Сайт содержит материалы 18+
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on linkedin
Share on google
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email

СЕРГЕЙ НЕЧАЕВ (SERGEY NECHAYEV)

Поделитесь записью
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on google
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on email

This post is also available in: English

СЕРГЕЙ НЕЧАЕВ

(SERGEY NECHAYEV)

сергей Нечаев

Главным революционным злодеем принято считать вольнослушателя Петербургского университета Сергея Нечаева. Но он злодей скорее идеологический, чем реальный.

В 1869 году Нечаев создал тайную организацию «Народная расправа» (или «Общество топора»), основу которой составили студенты младших курсов Земледельческой академии в Москве. Целью «Народной расправы» была подготовка рабоче‑крестьянской революции путем расправы со всеми неугодными. Свою политическую «программу» Нечаев изложил в сочинении под названием «Катехизис революционера». Чем-то эта инструкция «настоящим» революционерам напоминает правила поведения для воров в законе. Революционер объявлялся человеком «обреченным», отдавшим всего себя на борьбу «с проклятым миром». Он должен был разорвать всякую связь с законами этого мира, нравственностью, традициями и культурой, дабы усвоить «одну только науку – науку истребления и разрушения».

Картина Владимира Маковского. «Вечеринка» (1875–1897)

Однако из реальных злодеяний Сергей Нечаев успел совершить только одно – убийство 21 ноября 1869 года в Москве в Петровском парке члена своей организации студента Ивана Иванова «за отступничество».

Это отступничество заключалось в том, что Иванов не испытывал особого пиетета перед вождем, позволял себе с ним спорить и задавать неудобные вопросы. Последней каплей выведшей Нечаева из себя стал вопрос Иванова куда расходуются собранные им на революцию деньги. Нечаев строго ответил:

— Комитету известно!

— Не вы ли, Сергей Геннадьевич, и есть этот самый Комитет? – ухмыльнулся Иванов.

После этого Нечаев и решил его образцово-показательно «пришить». Один из его подручных попросил помочь Иванова помочь ему вырыть типографский шрифт, зарытый в отдаленном гроте. Иван Иванов, добрая душа, согласился.

А циник Нечаев и не сомневался, что он согласиться помочь ближнему. И уже подготовился к его встрече. В прибрежных камышах прорубили прорубь. Собрали и перевязали бечевками кирпичи.

Когда Иванов вошел в грот, на него набросились трое. один держал за руки, другой душил, третий, Нечаев, выстрелил в голову. Потом к погибшему привязали кирпичи и затолкали его в прорубь. Однако труп всплыл и с раскинутыми руками прилепился подо льдом. Так его и обнаружили.

В ходе следствия, полиция наткнулась на документы тайной организации «Народная расправа». Общество было разгромлено, его участники (всего 85 человек) арестованы.

Судебный процесс вызвал огромный ажиотаж в России. «Общество топора» — это было что-то новенькое. Совершенное им преступление даже дало Достоевскому сюжет для романа «Бесы». Однако выступления нечаевцев на суде вызвали сочувствие. Более половины подсудимых было оправдано, 28 человек наказаны небольшими сроками – от 16 месяцев до 7 дней. И только непосредственные убийцы Иванова были приговорены к каторжным работам на срок от 7 до 15 лет. Однако на скамье подсудимых не оказалось главного виновника – Сергея Нечаева. Ему удалось сбежать в Швейцарию.

За границей Сергей Нечаев пытался наладить связи с видными революционерами. Но поддерживал его один анархист Бакунин. Энгельс, например, заклеймил Нечаева: «форменный революционный людоед». И на пару с Марксом написал о его движении, что это образчик грубого, примитивного, казарменного коммунизма.

Алексеевский равелин Петропавловской крепости

Между тем в Цюрих приехал адъютант шефа жандармов Российской Империи Николич-Сербоградский. Ему с помощью агентуры удалось установить местонахождение Нечаева, а местная полиция помогла задержать убийцу. Нечаева арестовали в августе 1872 и за убийство Иванова приговорили к 20 годам каторги. По личному указанию императора вместо отправки в Сибирь преступник был навечно заключён в Алексеевский равелин Петропавловской крепости, где и скончался от чахотки спустя 10 лет – по мистическому совпадению, в годовщину своего преступления – 21 ноября 1882 года.

Еще одно мистическое совпадение произошло в судьбе ближайшего сподвижника Нечаева – Петра Успенского. Он отбывал свой каторжный срок на берегу реки Кары в Восточной Сибири. В 1881 году он помог другим каторжникам копать подземный лаз для побега. Но побег сорвался – охрана обнаружила подкоп. Сразу возникло предположение, что кто-то сообщил о нем охранникам. Киевский подпольщик Игнатий Иванов, приговоренный к бессрочной каторге, почему-то сразу уверовал, что Иудой оказался Успенский. Так же твердо и так же бездоказательно, как когда-то Успенский поверил в предательство Ивана Иванова.

Игнатий невольно отомстил за своего однофамильца. Успенского удавили в бане, в небольшом закутке за печью, а потом повесили, чтобы подумали, будто он сам вздернулся.

Катехизис Революционера

Так получилось, что Нечаев со своим «Обществом топора» оставил в российской истории две знаковые вехи. Убийство им 21 ноября 1869 года студента Иванова считается датой начала политического террора в России.

А суд на нечаевцами 14 июля 1871 года считается первым гласным политическим судебным процессом в России.

Олег Логинов

Оставьте отзыв