Сайт содержит материалы 18+
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on linkedin
Share on google
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email

ФОТОРЕЙТИНГ «МУЖЧИНЫ, КАЗНЕННЫЕ НА КОСТРЕ» (MEN EXECUTED AT THE STAKE) По версии Олега Логинова.

Поделитесь записью
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on google
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on email

ФОТОРЕЙТИНГ «МУЖЧИНЫ, КАЗНЕННЫЕ НА КОСТРЕ»

(MEN EXECUTED AT THE STAKE)

По версии Олега Логинова.

Шевалье Ла Баре

Как говорил Вольтер, что шевалье Ла Баре в XVIII веке был казнен «потому что не снял шляпу перед церковной процессией». Барре также обвинили в оскорблении духовенства и исполнении непристойных песен.

Дело оказалось непростым. На молодого дворянина «повесили» недавнее «дело о святотатстве» – акт вандализма над церковным распятьем. Лейтенант городской полиции де Бельваль, который вел следствие, был личным врагом юноши и путем лживых признаний добился ареста шевалье. Как подтверждение обвинения вспомнили недавний поступок парня – он не снял шляпу перед церковной процессией.

Джордано Бруно

Джорда́но Бру́но (Giordano Bruno) итальянский монах-доминиканец, философ и поэт, представитель пантеизма. Будучи католическим монахом, Джордано Бруно развивал неоплатонизм в духе возрожденческого натурализма, пытался дать в этом ключе философскую интерпретацию учения Коперника.

Самой известной предсмертной фразой стали слова философа, астронома, математика и католического священника Джордано Бруно: «И все-таки она вертится!». Это он сказал про Землю. Однако в те времена даже одна мысль о том, что Земля стоит не на трех китах, а вертится в космосе, была кощунственной. Джордано Бруно первым высказал догадку о бесконечности Вселенной и множестве миров в ней, тем самым подвергая сомнению религиозные устои. За такие слова инквизиция семь лет гноила его в тюрьме, но все это время Бруно отрицал обвинения в ереси, отказываясь в то же время полностью взять обратно свои убеждения. Наконец отцам церкви надоело его упорство. Папа Клементий Восьмой приказал казнить Джордано Бруно. Был осужден католической церковью как еретик и приговорен светским судом Рима к смертной казни через сожжение.

17 февраля 1600 года в Риме, на площади Кампо ди Фиоре он был заживо сожжен. Но успел подарить миру свою фразу, ставшую символом человеческой стойкости за убеждения.

Впрочем, говорят, иногда удивительное самообладание людей объятых пламенем объяснялось не их силой духа или нечувствительностью к боли.  История сохранила для потомков как мужественно держался на костре Джордано Бруно, сожженный в 1600 году на римской площади Кампо-дель-Фьоре. Но в одной из хроник говорилось, будто палачи засунули ему в рот металлический кляп, чтобы он не кричал от боли. Этот кляп представлял собой металлическую трубку, плотно входящую в горло, которая крепилась специальным обручем, одетым на шею и закрепленным на затылке. Трубка давала возможность осужденному дышать, но кричать с ней уже было невозможно. Порой такие кляпы еще снабжались шипами, которые пригвождали язык к подбородку.

В 1889 году, спустя почти три столетия, на месте казни Джордано Бруно был воздвигнут памятник в его честь.

Анн дю Бур.

Анн дю Бур (Дюбур) — французский магистрат, племянник канцлера Антуана Дюбура, казненный за открытое выступление в поддержку кальвинизма. В 1559 г. на сессии парламента выступил с критикой королевских репрессий против «так называемых еретиков», не скрывая при этом свои кальвинистские убеждения. По приказу Генриха II был арестован, осужден как еретик и приговорен к повешению. 23 декабря 1559 года повешен на Гревской площади, после чего тело его было сожжено. Перед повешением заявил: «Друзья, я (умираю) здесь не как вор или мученик, но за Евангелие».

Патрик Гамильтон

25 февраля 1528 года в шотландском Сент-Андрусе был сожжен 24-летний еретик, аббат Патрик Гамильтон.

Попав во время учения во Франции под влияние новых религиозных веяний, он яростно осуждал папство и его лжеучение. Несколько лет Патрик Гамильтон провел в Германии, общался с Лютером и другими видными деятелями того времени.

Свои идеи он высказывал в проповедях, когда вернулся на родину в Шотландию, за что и был приговорен к смерти. Говорят, что мучения молодого проповедника велено было продлить на максимально возможное время, поэтому для костра было нарублено сырое дерево, которое горело долго и плохо. Костер трижды тух и в результате Патрик сгорал около шести часов.

Публичное сожжение Урбана Грандье. 1634.

Молодой священник Грандье, прибыл из Бордо в провинциальный Луден, чтобы обучать там в монастыре урсулинок из благородных семейств. Складывается впечатление, что красавец и острослов Грандье переспал с половиной женского населения Лудена. А вот урсулинок обошел своим вниманием. Они и развязали против него в 1631 году целую кампанию. Настоятельница и монахини начали биться в конвульсиях и бормотать на дьявольском наречии. Они ложились на пол, ползали на животе, высовывали язык, который делался совсем черным, испускали крики, мяукали, лаяли и бредили. А причиной столь необычного своего поведения объявили демонов, которых наслал на них Грандье. Эту комедию они ломали почти полгода, и наконец устали так, что признались в церкви, что была только игра в дьявола и что Грандье невинен. Однако было уже поздно. 18 августа 1634 года по приговору суда священника сожгли на костре.

Оговор невиновного имел драматичные последствия не только для бедняги Грандье, но и для самих урсулинок. Одержимость словно заразная болезнь охватила весь их монастырь. Даже после казни Грандье урсулинки ни с того, ни с сего начинали биться в конвульсиях и бесноваться. Вскоре эпидемия одержимости перекинулась на весь Луден. Припадки то ли сумасшествия, то ли демонизма стали преследовать самых добропорядочных дам и девиц. И ни один экзорцист не смог с ними сладить.

Ян Гус

Справа: картина Вацлава Муттиха. «Ян Гус на костре в Констанце».

Ян Гус (Jan Hus Day) — «магистр свободных искусств», священник, профессор, декан, а затем ректор Пражского университета, великий чешский реформатор, вдохновенный проповедник Вифлеемской капеллы, автор трактата «О Церкви» и, наконец, узник, судимый Констанцским Собором за ересь.

6 июля 1415 года епископы расцарапали кожу на голове Гуса ножницами. Затем ему водрузили на окровавленную голову сделанный из бумаги епископский головной убор с нарисованными на нем бесами и надписью: «Главарь еретиков». Когда Гус увидел его, он сказал: «Ради меня Господь Иисус Христос носил терновый венец, почему бы и мне ради Него не носить этот легкий венец, даже если это постыдная вещь».

Наконец Гуса подвели к костру, в котором сжигали его труды, и привязали цепями к столбу. До уровня шеи его обложили хворостом. Герцог Баварский, подойдя к нему, предложил отречься от своего учения. «Нет, — ответил Гус, — я никогда не проповедовал ложных доктрин, и то, что говорил своими устами, я подпишу моей кровью». Когда подожгли хворост и пламя поглотило Гуса, он запел гимн.

Епископы тщательно собрали весь пепел, оставшийся от тела Гуса, и выбросили в Рейн, чтобы память о нем была стерта с лица земли. Однако во многом благодаря своей мученической смерти он, напротив, остался в истории.

Подробнее в статье «Казнь Яна Гуса»

Василий Ефимов

19 декабря 1721 года по императорскому указу сожжен дьячок-богохульник Василий Ефимов. Ефимов устроил поддельное чудо, чтобы «были к поданию на устроение церковное преклонны». Суть чуда состояла в том, что он сначала якобы увидел во сне вещий сон о сиянии, появившемся в церкви Святой Параскевы Пятницы. И записал это. А спустя три дня ночью тайно зажег свечи и лампады в церкви, окропил укропной водкой пелены при образах и помост. Утром священнослужители увидав чудо возжения свечей и неописуемого благоухания были поражены. Но вскоре дъячок сам выдал себя, признавшись на исповеди, что чудо сотворил он своими руками. А когда духовник не наложил на него никакой епитимьи, еще и сам на себя донес архиепископу. К Ефимову была применена первая статья Уложения 1649 г.: «вместо славы нанес хулу имени Божью». 

Далее цитата из «Старинных рассказов М.А. Осоргина:

«Жгли дьячка на костре, на еловых дровах, в руку вложив лживую его грамоту о небывшем чуде. Был дьячок худ и изнеможен, горел плохо и невеселым огнем, так что все дрова сгорели, а от жареного дьячка оставалось еще немало, как о том описано в протоколе:

   «Голова с шеею остались токмо одне кости и часть груди и рук с перстами и с телом, а в левой руки зажатого о оном ложном чуде списка его дьячковой копии часть, которой и вынять за крепким от онаго жару тоя руки сцеплением невозможно, также и прочих костей не малое число, которых подробну за горением по большей части росписать невозможно».

   Прежде всего, хоть о том в протоколе и не помечено, завилась кольцом и сгорела дьячкова косичка, к концу завязанная тонким вервием, дабы зря на ветру не расплеталась. За косичкой запылали дьячковы сальные лохмотья, а как сжигаемый дьячок не был на костре спокоен, то полопались путы на руках и ногах, на лице же дьячковом, когда лизнул его первый огонь, замечено было народом как бы большое удивление, после чего перестал дьячок жаловаться и кричать.

   И было допущено, что стоявший при том сожжении на карауле урядник с солдатами, по согласию ректмейстера, собрал жареные останки того дьячка, уложил их в гроб и доставил в дом к дьячковой жене. Для чего той жене понадобились несгоревшие части преступного мужа, о том судить трудно, однако, в народе, падком до соблазна, пошел разговор и дошел до начальства.

   С царским приказом не шутят, и начальство взволновалось. А так как о том, что делать дальше с недосожженным дьячком, ясного распоряжения, не было, то новгородский провинциал-инквизитор извлек названный гроб из дома дьячихи и приказал поставить в церковном притворе до определительного по тому делу святейшего синода указа.

   Сожгли дьячка в декабре, указ же был получен в мае месяце следующего года, так что дьячок, хотя и жареный, лежа в гробу в церковном притворе, начал к весне сильно попахивать, наполняя самую церковь уже не прежним благовонием.

   Новый же приказ синода был таков:

   «Тот запечатанный гроб с теми оставшимися частьми сжечь на том же месте, на котором дьячку та казнь учинена была, а при том сжении приставить караул и смотреть того накрепко, дабы тот гроб с теми оставшимися частьми сгорел весь в пепел».

Иероним Пражский

Иероним Пражский был сподвижником Яна Гуса и тоже закончил свои дни на костре.

Когда палач хотел зажечь костер не впереди, а сзади, за его спиной, чтобы он не видел этого, мученик сказал ему: «Иди сюда и зажги огонь на моих глазах, ибо, если бы я боялся его, я бы никогда не пришел на это место и бежал бы от него».

Томас Кранмер

Томас Кранмер (Thomas Cranmer) — один из отцов английской Реформации, архиепископ Кентерберийский, содействовал установлению королевского верховенства в церковных делах. При Генрихе VIII и Эдуарде VI Кранмер провел ряд церковных реформ в духе протестантизма, издал две Книги общих молитв, ставших обязательными для богослужения в соответствии с Актами о единообразии.

При реставрации католицизма по повелению Марии Тюдор Кранмер был обвинен в государственной измене. 13 ноября 1553 года он был задержан. Католики требовали раскаяния Кранмера и публичного отказа от своих убеждений.   Кранмера пять раз заставляли писать официальные отречения от протестантизма. Кранмер был лишен своего сана. За день до казни он написал два варианта своей предсмертной речи — католической и протестантской. 21 марта 1556 года, стоя на эшафоте, он предпочел произнести протестантскую речь.

Протестанты видели воочию Кранмера, нашедшего в себе отвагу самому направить в огонь свою правую руку, которой он был принужден написать огромное количество мнимых отречений. Томас Кранмер сгорел заживо.

Квиринус Кульман

Наверное, немецкий писатель и поэт Квиринус Кульман (Quirinus Kuhlmann) был безобидным, но больным человеком. После болезни у него начались видения, что за ним неотступно следуют два ангела и открывают ему истину. Кульман начал разрабатывать утопические планы по объединению иудаизма, ислама и христианства в единую религию, объявлять себя «Сыном Сына Божьего» и проповедовать собственное мистическое учение о скором крушении «Вавилона» и наступлении «иезуэлитского царства», в котором люди будут жить, «как до грехопадения Адама». За эти проповеди его неоднократно подвергали арестам в Германии, Нидерландах и Англии. Но, убедившись в безобидности, Квиринуса неизменно отпускали. И тут Кульман, на свою беду решил отправиться со своими проповедями в Россию. Поначалу там у немецкого мистика дела складывались неплохо. Его тепло приняли в Немецкой слободе, а богатый купец Конрад Нордеман изъявил желание стать его спонсором. Опасаясь растущего влияния Кульмана главный пастор московской немецкой общины Мейнеке написал на него жалобу патриарху Иокаму, обвиняя Квиринуса в ереси и неуважении к царской власти. Кульман и Нордеман были доставлены в Посольский приказ, где подвергнуты пыткам. Но от своих взглядов они не отказались. И тогда по указу юных царей-соправителей Петра I и Ивана V они были 4 октября 1689 года сожжены в срубе на Красной площади. В огонь вместе с ними были отправлены и письменные труды Кульмана.

Хью Латимер

Хью Латимер (Hugh Latimer) — епископ Вустерский, известный деятель английской Реформации.

Во времена правления Эдуарда VI Латимер был удостоен благосклонности нового короля и даже получил должность придворного проповедника. Но в 1553 году с приходом к власти старшей дочери Генриха VIII, Марии I Тюдор, мечтавшей вернуть Англию в лоно католической церкви, Хью Латимер, Томас Кранмер, Николас Ридли и другие церковные деятели-реформаторы были обвинены в ереси и брошены в Тауэр.

16 октября 1555 года Хью Латимер и Николас Ридли были сожжены на костре в Оксфорде. Согласно некоторым источникам, перед началом казни Латимер сказал Николасу: «Ободрись, Ридли, и будь мужчиной. Ибо в этот день, по благодати Божией, костер зажжет свечу в Англии, которая, я верю, никогда не будет потушена». Латимера и Ридли сожгли на глазах у архиепископа Кентерберийского Томаса Кранмера, чтобы сломать его.

Шесть месяцев спустя и он разделил участь казненных собратьев, взойдя на костёр в Оксфорде 21 марта 1556 года. Все трое стали известны среди народа как «Оксфордские мученики», в чью память в 1843 году был воздвигнут мемориал, расположенный неподалёку от места казни.

Жак де Моле

11 марта 1314 года в Париже на площади перед собором Нотр-Дам к высокой трибуне, на которой разместились кардиналы и прелаты, выступавшие в качестве судей, подвели вереницу узников. Это были руководители Ордена Тамплиеров Жак де Моле, Гюг де Перодо, Жофруа де Шарне и другие. За семь лет заточения некогда сиятельные особы растеряли не только лоск, но и просто человеческий облик. Теперь это были грязные, заросшие, тощие тени людей.

На закате солнца они погибли на костре. Но уже обуреваемый огнем Жак де Моле громко проклял род французских королей. И его проклятье сбылось, унося в могилу их одного за другим. Что описал Морис Дрюон в своем цикле романов «Проклятые короли».

Подробнее в статье «Проклятие тамплиеров».

Джон Олдкасл

В 1417 году был казнен сэр Джон Олдкасл, лорд Кобхэм, известный последователь Уиклифа. Он был вождем лоллардов, которых ныне называют христианскими коммунистами. После неудачной попытки восстания в 1414 году Олдкастл бежал в горы Херефордшира, но, в конце концов, схвачен и предан смерти.

Не помогла лорду даже дружба с Генрихом V. Принципы в вопросах веры оказались для короля важнее личных отношений, и он отдал Олдкасла «на съедение» церковникам. Его вывели из лондонского Тауэра со связанными сзади руками, положили на раму, как если бы он был изменник, и поволокли на поле Св. Гайла. Достигнув места казни, Олдкасла сняли с рамы, и тогда он преклонил колена и попросил Бога простить его врагов. Сэра Джона опоясали цепью, приподняли над землей и развели под ним огонь.

Аввакум Петров

Справа картина Григория Мясоедова. «Сожжение протопопа Аввакума». (1897)

14 апреля 1682 года в Пустозерске «за великие на царский дом хулы» сожжен в земляном срубе главный идеолог старообрядства протопоп Аввакум Петров. Вместе с ним приняли мученическую смерть его ближайшие сподвижники старообрядцы Епифаний, Лазарь и Федор. Причем им «в нагрузку» к сожжению еще и отрезали языки.

Получается, что в Европе сжигали колдунов, а на Руси – строобрядцев.

Есть у людей истово верующих такая черта, как нетерпимость к любой другой вере. Аввакум был ревнителем древнего благочестия. Патриарх Никон – сторонником новшеств. Принципиальный спор между ними развернулся относительно того сколькими перстами креститься. Крылатой стала фраза Аввакума: «Лучше бо человеку не родиться, нежели тремя персты знаменатися».

Патриарх Никон долго пытался перевоспитать Аввакума. Сначала Петрова расстригли и предали анафеме – не помогло. Тогда сослали его на Север. Опять мера не возымело эффекта. В земляной келье Пустозерского острога Аввакум провел 15 лет, в течение которых написал свои главные сочинения. Опасаясь, что речи раскольника приведут к бунту, царь Федор Алексеевич приказал отправить его на костер.

Статья по теме «Сожжение в срубе»

Джироламо Савонарола

Справа картина Стефано Усси. «Казнь Савонаролы».

Проповедника Джироламо Савонаролу не канонизировали. Но его казнь тоже стала весьма известной. Доминиканский монах Саванарола слишком яро протестовал против роскоши католических священников. И этим нажил себе серьезного врага в лице римского папы Александра VI Борджиа, который к этой самой роскоши очень даже тяготел. Против такого противника у бедного монаха просто не было шансов. Сдается, что и большинству флорентийцев тоже не нравились действия проповедника по «сожжению суеты». Когда в костер бросались красивая одежда, мебель, книги и картины. Утром взбунтовавшаяся против Савонаролы толпа горожан бросилась на штурм монастыря Сан‑Марко. Один из сторонников опального монаха ударил в колокол. Джироламо Савонарола был арестован по обвинению в ереси и заключен в темницу.

Представители Александра VI передали Савонаролу и двух его последователей — монахов Фра Сильвестра и Фра Доменико светским властям для их казни.

23 мая 1498 года она состоялась на площадке перед Палаццио во Флоренции. После обряда отлучения свой приговор вынес светский суд: все трое должны быть сперва повешены на эшафоте, а затем сожжены, чтобы души их окончательно были разлучены с их телами.

Неизвестный художник. «Повешение и сжигание Джиларомо Савонароллы». (1498)

На эшафоте стояла виселица в виде шеста с перекладиной, напоминающая крест. Правда это сходство портили три веревки с петлями, предназначенные для повешения осужденных, и три цепи, которые должны были удерживать их тела во время сожжения. Сначала казнили соратников Савонаролы, а потом очередь дошла и до него. Желая потешить собравшуюся толпу, палач начал издеваться над корчившимся в петле Савонаролой и чуть было не сорвал его с веревки — магистраты вынуждены были сделать палачу строгий выговор. Тогда он стал торопиться, желая, чтобы пламя охватило тело несчастного монаха раньше, чем тот успеет умереть. Но цепь выпала у него из рук, и в то время как он поднимал ее, Савонарола испустил дух.

Но даже мертвый он еще успел произвести неизгладимое впечатление на столпившийся у эшафота народ. Сначала порыв ветра словно по волшебству отклонил пламя трех уже умерших монахов. Толпа в ужасе подалась назад с криками: «Чудо! Чудо!» Но ветер скоро стих, пламя охватило тела, и люди вновь придвинулись к костру. Но в это время веревки, связывавшие Савонаролу перегорели. Под сильной тягой воздуха тело его заколебалось, и верующим показалось, что в огненном столбе он поднял руку и благословил тот самый народ, который сжигал его.

Подробнее в статье «Казнь Савонаролы».

Мигель Сервет

Испанский мыслитель, естествоиспытатель и врач Мигель Сервет из-за критики христианских догматов подвергался преследованиями как со стороны католиков, так и со стороны кальвинистов. В 1553 году из-за своих убеждений Сервет вынужден был бежать из Вьенны, где проработал 13 лет. Пробираясь в Италию, он остановился в Женеве. Узнав о его прибытии, Кальвин донес на него городскому совету. Сервет был арестован и после пыток приговорен к сожжению. Казнь состоялась 27 сентября 1553 года. Сервета возвели на сложенные для костра поленья. Под ноги палач бросил ему его книгу «Восстановление христианства», а на голову надел соломенный венок, пропитанный серой. Этот венок должен был ускорить его смерть, однако муки «еретика» длились более часа, так как ветер все время отдувал от него пламя. «Дайте мне умереть! — кричал несчастный. — Сто дукатов отобрали у меня в тюрьме, неужто не хватило на дрова?»

Мигель Сервет вошел в историю, прежде всего, как первая жертва протестантского фанатизма, смерть которого положила начало многовековой дискуссии о свободе совести. А еще он оставил след в медицине, первым в Европе описав малый круг кровообращения.

Уильям Тиндейл

Уильям Тиндейл (William Tyndale) — английский учёный-гуманист, протестантский реформатор и переводчик Библии. Его перевод Нового и части Ветхого Завета на английский язык известен как библия Тиндейла.

В то время переводить Библию на родной язык было смертельно опасным занятием. Кости первого переводчика Библии на английский язык Уиклифа выкопали из могилы и предали огню. Переводчика Библии на чешский язык Яна Гуса сожгли заживо. Власти отвергли перевод Тиндейла, а епископ Лондонский скупил большое количество экземпляров и устроил их торжественное сожжение.

В 1536 году Тиндейл был схвачен в Антверпене в Бельгии и сожжён на костре как еретик  в городе Вилворде недалеко от Брюсселя 6 октября 1536 года.

Казнили переводчика без излишней жестокости. Он был сначала задушен палачом, после чего сожжен. Перед смертью Тиндейл воскликнул: «Господь! Открой глаза короля Англии!»

Джон Хупер

 В годы правления королевы Марии (1553 — 58 гг.) начались репрессии в отношении протестантов. 274 из них подверглись казни путем сожжения на костре. Для казни протестантского пастыря, епископа Глостерского Джона Хупера в Глочестере придумали даже спецэффекты.

Когда 9 февраля 1555 года Хупера приковали для сожжения железным обручем к деревянному столбу. Ему между ног и под мышками подвесили мешочки с порохом по 400 грамм каждый. Это было сделано исключительно для зрелищности. Этакая казнь с салютом. Однако эффект от взрыва мешочков с порохом получился не самый зрелищный. Джон Хупер даже не потерял сознание и был только изуродован, что вызвало к нему сочувствие зрителей. Очевидец казни Джон Фокс писал: «… даже когда его лицо совершенно почернело и язык распух так, что он не мог говорить, губы его продолжали двигаться, пока не обнажились десны».

Оставьте отзыв