Сайт содержит материалы 18+
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on linkedin
Share on google
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email

БОЙНЯ НА УЛИЦЕ ГАЛИАСКАРА КАМАЛА (MASSACRE IN KAZAN)

Поделитесь записью
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on google
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on email

БОЙНЯ НА УЛИЦЕ ГАЛИАСКАРА КАМАЛА

(MASSACRE IN KAZAN)

Казань еще в советские времена считалась неспокойным городом, образовавшуюся там группировку «Тяп-Ляп» называют первой ОПГ в СССР. Тем удивительнее, что самую большую бойню в Казани устроили не какие-нибудь бандиты, а довольно тщедушный близорукий паренек без явных криминальных наклонностей.

КОВАРНАЯ ЖАДНОСТЬ

Андрей Шпагонов ничем особенным себя не проявлял. Родился в многодетной семье, был старшим из четырех детей. Когда ему было 16 лет, умерла мать. В школе Андрей учился посредственно, так что доучивался уже в СПТУ. Был нелюдимым, ни с кем не дружил. Хорошо знающие его люди, в том числе отец, отмечали его жадность. И эта жадность, по сути дела, Шпагонова и сгубила. В армию Андрея не взяли, зато приняли на работу в Казани фельдъегерем Управления спецсвязи Татарстана. Зарплата не очень большая, зато стабильная, что для начала 90-х годов в России было очень важным. Однако на работе в республиканском узле спецсвязи Шпагонов не удержался. Стало известно о его халтурах – он спекулировал водкой в электричках и из Управления спецсвязи его в начале 1991 года уволили за несоответствие занимаемой должности. Без особого успеха Андрей Шпагонов помыкался на нескольких работах, но никак не мог найти способа разбогатеть. И тут как-то увидел по телевидению сюжет о том, как российские военные продавали чеченским боевикам оружие. Врожденная жадность Шпагонова привела к тому, что главной деталью, которую он отметил в этом сюжете, стало то, что оружие продавалось за доллары. И именно жадность привела его к мысли похитить оружие на старой работе и загнать его за валюту каким-нибудь бандюганам, которых тогда в Казани, да и по всей России было пруд пруди. Однако для такого дела ему потребовался помощник с машиной. И он привлек к преступлению своего двоюродного брата — Дмитрия Ковалева, у которого имелась вазовская «шестерка».

РОКОВАЯ ХАЛЯВНАЯ ВЫПИВКА

Дальнейшие события стали скоплением и переплетением непрофессионализма и обломов, жестокости, глупости и героизма. Грабить Управление спецсвязи Татарстана Андрей Шпагонов отправился 26 апреля 1992 года. Для начала обеспечил себе алиби. Купил билет в кино, посидел минут десять, посмотрел «Крестного отца», а потом покинул кинотеатр «Дружба». «На дело» он пошел с ножом, перцовым баллончиком и тремя бутылками водки «Пшеничная». Соблюдай сотрудники спецвязи инструкции, они бы не пустили своего бывшего коллегу дальше порога, но халявная выпивка оказалась лучше всяких отмычек. В Управлении в тот вечер дежурили трое старых знакомых Андрея – Шмелев и Лепухин, смотревшие телевизор, а также Комардин, находившийся в комнате дежурного. Шпагонов потряс пакетом с водкой и предложил им отметить Пасху. Все трое не отказались выпить на посту. И основательно напились. Комардин лег спать в комнате дежурного, а два его помощника разбрелись в поисках мест для отдыха. Фактически бодрствующим в здании остался только уволенный Шпагонов. Он не испытывал к своим бывшим товарищам никаких теплых чувств и всех троих зарезал поодиночке. У убитого Комардина забрал табельное оружие.

Шпагонов заведомо планировал не оставлять свидетелей своего преступления. Но свидетелей пребывало. Сначала его отвлек приехавший ночью в Управление фельдъегерь Нагайцев. Шпагонов впустил его, а тот почему-то не удивился, что дверь ему открыл уволенный бывший сотрудник. И в результате Ногайцев погиб. Когда он повернулся к Андрею спиной, чтобы пройти в туалет, тот выстрелил ему в затылок.

НЕСЧАСТЛИВЫЙ КАБЛУК

Потенциальными свидетелями, которые могли его видеть, были женщины из отдела экспедиции. Они сидели в отдельном помещении, но выходили, когда Андрей бухал с бывшими коллегами и заглядывали к ним в комнату. Их тоже следовало «убрать».

Дверь экспедиторов была закрыта на кодовый замок. Шпагонов постучал. Тоже в нарушение инструкций одна из экспедиторов впустила его и тут же получила пулю в голову. Потом он выстрелил в Лялю Фарсееву, которая пила чай и устремился на поиски других женщин. Еще одну экспедиторшу он застал в комнате отдыха и расстрелял ее. Шпагонов не знал, сколько экспедиторов находилось в здании, и у четвертой появился шанс выжить. Тем более, что, услышав выстрелы и крики, она спряталась в туалете. Но не усидела там, а бросилась бежать к выходу. Заслышав цокот ее каблучков, Андрей бросился в погоню. Он нагнал ее, когда она уже выскочила из здания и была совсем близко к спасению. Но подвел, некстати подвернувшийся, каблук. Из-за него были упущены драгоценные мгновения. Бежавший следом за ней Шпагонов всадил пулю женщине в затылок и затащил ее тело обратно в здание.

К счастью, преступник не заметил, что выжила раненая им Ляля Форсеева. Она написала кровью на полу «Андрей Шпагонов» после чего притворилась мертвой.

ОСТАВЛЕННАЯ ДОБЫЧА

Между тем налетчик собрал то, за чем пришел – он упаковал 66 пистолетов Макарова и 753 патрона к ним. После этого собрался уходить, но в дверь опять позвонили. Андрей впустил фельдъегеря Садыева, прилетевшего из Москвы, и встречавшего его водителя. Те почему-то тоже не насторожились, что их впускает уволенный. И тоже поплатились за это жизнью. Шпагонов поджег здание, чтобы замести следы, а сам вышел с сумкой оружия на место, где его должен был встретить Ковалев на машине, однако тот, испугавшись, уехал с этого места несколькими минутами ранее. Андрей решил, что брат его бросил. Он вернулся в уже горящее здание, вытащил у мертвого водителя ключи от грузовика и бросился его заводить. Однако грузовик не завелся. В конце концов, дело кончилось тем, что Шпагонов, оставив сумку с оружием в грузовике, попросту сбежал из горящего здания, а имевшийся у него пистолет выбросил в реку. Причем, его везение еще не иссякло. Он успел выскочить через черный ход за считанные секунды до того, как огонь отрезал ему путь. Но еще сильнее везение в ту ночь сопутствовало Ляле Фарсеевой. Прибежавший на пожар сотрудник милиции Альберт Тимершин услышал стоны, доносившиеся из объятого пламенем здания. Он выломал решетку на окне и вытащил истекающую кровью и обгоревшую Лялю.

СУРОВАЯ РАСПЛАТА

Убийство 9 человек оказалось напрасным. Никакой выгоды из своего злодеяния преступник не получил. Зато спокойная жизнь для него закончилась. Теперь он должен был не просто оглядываться, а зарыться как зверь в нору. К сожалению, на первых порах следствия стражи порядка тоже не блеснули высоким профессионализмом. Единственная выжившая свидетельница преступления тяжелораненая Ляля Форсеева находилась в бессознательном состоянии, но обнаружили надпись, сделанную ею кровью. Только из-за последствий тушения пожара надпись стала нечеткой, читались лишь несколько букв, а букву «в» эксперты почему-то приняли за число «13» и расшифровали надпись как «Дракон 13». К счастью Форсеева пришла в себя и не позволила следствию заблудиться в дебрях мистики.

Ляля была ранена в горло и не могла говорить, ей называли буквы, а она кивала. И таким образом от нее узнали, что всех убил Шпагонов. Но тот к этому времени уже уехал из Казани в неизвестном направлении. И тогда оперативники взяли в оборот его двоюродного брата Ковалева. На первом допросе тот сумел «отбрехаться», но помог его вывести на чистую воду свидетель, который опознал «шестерку» Ковалева, как машину, кружившую ночью возле места преступления. Ковалева снова вызвали на допрос и предупредили, что если он не покается, то будет один отвечать за убийство 9 человек. И Ковалев «покаялся», сдав Шпагонова. Только местонахождения двоюродного брата он не знал. Но тот не отличался большим умом и сам выдал себя. Подавшись в бега и собираясь затеряться в Сибири, Шпагонов уехал из Казани без теплых вещей. На станции города Агрыз он вспомнил об этом, сошел с поезда и принялся названивать знакомым, чтобы они привезли ему теплые вещи. Там в Агрызе его и «повязали».

СУД И РАСПЛАТА

Задержание стало окончательным крахом чаяний Шпагонова о некоей иной красивой жизни. Он не стал запираться, признался в содеянном и рассказал куда выбросил пистолет. Но жить хотел. А потому, чтобы избежать «вышки» попытался прикинуться душевнобольным, рассказывая будто бы это некие голоса в голове толкнули его на убийство. Однако судебно-психиатрическая экспертиза дала заключение, что он вполне вменяемый, а потому может и должен отвечать за свои злодеяния.

28 августа 1992 года суд приговорил Ковалева к 15 годам неволи, а Шпагонова — к смертной казни. Привести «расстрельный» приговор в исполнение успели за полтора месяца до введения моратория на смертную казнь — 11 ноября 1995 года. А Ляля Форсеева была награждена орденом «За личное мужество».

Олег Логинов

Статьи по теме:

Херман Х. Холмс 

Кэрил Чессман 

Карлос Шакал 

Гарольд Шипман 

Врачи – убийцы 

Оставьте отзыв