красно-синих футболках. Они пошли вперед, и снова добились успеха. В один из эпизодов спартаковский голкипер Сметанин в сутолоке у ворот не очень удачно отбил мяч, отшвырнув его ладошкой. Этим воспользовался армейский капитан Евгений Варламов и ударом с лету забил гол. Счет стал 2:0.

Тренер «Спартака» Олег Романцев поменял вратарей, вместо Сметанина вышел основной голкипер Филимонов. Но и последний недолго оставался «сухим». Последовала разящая контратака, и Кулик отправил третий мяч в ворота соперника. А потом началась и вовсе веселая игра. «Спартак» попер вперед, и вскоре сумел один мяч отыграть. Мог забить и еще, но на пути мяча оказывались то перекладина, то Окрошидзе. Но и армейцы не сидели в обороне. Очень опасно несколько раз бил Кулик, но Филимонов доказал, что он действительно хороший вратарь и больше не пропустил.

Победа 3:1 над самим «Спартаком» не просто зажгла перед ЦСКА зеленый семафор на пути к финалу Кубка страны, но и придала команде уверенности. Армейцы разыгрались и вскоре в красивом стиле обыграли питерский «Зенит» — 4:1, добыв первую победу на своем поле. Любопытно, что в этом матче лучшими на поле были отнюдь не старожилы ЦСКА. Два гола забил новобранец Бычков, и один Шишкин, который получил после игры компьютер – приз лучшему игроку матча.

Поскольку из-за плохого старта в чемпионате страны армейцам по большому счету уже ни на что серьезное рассчитывать было нельзя, то победа в кубковом турнире могла стать им хорошим утешением. Но для этого следовало одолеть «Локомотив», который в ту пору был силен и пребывал в своем оптимальном составе.

Локомотив объективно и по игре, и по подбору футболистов был сильнее. А на 12-й минуте получил еще и численный перевес. Возле центральной линии армейский защитник Максим Боков прихватил руками рванувшегося на длинную передачу молодого форварда железнодорожников Дмитрия Булыкина. И судья Николай Левников, без долгих раздумий, предъявил Бокову красную карточку. Арбитрам в работе частенько приходится сочетать букву правил и политическую целесообразность, и единого подхода на сей счет нет. Согласно буквы правил, Левников конечно имел право трактовать нарушение Бокова, как фол последней надежды, и удалить его с поля. Но думается, что 9 из 10 арбитров в этой ситуации показали бы Максиму желтую. Не из симпатии к нему, а исходя из той самой политической целесообразности.

Это удаление фактически ломало игру. Теперь сценарий матча предсказать было довольно просто. ЦСКА уйдет в защиту и будет нудно и тягомотно отбиваться весь матч, дожидаясь пенальти. Однако армейцы не стали следовать этому сценарию. На 31-й минуте они провели разящую контратаку. Филиппенков ворвался в штрафную и, сблизившись с вратарем железнодорожников Нигматуллиным, откатил мяч чуть назад на набегавшего Семака. Сергей переправил мяч в сетку ворот, и армейцы повели в меньшинстве – 1:0.

Для болельщиков ЦСКА этот гол стал как ответ судейской несправедливости, и они яростно принялись поддерживать свою команду. Но «Локомотив» был опытнейшим еврокубковым бойцом, и пропущенный гол его только раззадорил. Спустя десять минут железнодорожники разыграли красивую комбинацию и вывели на удар своего защитника Вадима Евсеева. Тот не промахнулся – 1:1. А в начале второго тайма Левников вновь проявил принципиальность, и удалил за две желтые карточки лидера железнодорожников Дмитрия Лоськова, тем самым, уравняв составы. До конца основного времени борьба была упорной – никто не хотел уступать, и никто не хотел рисковать. Основное время так и закончилось со счетом 1:1.

Полежав немножко на травке, команды поднялись на дополнительные 30 минут. И надо же такому случиться, что в самом начале дополнительного времени ситуация дебюта матча повторилась. Железнодорожники бросили в прорыв Булыкина, находящегося у центральной линии поля. Бокова, чтобы остановить его, уже не было, и Булыкин, нагнув голову, в своем фирменном стиле, за который получил потом почетное прозвище «Бизон», устремился к воротам армейцев. Вдогонку ему бросился Корнаухов. «Фоли!» — закричал со скамейки Долматов, но момент для фола Олег уже упустил. Когда же он все же попытался применить подкат сзади, то достать форварда железнодорожников уже не смог. Булыкин вышел один на один с Окрошидзе и вогнал мяч под перекладину его ворот.

Хотя армейцы, отыграв целый тайм в меньшинстве, устали гораздо больше, но они на морально-полевых пошли вперед и оккупировали штрафную площадь железнодорожников. Там в сутолоке у ворот упал сначала один армеец, потом другой. По мнению футболистов ЦСКА оба падения заслуживали пенальти. Они принялись сигнализировать арбитру. Но Левников остался глух и нем к их призывам. А пока армейцы продолжали убеждать арбитра, к их воротам в полном одиночестве убежал Илья Цымбаларь, незадолго до этого перешедший в «Локомотив» из «Спартака». Это был самый настоящий футбольный буллит. Цымбаларь технично обвел Окрошидзе и забил еще один гол. К чести армейцев они в этот момент не опустили рук, снова пошли вперед, и на последней 120-й минуте арбитр все же сжалился над ними, назначив пенальти в ворота железнодорожников. Бил Корнаухов, Нигматуллин мяч отразил, но Олег оказался первым на добивании и забил гол.

Финальный свисток зафиксировал победу «Локомотива» — 3:2. Но из-за спорного судейства от этой победы у болельщиков ЦСКА остались чувства несправедливости и протеста. На свои деньги они купили для армейских футболистов альтернативный Кубок, который им и вручили, подчеркнув тем самым, что считают их настоящими победителями той финальной встречи.

 

Поражение в кубковом финале переполнило чашу терпения руководства армейского клуба. После 10 тура чемпионата страны оно произвело обратную рокировку, поменяв на тренерском мостике Олега Долматова на Павла Садырина.

Павел Федорович принял команду на несчастливом 13-м месте. На тот момент ЦСКА имел в пассиве 6 поражений. Первая же игра с новым-старым тренером принесла ему седьмое. ЦСКА был бит «Анжи» в Махачкале – 1:4. Но дальше дело пошло лучше. Хотя Садырин не был волшебником, но антикризисный менеджер из него бы получился. Постепенно армейцы под его руководством разыгрались. Даже обыграли «Спартак» — 2:1 и «Локомотив» — 4:3, но к финишу чемпионата пришли только восьмыми.

Год завершился на грустной ноте. В довершение к не самому удачному выступлению ЦСКА в чемпионате страны добавился вылет из Кубка России. 28 октября 2000 года. В 1/8 финала Кубка России армейцы дома бесславно уступил «Анжи» — 1:3. И этот матч стал для них последним на своем стадионе на Песчаной улице. На следующий сезон их стадиону в получении лицензии на проведение игр чемпионата России было отказано. И отказано совершенно правомерно. Руководство армейского клуба откровенно запустило свое футбольное хозяйство. Вместо того чтобы взяться за дальнейшую реконструкцию арены, на ней провели собачью выставку. Говорят, что после нее зеленое поле стало черным от собачьих экскрементов. Узнав об этом, начальник ЦСКА Михаил Мамиашвили без долгих проволочек уволил директора стадиона, но самому стадиону это не помогло. На него просто махнули рукой.

Но еще важнее нового стадиона армейцам нужна была «свежая кровь». Даже не специалистам становилась очевидным, что долматовская «гвардия», с которой Олег Васильевич завоевывал медали, уже не тянет. Почему – не понятно, но не тянет. Нужно было усиливать защиту. В 2001 году доходило до того, что на позиции «либеро» играли атакующие полузащитники, при Долматове – Филиппенков, при Садырине – Семак. Причем если Филиппенков, играя в защите в матче с «Торпедо» 1-го круга отличился со знаком «-», Семак в роли «чистильщика» в матче с тем же «Торпедо» только во втором круге сыграл очень удачно. И конечно, особенно ЦСКА требовалось усиление линии нападения, чтобы побеждать – нужно забивать.

 

БАРХАТНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ. ГИНЕР ВМЕСТО ШАХА

Честно сказать, многое происходящее в спортклубе ЦСКА в 90-е годы вызывало удивление. И, прежде всего руководство этого спортивного клуба. Удивляли чеченские фамилии руководителей, в то время как не для кого не являлось секретом, насколько сильны были позиции чеченцев в криминальном мире столицы. Процессы чеченской криминальной агрессии в Москве очень хорошо описал еще Николай Модестов в книге «Москва бандитская». Удивляла постоянная нехватка денег в клубе, в то время как вещевой рынок в комплексе ЦСКА приносил суперприбыли.

В СМИ писали, что комплекс ЦСКА был сдан в аренду на 49 лет по смехотворным ценам: по официальным документам, квадратный метр наземных площадей сдавался по 1 руб. 80 коп., а подземных — по 70 коп. Теневая же прибыль от аренды, говорят, составляла порядка миллиарда долларов в год. И этот теневой денежный поток тек мимо нужд армейского спорта.

Чего стоили хотя бы мытарства   с реконструкцией стадиона на Песчаной. Который так и не смогли довести до ума. Лишь сменили табличку. В 1999 году он стал называться «Стадион ЦСКА имени Григория Федотова». Но даже табличку сменили по инициативе ветеранов клуба, а не его руководства.

В руководстве же клуба творилось вовсе что-то непонятное. Говорят, что возглавивший армейский клуб в 1998 году олимпийский чемпион по греко-римской борьбе полковник Михаил Мамиашвили даже по охраняемой территории ЦСКА передвигаться на бронированном джипе с охраной. Сменивший его на посту начальника ЦСКА в 2002 году бывший руководитель ГУБЭП МВД РФ генерал-майор милиции в отставке Николай Нино странным образом ушел из жизни. Он был найден мертвым в своем гостиничном номере накануне защиты кандидатской диссертации по теме «Проблемы обеспечения экономической безопасности России». Официальное заключение смерти – самоубийство, но имелась версия, что Нино помогли уйти из жизни, поскольку он попытался навести порядок с арендой в комплексе ЦСКА.

Большой общественный резонанс вызвала опубликованая в 2000 году статья Ларисы Кислинской «Деньги для Басаева. Спортклуб Минобороны России финансирует чеченских боевиков». Вот лишь несколько цитат из нее:

«Чудовищно, но факт: в то время когда наши мальчики гибнут в боях, под «крышей» Министерства обороны России действует мощная финансовая структура, отстегивающая деньги бандформированиям: у подразделений по борьбе с организованной преступностью есть данные, что чеченские боевики финансируются спортклубом Министерства обороны России».

«В 1993 году, когда в столице поутихли открытые гангстерские войны между славянскими и кавказскими группировками, чеченцы потеснили из ЦСКА бывшего «хозяина» Михаила Креммера (в своё время врача спортивной команды «Уралочка»)».

«С 1997 года в Москве организовалась устойчивая преступная группировка в основном из лиц чеченской национальности, а также выходцев из Чечни. Её лидеры – Шахруди Дадаханов (кличка Шах) 1965 года рождения и Русламбек Хусаинов 1965 года рождения».
«4 ноября 1998 года Генеральной прокуратурой России в отношении руководителей названных компаний, а также Шахруди Дадаханова было возбуждено уголовное дело № 222588. Всем вменялось мошенничество, совершенное организованной группой, отмывание денег и незаконное предпринимательство, также совершённое группой (статьи № 159 ч. 3; № 174 ч. 2 и № 171 ч. 2 УК РФ)».

«Лидер чеченской ОПГ по кличке Шах контролирует весь комплекс ЦСКА. Именно через него решают вопросы все рыночные торговцы. Отсюда идут деньги местной милиции, налоговой полиции, санэпидстанции. Выяснилось, что некоторое время назад местная чеченская ОПГ перевела в Чечню на поддержку боевиков Басаева один миллион долларов».

«Только не подумайте, что Шахруди Дадаханов какой-то теневой лидер ЦСКА. Он занимает вполне официальную должность – является президентом футбольного клуба. Недавно ему, абсолютно гражданскому человеку, не служившему в российской армии, было присвоено звание лейтенанта».

Однако разоблачения Кислинской не нашли официального подтверждения в виде судов и приговоров. Это дало основание другим слухам, что разоблачения появились в печати, чтобы сделать собственников ФК ЦСКА более сговорчивыми и заставить их подешевле продать клуб. Как бы то ни было, вскоре в футбольном клубе ЦСКА произошла «бархатная революция». Смена руководства, можно сказать, прошла бескровно. Контрольный пакет акций команды перешел от компании Шахруди Дадаханов «Armis Sports Group» к британской компании «Bluecastle Enterprises». Знающие люди утверждали, что за покупателем проглядывается фигура Романа Абрамовича. Зато на посту президента ЦСКА появилась вполне реальная фигура Евгения Гинера.

Личность Евгения Ленноровича Гинера одна из самых загадочных в российском футболе. Это в США считается, что каждый сапожник может стать президентом страны, а у нас считается, что прежде чем стать президентом футбольного клуба, надо сначала добиться титула олигарха. Евгений Гинер не был олигархом, хотя и являлся довольно успешным бизнесменом. Во всяком случае, он находил деньги для оказания спонсорской помощи сборной ветеранов, юношеским и молодежным сборным страны. И даже спонсировал подготовку сборной России к чемпионату мира 1994 года. Это уже служило ему отличной характеристикой. Человек старается не выжать деньги себе в карман, не потрать их на виллы и яхты, а поддерживает ими спортивные сборные. Если громко сказать – поддерживает страну, которая для этих сборных не могла выделить средств.

Евгений Гинер и в ЦСКА начал с инвестиций в команду. За год было потрачено на игроков по оценкам специалистов порядка 13 – 17 млн. долларов. Только нападающих в первый год работы Гинера в клубе было приобретено шесть: Попов, Кириченко, Гогниев, Ранджелович, Пиюк и Монарев. И все не последние люди в футболе.

Придя в ЦСКА, Евгений Гинер заявил: «Специалистами разработана программа развития клуба, благодаря которой мы через три года должны выйти на европейский уровень». Тогда эти слова многими были восприняты с сарказмом. Но пройдет время и Евгений Гинер станет в России образцом футбольного бизнесмена, все наперебой начнут восхищаться выстроенной им системе работы клуба и фантастически удачной селекционной политике.

Но самое главное, что Евгений Леннорович заслужит любовь болельщиков ЦСКА, о чем прежние руководители клуба могли только мечтать.

 

2001 год. ГОД ТРАУРА И ПЕЧАЛИ

«Когда Циолковский придумывал ракету, он тоже не рассчитывал сразу отправиться на Марс. Важно было просто взлететь»

(Евгений Гинер)

Неприятности в ЦСКА начались еще в период предсезонной подготовки. Сломал ногу Павел Садырин, а потому не смог принимать полноценное участие в подготовке команды к чемпионату.

Но зато весной 2001 года в клубном руководстве ЦСКА произошло знаменательное, и в чем-то даже революционное событие. За 20 дней до начала первенства страны президентом футбольного клуба был назначен Евгений Леннорович Гинер. И хотя тогда его имя мало что говорило болельщикам ЦСКА, но деловую хватку нового президента они почувствовали сразу. В сжатые сроки, оставшиеся до начала чемпионата, Евгений Леннорович сумел сделать ряд весьма ценных приобретений для клуба. Из Новороссийска приехал форвард таранного плана Денис Попов, из Риги – полузащитник Юрис Лайзанс, который запомнился ярким выступлением на Кубке чемпионов Содружества за «Сконто», где забил красивый мяч московскому «Спартаку». А еще был приобретен молодой голкипер из Днепропетровска Сергей Перхун и неплохой исполнитель штрафных ударов Лысенко.

Первые же приобретения Гинера ознаменовали новую трансферную политику клуба. Отныне ЦСКА не трясся над каждым рублем и старался покупать действительно хороших футболистов. Причем отдавая предпочтение молодым. Покупать молодые таланты – дороже, но зато при удачном стечении обстоятельств их потом и продать можно будет со значительной прибылью.

Пожалуй, на протяжении десяти лет, со времен перехода в ЦСКА Дмитрия Харина, армейскому клубу не удавалось заполучить в свои ряды игроков с именем в футбольном мире. А потому приобретение Попова и Лайзанса стало по тем временам настоящей сенсаций. Поговаривали, что в соперничестве за право обладать этими футболистами Гинер обошел московский «Спартак» и английский «Испвич», положившие глаз соответственно на Попова и Лайзанса.

И надо сказать, что все армейские новички довольно быстро показали себя с лучшей стороны. Но сначала болельщикам ЦСКА опять пришлось испытать сильное разочарование от выступлений любимой команды.

Начало сезона 2001 года для ЦСКА словно бы один в один повторяло начало прошлого чемпионата страны. Армейцы опять начали чемпионат с четырех поражений подряд. По странному совпадению они опять проиграли домашний матч со счетом 0:3 команде, которая в прошлогоднем первенстве заняла 14-е место (на сей раз это были самарские «Крылья Советов»). И опять первый гол забили только в пятом туре, да и то не без помощи соперника.

Но зато после того пятого матча 14 апреля с волгоградским «Ротором» ЦСКА поперло. То ли армейцы опять где-то добыли волшебного порошка, то ли еще что, но дальнейшее развитие ситуации очень сильно напоминало чудо, сотворенное с их командой при Долматове. Они опять выдали потрясающую беспроигрышную серию из 19 матчей. Красно-синие не знали поражений несколько месяцев – с 5 по 23 тур чемпионата, причем в эту серию попала еще две: серия из пяти победных матчей и серия из 11 результативных игр. После первого круга ЦСКА уже шел на пятом месте, и отставал от лидера всего на 4 очка.

Взлет ЦСКА во многом был связан с их новым вратарем Сергеем Перхуном, уроженцем Днепропетровска, до этого защищавшего цвета тираспольского «Шерифа». Дебютировав в третьем матче сезона – в игре с московским «Спартаком», Перхун все больше и больше приходился по душе болельщикам. Из тринадцати проведенных матчей, он в шести отстоял на ноль.

Неплохо смотрелся еще один новичок Станислав Лысенко. Он стал хорошей заменой Дмитрию Хомухе при исполнении штрафных ударов. Пусть Лысенко не наводил такой ужас на соперников, как Хомуха в 1998 году, но тоже забивал.

Игра ЦСКА в первой половине чемпионата страны обнадеживала, но не производила впечатления цельной и всесокрушающей. Армейцы снова уступили «Спартаку», пусть и в упорной борьбе с минимальным счетом – 0:1. Мяч после розыгрыша штрафного забил дальним ударом Баранов. Кто ж знал, что впоследствии этот матч окажется историческим, став точкой отсчета семилетней беспроигрышной серии ЦСКА в матчах со «Спартаком». И все эти семь лет будут крутить по телевидению гол Баранова, напоминая о точке отсчета этой серии.

Позже спартаковец Максим Калиниченко, вспоминая этот матч, охарактеризовал его так: «Народу было много, дыма много, в общем, игра удалась». Действительно, запомнилась не только игра, но и дым над трибунами, прорежаемый летающими креслами. На трибунах в тот вечер развернулась нешуточная битва, результатом которой стали 1400 вырванных кресел и 660 задержанных милицией болельщиков. До настоящего времени это осталось самым масштабным побоищем во время супердерби ЦСКА-«Спартак». Но все же для большинства болельщиков тогда и сейчас главным оставался футбол.

Порадовало, что первом круге армейцам удалось одолеть «Локомотив» — 2:1. Победа была одержана по делу, но далась очень непросто. В конце встречи Марек Холли в сутолоке у ворот железнодорожников отправил мяч в сетку. Холли, конечно, порадовал, но своей вины за «самострел» в матче с «Мельде» не искупил. Думается, что не нашлось ни одного болельщика, кто вздохнул с сожалением после его ухода из ЦСКА.

Кардинальное изменение политики руководства клуба стало еще более очевидным в середине сезона. В ЦСКА пришла группа очень приличных по российским меркам футболистов.

Вообще 2001 год ознаменовал новую эру в отечественном футболе. 1991 год стал показательным, что отечественные футболисты не хотят играть на Родине за те деньги, которая она могла им предложить, и положил начало массовому оттоку игроков за рубеж. Прошло 10 лет. И в 2001 году настала эра возвращения. К этому времени выяснилось, что ловить российским футболистам на загнивающем Западе особо нечего. В звезды они там пробиться не могли, а приличные деньги за игру в футбол теперь могли получать и дома.

Из заграницы на Родину потянулись вчерашние звезды: Олег Веретенников, Владислав Радимов, Владимир Бесчастных, Игорь Яновский.

Другим открытием стало, что наш порушенный, обнищавший детский футбол вдруг разродился целой плеядой талантливой перспективной молодежи. В клубах высшей лиги заблистали: 19-летний вратарь из «Алании» Вениамин Мандрыкин, 20-летние Денис Евсиков из ЦСКА, Спартак Гогниев и Виталий Гришин из «Динамо», 21-летние Сергей Игнашевич из «Локомотива», Максим Аристархов из «Торпедо» и Петр Быстров из «Динамо», 22-летние Вячеслав Малафеев из «Зенита», Денис Попов — армеец из «Черноморца» и Мурад Рамазанов из «Анжи». Настоящими вундеркиндами стали называть ярко проявивших себя 18-летнего Марата Измайлова из «Локомотива» и 20-летнего Андрея Аршавина из «Зенита». Весьма перспективно смотрелись на поле 20-летний спартаковец Герман Ловчев, 19-летние владикавказцы Алан Кусов и Валерьян Бестаев, ростовчанин Роман Адамов, торпедовец Игорь Пиюк, еще более юные: зенитовец Александр Кержаков, динамовец Владимир Габулов, черноморцы Владимир Тлисов и Алексей Березуцкий.

Российский футбол становился все более привлекательным для иностранцев. За длинным долларом сюда в массовом потянулись футболисты из стран СНГ, Восточной Европы, Африки и Южной Америки.

Обилие предложений зарубежных агентов, возвращение отечественных звезд и появление большого количества талантливой молодежи создали на российском футбольном рынке подобие биржевой горячки. Купля-продажа футболистов шла весьма бойко. Все рекорды по покупке игроков бил московский «Спартак» — летом он приобрел аж 18 футболистов! Только заиграл из них по большому счету только один – Бесчастных.

Весьма укрепился в летнюю дозаявочную кампанию и ЦСКА. Его дорогостоящие покупки вызвали настоящий фурор. В армейский клуб пришли Андрей Соломатин, поигравший в «Локомотиве» и имеющий репутацию настоящего бойца, Игорь Яновский из французского «ПСЖ», в прошлом игрок сборной, Александр Беркетов из «Ротора», молодой и перспективный форвард Спартак Гогниев из московского «Динамо», два легионера из бывшей Югославии: Предраг Ранджелович и Элвер Рахимич, в первом круга защищавшие цвета махачкалинского «Анжи», а также два легионера их незалежной Украины – Владимир Кузьмичев из киевского «Динамо» и Роман Монарев. Практически все они были известными сложившимися игроками, поэтому на фоне них как-то затерялось еще одно приобретение. О трансфере защитника из новороссийского «Черноморца» Алексея Березуцкого зачастую даже забывали упомянуть в череде громких приобретений ЦСКА.

После всех этих покупок пошли разговоры о том, что новобранцы могут теперь разрушить сложившийся в ЦСКА коллектив, а потому оправдает ли себя их приобретение – еще бабушка надвое сказала. Появилась новая интрига – как проявят себя новички и когда?

Некоторые новобранцы появились в армейских футболках уже в выездном матче ЦСКА с «Крыльями Советов». Но ничего выдающего в нем не показали. У самарцев в тот год была очень приличная команда, и именно она доминировала на поле. Каряка, Виноградов, Тихонов раз за разом прорывались к армейским воротам, но все их прорывы заканчивались одним — вратарь ЦСКА броском в ноги игрокам «Крылышек» ликвидировал угрозу. Этот матч стал настоящим бенефисом Перхуна. Можно сказать, что он творил чудеса, уберегая свои ворота. И в конечном итоге уберег.

Дебют самого дорогого армейца Игоря Яновского, выкупленного у французов за миллион с лишним долларов, состоялся в матче с «Торпедо». Игорь сыграл неплохо, но вряд ли на миллион долларов. А настоящим героем матча стал другой новобранец Спартак Гогниев.

Счет в том матче открыл армеец Станислав Лысенко, еще раз всем продемонстрировав, что исполнение штрафных ударов – его конек. Потом защитник «Торпедо» Даев сравнял счет ударом головой со стандарта. Армейцев ничья устраивала меньше, поэтому они усилили натиск и дожали таки соперника в конце матча. Блеснул вышедший на замену Гогниев. На 89-й минуте они с Ранджеловичем растерзали оборону автозаводцев и прорвались к их воротам. Удар Предрага вратарь «Торпедо» отбил, но отразить добивание Спартака был уже бессилен. А буквально через минуту Гогниев отличился еще раз, он ворвался в штрафную площадь, получил пас от Яновского и пробил. Мяч, задев ногу защитника, немного изменил направление, и этого хватило, чтобы дезориентировать вратаря автозаводцев. Он только проводил взглядом мяч, залетающий в сетку его ворот. Спартак заразительно радовался своему успеху, а армейские болельщики заходились от восторга. Игра их любимцев обретала характер и некую веселость.

Но истинный уровень ЦСКА должен был показать принципиальный матч со «Спартаком». Его интриге добавляли интерес несколько обстоятельств. Предыдущий матч этих соперников в первом круге чемпионата ознаменовался грандиозной дракой болельщиков, это еще больше добавило пыла нынешнему противостоянию клубных торсид. А еще эти две команды набрали больше всех новичков.

Матч с чемпионами выдался по-настоящему боевым. Отражением чего стала травма Соломатина, полученная им еще в первом тайме. Сразу вспомнилось, как Андрея характеризовали специалисты – игрок хороший, но несчастливый, подверженный травмам. С составе «Спартака» лучшим был старый-новый форвард Владимир Бесчастных. Он неудержимо рвался вперед, и армейская защита никак не могла с ним справиться. В один из моментов Бесчастных убежал от Максима Бокова, вышел один на один с армейским вратарем Перхуном и забил гол, открыв счет в матче. Но то был мяч из разряда неберущихся. А больше Сергей Перхун ничего не пропустил. Он, без сомнений, был в тот день лучшим в составе ЦСКА. Сергей хорошо играл вверху на перехватах навесов, отважно бросался в ноги форвардам «Спартака» и был непробиваем в «рамке». Во втором тайме Владимир Бесчастных еще несколько раз выходил с ним один на один, но в этих дуэлях неизменным победителем оставался Перхун. А между тем армейцы сотворили ответный гол. Денис Попов хотя и не отличался супертехникой, но характер у парня тогда был напористый. В той игре он постоянно пер вперед, но несколько прямолинейно. И вот он в очередной раз, прорвавшись на ударную позицию, прямолинейно пробил, попал в защитника, но благодаря напористости снова овладел мячом, опять вышел на ударную позицию. И снова прямолинейно пробил, причем мимо ворот. Но тут, откуда ни возьмись, из-за спин защитников выскочил Ранджелович и в подкате переправил мяч в сетку «Спартака». 1:1.

Команды продолжали сражаться не на жизнь, а насмерть. Моменты для взятия ворот были и у тех и у других. У «Спартака» благодаря активности Бесчастных – больше, но и армейцы могли в концовке победить, когда вышедший на замену Гогниев бил из выгодной позиции, но чуть-чуть не попал. Однако, как известно «чуть-чуть» не считается, матч так и закончился вничью.

Однако мирной ее назвать было трудно. Павел Садырин так разнервничался, что после матча обругал судью, за что был дисквалифицирован. Следующий матч с «Ротором» он наблюдал с трибуны. Однако армейцы поддержали своего наставника и победили – 2:1, опять отличился Ранджелович. Этот матч стал 15-м в беспроигрышной серии ЦСКА.

Но потом начали сбываться пессимистичные прогнозы специалистов, предрекавших, что интеграция новичков в армейских коллектив будет протекать болезненно. Команда ЦСКА не проигрывала, но и не побеждала. Два матча — с «Аланией» и «Ростсельмашем» закончились с одинаковым счетом – 0:0. Складывалось впечатление, что некие болезненные процессы в клубе сказались на Садырине. Пал Федорович отбросил политес и заговорил на пресс-конференциях не политкорректными фразами, а откровенно. То, что думал. Звучало резковато, но интересно. Например, после матча с «Ростсельмашем» он буквально обрушился на своих нападающих за неиспользованные моменты и сказал, что им бы ноги надо выдернуть за такие промахи. Пресс-конференции с его участием стали пользоваться повышенным интересом.

А потом настало 18 августа и трагедия в Махачкале. ЦСКА на выезде встречался с «Анжи». Стадион, вмещающий 16 тысяч зрителей, был заполнен до отказа. А, учитывая еще и горячий темперамент южных болельщиков, можно представить какую мощную поддержку оказывали трибуны своей команде. В ту пору у «Анжи» был очень приличный состав, пусть даже и ослабленный переходом в ЦСКА Рахимича и Ранджеловича. Махачкалинцы в предыдущем сезоне остановились в шаге от медалей, но зато получили право выступать в Кубке УЕФА. И пусть в этом сезоне они выступали не столь ярко, но на своем поле готовы были биться с любым противником, не жалея сил.

Предматчевые расклады были не в пользу армейцев. 10 игроков красно-синих только-только вернулись после выступлений за свои национальные сборные, а 11-й Файзиев и вовсе не приехал – с разрешения руководства клуба он задержался на сборах со сборной Узбекистана. Рахимич и Ранджелович пропускали матч против своей бывшей команды по предварительной договоренности ЦСКА и «Анжи». Так что если бы армейцы и уступили бы в Махачкале, никто не бросил в них камень. Однако уступать они вовсе не собиралась.

Говорят, что молодой армейский вратарь до матча в раздевалке произнес:

– Умру, а гол не пропущу,

Вот уж кто был боец до мозга и костей. Он отличался самоотверженностью во всех клубах, за которые выступал. Дебютировав в 16 лет за основной состав «Днепра» в матче с «Кривбассом», он не стушевался и одержал победу вместе со своим клубом. В 1999 году во многом благодаря именно Перхуну тираспольский «Шериф» завоевал Кубок Молдавии.

С первых минут матча махачкалинцы, подгоняемые трибунами, пошли вперед. Но армейцы стойко держались, не упуская возможностей для контратак. И, тем не менее, игра проходила с преимуществом «Анжи». Но Сергей Перхун стоял в воротах просто здорово и тащил все, что летело в створ. Кульминация матча наступила на 75-й минуте…..

Махачкалинцы высокой свечой запустили мяч в свободную зону на половине армейцев. К мячу на всех парах устремился игрок «Анжи» Будун Будунов. А навстречу ему, покинув штрафную площадь, на перехват мяча бросился Перхун. Он уже не имел права играть руками, а потому старался, как полевой игрок, отбить мяч головой. Никто не хотел уступать. Воздушная дуэль превратилась в лобовой таран. Угроза воротам ЦСКА была ликвидирована, но и Перхун и Будунов рухнули на газон как подкошенные. Футболисты на поле первые осознали, что столкновение оказалось травмоопасным, и начали сигнализировать медикам, чтобы те появились на поле.

Позже все отмечали, что в ситуации с этим столкновением, Сергей Перхун поступил очень благородно. Чтобы не нанести травму сопернику, он не стал выставлять колено или локоть, как это нередко делают голкиперы при борьбе в воздухе. Известный пример как знаменитый бельгийский вратарь Жан-Мари Пфафф грубо сыграл против выскочившего на него французского игрока, чем нанес ему очень серьезную травму. Потом Пфафф подвергся обструкции и долго оправдывался, но так и не оправдался. Сергей Перхун был скроен из другого теста. Джентльменское отношение к сопернику было его визитной карточкой. В ноги нападающим он всегда летел руками вперед, тем самым словно бы оберегая здоровье соперника, но не щадя свое. В своем последнем интервью газете «Советский спорт» Перхун сказал: «В игре чувство опасности просто-напросто пропадает. Думаешь, главным образом, о том, чтобы сыграть в мяч и не зацепить форварда. И только потом начинаешь вспоминать, как ты сыграл, и во что это могло вылиться». Вот и в этот раз Сергей боролся в воздухе с Будуновым по-джентльменски честно.

Наверное, нет смысла искать в этой истории виноватых. Все получило так, как получилось. И очень напоминала какой-то злой рок. 13-й матч Сергея Перхуна в составе ЦСКА действительно стал роковым.

После неудачного столкновения Перхуна со стадиона на «скорой помощи» увезли в республиканскую клиническую больницу. Там ему зашили рваную рану на лбу, поставили укол против столбняка и предложили немного полежать в клинике для страховки. Показалось, что Сергею стало значительно лучше. Он спросил приехавших в больницу президента клуба Евгения Гинера и старшего врача команды Артема Катулина как закончился матч и попросил поставить его на следующую игру. Решив, что опасность миновала, представители клуба взяли Перхуна с собой в аэропорт. Но в дороге Сергею неожиданно стало плохо, он потерял сознание, пришлось разворачиваться и везти его обратно в клинику.

Уже в реанимации клиники у Перхуна дважды отказывало сердце. Томография установила у него массивный отек головного мозга. Медики четыре часа усиленно боролись за его жизнь. Только после этого у находящегося в коме Сергея состояние относительно стабилизировалось. Клуб не оставил в беде своего вратаря. Из Москвы в Махачкалу был отправлен специальный чартер с бригадой медицинских светил, которые обеспечили доставку Перхуна для продолжения лечения в столицу.

Пока Перхун находился в Институте нейрохирургии имени Бурденко, настало время игры с «Торпедо-ЗИЛ». В ворота ЦСКА встал Вениамин Мандрыкин. Явно он и все другие армейцы испытывали психологический надлом. А потому игра получилась нервной. Имея заметное игровое преимущество, армейцы пропустили первыми. А потом еще и получили пенальти в свои ворота, после того, как Мандрыкин броском в ноги Степанову пытался ликвидировать угрозу своим воротам. К счастью для ЦСКА Улукбек Бакаев с одиннадцатиметровой отметки угодил в штангу. Но спустя некоторое время судья Баскаков вновь указал на белую точку в штрафной площади армейцев. Пенальти был назначен после того, как Мандрыкин вновь броском в ноги прервал прорыв зиловского форварда. И тут Вениамин с такой страстью бросился доказывать арбитру, будто не тронул автозаводца даже пальцем, что Баскаков не устоял. Он отправился советоваться с лайсменом, А потом вдруг объявил, что отменяет пенальти.

Позже на пресс-конференции Павел Садырин сказал, что это был первый раз в его жизни, когда судьи разобрались и восстановили справедливость.

Как бы то ни было, но отмененный пенальти еще не приносил армейцам очков. Выручил вышедший на замену Спартак Гогниев. На последних минутах встречи он опередил в воздухе торпедовского вратаря Андрея Новосадова и ударом головой сравнял счет. Матч закончился вничью – 1:1. Но в той ситуации «очки, голы, секунды» были вторичны. Главным было нечто большее – жизнь Перхуна. Поэтому и Садырин весьма скептически отнесся к словам журналистов, напомнивших ему, что этот матч стал 19-м в беспроигрышной серии ЦСКА. Обозвав эту серию «зачуханной», Павел Федорович поблагодарил тренера «Торпедо» Кучеревского.

Главное в том матче действительно было другое. Интрига дебюта Мандрыкина и его противостояние с экс-армейским вратарем Андреем Новосадовым, защищавшим цвета «Торпедо-Зил» тоже оказались вторичными. Главным стали не трибуны, организовавшие некое коллективное заклинание футбольных богов в поддержку Перхуна. Болельщики оделись в майки с надписью «Мы верим в тебя вратарь». А еще огромным баннером с изображением желтого вратарского свитера с номером 16, под которым играл Сергей, украсили трибуну. И операторы это все время показывали. Огромный желтый свитер и сотни футболок и надпись «Мы верим в тебя, вратарь».

«За этот год ты стал для нас кумиром,
И вратарём не просто — лучшим в мире…
Ты заслужил награду БЫТЬ АРМЕЙЦЕМ
С холодной головой, горячим сердцем.

Борись СЕРГЕЙ, ты сможешь сделать это,
Армейцы всей страны с тобою…где-то
Команда и фанаты вместе сдюжат,
Докажут делом, что ПЕРХУН им нужен…»

(Отрывок из стихотворения «Вечная память»)

Однако ничего не помогло. Ранним утром 28 августа сердце молодого голкипера перестало биться. На гражданскую панихиду во Дворец спортивных единоборств ЦСКА на Ленинградском проспекте пришло огромное количество людей. В том числе футбольных фанатов разных клубов. Трагедия, вызвавшая сочувствие и ощущение какой-то вселенской несправедливости объединила людей. Они не скрывали слез

Павел Федорович Садырин вмиг постарел, было видно, что смерть Сергея он принял очень близко к сердцу. Когда он на панихиде сказал, что у него такое ощущение, что он потерял сына, то искренность его слов была очевидна. Даже по телевизионной картинке было заметно, как глубоко Павел Федорович переживает происходящее.

Похоронили Сергея Перхуна в родном для него Днепропетровске.

После похорон заговорили о некоем проклятии, преследующем ЦСКА. События, связанные с этим клубом выстраивались в некую зловещую цепочку. Вспоминали нелепую травму нападающего Березина, когда он на огромном поле в манеже нашел при падении маленький кусочек, где отошло покрытие, обнажив бетон, и ударился об него. А после этого долго пролежал в коме. Но конечно больше всего вспоминали гибель другого армейского вратаря Михаила Еремина 10 лет назад. Причем многие обстоятельства их биографий с Перхуном были просто зеркальными. Оба они погибли нелепо, трагически. Погибли на самом взлете своей карьеры, когда казалось, что у них все складывается отлично, а впереди будет еще лучше. Оба они незадолго до смерти провели свои первые матчи за национальные сборные.

Смерть Сергея Перхуна надломила команду. Вскоре прервалась беспроигрышная серия. А потом и вовсе игра команды покатилась под откос. Шансы на медали и на попадание в зону УЕФА стали таять как снежный ком. И что особенно плохо из игры команды стали исчезать настроение и удача. Начались не просто поражения, а какие-то особо изощренные поражения с садистским оттенком.

Уж на что казалось, армейцы хорошо настроились на матч с «Локомотивом» в 24-м туре. Даже блиставший в тот год в воротах «Локо» Руслан Нигматуллин ничего не смог поделать с их ударами. Сначала Кулик, проявившийся как распасовщик, хорошо навесил на голову Ранджеловичу и тот пробил под перекладину. Отмечать успех Предраг ринулся к скамейке запасных и первым делом обнял Садырина. Получилось душевно, словно бы своей игрой армейцы хотят поддержать своего многострадального тренера. Но, как известно, лучшая поддержка тренеру – это голы его команды. И вскоре Роман Монарев, красиво положив корпус, с близкого расстояния с лета вколотил второй мяч в ворота железнодорожников. Жить стало еще веселей. Но такого крепкого европейского бойца, как «Локомотив», кавалерийским наскоком не сломаешь. Железнодорожники перехватили инициативу, и пошли вперед. На 34-й минуте вторую желтую карточку схлопотал Яновский, и был удален с поля. ЦСКА остался в меньшинстве. На душе стало тревожно. А потом технарь Бузникин, в борьбе с которым крупным армейским защитникам всегда приходилось непросто, накрутил их в штрафной площади и выложил мяч под удар Измайлову. Счет сократился до минимума. Но к чести армейцев они смогли выровнять игру и почти довели матч до победы. До нее им оставалось всего две минуты. На 88-й минуте армейцы своей победы лишились, когда их защитник Денис Евсиков срезал мяч в свои ворота после прострела Лоськова. Но ничья в матче с «Локомотивом» — тоже неплохой результат. Однако армейцы отобрали у себя и ничью. Уже в добавленное время «Локо» разыграл нехитрую комбинацию. Вратарь Нигматуллин выбросил мяч рукой Лоськову, а тот, не мудрствуя лукаво, через полполя запустил его к границе штрафной армейцев в направлении маячившего там Измайлова. Маленький Измайлов находился под опекой двух значительно превосходящих его в росте игроков ЦСКА и не имел шансов добраться до мяча. Но тут случилось непоправимое. Олег Корнаухов, прерывая длинный пас железнодорожников по воздуху, решил сбросить мяч своему вратарю. А аккуратненько отправил его головой в нижний угол собственных ворот. Мандрыкин, не ожидавший такого подвоха, только глазами мяч проводил. В результате обиднейшее поражение – 2:3.

Что и говорить, армейцы сумели удивить. Два гола в свои ворота в одном матче – само по себе редчайшее событие, а если учитывать, что эти голы были забиты за две минуты до конца матча и привели к проигрышу в практически выигранном принципиальнейшем матче, то такое событие достойно внесению в книгу Гиннесса.

Вскоре армейцы преподнесли еще один сюрприз, показав, что есть поражения обидные, а есть – разгромные. Матч в Петербурге с «Зенитом» они тоже начали хорошо, и Семак даже открыл в нем счет. А потом началось «избиение младенцев». Футболисты ЦСКА выглядели на фоне зенитовцев какими-то заторможенными. Они постоянно не успевали за ними. И питерцы, среди которых особенно выделялись ветеран Кобелев и молодые Аршавин с Кержаковым, принялись расстреливать ворота армейцев. Счет на стадионе им. Кирова теперь рос только в одну сторону. И остановился на отметке 6:1 в пользу «Зенита». Это был не просто разгром. Это было нечто большее. А для Павла Садырина, имевшего весьма непростые отношения со своим бывшим клубом, это был вообще удар, который капитально подкосил его здоровье.

Вскоре после матча с «Зенитом» Павел Федорович попал в больницу. Руководить ЦСКА остался его помощник Александр Кузнецов. При нем армейцы проиграли еще один принципиальный матч с земляками-динамовцами — 1:3. От крупного поражения ЦСКА тогда спас бывший динамовец Гогниев. Но историю этот матч вошел тем, что в одном из эпизодов будущий армеец, а тогда игрок «Динамо» Дэйвидас Шемберас стянул у судьи Колобаева красную карточку, которую тот хотел ему предъявить. Трибуны заходились от смеха, наблюдая, словно цирковую репризу, как судья кипел от возмущения, а Шемберас прятал карточку за спиной. В конце концов, Дэйвидаса все-таки удалили, но получилось весело.

Однако для ЦСКА все в концовке того сезона складывалось отнюдь не весело. В том, 2001 году очень хорошее впечатление производила наша молодежная сборная, в которой на лидирующих ролях были армейцы: Мандрыкин, Березуцкий и Гогниев. Под руководством тренера Валерия Газзаева эта команда участвовала в отборочном турнире на чемпионат Европы. Чтобы попасть туда «молодежке» надо было обыграть в последнем матче на своем поле сборную Швейцарии. И молодые россияне это почти сделали. Во втором тайме они вели – 3:1. Причем один из мячей красивым ударом из-за штрафной в дальний нижний угол забил Василий Березуцкий. Но швейцарцам в конце матча все же удалось сделать счет ничейным – 3:3. Так что на чемпионат поехали не россияне, а швейцарцы. Обидно было ужасно. Очень уж хорошая молодежная команда тогда подобралась. Но конечно обиднее всех было самим игрокам. Валерий Газзаев потом рассказывал, что в раздевалке после матча со швейцарцами вся команда плакала.

Зато решила свою задачу по выходу в финальную часть чемпионата мира наша первая сборная. Обеспечила она себе путевку на мундиале, эффектно разгромив сборную Швейцарии – 4:0. В отборочных матчах регулярно принимал участие Сергей Семак, правда, ни одной игры он полностью не провел. Зато забил важный гол в трудном выездном матче с Люксембургом, который позволил вырвать победу – 2:1.

Главную скрипку в сезоне 2001 года и в сборной и в чемпионате России привычно играли футболисты столичного «Спартака». Именно бывшие и тогдашние спартаковцы: Ковтун, Онопко, Карпин, Мостовой, Бесчастных, Бузникин, Титов, Ширко, Аленичев под руководством опять же спартаковского тренера Олега Романцева обеспечили путевку сборной России в Японию на чемпионат мира. И те же Титов, Ковтун, Бесчастных, Ширко привели «Спартак» к девятой победе в национальном чемпионате.

Кто бы тогда мог подумать, что этот сезон станет для «Спартака» лебединой песней.

Первый день зимы принес печальное известие. Скончался Павел Федорович Садырин. Тренер-победитель. Он мог победить любую команду на футбольном поле, но смерть победить не сумел. Слишком тяжелым для него оказался этот год.

2002. ПОЧТИ ЧЕМПИОНЫ

«Мы тебя любим – ЦСКА! Будь чемпионом две тысячи два!»

(Фанатская кричалка)

Наступающий 2002 год по японскому календарю был Годом Лошади. А потому изначально предвещал ЦСКА, неофициальным символом которого был конь, всяческие успехи. И творцом этих успехов должен был стать новый главный тренер Валерий Георгиевич Газзаев.

Свой тренерский талант Газзаев продемонстрировал всем, когда не только вывел в высшую лигу владикавказскую «Аланию», но и привел ее к золотым медалям чемпионата России. Тренер-победитель, сумевший нарушить гегемонию «Спартака» в отечественном футболе, теперь должен был поднять и ЦСКА на высшую ступеньку пьедестала почета. 13 лет назад руководство ЦСКА уже прибегало к такому кадровому решению по приглашению тренера-победителя. Такой ход принес успех. Пришедший в ЦСКА Павел Садырин сумел не просто вытащить армейский клуб из первой лиги, но и привести его к золотым медалям в высшей лиге.

Правда скептиков не отпускали сомнения, что на сей раз испытанное средство может не сработать. Руководство столичного «Динамо», назначая Валерия Газзаева на пост главного тренера, тоже держало в уме его репутацию победителя. Однако золотых медалей при Газзаеве динамовцы так и не увидели. Хотя у них имелись гораздо больше, чем у армейцев, оснований рассчитывать на талант Валерия Георгиевича. Все-таки он был для бело-голубых плоть от плоти свой, динамовский. Однако в ЦСКА у Газзаева появилось то, чего не было ни в одном клубе. Поддержка Евгения Гинера. А это действительно дорогого стоило.

То, что перед Валерием Георгиевичем ставятся максимальные задачи, не скрывал ни он сам, ни Евгений Гинер. И исходя из этих задач, Гинер предоставил Газзаеву карт-бланш на формирование команды и выбор тактики. Для амбициозного, независимого и самолюбивого Газзаева это стало решающим фактором при принятии решения возглавить армейский клуб.

Позже Валерий Георгиевич рассказывал, что когда Евгений Гинер предложил ему должность главного тренера ЦСКА, сильнее всего его смутила необходимость носить красно-синие цвета, в то время как он за свою футбольную жизнь душой и сердцем слился с динамовскими бело-голубыми. Но решил, что это не причина, чтобы отказываться от столь интересного предложения. Но на первых порах он все же порой машинально называл ЦСКА – «Динамо» и отправлял армейцев вместо тренировочной базы в Архангельском – на динамовскую базу в Новогорск. Однако, постепенно вживаясь в армейский клуб, познавая его и пропитываясь его аурой, Валерий Георгиевич спустя некоторое время ощутил, что родными цветами для него стали именно красно-синие.

Получив карт-бланш, Газзаев довольно быстро начал подгонять армейскую команду под свою стратегию. В первую очередь это коснулось комплектования. Валерий Георгиевич объявил Гинеру, что из старых игроков он оставит только Семака и Евсикова, а из пятнадцати человек штата – только тренера Александра Кузнецова. Евгений Леннорович главного тренера поддержал. Вскоре 12 футболистов были выставлены на трансфер. Пройдет несколько лет и жизнь покажет, что Газзаев видит потенциал футболистов лучше всякого рентгена. Пройдет несколько лет и из всех армейских футболистов долматовско-садыринского набора, выставленных на трасфер с газзаевским приходом, к сожалению, в высшей лиге не останется никого, все они постепенно растворятся в первой лиге.

Лучше всех трудоустроился Предраг Ранджелович, перешедший в третью команду по итогам прошедшего сезона – питерский «Зенит». Но в принципе, он и в ЦСКА проявил себя настоящим профессионалом, умеющим хорошо играть и ногами и головой. В 13 матчах он забил 8 голов и по соотношению забитых мячей и проведенных игр уступил, пожалуй, только Владимиру Бесчастных, который провел 9 мячей в 12 матчах.

Другие армейцы пристроились не в самых сильных клубах. Давронжан Файзиев — в «Алании», Валерий Минько – в «Уралане», Владимир Кулик и Олег Конаухов – в «Анжи». А Максиму Бокову и Станиславу Лысенко с «Кубанью» и Сергею Филиппенкову с «Черноморцем» вовсе предстояло выступать в первой лиге.

Для болельщиков, прикипевших душой к Минько, Филиппенкову, Хомухе, Кулику и другим творцам чуда 98-го года, распродажа команды вызвала, конечно, шок. Но деваться им было некуда, их мнения никто не спрашивал. Оставалось только привыкать к «новым армейцам».

Среди новичков выделялась динамовская связка Ролан Гусев – Дэйвидас Шемберас. Они не только сразу получили место в основном составе армейской команде, но и прижились в ней за счет характера и самоотдачи в каждом матче. А Ролан Гусев так тот вообще быстро стал душой команды за счет веселого компанейского характера. А между тем его переход в стан армейцев стоил ему по сути дела места в национальной сборной страны. Гусева очень хотел видеть в «Спартаке» Олег Романцев, который тогда работу в этом клубе совмещал с руководством сборной России, и даже говорил по телевидению, что «это наш игрок», т.е. спартаковский. Переход в ЦСКА Романцев Ролану так и не простил.

Укрепил армейскую оборону игрок «Торпедо» и сборной России Вячеслав Даев. Это был действительно надежный защитник, неплохо играющий на втором этаже. А вратарскую линию пополнил опытный Дмитрий Крамаренко, поигравший за многие клубы, в том числе за столичные «Торпедо» и «Динамо».

Из других новичков наиболее известен был ростовский бомбардир Дмитрий Кириченко. Перспективным молодым футболистом считался Артур Тлисов, пришедший из «Черноморца». А вот другие приобретения мало о чем говорили болельщикам. Имена Василия Березуцкого из «Торпедо-ЗИЛ», Богдана Шершуна из «Днепра» и Сергея Самодина из ставропольского училища олимпийского резерва были еще не на слуху.

Дебютанты: Кириченко, Гусев, Шемберас ярко проявили себя в первом же матче чемпионата страны 2002 года. В дебютном поединке в соперники им досталось «Торпедо-ЗИЛ». Хотя зиловские автозаводцы в том матче отнюдь не предстали мальчиками для битья и представляли собой укомплектованный добротными игроками коллектив, но под напором газзаевского ЦСКА не устояли. Уже тогда в самом первом матче под руководством Газзаева армейский клуб всех удивит своим новым характером. Таким же бойцовским и неукротимым, как у самого Газзаева.

Зиловцы были буквально растерзаны армейским напором. Феерический дебют выдал Дмитрий Кириченко. Как-то один итальянский тренер сказал про Филиппо Индзаги, что это убийца в штрафной соперника. Столь же хладнокровным киллером вблизи ворот соперника показал себя и Кириченко. Выйдя на футбольное поле во втором тайме, он сначала, получив мяч на углу штрафной площади соперника, молниеносно убрал его под себя, тем самым, обманув защитника, и пробил впритирку со штангой. Потом, подловив ошибку бывшего армейца Шустикова, перехватил мяч и перебросил его через зиловского голкипера. И, наконец, в конце матча Дмитрий сделал хек-трик, еще раз расстреляв ворота автозаводцев. А мог бы сделать и покер. В один из моментов его мощный дальний выстрел отразила штанга.

Приложила руку к разгрому автозаводцев и новая армейская связка – Шемберас-Гусев. Ролан прорвался с мячом по центру и вколотил его в сетку ворот «Торпедо-ЗИЛ». Итоговый счет матча — 4:0. Крупная и красивая победа ЦСКА. Ее омрачило лишь удаление армейского капитана Сергея Семака. Во втором тайме Семак и зиловец Куртиян сошлись в центре поля и первый второго забодал, почти как Зидан — Маттераци. Судя по всему Куртиян тоже, что-то такое сказал Семаку, что вывел обычно спокойного Сергея из душевного равновесия. Но, как и в случае с Маттераци сказанное навек осталось тайной. Судья показал красные карточки за бодание обоим. Дисциплинарный комитет дисквалифицировал после этого Семака на пять матчей. Так что старт чемпионата он по сути дела пропустил.

Во втором туре армейцы играли в Саратове с местным «Соколом». Саратовцы тогда считались очень неуступчивым коллективом, особенно на родном стадионе. Но тут свое веское слово сказал другой армейский форвард Денис Попов. Из пределов штрафной он вогнал мяч в девятку ворот соперников, и ЦСКА вернулся домой с гостевой победой – 1:0.

В третьем туре ЦСКА сошелся в Москве в принципиальном поединке с питерским «Зенитом». Когда армейские футболисты вышли на предматчевую разминку, питерские болельщики начали скандировать: «1:6! 1:6!». Но прошлогодние 1:6 и так, как пепел Клааса, бились в сердцах армейцев, а потому они без раскачки ринулись вперед. На высоких скоростях то и дело прорывались то по флангам, то по центру. И тут выявилось, что когда игра идет в высоком темпе, то армейским форвардам чуть-чуть не хватает исполнительского мастерства.

В один из моментов по краю промчался Гогниев и прострелил в штрафную, Попов отвлек на себя внимание защитника, но пропустил мяч на Кириченко. Дмитрий бил почти наверняка, но попал в лежащего на земле зенитовского голкипера Малафеева. Потом Кириченко упустил еще один шанс. Гусев и Попов в два паса вывели его на рандеву с Малафеевым, но Дмитрий обработал мяч не самым лучшим образом, а потому бил уже в падении в нижний угол. Питерский вратарь не подвел и отразил удар. Вскоре возможность проявить свое мастерство представилась и другому форварду армейцев Денису Попову. Вратарь Мандрыкин далеко выбил мяч, защитник «Зенита» не угадал с отскоком об землю, промахнулся и Попов оказался на убойной позиции один против Малафеева. Денис решил сыграть эффектно, но получилось не очень эффективно. Удар с лета ему не удался, мяч улетел далеко в сторону. Армейский дуэт нападающих Кириченко-Попов явно превосходил питерских форвардов Кержакова и Ранджеловича, которые практически ничего не могли создать в атаке. И этот факт лишний раз говорило о превратностях селекционной работы. ЦСКА Ранджеловича продал, а «Зенит» купил. Однако в питерском клубе этот способный нападающий так и не заиграл, хотя в «Анжи» и ЦСКА Предраг считался бомбардиром. Такое бывает.

Уже во втором тайне в штрафной питерцев красиво упал Кириченко, запнувшись о лежащего Малафеева. Арбитр Сухина вместо назначения пенальти наказал Дмитрия желтой карточкой за артистизм. За что подвергся атаке со стороны половины армейской команде. Под напором возмущенных армейцев Сухине пришлось долго пятиться, и дольше всех его преследовал Гусев. Складывалось впечатление, что именно Ролан больше всех хочет победить.

Но время шло, а армейцы никак не могли распечатать зенитовские ворота. Питерцы заштопали свою оборону и больше армейских форвардов на убойную дистанцию не подпускали. Но у ЦСКА оставался еще один козырь в рукаве. Ролан Гусев в тот год штрафные исполнял просто потрясающе. Вратарь Корнюхин как-то сказал, что штрафной в исполнении Гусева с 18-ти метров – это все равно, что пенальти. Первая возможность продемонстрировать свое искусство ему представилась на 70-й минуте. Мяч был установлен недалеко от линии штрафной практически по центру ворот. Пробил Ролан хорошо – в обвод стенки в угол ворот. Но и Вячеслав Малафеев не подкачал. В красивом броске он этот удар парировал. Матч уже клонился к окончанию, когда судья вновь назначил штрафной примерно с той же точки. И вновь исполнять стандарт взялся Гусев. Пробил он в тот же угол, только чуть сильнее и точнее. И это «чуть» уже не позволило питерскому вратарю спасти свою команду. Этот гол стал единственным и решающим. А радость армейцев стала бурной оттого, что он дался им очень непросто.

Вообще, бросалось в глаза, что футбол в армейском исполнении стал каким-то более эмоциональным. Они теперь и играли, и радовались забитым голам, и с судьями спорили более эмоционально. А если учитывать, что немалую толику эмоций в каждую их игру добавлял главный тренер, который своими рейдами к кромке поля, выкриками и жестикулированием то и дело добавлял огня в футбольное действо, то все это создавало подчас просто захватывающее зрелище. И что очень важно зрелище еще и давало результат. Уже после третьего тура ЦСКА возглавил турнирную таблицу. Последний раз он лидировал до этого на старте в 1995 году.

Гусев Ролан не гадает на картах, Гусев Ролан — мастер стандартов!

(фанатская кричалка)

Настоящим футбольным спектаклем стал матч армейцев с московскими динамовцами в марте. Перед его началом Ролан Гусев поставил своим партнерам Денису Попову и Дмитрию Кириченко шуточный ультиматум:

— Ну вы же постоянно «Динамо» забивали. Надо продолжить. Давайте забивайте — или ты, или ты. Решайте сами.

Получив наказ от Гусева, с первых минут матча армейские форварды ринулись на штурм ворот соперника. Вообще желание подавить соперника в самом начале стало визитной карточкой ЦСКА в этом сезоне. Не всегда это получалось, но зато напор с первых минут болельщикам очень нравился. В матче с «Динамо» стартовый напор принес результат. Уже на 4-й минуте Попов после прострела Гогниева с фланга удачно подставил ногу, и мяч влетел в динамовские ворота. Имея преимущество в счете, армейцы спокойно вели игру вплоть до 50-й минуты. Потом последовал угловой у ворот ЦСКА. Мяч спланировал на голову динамовского защитника Хиски и тот с места без прыжка с ювелирной точностью отправил его в «девятку».

Ничья армейцев не устраивала, и они включили форсаж. И «Динамо» перед их напором не устояло. Гусев подал очередной угловой и Дятель рукой смахнул мяч с головы Гонгиева. Пенальти! Возникла маленькая заминка. К тому времени штатный пенальтист армейцев Дмитрий Кириченко уже был заменен, Ролан Гусев не захотел добивать свой бывший клуб и самым смелым оказался Юрис Лайзанс. Пробил он хорошо, но не забил. Мяч гулко врезался в стойку ворот и отлетел в поле. По трибунам с армейскими болельщиками пронесся вздох разочарования.

К чести футболистов ЦСКА они не захотели мириться с ветреностью фортуны и вновь пошли на штурм. Гусев со всей силы зарядил со штрафного метров с 35-ти, вратарь до мяча не дотянулся, но его отразила перекладина. Следующий стандарт Ролан уже решил не пробивать, а отпасовал набегавшему Лайзансу. Пущенный им мяч миновал частокол игроков и закончил свой путь в сетке динамовских ворот. Радость Юриса казалась безграничной. Этот гол стал для него искуплением нереализованного пенальти. И он ликующе бежал по полю, давая выход переполнявшим его эмоциям. Вдруг остановился и с удивлением уставился на арбитра, сигнализировавшего, что гол не засчитывается. Рефери усмотрел, что в момент удара Лайзанса несколько армейцев находились в офсайде и перекрывали обзор динамовскому голкиперу. Лайзанс, как настоящий прибалт, принял судейское решение со спокойствием. Но оказалось, что прибалт прибалту рознь. Из нескольких армейских игроков налетевших на лайсмена, давшего отмашку об офсайде, больше других усердствовал Шемберас. В отличие от латыша Юриса литовца Дэйвидаса судейское решение вывело из себя настолько сильно, что он даже прихватил за воротник бокового арбитра.

Судья в поле вовремя вмешался в ситуацию и спас своего помощника от расправы, но гол так и не засчитал. Страсти на поле перекинулись на трибуны. Один из армейских болельщиков выбежал на поле, чтобы объяснить арбитру как следует трактовать футбольные правила. В этой ситуации благородно повел себя Ролан Гусев. Оберегая поддатого болельщика от дубинок стражей порядка, он самолично вывел его с поля.

И все же настрой армейцев сыграл свою решающую роль, они дожали соперника. За три минуты до окончания основного времени Попов выскочил на фланговый прострел Монарева и расстрелял динамовские ворота. Обуреваемый радостью он выскочил на беговую дорожку за ворота, а вся армейская команда ринулась за ним вдогонку обнимать удачливого партнера. На радостях футболисты ЦСКА чуть не смели цепочку фотокорреспондентов выстроившихся за воротами. Восторг армейских фанов был вообще неописуем. Ради таких матчей стоит ходить на стадион.

Выигрывать все конечно невозможно, и соперники отнюдь не горели желанием дарить ЦСКА очки. А потому каждое очко армейцам приходилось добывать с боем. В этой связи весьма показательной стала встреча шестого тура в Элисте с «Ураланом». Тогда у Романа Абрамовича еще не было «Челси» зато у «друга степей» Кирсана Илюмжинова был «Уралан». Правда, денег у Илюмжинова было гораздо меньше, чем у Абрамовича, поэтому укомплектовать свою команду суперзвездами он не мог, но на приличную команду из опытных мастеровитых футболистов хватило. На своем поле «Уралан» мог дать бой любому столичному гранду. И ЦСКА не стал исключением.

Хотя поначалу тот матч для ЦСКА складывался как нельзя лучше. Счет открыл Соломатин. Андрей так искренне радовался своему первому голу в составе ЦСКА, что изобразил нечто напоминающее чапаевского конника рубящего шашкой отступающих беляков. А потом Гусев с пенальти удвоил результат. Армейцы повели с комфортным счетом 2:0, и, казалось, что теперь спокойно доведут матч до победы. Но не тут-то было. Элистинцы завелись, и за семь минут ликвидировали перевес ЦСКА в счете. А на 88-й минуте Аваков и вовсе вывел «Уралан» вперед – 3:2.

Проигрывать уже мысленно выигранный матч очень обидно, и армейцы не хотели с этим мириться. За оставшееся время они провели разящую атаку. Лайзанс острым пасом разрезал элистинскую оборону, и Кириченко сравнял счет.

После матча с «Динамо» Ролана Гусева за искусное выполнение штрафных ударов стали называть русским Бэкхемом, а после матча с «Ураланом» Дмитрий Кириченко начал зарабатывать репутацию палочки-выручалочки команды и русского Сульшера.

«Вратари на поле выходить трусят. Их ждут штрафные в исполнении

Ролана Гусева!» фанатский речитатив

А вскоре настало время исторического матча. В Лужниках новый амбициозный ЦСКА экзаменовал девятикратный чемпион страны «Спартак». 50 тысяч зрителей собрались на стадионе, чтобы понаблюдать за этой процедурой. И их взорам предстало сенсационное зрелище, как претендент сам преподал хороший урок экзаменатору.

Справедливости ради надо сказать, что «Спартак» был уже не тот, что в 90-е. Словно хороший коньяк, разбавленный суррогатными добавками, он уже утратил свою крепость и качество. Из прежних истинно спартаковских звезд в строю остались всего четверо: Егор Титов, Дмитрий Парфенов, Юрий Ковтун и Владимир Бесчастных. По сравнению с прошлым сезоном из команды выбыла целая группа известных игроков: Булатов, Робсон, Писарев, Ширко. Правда, «Спартак» славился умением находить и раскрывать таланты. В 2002 году в его составе «выстрели» уже двое: юный нападающий из «Тамбова» Дмитрий Сычев и бывший армейский вратарь Дмитрий Гончаров. Сычев забивал важные красивые голы, а Гончаров обрел в «Спартаке» вратарский фарт, и проявил себя столь ярко, что удостоился даже приглашения в сборную страны. И все же можно сказать, что в тот год «Спартак» находился на спаде, а ЦСКА, наоборот, на подъеме.

Армейцы вышли на этот матч с потрясающим настроем. С первых минут они отчаянно лезли в единоборства, навязывая спартаковцам борьбу по всему полю. Так что на плетение знаменитых спартаковских кружевов у тех не было ни времени, ни пространства. Сергей Семак даже переусердствовал в один из моментов. В борьбе за мяч он выпихнул на беговую дорожку защитника красно-белых из Македонии Игора Митрески. Тот получил травму и попросил замену. Романцеву пришлось выпустить вместо своего ведущего защитника молодого Шешукова. А Семак вскоре опять отличился, только уже со знаком плюс. Гроссмейстерским пасом он вывел Андрея Соломатина один на один с Гончаровым. Первый удар армейского полузащитника Дмитрий отразил, после этого его вратарский фарт закончился. Мяч отлетел снова к Соломатину, который повторным ударом дослал его в сетку спартаковских ворот. А потом Андрей снова ликующе помчался по полю, размахивая невидимой шашкой.

А потом опять пришло время Семака. Он и Гончаров бросились за мячом в штрафной площади спартаковцев. Мяч улетел за лицевую линию. Гончаров его не достал, зато в полете зацепил пробегавшего Семака. Момент потом вызвал много споров, но большинство специалистов пришло к мнению, что пенальти был назначен совершенно обоснованно. И еще отметили, что Сергей Семак очень грамотно подставился под фол.

Пенальти четко реализовал Ролан Гусев и на армейской улице наступил настоящий праздник. Болельщики на трибунах заходились от восторга. Футболисты ЦСКА не ослабляли напора и продолжали рвать в клочья спартаковскую оборону. В конце первого тайма Гусев промчался по краю и от лицевой выложил мяч под удар Лайзансу. Но Юрис стопроцентный момент откровенно загубил. Правда, он отличным образом реабилитировался уже во втором тайме. На сей раз у Лайзанса позиция для удара была даже хуже, но он сумел ее улучшить, издевательским образом уложив финтами и опекавшего его защитника и вратаря, после чего спокойно положил мяч в угол ворот.

Восторгу армейских трибун не было предела. ЦСКА просто задавил «Спартак» и тот выглядел небывало беспомощным. Романцев пытался вдохнуть дух в своих игроков, но ничего не помогало. За весь матч спартаковцы нанесли всего четыре удара по воротам ЦСКА и ни одного в створ! Небывалое дело для «Спартака». Некоторые специалисты, правда, потом отмечали, что армейцы ликвидировали атакующие потуги спартаковцев тактикой мелкого фола. Мол, у красно-синих было зафиксировано 32 нарушения, а у красно-белых только 18. Честно сказать, многие тогда отмечали, что армейцы такой тактикой для срыва атак не гнушаются. Но один полумомент у чужих ворот за весь матч для чемпионов России — это практически фиаско. И надо сказать, что фиаско отнюдь не единственное для «Спартака» в том сезоне.

Единственно жалко было Дмитрия Гончарова. Этот матч стал предвестником заката его карьеры в «Спартаке», еще недавно так ярко начинавшейся.

 

ЕСТЬ ПЕРВАЯ ПОБЕДА

Большие амбиции руководства ЦСКА начали реализовываться уже спустя полгода после прихода Валерия Газзаева на тренерский мостик этого клуба. Армейцы вышли в финал Кубка России. И в этот раз их болельщики имели все основания, что их любимцы наконец-то сумеют преодолеть некую не самую приятную тенденцию. После феерической победы в финале Кубка 1992 года ЦСКА стал приобретать репутацию кубкового неудачника. Вообще-то до финала армейцам удавалось доходить исправно, а там на них неизменно напускался какой-то злой рок, перечеркивающий все их титанические усилия и волю к победе. В 1993 и 1994 годах они уступили в серии пенальти, а в 2000 году проиграли в дополнительное время при сомнительных судейских решениях. А вот «Зенит» наоборот имел стопроцентный результат участия в финалах Кубка. 1 финал – 1 победа. Причем победа очень убедительная. Александр Панов со своими партнерами в финале 1999 года просто разорвал московское «Динамо».

Явно надеясь на повторение того успеха, в Москву отправилась солидная армия болельщиков с берегов Невы. Около 15 тысяч человек. В результате чаша Лужников на одну треть была окрашена в сине-бело-голубые цвета.

Команды вышли на матч в следующих составах — ЦСКА: Мандрыкин, Шершун, Евсиков, Шемберас, Рахимич, Яновский, Лайзанс, Соломатин, Гусев, Семак, Попов. Зенит: Малафеев, Овсепян, Лепехин, Цветков, Игонин, Катульский, Горовой, Быстров, Аршавин, Кержаков, Астафьев.

В предматчевых раскладах часто упоминалась ударная тройка нападения «Зенита» — Андрей Аршавин, Александр Кержаков и Максим Астафьев представляли собой грозную силу и могли под настроение растерзать любую оборону. В преддверие финала атакующая мощь питерцев вызывала тем большее беспокойство, что в армейской защите образовалась серьезная пробоина. Либеро и оплот обоны ЦСКА Вячеслав Даев получил травму.

Вообще, трансферная политика ЦСКА в первой половине 2002 года доказала свою эффективность. Критики в 2001 году одной из причин неудачного завершения сезона армейцами объясняли именно массовыми закупками игроков с именем, что отчасти разрушило сложившийся коллектив. Но именно приобретения 2001 года во многом определяли игру команды в 2002 году: Рахимич, Лайзанс, Попов, Соломатин, Яновский. Особенно удачно заиграли последние двое. Игорь Яновский и Андрей Соломатин вновь заблистали на футбольном поле, как в свои лучшие годы. Причем оба отличались не только в организации игры в центре поля, но и при завершении атак. Армейцы наиграли неплохую комбинацию при угловых, по сценарию которой мяч доставлялся Яновскому, дежурившему на дальней штанге, и несколько голов он забил головой при ее розыгрыше. Соломатина прорвало после матча с «Ураланом» и он начал забивать очень важные мячи.

Так получилось, что эти двое – Соломатин и Яновским стали главными действующими лицами в составе ЦСКА в финале Кубка России 2002 года. А еще одним героем стал 20-летний Богдан Шершун, заменивший травмированного Даева в центре обороны армейцев. Он и в защите действовал очень надежно и к атакам подключался.

Тренер «Зенита» Юрий Морозов выставил на матч еще более юного новичка – 18-летнего крайнего полузащитника Владимира Быстрова. Боевое крещение для Владимира получилось не самым лучшим, он попал на Соломатина, находящегося тогда на подъеме и тот буквально «съел» его.

Мощный стартовый натиск ЦСКА угас после 10 минут массированного наступления, игра выровнялась и пошла на встречных курсах. Как обычно в составе армейцев выделялся Сергей Семак. В один из моментов он прострелил на Яновского, тот бил с близкого расстояния, но питерцев выручил Малафеев. А потом затяжную атаку предпринял «Зенит», Кержаков бил практически по пустым воротам, но мяч из них вынес вездесущий Соломатин. Вскоре после этого ЦСКА открыл счет. Семак диагональным пасом прорезал оборону соперника и вывел на ворота питерцев Соломатина. Тот не стал сближаться с вратарем и отправил мяч в дальний угол ворот. Малафеев оказался бессилен.

Во втором тайме более мощные физически и сильнее настроенные на победу армейцы психологически подавили зенитовцев. Питерцы пали духом после того, как через семь минут после перерыва ЦСКА удвоил счет. Гусев навесил с углового на Шершуна, тот сбросил мяч на дальнюю штангу, а там Яновский бедром переправил его в ворота.

Пожалуй, можно сказать, что в этом финале Валерий Газзаев переиграл своего визави Юрия Морозова тактически. Валерий Георгиевич создал численный перевес в центре поля, в результате чего армейская полузащита отрезала зенитовское ударное трио: Аршавин-Кержаков-Астафьев от базы и лишила их боеприпасов. Питерское нападение оказалось на «голодном пайке», а потому во втором тайме вообще ничего не смогло создать у ворот ЦСКА. Единственным опасным моментом у «Зенита» стал штрафной удар на 71-й минуте в исполнении Катульского, но мяч из девятки вытащил Мандрыкин.

ЦСКА же, в свою очередь, создал и растранжирил еще несколько возможностей поразить ворота соперника, но и 2:0 ему вполне хватило для победы.

Празднование успеха проходило традиционно. С объятиями, качанием Газзаева и кругом почета с Кубком России в руках. Но радость армейцев выглядела какой-то очень симпатичной. Это была первая победа за долгие годы, первый успех новой команды, нового тренера и нового президента. И Гинер и Газзаев ликовали на поле вместе с игроками. И было видно, что эта одна на всех победа должна еще более сплотить и сблизить команду, помочь ей стать действительно единым целым. И хотя после финала Ролан Гусев и Дейвидас Шемберас вспоминали динамовское прошлое и говорили, что вернули должок «Зениту» за кубковое поражение в 1999 году, а Соломатин вспоминал, что уже держал эту хрустальную чашу в руках в составе «Локомотива», но душой они были уже армейцами. Равно как и большинство других игроков, также влившихся в команду за последний год – полтора. Равно как Валерий Газзаев, выигрывавший Кубок страны в качестве игрока в составе «Динамо» 18 лет назад.

С правого края голы колошматит
Универсальный Андрей Соломатин.

(фанатская кричалка)

 

ПЕРЕМЕНЫ В СБОРНОЙ

Для некоторых армейцев удачное выступление в финале Кубка страны было последним шансом попасть в национальную сборную, отправляющуюся на чемпионат мира в Японию. Кому-то повезло. Например, Андрею Соломатину удалось попасть в число счастливчиков, отправлявшихся в Страну Восходящего Солнца, а кому-то не удалось.

Однако выступление сборной России на чемпионате мира в целом разочаровало. Хотя после победы в первом матче над сборной Туниса – 2:0 страна была преисполнена надежд, но не сложилось. Последующие поражения от сборных Японии и Бельгии показали, что нашим футболистам еще «учится, учиться и учиться», как завещал Ленин. Сравнение игры сборной России с лучшими образцами в исполнении грандов футбола оставляло грустное зрелище.

Вроде бы тренер сборной Олег Романцев сделал все правильно – доверил место на поле испытанным турнирным бойцам, которые вытащили команду в отборочном турнире. Но романцевская гвардия: Карпин, Титов, Бесчастных оказалась хороша только для Туниса, который сделала за счет мастерства. Армейцы Даев, Соломатин, Яновский и Семак вовсе себя не проявили. Да мастерство основы сборной России сомнения не вызывало. Но «умирать» на поле так, как это делали японцы и корейцы перед своими болельщиками, романцевская гвардия не была настроена. Получилась парадоксальная вещь: лучше всех в сборной России смотрелись юные новички – Сычев и Кержаков. Именно они чуть было не спасли заключительный матч в подгруппе со сборной Бельгии. Но «чуть» как известно в футболе не считается. Сборная России отправилась домой, а все специалисты в одни голос начали твердить, что главным итогом ее выступления на мундиале стала очевидность необходимости омоложения состава и близкий закат эпохи Романцева в отечественном футболе.

Спустя несколько месяцев у сборной появился новый тренер – Валерий Георгиевич Газзаев. Свой новый пост он совмещал с тренерским мостиком в ЦСКА.

После разгрома московского «Спартака» со счетом 3:0 армейцам для полного счастья теперь требовалась такая же всесокрушающая игра против другого принципиального соперника — «Локомотива».

К поединку между «Локомотивом» и ЦСКА было приурочено важное событие – открытие самого красивого и современного стадиона в стране. А поскольку этот стадион был специально построен железнодорожным ведомством для своей любимой команды, то «Локо» вышел на матч с повышенной мотивацией. Впрочем, и у ЦСКА имелись основания для дополнительного настроя на игру. Это был первый матч Валерия Газзаева не только в ранге тренера ЦСКА, но и сборной России.

Дерби получилось на славу. Зрители не пожалели. Одно противостояние тренеров – Семина и Газзаева чего стоило. Их связывала общая футбольная судьба, как игроков одного клуба, и разделяло острое соперничество, как тренеров. И Семин, и Газзаев не особо полировали тренерскую скамейку, оба отличались повышенной эмоциональностью, что ярко проявилось в этом матче. То по одному, то сразу вдвоем они то и дело выскакивали к бровке, стараясь докричаться до своих игроков. Подгоняемые тренерами и трибунами футболисты сражались на совесть. Но то был как раз тот случай, когда коса нашла на камень. Надежно играла оборона обеих команд, а на последнем рубеже у них стояли одни из лучших голкиперов в стране. У «Локо» — вратарь первой сборной Сергей Овчинников, а у ЦСКА – вратарь молодежной сборной Вениамин Мандрыкин.

Наверное, объективно ЦСКА был чуть ближе к победе. Во всяком случае, самый опасный момент в матче создали именно армейцы, когда прорвавшийся к воротам железнодорожников Гогниев пробил в дальний угол, но попал в штангу. Впрочем, и болельщикам «Локо» было что вспомнить, например, опасный удар Измайлова под перекладину под занавес матча. И все же счет 0:0 на табло выглядел закономерным. Несмотря на отсутствие голов вряд ли зрители пожалели о деньгах, отданных за билеты.

В последнем матче первого круга ЦСКА встречался на выезде с самарскими «Крыльями Советов». И победил – 2:0. Отличились Киричеко и Гусев забивший красивый гол дальним ударом. К экватору чемпионата страны армейцы подошли с трехочковым отставанием от «Локомотива» и проблемами с составом. Из-за травм выбыли Соломатин и Мандрыкин. Выход из строя последнего вообще создавал для команды критическую ситуацию. Хотя Вениамин не был супернадежным голкипером, но в целом его квалификация не подлежала сомнению. А когда он сломался, вдруг оказалось, что за его спиной нет вратаря, которому бы можно было доверить место в рамке армейских ворот. Зато у ЦСКА были сильные менеджеры. Руководство армейского клуба быстро решило вопрос с достойной заменой. Из итальянской «Реджины» приехал Руслан Нигматуллин. Конечно, просидев большую часть матчей своей команды в Италии на скамейке запасных, Руслан был не в самой лучшей форме. Но он был тем самым Нигматуллиным, который еще недавно считался лучшим вратарем в России и своими сейвами повергал в отчаяние нападающих соперника.

Дебют Нигматуллина в ЦСКА состоялся в домашнем матче второго круга с «Крыльями Советов». Руслан вышел в черном свитере, чем невольно напомнил журналистам и болельщикам свое прозвище «Черная пантера». Действовал он надежно и уверенно, как в прежние времена в составе «Локо». Впрочем, самарцы особо сложного экзамена ему не устраивали. За харизмой Нигматуллина почти незамеченным широкой общественностью остался другой дебют. В защитных порядках ЦСКА появился новичок – Алексей Березуцкий. Главные роли в матче традиционно достались испытанным турнирным бойцам. Счет на 6-й минуте открыл Ролан Гусев, отправив мяч в ворота самарцев с близкого расстояния. А второй гол армейцы забили в своем стиле, задавив соперника мощью. Сначала пробил Лайзанс, вратарь самарцев мяч отбил в сторону, но на добивание первым успел Шемберас и зарядил с лета в перекладину, отскочивший от нее мяч отлетел к Попову, который головой занес его в ворота.

Чемпионат шел своим чередом. Армейцы играли в целом неплохо, исправно набирая очки. Но их игра в национальном первенстве отошла на второй план перед более значимыми событиями.

Первое из них дебют Валерия Газзаева в качестве наставника сборной России в отборочном матче чемпионата Европы со сборной Ирландии. Дебют выдался феерическим. В этом матче многое было в новинку. Даже антураж перед началом встречи. Гимн России вживую спела певица с мировым именем Любовь Казарновская. Но главное, это новая сборная, представшая перед зрителями. Валерий Гергиевич пошел навстречу общественному мнению и резко омолодил состав. В этом был риск, но в этом же была и надежда болельщиков, надеявшихся, что молодые амбициозные ребята порвут любого соперника. Со сборной Ирландии так и получилось. Ирландцы считались в нашей подгруппе фаворитами, еще недавно они здорово выступили на чемпионате мира, а их лидер Рой Кин стабильно поражал ворота соперников в чемпионате Англии. В принципе в матче со сборной России ирландцы продемонстрировали определенный класс, но у россиян было больше огня в глазах. Блеснул Андрей Каряка, открывший счет в матче. Этот его гол очень долго потом фигурировал в рекламных заставках спортивного канала. И настоящий бенефис выдал Кержаков. Ирландцы были повержены 4:2, и два из четырех мячей забил вышедший на замену Кержаков.

Из армейцев в матче с Ирландией выходили на поле четверо: Семак, появившийся с капитанской повязкой, Яновский, Гусев и Соломатин. Как и вся команда, они сражались и, как и вся команда, заслужили аплодисменты зрителей.

Следующий отборочный матч сборная России провела в Волгограде со сборной Албании. И этот матч стал уже бенефисом Сергея Семака. Сборная России выиграла – 4:1, и на счету Сергея оказалось два гола. Первый мяч он забил, выскочив, благодаря отличному пасу Лоськова, один на один с вратарем соперника. А второй гол в его исполнении получился на загляденье. Из-за пределов штрафной площади он закрутил мяч в дальнюю девятку албанских ворот. Кроме Семака в том матче запомнился молодой полузащитник волгоградского «Ротора» Евгений Алдонин. Он выступал на родном стадионе перед своими болельщиками, и очень старался.

А потом настала пора дебюта «газзаевского» ЦСКА в еврокубках. Как обладатель Кубка страны ЦСКА получил право представлять Россию в Кубке УЕФА. Вот только с жеребьевкой армейцам не повезло. В первом же круге им достался очень серьезный соперник – итальянская «Парма». Но тем интереснее было предстоящее противостояние этих клубов.

Двухраундовый поединок с «Пармой» стал некоей лакмусовой бумажкой для понимания истинной силы ЦСКА. Для того чтобы пройти итальянский клуб армейцам не хватило чуть-чуть, но именно это «чуть-чуть» стало показателем классы команды. Если в национальном первенстве класса ЦСКА для победы над соперниками хватало, то на европейском уровне его попросту недоставало. Как это не горько было констатировать, не самый сильный итальянский клуб, оказался сильнее ЦСКА и в технике, и в организации игры. А еще оказалось, что у армейцев в составе всего один действительно хороший игрок – Сергей Семак. У итальянцев, правда, со звездами тоже было не густо, только два Адриану показывали класс – бразилец Адриану, которому уже тогда прочили большое будущее, и игрок румынской сборной Адриану Муту. Но два хороших игрока – больше, чем один, это и склонило чашу весов на сторону «Пармы».

Первый матч состоялся в Москве. У армейцев не получилось задавить итальянцев мощью, а придумать что-нибудь нестандартное они долго не могли. Итальянцы больше держали мяч, технично перепасовывались и оставляли благоприятное впечатление. Класс любой команды во многом определяется отсутствием собственных ошибок. Итальянцы их практически не допускали, а вот центр армейской обороны, где заметно нервничал молодой Богдан Шершун, заметно лихорадило. В один из моментов Шершун в безобидной ситуации дрогнул и отбросил мяч своему вратарю. Нигматуллин взял мяч в руки, что стало нарушением. Был назначен свободный удар из пределов штрафной армейцев. Мощный удар Адриану Муту прошил стенку из футболистов ЦСКА, и мяч оказался в сетке. 1:0 повела «Парма». И тут биться за честь клуба ринулся армейский капитан Сергей Семак. Он прорвался в штрафную итальянцев и пробил. Вратарь мяч отразил, но прямо на набегавшего Попова, который с лета переправил его в ворота. 1:1. В конце матча Семак один в один повторил тот момент, вновь ворвался в штрафную итальянцев, из трудно положения пробил, но вратарь «Пармы» на сей раз сыграл более удачно. Матч так и завершился вничью, оставляя итальянцам более предпочтительные шансы для общей победы.

У себя на поле футболисты «Пармы» не стали откладывать завершение дела в долгий ящик и словно прессом придавили игроков ЦСКА к своим воротам. На 9-й минуте итальянцы открыли счет. Казалось, что штрафной, назначенный метров в 35 от ворот, не представляет большой угрозы для армейцев, но бразилец Адриану зарядил столь сильно, что мяч буквально вонзился под перекладину. «Черная пантера» Нигматуллин за ним даже не бросился. Добившись перевеса, пармезанцы малость успокоились. И тут вновь взял дело в свои руки Сергей Семак, поймавший в этот день небывалый фарт. К тому времени армейцы упростили игру в атаке, во многом сведя ее к дальним навесам на Дениса Попова, барражировавшего вдоль линии чужой штрафной. Денис отчаянно боролся вверху и, когда получалось, сбрасывал мяч набегающим партнерам. Семак в первом тайме с его сбросов нанес два удара. И оба оказались идеальными по силе и точности. На 37-й минуте Семак пробил с правой – мяч впритирку с левой штангой юркнул в ворота. На 43-й минуте Семак пробил с левой. Мяч от правой стойки отлетел в ворота. На перерыв команды ушли со счетом 2:1 в пользу ЦСКА. Назревала сенсация, поскольку армейцам теперь достаточно было даже сыграть вничью.

Пармезанцы не собирались сдаваться, и во втором тайме ринулись отыгрываться. Оборона ЦСКА отчаянно отбивалась, а когда оказывалась бессильной, выручал Нигматуллин. В один из моментов Адриану выскочил с ним один на один, но упустил стопроцентную возможность сравнять счет, после его удара мяч попал в ноги Руслану и улетел мимо ворот. Однако у «Пармы» был еще Адриану Муту, которого в этот день тоже осенил футбольный фарт. На 66-й минуте мяч после его удара попал в Шершуна и срикошетил в ворота армейцев. И, тем не менее, футболисты ЦСКА не пали духом, из последних сил они мужественно отбивались. Но порой одного мужества бывает недостаточно. Уже в добавленное время вратарь пармезанцев от своих ворот навесил к границе штрафной армейцев, мяч попал к Муту, которому уставшие армейцы не помешали пробить. Мяч влетел в ворота ЦСКА почти с финальным свистком. Обидно было до глубины души. Сказка не состоялась. Чудо-голы Семака оказались бесполезными. Впрочем, в исходе матча была некая жизненная справедливость. Следовало признать, что «Парма» играла лучше.

Семак в составе армейцев был, безусловно, лучшим, но приятное впечатление своей заряженностью на борьбу оставил и Денис Попов. Тот сезон, вероятно, стал лучшим в его карьере. Он привлекался в сборную, где тоже не затерялся за счет своей активности.

За четыре тура до конца чемпионата «Локомотив» опережал ЦСКА на два очка, но теперь, когда перед ними забрезжила финишная ленточка, все должен был решить заключительный спурт.

Армейцы в конце чемпионата не оступились ни разу. Первым из четырех оставшихся соперников на поединок с ними вышел элистинский «Уралан». И футболисты из Калмыкии даже первыми повели в счете. Но вскоре защитники «Уралана» нарушили правила против Попова в своей штрафной. Денис нестандартно пробросил мяч пяткой, развернулся и, наткнувшись на ногу защитника, упал. Пенальти четко реализова