Сайт содержит материалы 18+
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on linkedin
Share on google
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email

ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ АЛЕКСЕЯ КОСЫГИНА (ALEXEY KOSYGIN)

Поделитесь записью
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on google
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on email

ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ АЛЕКСЕЯ КОСЫГИНА

(ALEXEY KOSYGIN)

Алексей Николаевич Косыгин стал рекордсменом по длительности работы в руководящем органе исполнительной власти (42 года) и длительности пребывания во главе правительства Советского Союза (16 лет).

УСПЕШНАЯ КАРЬЕРА

В число крупных руководителей Алексей Косыгин выдвинулся еще в довоенное время, в сталинскую эпоху. За 2 года – с 1935 по 1937 год Алексей Николаевич сумел «вырасти» от мастера текстильной фабрики «Октябрьская» до ее директора. Еще через год, в 1938 году он стал председателем исполкома Ленинградского Совета рабочих и крестьян. В июне 1941 года Сталин назначил его заместителем председателя Совета по эвакуации промышленных предприятий. И он внес свой вклад в эвакуацию на Восток более 1500 стратегически важных заводов и фабрик страны. В сложные военные годы, в 1943 году, 39-летний Косыгин был назначен Председателем Совета народных комиссаров РСФСР, а в 1964 году стал Председателем Совета министров СССР и пробыл на этом высоком посту до 1980 года.

Люди, знавшие Алексея Николаевича, отмечают его порядочность, интеллигентность, личную скромность и говорят, что он был  одним из самых здравомыслящих отечественных политиков. А те, кто с ним работал, превозносят его профессионализм. Говорят, что он обладал феноменальной памятью. А Сталин якобы называл его «арифмометром» за его фантастическую способность быстро умножать в уме многозначные числа. Про Косыгина пишут, что не любил лести, избегал застолий, а совещания, которые он проводил, были короткими, но исключительно деловитыми и эффективными.

Вероятно, Алексей Николаевич действительно был человеком выдающихся личных качеств. Скорее всего, на посту главы кабинета министров он был лучше и профессиональнее предшественников и преемников. Но когда говорят об его конкретных достижениях в сфере экономики, невольно закрадывается червячок сомнения: «А это точно говорят о той стране, в которой мы жили?». Впрочем, те, кто делился воспоминаниями о Косыгине, как-то не сильно распространялись о его свершениях, все больше о том, что он хотел сделать. Например, о том, что в середине 1960-х Косыгин предложил руководству страны некую «волшебную» реформу по реформированию советской экономики, но ему не дали ее осуществить.

А в целом Косыгин мало отличался от прочих советских «небожителей». Также как и другие, уже, будучи тяжело больным, пытался удержаться на политическом Олимпе. Поддерживал линию партии. А экономика пери нем оставалась заточенной под ВПК и жила по сути дела за счет экспорта сырья. Например, Косыгин, сам будучи текстильщиком, не сумел организовать выпуск тканей. Как только возникала мода на бархат, вельвет или еще что-нибудь, так сразу возникал дефицит на эти ткани. Легкая промышленность при нем работала словно бы для выполнения плана, а не для людей. Стагнация наблюдалась и в сельском хозяйстве. Хотя все же следует признать, что при нем советская экономика была лучше, чем при его последователях.

СМЕРТЬ

Косыгин старался поддерживать здоровый образ жизни. После войны бросил курить, зимой бегал на лыжах, летом ходил на байдарке. Но годы брали свое. В 1974 году у него случился микроинсульт. А в 1976 году он перенес клиническую смерть, когда фактически утонул на Москва-реке. Его внук Алексей Гвишиани рассказывал: «Дед сильно изменился после того, как чуть было не погиб во время похода на байдарке. Лодка перевернулась, и Алексей Николаевич стал тонуть. Его спасли. Высочайший профессионализм сотрудников его охраны уберег от смерти. Более того, через некоторое время Косыгин вышел на службу. Но ему уже очень тяжело было работать».

После двух месяцев больницы и санатория Алексей Николаевич вернулся в свой кабинет в Кремле. Его все чаще начинало подводить сердце, но он продолжал возглавлять Совет министров СССР. Осенью 1979 года у Косыгина случился обширный инфаркт. Его лечащий врач Анатолий Прохоров вспоминал, что председатель правительства уже через два месяца стал пытаться повышать нагрузки и постоянно приходилось его сдерживать. В 1980 году у Косыгина случился второй инфаркт. Почти постоянным местом его жительства стала спецпалата в новой клинике 4-го управления Минздрава на Мичуринском проспекте.

21 октября 1980 года Алексея Николаевича вывели из состава Политбюро ЦК КПСС, а 23 октября освободили от обязанностей Председателя Совета Министров СССР в связи с ухудшением состояния здоровья. Но, находясь в больнице, он продолжал переживать за осуществление предстоящей 11-й пятилетки (1981-1985 годы). Однако дожить до нее ему было не суждено. 18 декабря 1980 года во время врачебного обхода в клинике ему стало плохо.   Возникла внезапная острая коронарная недостаточность с остановкой сердца. Запустить его сердце вновь медикам не удалось. На момент смерти Косыгину было 77 лет.

ПОХОРОНЫ

Алексей Косыгин умер накануне дня рождения Брежнева. Чтобы не омрачать праздник генсеку, о его кончине официальная пресса сообщила только через три дня, хотя «Голос Америки» объявил об этом уже днем 18 декабря 1980 года. И на протяжении этих трех дней семью не уведомляли о том, как будут организованы похороны. Ситуация, прямо скажем, дурацкая для семьи даже самого простого человека, а уж для родных экс-главы правительства страны и вовсе. Они уже начали подыскивать ему место на обычном кладбище, но через три дня их известили, что прощание будет в Центральном доме Советской Армии, а похороны – на Красной площади, в некрополе у Кремлевской стены. Конечно второй по статусу человек в стране и самый долгожитель в руководящем органе исполнительной власти, вероятно, заслуживал почестей рангом выше – прощания в Колонном зале Дома Союзов и могилы, а не ниши для урны. Но окончательное решение оставалось за генеральным секретарем ЦК КПСС, а у Брежнева и Косыгина отношения никогда не были особенно теплыми.

Для прощания с Алексеем Николаевичем в Центральном доме Советской Армии выделили четыре часа. Но люди все шли и шли, а на улице к ЦДСА протянулась длиннющая очередь. Из ЦК поступило распоряжение: не злить людей, пусть прощаются, сколько хотят. Печальная церемония растянулась на весь день. Говорят, что многие приходили и на следующий день, когда гроб с телом покойного увозили в крематорий Донского монастыря. На кремацию гроб везли генералы, бывшие телохранители Косыгина и его внук Алексей. Потом 24 декабря 1980 года, на шестой день после смерти бывшего главы Совета министров, урну с его прахом доставили в Колонный зал, и оттуда началось шествие к Красной площади.

Прощальную речь произнес новый председатель правительства Николай Тихонов. Потом он же заложил урну с косыгинским прахом в нишу Кремлевской стены, которую закрыли черной с золотом доской с датами рождения и смерти. А затем, отдавая последний долг капитану запаса Косыгину, по Красной площади прошагали воинские подразделения. Похороны демонстрировались по Центральному телевидению.

ПАМЯТЬ

В честь Косыгина назвали улицы в Москве и Ленинграде, его имя присвоили Московскому текстильному институту. Кроме того, еще при жизни, в 1977 году в Ленинграде, на Аллее Героев в Московском парке Победы был открыт его бюст, изготовленный президентом Академии художеств СССР Николаем Томским.

Шло время. И спустя годы уже после развала СССР на фоне деятельности глав правительства ельцинской эпохи советская экономика времен Косыгина стала казаться оплотом стабильности в государстве. В 2005 году правительство Москвы приняло решение об установке бронзового бюста у дома № 8 по улице Косыгина, где жил Алексей Николаевич. Благо заказывать его не пришлось. 14 октября 2008 года поставили еще один бюст, изготовленный Николаем Томским в 1979 году.

Олег Логинов

Оставьте отзыв

Select Language