Сайт содержит материалы 18+
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on linkedin
Share on google
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email

ХОЗЯЙКА «ЧАРЫ» (MARIA FRANTSEVA)

Поделитесь записью
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on google
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on email

ХОЗЯЙКА «ЧАРЫ»

(MARIA FRANTSEVA)

Мария Францева родилась в 1960 году в семье врачей. Отец ее был известнейшим кардиохирургом, профессором, лауреатом  Государственной премии СССР. Многие известные люди были частыми гостями в доме Францевых.  Общение с гуманитариями сказалось на выборе профессии. В 1982 году Мария с красным дипломом закончила Московский институт культуры и начала работать в Государственной центральной театральной библиотеке. Еще в институте она познакомилась с аспирантом Владимиром Рачуком, который был старше ее на 12 лет. В 1986 году они поженились.

Жизнь складывалась непросто. Рачук трудился не покладая рук: работал учителем истории в школе, давал частные уроки, занимался фотографией и подрабатывал дворником. Все, как по мановению волшебной палочки, изменилось с началом перестройки. Рачук успешно занимался гостиничным и страховым бизнесом, а в сентябре 1993 года создал собственный банк «Чара». «Чару» называли интеллигентным банком. Друзья дома Францевых из числа деятелей культуры стали его клиентами и приводили сюда своих коллег. Банк обещал высокие проценты по вкладам, поэтому люди охотно отдавали в «Чару»  сбережения.

Рачук и Мария организовали деятельность банка по всем правилам. Завели официальную службу безопасности, личную охрану, которую представлял бывший сотрудник КГБ Анатолий Букин и неофициальную службу безопасности, которую представлял некий Женя Бауманский. Женя – это имя, а Бауманский – потому, что он входил в бауманскую преступную группировку – крышу «Чары». С бауманцами дружили  Отари Квантришвили и Вячеслав Иваньков, поэтому Женю в банке уважали и предоставили ему кабинет рядом с кабинетом управляющего. Вот только, как положено в банке, сохранять и приумножать чужие деньги Рачук и Мария не умели. Поэтому построили свою деятельность по принципу банальной финансовой пирамиды.

У каждой финансовой пирамиды перед крушением бывает период бурного строительства. У «Чары» такой период пришелся на 1992-93 годы. Деньги в банк текли бурным потоком и кружили голову. Ежедневный его оборот составлял порядка одного миллиона долларов и трех миллиардов рублей. У Рачука всегда в сейфе лежало на всякий пожарный случай 2-3 млн. баксов. Ему с женой пришлось переехать из многоэтажки в особняк в Армянском переулке, стало неудобно, когда люди показывали пальцем на управляющего банком и вспоминали как несколько лет назад он мел двор. У Марии от халявных сумасшедших денег малость потерялась ориентация во времени и пространстве. Она могла позвонить из Франции и завить: «Вышлите мне 300 тысяч долларов. Мне на пляж выйти не в чем». Как-то в 1993 году к ней подошел один из замов и попросил выдать премию сотруднику. «10 тысяч хватит?» – спросила Францева. «Маловато будет», — ответил зам. Мария кивнула и вытащила две пачки долларов по 10 тысяч в каждой. То, что речь шла не о валюте, а о рублях, просто не укладывалось у нее в голове.

Но на халявные деньги в России обычно бывает много охотников. Преуспевание владельцев «Чары» не осталось незамеченным. Летом 1994 года, когда Рачук с Францевой наслаждались отдыхом в Испании, отпуск им подпортили ребята известного авторитета Сильвестра. Они доставили супругов к нему на яхту и продержали там неделю, пока Рачук клятвенно не пообещал несколько миллионов долларов перечислить на Кипр, куда скажут. Однако клятву он нарушил. По приезду в Москву написал заявление о похищении и вымогательстве в РУОП. А через пару месяцев вопрос отпал сам собой – «мерседес» с Сильвестром взлетел на воздух.

 Делиться Рачук, Францева и их партнеры по «Чаре», братья Садыковы ни с кем не хотели. Все, что не могли потратить на себя, переводили на счета своих или дружественных фирм. Из этой же оперы перевод Рустамом Садыковым 2,5 млн. долларов в США в фирму своих друзей Волкова и Волошина. Именно из-за этих денег оказался в американской тюрьме Иваньков, когда попытался угрозами заставить Волкова и Волошина отдать эти деньги. Впрочем, вкладчикам при любом раскладе они вряд ли достались бы.

Однако сколь веревочке ни виться….. В 1994 году вкладчики начали толпами осаждать «Чару», требуя назад свои деньги. 25 ноября Рачука вызвали в московское отделение ЦБ, где в присутствии известных деятелей культуры, доверивших ему свои капиталы, крепко отчитали. Банкир так сильно расстроился от общественного порицания, что, придя домой, закрылся в ванной и покончил жизнь самоубийством. А может, и не покончил. Может, помог кто. Сие – тайна, окутанная мраком. Тело Рачука вскоре кремировали, а дело о его смерти, говорят, исчезло из архивов прокуратуры.

Теперь Францевой предстояло одной оправдываться перед клиентами «Чары» куда делись их 500 миллиардов рублей. Но она предпочла этого не делать. Перестала появляться в банке и подалась в Европу подальше от вкладчиков. Говорят, что на сороковой день после смерти супруга, вновь выскочила замуж за молодого родственника Отари Квантришвили.

В богемном мире Москвы в 90-х так все перемешалось, что там оказались и артисты, и маршалы и бандиты. Поэтому Мария со своим интеллигентским воспитанием не видела ничего зазорного в дружбе с бандитами и родстве с авторитетами. На обыске в особняке в Армянском переулке нашли ее записи, из которых следовало, что солнцевским браткам она отчисляла по 450 тысяч долларов в месяц. С «золотыми» клиентами банка, в число которых попали, например, бывший министр обороны Дмитрий Язев и режиссер Георгий Данелия, она тоже рассчиталась, хотя проценты этой категории вкладчиков начислялись «космические» — 500-600%. Другому режиссеру — Андрону Кочаловскому она одолжила 2 млн. баксов на съемки фильма «Курочка ряба», говорят, что эти деньги так и не были возвращены. В прогаре, как обычно, остались простые вкладчики, численностью 39078 человек.

От спокойной европейской жизни Францева расслабилась. Зная, что в отношении нее было возбуждено уголовное дело по факту мошенничества, а сама она объявлена в розыск, Мария решила навестить Родину. В День смеха — 1 апреля 1996 года милицейские оперативники ее задержали в принадлежащей ей 4-комнатной квартире в центре Москвы. И Францевой сразу стало не до веселья.   Два года она провела в СИЗО. А в 1998 году Марию отпустили под подписку о невыезде и она начала знакомиться с 1875 томами своего уголовного дела. Ее этот процесс настолько увлек, что знакомилась она с ним семь с половиной лет!

В 2004 году истек срок давности по ее афере. Пришлось следователям дело прекращать. Но едва Францева спокойно выдохнула, как стала фигурантом другого уголовного дела по мошенничеству.

Оказалось, что Францева всегда неровно дышала по отношению к антиквариату. По легендам, она в бытность банкиршей, проходила Арбат от начала до конца и, не торгуясь, скупала любой понравившейся ей антиквариат.

Владлен Кузнецов, работавший в одном из антикварных салонов, купился на богемные связи Францевой. И попросил ее подыскать состоятельного покупателя на имевшуюся у него картину Гиллиса Мостарта-старшего XVI века «Избиение младенцев». Она была выполнена маслом на меди и оценивалась в 2 миллиона 610 тысяч рублей. Но Кузнецов хотел за нее значительно меньше — 17 тысяч долларов. Все, что сверху досталось бы Францевой. Но жизнь уже не раз доказывала, что пирамидостроители не перевоспитываются. Как Мария «кинула» вкладчиков банка «Чара», так же она «кинула и Кузнецова. Взяла у него под расписку картину «Избиение младенцев» и вместо 17 тысяч загнала ее за 7 одному банкиру. А Владлену не отдала ни цента, заявив, что деньги у нее украли в такси. Он подождал, а в 2004 году написал заявление в милицию.

Францеву задержали в подмосковной Жуковке, где она жила с третьим по счету супругом. На этот раз уголовное дело получилось простым, и затянуть ознакомление с ним Марии не удалось. Но ее фактически спас банкир, который узнав о том, что милиция разыскивает картину Мостарта, лично принес ее в Министерство культуры. Суд приговорил Марину Францеву к шести годам условно с испытательным сроком четыре года.

Олег Логинов

Статьи по теме:

Транш-98 

Ричард Уитни 

Перкин Уорбек 

Артур Фергюссон 

Мартин Френкель 

Оставьте отзыв