Сайт содержит материалы 18+
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on linkedin
Share on google
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email

ЖУРНАЛИСТЫ НА ВОЙНЕ (JOURNALISTS AT WAR)

Поделитесь записью
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on google
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on email

ЖУРНАЛИСТЫ НА ВОЙНЕ

(JOURNALISTS AT WAR, PERIODISTAS EN GUERRA)

Быть журналистом на войне – смертельно опасно. И за возможность телезрителям увидеть видеокартинку с войны они нередко платят собственной кровью. Скорбный мартиролог погибших журналистов растет с ужасающей скоростью. Так, в 1992 году погибли 65 сотрудников прессы, а в 1993 году было похищено 47 журналистов, 74 — убито, 265 — подверглись избиению, 311 были арестованы. После этого многие редакции стали брать с журналистов расписки для снятия с себя ответственности, если с ними что-нибудь случиться или прибегать к услугам стрингеров – вольных охотников за сюжетами, совмещающих профессии оператора и тележурналиста. Они на свой страх и риск проникали в зоны боевых действий, а потом продавали отснятый материал телеканалам. Например, стрингером в Чечне несколько лет был ныне широко известный журналист Аркадий Мамонтов.

ГОРЬКИЙ ОПЫТ

Молодая российская журналистика училась работать на войне методом проб и ошибок. Большой резонанс вызвал захват в Чечне в 1997 году группы журналистов телекомпании НТВ во главе со спецкором Еленой Масюк. Она была одной из наиболее лояльно настроенных к чеченским боевикам российских журналистов, часто брала интервью у полевых командиров. А они же ее и захватили. По неофициальным данным за освобождение Масюк и ее коллег Россия заплатила 2 млн. долларов. Потом говорили, что за эти деньги можно было выкупить несколько сот российских солдат. А боевики еще заработали на продаже видеокассет со сценами издевательств над журналисткой, проведшей в плену 101 день.

После пленения съемочной группы НТВ руководители крупнейших российских телеканалов наложили вето на выезд корреспондентов в эту мятежную республику. Это стало причиной информационного голода. Пришлось снять ограничения. Но Чечня была только одной из «горячих точек» на планете. И мир хотел получать информацию обо всех. В результате ради утоления информационного голода в 1999 году 34 журналиста заплатили своей жизнью. Восемь из них погибли во время боевых действий в Сьерра-Леоне, шестеро были убиты в Югославии, пятеро — в Колумбии, два корреспондента были убиты и десятки подверглись нападению противников независимости Восточного Тимора.

Впервые для россиян значение информационных войн стало очевидным во время «наведения конституционного порядка» в Чеченской республике. При этом не обходилось и без громких скандалов. Например, понадобилось несколько лет, чтобы прийти к мысли, что СМИ нельзя давать слово лидерам террористов, чтобы не превращать его в рупор их идей.

Возможно, самым громким журналистским скандалом стала история с корреспондентом «Радио Свобода» Андреем Бабицким. Поучилось так, что российский журналист Бабицкий во время Второй чеченской войны находился в осажденном российскими войсками Грозном и оттуда всячески критиковал российские власти и российскую армию. В 2000 году, при попытке выбраться из осажденного Грозного, он был задержан, помещен в СИЗО, а после передан боевикам в обмен на трех российских военнопленных солдат. Ситуация некрасивая для обеих сторон. Негоже журналисту выступать в информационной войне против Родины. И не есть хорошо превращать журналистов в живой товар. Любопытно, что 2014 году Бабицкий был отстранен от работы на «Радио Свобода» за то, что одобрительно отозвался о присоединении Крыма к России.

ЗАЛОЖНИКИ ТЕРРОРИСТОВ

Эрве Гекьер и Стефан Тапонье.

Государственные структуры все же стараются вести себя по отношению к прессе цивилизованно. Для кого понятий о том, что прессу надо уважать, не существует, так это для террористов. А потому различные экстремистские организации давно завели моду брать журналистов в заложники.

Возможно, рекордсменами по длительности нахождения в плену стали сотрудники третьего канала французского телевидения Стефан Тапонье и Эрве Гекьер. Они были захвачены в заложники 30 декабря 2009 года в афганской провинции Каписа, где снимали репортаж о дислоцирующихся в этом регионе французских военных. Освободить их удалось только спустя полтора года, 29 июня 2011 года. Французам, вообще как-то не везет. Так в Сирии в плену у суннитской группировки «Исламское государство Ирака и Леванта» 10 месяцев провели четверо французских журналистов: сотрудники радиостанции Europe 1 Дидье Франсуа и Эдуард Элиас, фотограф-фрилансер Пьер Торрес и репортер журнала Le Point Николя Энена.

Хотя с другой стороны французов можно назвать и счастливчиками. По данным международного Комитета защиты журналистов, более 60 представителей СМИ были убиты в Сирии с начала вооруженного противостояния между сепаратистами и войсками, сохраняющими верность президенту Башару Асаду. Только в 2013 году на территории этой арабской республики был похищен 61 журналист.

Правда там правительственным силам периодически удается освободить журналистов. Так, 10 августа экстремистами из группировки «Внуки пророка» была захвачена съемочная группа правительственного канала «Аль-Ихбария». Оператора Хатема Абу Йяхья боевики убили, а еще трех журналистов, среди которых была корреспондент Яра Салех, захватили в заложники. Военным удалось перехватить переговоры боевиков и узнать, что те собираются перевезти журналистов из Телль-Мнина в другое место. Они провели успешную операцию и отбили телевизионщиков.

Другой опасной для репортеров страной является Сомали. Например, там 15 месяцев провели в плену канадка Аманда Линдоут и австралиец Найджел Бреннан. После освобождения Линдоут поведала СМИ, что все время, пока она находилась в заложниках, ей пришлось переносить регулярные побои и пытки. Но в этой истории следует отметить один нюанс: в освобождении Аманды и Найджела активное участие принимал сомалийский парламентарий Ахмед Диирийе. То есть, захватывают журналистов в Сомали бандиты, а вызволяют их представители власти. И в этой связи нынешняя ситуация на Украине, когда там иностранных журналистов берут в заложники не какие-то боевики, а представители государственных органов, выглядит совершенно дикой.

УКРАИНСКИЕ ДРАМЫ

Понять, что произошло с людьми в некогда братской республике совершенно невозможно. Мало того, что там брат ополчился на брата, так еще появилось и просто какое-то «туземное» отношение к представителям СМИ. Ну, не нравится вам подача ими материала, найдите повод, лишите аккредитации, выдворите, наконец. Но бросать репортеров в зиндан для страны, претендующей на членство в ЕС как-то негоже. Конечно, в современной Украине понятия добра и зла размыты. Ополченцы на Юго-Востоке тоже журналистов не жалуют. Например, репортеров Сергея Лефтера и Артема Дейнегу они держали в неволе в Славянске три недели. Бывает, что некоторые «акулы пера» сами нарываются на неприятности. Так, журналист луцкой газеты «Волынь Post» Сергей Шаповал  был задержан в  Донецке 26 апреля 2014 года после того, как попытался записаться добровольцем в  народное ополчение Донбасса. В «горячих точках» журналистам тоже следует соблюдать свою этику и не брать в руки оружие. В данной ситуации, если Шаповалу захотелось лавров, какие достались американцу Хантеру Томпсону после того, как он внедрился в банду «Ангелов Ада», так он должен был адекватно оценивать и риск, с ними связанный.

И самое главное, если официальные киевские власти называют донецких ополченцев террористами, то их самоуправство по отношению к журналистам еще хуже. Тем более, что они-то захватывают в заложники не своих украинских журналистов, а иностранных. Едва из украинского плена удалось вызволить российских журналистов телекомпании LifeNews Олега Сидякина и Марата Сайченко, как с подачи киевских властей в заложники были взяты сотрудники российского телеканала «Звезда» — оператор Андрей Сушенков и звукоинженер Антон Малышев. И, увы, это становится неприятной тенденцией. А самое главное, что на Украине журналисты еще и гибнут. Недавно погибли под Славянском в результате минометного обстрела украинской армии итальянский журналист Энди Рокелли и его российский переводчик Андрей Миронов.

Потом также под минометным обстрелом погибли сотрудники российской ГТРК — корреспондент Игорь Корнелюк и звукооператор Антон Волошин. Затем  украинские военные обстреляли автобус в котором находились женщины и журналисты, в результате погиб оператор российского Первого канала Анатолий Клян. Происходящее уже напоминает настоящую охоту на представителей СМИ. Люди, не стреляйте в журналистов. Они просто выполняют свою работу, чтобы удовлетворить ваш же информационный голод.

Журналисты в «горячих точках» рискуют не только быть убитыми или попасть в заложники. В Египте катарский телеканал «Аль-Джазира» поддерживал свергнутого президента Мухаммеда Мурси и оппозиционное движение «Братья мусульмане». За это недавно Каирский суд признал трех сотрудников этого телеканала – египтянина, канадца и австралийца виновными в помощи «террористической организации» путем «публичной лжи» и приговорил из к 7 годам тюремного заключения каждого.

Олег Логинов

Оставьте отзыв

Select Language