Сайт содержит материалы 18+
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on linkedin
Share on google
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email

УБИЙСТВЕННАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ МОДА (FRENCH POISONERS)

Поделитесь записью
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on google
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on email

УБИЙСТВЕННАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ МОДА

(FRENCH POISONERS)

Во второй половине XVII века, во времена правления Короля-Солнце Людовика XIV его блестящий двор стал законодателем европейской моды. Но в тоже время во Франции возникла и другая мода – на переселение своих близких в мир иной с помощью ядов.

РОЖДЕНИЕ МОДЫ

Екатерина Медичи

Сами французы не были настолько коварны и усидчивы, чтобы заниматься разработкой смертоносных ядов. Говорят, что отравления ввели в обиход их жизни итальянки Медичи. И, прежде всего, Екатерина Медичи, которая была женой французского короля Генриха II. Потом в огромной свите Марии Медичи, приехавшей во Францию для брака с королем Генрихом IV прибыли люди, поднаторевшие в ядах, которые осели в этой стране. Считается, что фундамент для тайной и страшной французской моды заложили два итальянца – Экзили и Дестинелли, которые создали ядовитый порошок, не оставляющий после применения никаких следов. Этот порошок особенно понравился француженкам, он помогал избавиться от соперниц в любви и неверных мужей. Но чаще всего его использовали для устранения родни стоявшей на пути к наследству, поэтому его прозвали «эликсир наследства». А по мере прогресса этой моды появлялись и иные умельцы. Так семидесятилетний священник Стефан Гейбург изобрел специальный яд для французов, которые считаются веселой нацией. Он получил название «avium risus» («смех птиц»), от него люди умирали в припадке безудержного смеха.

ПЕРВЫЙ ЗВОНОЧЕК

де Бренвилье-1

Ни король, ни полиция о тайной французской моде ничего не ведали. И первые сведения о ней всплыли случайно.

В 1675 году скончался шевалье Годен де Сен-Круа, а поскольку он имел чин капитана королевской гвардии, то квартиру покойного посетила полиция. И нашла в ней целую алхимическую лабораторию. А также странную шкатулку, наполненными склянками с порошками. В шкатулке лежало письмо, что все ее содержимое Годен завещает маркизе де Бренвилье. Надо отдать должное генерал-лейтенанту французской полиции Габриелю Никола де ла Рейни. Он распорядился шкатулку маркизе не отдавать, а произвести экспертизу ее содержимого. Стражи порядка испытали порошки на кошках и собаках, которые все до одной быстро издохли. Стало ясно, что в склянках содержится яд и что и что маркиза де Бренвилье знает об этом. Полиция начала изучать ее подноготную и вскоре выяснила, что де Сен-Круа был ее любовником. А также узнала о недавней кончине при странных обстоятельствах сначала ее отца, а потом двух старших братьев. Эти смерти позволили ей стать единоличной обладательницей фамильного наследства. Там временем, маркиза, узнав об интересе полиции к ее персоне, сбежала из Франции.

Untitled4.jpg  
Пытка водой маркизы де Бренвилье.

Она нашла убежище в одном из монастырей Льежа, во Фландрии, которая находилась под контролем испанцев. Но монастырская жизнь пробудила в ней раскаяние. Де Бренвилье написала целую исповедь, в которой не только созналась в отравлении отца и братьев, но и в намерении спровадить на тот свет сестру-монашку, чьи назойливые нравоучения ее достали, а также собственную дочь, «потому что она — дура». Написала она и то, что яд ей давал любовник де Сен-Круа, который начал эксперименты с ядами, заразившись идей по их созданию от итальянского алхимика Экзили, с которым близко сошелся, когда на некоторое время попал в застенки Бастилии. Де Бренвилье никому свою письменную исповедь не показывала, но испанские власти пошли на встречу Франции и дали согласие на арест маркизы. В монастырь неожиданно нагрянул лейтенант французской полиции Дегре, который арестовал маркизу и препроводил ее на родину, а при этом прихватил и ее письменную исповедь.

Казнь маркизы де Бренвилье

При наличии такого доказательства вина де Бренвилье выглядела стопроцентной, но ее все равно решили подвергнуть пытке водой. И это возымело эффект, Маркиза рассказала много всего интересного, о чем не писала. 17 июля 1676 года де Бренвилье публично обезглавили.

ПО ЗАДАНИЮ КОРОЛЯ

Ла Вуазен

Процесс над де Бренвилье наделал немало шума, поскольку она как-никак была маркизой, ее отец Дре д’Обре — не последним человеком во Франции, а братья – судейскими чиновниками. Король приказал де ла Рейни узнать, не замышляют ли парижские алхимики отравить королевских наследников. А сам стал приступать к обеду только после того, как его блюда продегустируют слуги.

Де ла Рейни

Парижский полицмейстер рьяно принялся за выполнение задания и в 1678 году выявил целую международную сеть изготовителей ядов, которая действовала не только во Франции, но еще в Португалии, Италии и Англии. Французские алхимики тщетно бились над добыванием золота, но зато научились делать деньги на изготовлении фальшивых монет и ядов, которые под руководством банкира Каделана продавали в другие страны.

А спустя некоторое время де ла Рейни донесли, что прорицательница Мари Босс в узком кругу разоткровенничалась: «Как прекрасно мое ремесло! Какие превосходные клиенты! Одни маркизы, принцы и высшая знать. Еще три отравления и я ухожу в отставку, мое будущее обеспечено!»

4 января 1679 года, Мари Босс была арестована у себя дома, в то время как делила ложе со своими двумя сыновьями. Два месяца спустя была арестована ее сообщница – Катрин Монвуазен, которую французские острословы прозвали «Вуазен», что значит «соседка». В этом заключался некий подтекст. Катрин, разменявшая четвертый десяток, среди соседей слыла милой, общительной и хозяйственной женщиной. И никто из них не подозревал, что она торговала ядами, а также похищала детей, использовавшихся для сатанинских месс.

Черная месса

В основном клиенты Монвуазен приходили к ней за приворотным зельем, снадобьями, использовавшимися при абортах и порошками на основе мышьяка. Вскоре её компаньонами стали извращенные священники — считалось, что действие ядов, пронесённых «под потиром» (сосудом для освящения вина в церкви) усиливалось при помощи сатанинских заклинаний. Так Монвуазен стали окружать такие люди, как аббаты Мариетт и Лемэньян, обвиненные затем в святотатстве и расчленении плоти, аббат Турне, казнённый за изнасилование пятнадцатилетней девочки во время сатанинского обряда, аббат Даво, просивший у палача человеческого жира для изготовления свечей. Самым знаменитым из её окружения стал изобретатель «смеха птиц», аббат Гейбург, изготовлявший для обрядов заклинания специальные блюда на основе теста, крови и нечистот. Эта милая компания убийц похитила и убила большое количество детей.

РАССЛЕДОВАНИЕ И НАКАЗАНИЕ

Черная месса

Людовик XIV решил доверить расследование «дела отравителей» восьми государственным советникам и шести докладчикам в Государственном совете, которые заседали в так называемой Огненной палате. В ходе расследования выявлялась масса фактов, доказывавших, что использование ядов уже прочно вошло в жизнь многих парижанок. Например, мадам де Пуляйон, когда ее муж — инспектор вод и лесов в Шампани — лишил её содержания, решила отравить его. Мари Босс посоветовала ей надеть на мужа рубашку, пропитанную мышьяком. Мадам де Дрё, безумно влюбленная в кардинала Ришелье, пыталась при помощи яда избавиться от соперницы и собственного мужа. А мадам Леферон отравила своего родственника ядом, полученным у Монвуазен.

Маркиза де Монтеспан

Чем дальше копало следствие, тем все более шокирующие факты раскапывало. Оказалось, что пользовались ядами и участвовали в сатанинских мессах многие знатные мужчины и женщины. Людовик XIV был поражен, когда узнал, что его любовница Франсуаза де Монтеспан приворожила его с помощью порошка из крота, летучей мыши и шпанской мушки. А чтобы сохранить верность короля де Монтеспан заказала три черные мессы, в которых использовалась кровь младенца. Выяснилось и, что Олимпиия Манчини, племянница кардинала Мазарини пыталась приворожить короля. А для изготовления любовного снадобья приносила колдунье волосы, ногти и даже кровь Людовика. Король удалил Олимпию из Франции, а Франсуазу из своей спальни.

Но «всплытие» все новых и новых знатных имен в деле «об отравителях» стало удручать Людовика XIV, он приказал де ла Рейни закрыть дело. Поэтому наказание постигло, тех кто уже был арестован.

6 мая 1678 года Мари Босс была приговорена к сожжению заживо, а ее сын – к повешению. Монвуазен, признавшаяся в многочисленных убийствах, была казнена 22 февраля 1680 года. Мадам де Севинье так описала ее смерть: «В соборе Парижской Богоматери она отказалась произносить публичное покаяние, а на Гревской площади она так отчаянно защищалась, что ей удалось вырваться из рук палача; её приковали к позорному столбу в центре костра и обложили соломой. Выкрикивая проклятия, она пять или шесть раз разбрасывала солому, но, наконец, огонь набрал силу и она исчезла в дыму. Прах её до сих пор витает над нами».

Всего по «делу отравителей» за годы расследования было арестовано 319 человек, из них 104 вынесен приговор. 36 человек приговорены к смерти, 4 – к галерам, 34 – к изгнанию и 30 оправдано.

Казнь Ла вуазен

Казнь Монвуазен

Олег Логинов

Оставьте отзыв

Select Language