Сайт содержит материалы 18+
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on linkedin
Share on google
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email

ВЗЯТИЕ БАСТИЛИИ (THE STORMING OF THE BASTILLE)

Поделитесь записью
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on google
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on email

This post is also available in: English

ВЗЯТИЕ БАСТИЛИИ

(THE STORMING OF THE BASTILLE)

Рисунок Кена Петца.

День взятия Бастилии (La Fête Nationale / Bastille Day) – главный национальный праздник Франции. В этой стране он отмечается даже с большей помпой, чем Рождество или Новый год. Официальная программа празднования предусматривает серию балов, торжественный военный парад на Елисейских полях, большой салют и фейерверк у Эйфелевой башни и на Марсовых полях. Однако не вполне понятно, что же такое французы празднуют.

ИСТОРИЯ ГЛАВНОЙ ТЮРЬМЫ ФРАНЦИИ

Изначально Бастилия в первой половине XIV возникла как одна из крепостных башен, окружающих Париж. Отсюда и ее название – производное от слова «бастиада». А первым знаменитым убийством в ней стала расправа в 1358 году сторонниками дофина Карла над парижским прево Этьеном Марселем. К 1382 году башня обрела вид крепости, в которой долгое время французские короли спасались от народных возмущений. Ее называли «королевским замком» и причисляли к лучшим парижским зданиям. Можно сказать, что она была таким же символом Парижа, как ныне Эйфелева башня.

История сохранила имя первого узника Бастилии. Им по иронии судьбы стал ее зодчий Гуго Обрио, обвиненный в связи с еврейкой и осквернении религиозных святынь. Он провел в своем творении 4 года в неволе и был освобожден в 1381 году. Однако считается, что местом заключения Бастилия стала в 1476 году, когда в нее упрятали Жака д’Арманьяка, герцога де Немур, обвиненного в заговоре против короля Людовика XI. Несчастный был посажен в железную клетку, откуда выходил только для пыток, пока в 1477 году его не обезглавили. Постепенно «королевский замок» превратился в тюрьму. Причем тюрьмы, преимущественно политическую. В XVIII веке в Бастилии побывали многие парижские знаменитости — Александро Калиостро, Маркиз де Сад, графиня де Ламотт, министр финансов Фуке. А философ Вольтер и вовсе умудрился посидеть здесь дважды. Именно с его легкой руки и родилась легенда о таинственном узнике – «Железной Маске». Даже некоторые книги удостоились чести заключения в Бастилию, как, например, Французская Энциклопедия.

У Бастилия была репутация тюрьмы для аристократов. В ней были предусмотрены места для 42 узников, но редко сидело больше одного-двух. В основном это были мятежные принцы крови, маршалы Франции, влиятельные дворяне и просто известные персоны типа философов и книгоиздателей. Наиболее знатным узникам отводились просторные верхние комнаты, меблированные по их вкусу. В соседних помещениях жили их лакеи и прочая прислуга. Узники получали довольствие соответственно своему званию и сословию. Так, на содержание принца выделялось 50 ливров в день, очень большие деньги по тем временам, маршала — 36, генерал-лейтенанта — 16, советника парламента — 15, судьи и священника — 10, адвоката и прокурора – 5. Рацион питания для заключенных делился на два разряда: для высших сословий (из расчета от 10 ливров в день и выше) и для низших сословий (меньше 10 ливров). Но для тех и других к обеду ежедневно полагалось вино. К тому же заключенные имели право гулять в саду Арсенала и на башнях.

По каким-то причинам тюрьма для аристократов стала для французов – символом подавления свободы. Еще до Великой Французской революции архитектор Корбе разработал проект об устройстве на месте Бастилии площади имени Людовика 16.

РЕВОЛЮЦИОННАЯ ВАКХАНАЛИЯ

Картина Поля Делароша. «Взятие Бастилии».

12 июля 1789 года Камиль Демулен произнес в Пале-Рояле зажигательную речь. «Друзья! – кричал он. – Неужели все мы умрем, как овцы? Наш лозунг – победа или смерть! К оружию!»

И французы бросились «к оружию». В первую очередь они устремились за ним в Дом инвалидов. Там нашли 28 тысяч ружей. Но на всех не хватило. Тогда взбудораженная толпа ринулась за оружием к Бастилии. Тюрьма все еще считалась крепостью, а потому ее охранял комендант – пожилой маркиз де Лонэ, под началом которого находился небольшой гарнизон, состоящий из 92 престарелых инвалидов и 30 молодых королевских швейцарцев. Зато у Бастилии были крепкие стены, способные противостоять даже взбунтовавшемуся Парижу, и пушки, способные рассеять толпу. Маркиз де Лонэ был настоящим дворянином, а потому даже под угрозой смерти отказался сдать крепость, заявив, что скорее взорвет ее сам. По его приказу был поднят мост и дан залп по толпе. Однако жертвы не испугали ее, а еще более разозлили. Повсюду загорелась солома, и вокруг Бастилии образовался настоящий ад с пламенем, дымом, воем и людьми, похожими на чертей из-за копоти осевшей на их лицах.

Картина Жана-Пьера-Луи-Лорана Уэля. Взятие Бастилии 14 июля 1789 года

Мощные стены Бастилии без особого ущерба отражали ружейные пули восставшего народа и ядра, пущенные тем из пушек сиамского короля. Но после четырехчасовой осады боевой дух инвалидов и швейцарцев опустился почти до нуля. Они ждали помощи от короля, но ее не было. А вокруг, насколько хватало взора бушевало море восставшего народа. Нарушив приказ коменданта, инвалиды начали махать из бойниц белыми платками капитуляции.

А швейцарцы передали восставшим записку, что готовы сдаться. Де Лонэ, почувствовав упаднические настроения в своем гарнизоне, взял зажженный фитиль и отправился в пороховой погреб взрывать Бастилию. Но два унтер-офицера Беккар и Ферран бросились на него, и, отняв фитиль, заставили созвать военный совет. Совет принял решение о капитуляции. На одной из башен был поднят белый флаг, а подьемный мост опущен. Поток разъяренной толпы хлынул внутрь крепости. К тому времени инвалиды и швейцарцы, демонстрируя свою солидарность с восставшим народом, переоделись в белые блузы. Но народ не принял их за своих. Одному из унтер-офицеров, не позволивших де Лонэ взорвать пороховой погреб, отрубили правую руку, а потом убили.

Картина Жана-Батиста Лаллеманда. «Арест коменданта Бастилии».

Предводители штурмующих Гюлен и Эли  арестовали    де Лонэ и вывели его из крепости. Но едва тот оказался на парижских улицах, как наиболее рьяные революционеры набросились на старика. Де Лонэ, защищаясь, ударил ногой одного из нападавших, и тем самым вызвал ярость толпы. Коменданта Бастилии пронзили шпагами и потащили по грязи. Кто-то предложил, чтобы получивший пинок перерезал горло главному защитнику крепости. Роль палача выпала на долю безвестного повара. Врученной ему саблей он ударил де Лонэ по голой шее, но сабля оказалась тупой. Тогда повар достал нож и отделил голову маркиза от шеи.

Голову коменданта насадили на вилы и понесли по улицам. А вслед за ней раскачивались на пиках и саблях еще 6 голов недавних защитников крепости. По иронии судьбы ценой жизни 7 тюремщиков из Бастилии освободили семь узников. В числе них был граф де Лорж, отсидевший уже 40 лет и, по некоторым данным, маркиз де Сад, написавший именно в Бастилии свои знаменитые романы «120 дней Содома», «Несчастные добродетели», «Философия в будуаре».

Король Людовик XVI, фактически бросивший гарнизон Бастилии на произвол судьбы, вообще мало интересовался государственными делами. Он предпочитал им охоту. Людовик XVI вел дневник, где ежедневно записывал в основном итоги дневной охоты — сколько убито зайцев, лис, тетеревов. Если охота была неудачной, король записывал в дневнике: «Ничего». Именно это слово он начертал 14 июля 1789 года, когда пала Бастилия, — «Ничего». Правда справедливости ради, надо сказать, что про штурм тюрьмы для аристократов Людовик XVI, находившийся в Версале, узнал только ночью. Его разбудил герцог де Лианкур и объявил о взятии Бастилии. «Но ведь это мятеж?» – растерянно произнес король. «Нет, сир, – торжественно ответил де Лианкур. – Это революция!».

ЗДЕСЬ ТАНЦУЮТ

Картина Юбера Робера. «Крепость Бастилия в первые дни её разрушения». (1790)

На следующий день после взятия Бастилии было принять решение предать ее судьбе Корфагена. Бастилия должна быть разрушена! Крушили ее год. Из битого камня крепости делали миниатюрные изображения Бастилии и продавали как сувениры. Маркиз Лафайет отослал один ключ от Бастилии Джорджу Вашингтону, одному из главных участников американской революции и первому президенту Соединенных Штатов.

Наконец, на месте величественной крепости образовался усыпанный обломками пустырь. Подрядчик работ по сносу Бастилии, Пьер-Франсуа Паллой на нем установил табличку с надписью «Здесь танцуют и все будет хорошо». Однако события, связанные со штурмом тюрьмы для аристократов дали понять здравомыслящим революционерам, что необузданную ярость санкюлотов будет трудно удержать в узде и вряд ли «все будет хорошо». Например, Гракх Бабёф, сам участвовавший в штурме Бастилии, записал: «Господа, вместо того чтобы цивилизовать, превратили нас в варваров, потому что они сами варвары. Они пожинают и будут пожинать то, что сами посеяли». Но сначала гильотины устроили жатву для господских голов, а потом и для голов революционеров. Под нож гильотины попали и Бабёф и призвавший народ к оружию Демулен и многие другие из тех, кто считал, что со сносом ненавистной политической тюрьмы их жизнь изменится к лучшему.

ЭПИЛОГ

863 героям штурма Бастилии от Республики была назначена пожизненная пенсия. Но сдается, что во время революционных катаклизмов они недолго ее получали. Просто жизнь тогда мало что стоила и зачастую рано обрывалась…

Олег Логинов

Оставьте отзыв