Сайт содержит материалы 18+
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on linkedin
Share on google
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email

СТОКГОЛЬМСКИЙ СИНДРОМ (STOCKHOLM SYNDROME)

Поделитесь записью
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on google
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on email

СТОКГОЛЬМСКИЙ СИНДРОМ

(STOCKHOLM SYNDROME)

«Стокгольмский синдром» – психологическое состояние, при котором жертва начинает не только симпатизировать палачу, а заложник – террористу, но и мешать своему освобождению и спасению. Авторство термина приписывают криминалисту и психиатру Нильсу Биджероту, который ввел его в оборот после случая с захватом заложников в Стокгольме в 1973 году. 

ЗАХВАТ БАНКА

23 августа 1973 года сбежавший из тюрьмы Ян-Эрик Олссон (Jan-Erik Olsson), вооруженный автоматом, вошел в здание банка «Sveriges Kreditbank» на площади Норрмальмсторг в центре Стокгольма и закричал: «Вечеринка только начинается!». Тем не менее, все сразу догадались, что никакая это не вечеринка, а ограбление. А потому подняли руки.

Ян-Эрик взял в заложники четверых банковских служащих. А тут и полиция подоспела. И попыталась разобраться с налетчиком «с кондачка». Двое полицейских предприняли на свой страх и риск попытку обезвредить налетчика, но одного Олссон сразу ранил из своего автомата, когда тот находился еще на улице. А второго он якобы взял в плен, привязал к стулу и потребовал, чтобы тот ему что-нибудь спел. Тот хотел жить, а потому не стал отнекиваться и исполнил песню «Одинокий ковбой». Видимо Ян-Эрик остался доволен его пением, поскольку он выпустил полицейского из банка. Тем более, что в его власти все равно оставались четыре заложника.

Играя на этом, он передал властям свои требования: три миллиона крон (около 2 миллионов долларов), два «ствола», пуленепробиваемые жилеты, автомобиль и доставить в банк его друга и сокамерника – Кларка Улофссона. После этого полиции стало понятно, что она имеет дело с Олссоном, и что ситуация очень непростая. Ян-Эрик был «тертым калачом», свое первое ограбление он совершил в возрасте 16 лет. И не приходилось сомневаться, что он способен на насильственные действия в отношении заложников.

Его сокамерника освободили быстро. С выполнением остальных требований вышла некоторая заминка. Тем временем, Олссон и Улофссон загнали заложников (трех женщин — Биргитту Лундблад, Кристин Энмарк, Элизабет Олдгрен и мужчину — Свена Сафстрома) в помещение кладовки размером 3 на 14 метров, забаррикадировались там вместе с ними и пригрозили, что в случае штурма «замочат» всех.

ОСАДА

Судя по всему, полиция не собиралась ни выполнять остальные требования налетчиков, ни выпускать их из банка. «Sveriges Kreditbank» был взят в плотную осаду. По фотографиям с места событий видно, как автоматчики заняли прилегающие крыши, а снайперы расположились за деревьями. Полицейские сумели незаметно для налетчиков просверлить отверстие в полу из квартиры этажом выше, через которое удалось сфотографировать заложников и убедиться, что они живы. Но Олссон обнаружил дыру, после чего открыл огонь и заготовил петли, чтобы повесить пленников, если полиция решит пустить в отверстие газ. Угроза выглядела серьезно и полиция отложила решение о штурме.

Наверное, полицейские были бы и рады взять банк приступом. Так совпало, что в «Sveriges Kreditbank» лежали деньги, которые им должны были выдать в качестве зарплаты на следующий день после захвата банка. Но власти были категорически против любого риска. Премьер-министру Улафу Пальме оставалось три недели до выборов и кровопролитие ему было ни к чему.

Пока стражи порядка совещались и думали, прошло уже несколько дней. Хотя бандиты, чтобы запугать заложников, надевали на них веревочные удавки и наставляли в упор оружие, те, странным образом, чем дольше, тем больше симпатизировали им. Банковские служащие, посидев двое суток с террористами, начали критиковать полицию и требовать прекратить враждебные действия против своих мучителей. Одна из заложниц Кристин Энмарк, видя, что переговоры захватчиков, не к чему не приводят, сама дозвонилась до премьер-министра Швеции Улафа Пальме и потребовала немедленно всех отпустить.

Говорят, симпатии между двумя заложницами и налетчиками даже переросли в нечто большее. Якобы они поочередно уединялись в подвале и занимались там любовью. А сексуально удовлетворенный Кларк Улофссон потом с довольным видом разгуливал по денежному хранилищу, напевая песню «Убей меня нежно».

ШТУРМ

Наконец, 28 августа наступила счастливая развязка. В дыру в потолке все же подали газ. Через полчаса после начала газовой атаки бандиты сдались, а заложники были освобождены. И тут началось удивительное. Проведя 131 час в небольшой кладовке, заложники не столько радовались спасению, сколько переживали, чтобы полицейские не били налетчиков. Казалось, что постепенно после обретения свободы банковские служащие придут в себя, и начнут припоминать, как Олссона и Улофссона на 6 суток превратили их жизнь в кошмар, но не тут-то было. Бывшие заложники скинулись и на свои деньги наняли адвокатов для своих мучителей.

В суде Улофссон выставил себя невинной жертвой, он заявил, что он не помогал Олссону, а, напротив, пытался спасти заложников и всячески успокаивал напарника, когда тот горячился. С него сняли все обвинения и отпустили. На свободе он встретился с бывшей заложницей Кристин Энмарк, и они стали дружить семьями. Энмарк спустя некоторое время уволилась из банка и сменила профессию. Она стала психотерапевтом для наркоманов, а параллельно написала и опубликовала книгу «У меня был стокгольмский синдром» («I Had Stockholm Syndrome»).

Олссон же был приговорен к 10 годам неволи, но его тюремное заключение было скрашено пачками писем от женщин, восхищающимся им. Позднее в интервью он утверждал, что во время отсидки в тюрьме его посетила тысяча поклонниц. И говорят, на одной из них он даже женился после отбытия срока. Но семейная жизнь его не остепенила. Ян-Эрик взялся за старое и в течение десяти лет находился в национальном и международном розыске за финансовые преступления. Кроме того ходили слухи, что его арестовывали в Таиланде и в Дании за торговлю наркотиками.

В 2006 году 65-летний Олссон явился с повинной в полицейский участок в своем родном городе Хельсингборг и заявил, что хочет «избавиться от багажа, который носил 15 лет». В полицейском участке Ян-Эрик узнал, что его дело прекращено в связи с истечением срока давности. И он превратился в обыкновенного обывателя, торгующего подержанными машинами. Но в мире про него не забыли.

А в 2018 году вышел американо-канадский фильм «Однажды в Стокгольме» про налет Олссона на банк «Sveriges Kreditbank».

Олег Логинов

Статьи по теме:

Ограбление музея Гарднер 

Ограбление Тифлисского банка 

Собачий полдень 

Похищение Ники 

Прототип капитана Блада 

Оставьте отзыв