Сайт содержит материалы 18+
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on linkedin
Share on google
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email

ХОЛЕРНЫЕ БУНТЫ В РОССИИ (CHOLERA RIOTS IN RUSSIA)

Поделитесь записью
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on google
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on email

ХОЛЕРНЫЕ БУНТЫ В РОССИИ

(CHOLERA RIOTS IN RUSSIA)

Россия не раз сталкивалась с угрозами пандемии. И увы, зачастую эпидемии болезней влекли за собой бессмысленные и беспощадные бунты простого люда.

Всякий раз Россию спасало то, что в ней находились трезвомыслящие и решительные люди, которые спасали страну от эпидемий и кровопролития.

ЧУМА В МОСКВЕ

Фрагмент картины Теодора-Луи Девильи с изображением чумного бунта в России. (XIX век)

Как известно пик эпидемий чумы в Европе пришелся на XIV век. А для России чума превратилась в угрозу только через 300 лет после Европы, в XVII веке. Казалось бы, за три столетия можно изучить чужой опыт борьбы со смертельной заразой, разработать меры по ее локализации. Но когда в 1654 году эпидемия чумы впервые докатилась до Москвы, жители столицы действовали по принципу: «Спасайся, кто может!». В первую очередь из столицы побежала в свои загородные имения знать. Глядя на них, разбежались и служивые люди – стрельцы и чиновники. Тех, кто был уже болен, бегство не спасло. Они и сами умерли и перезаражали полстраны. Эпидемия охватила почти всю центральную часть России. Говорят, что от нее вымерло пол-Москвы. А сколько в других городах и вовсе никто не знает.

От такого положения вещей у народа вырабатывалось недоверие к власти, бросившей его на произвол судьбы и болезни в трудный час И при новом нашествии чумы на Первопрестольную в 1771 году в ней в довершение к эпидемии разразился еще бессмысленный и беспощадный бунт, оставшийся в истории под названием «Чумной».

ХОЛЕРНЫЕ БУНТЫ

Французская карикатура, изображающая холеру в России в 1830-е

Французская карикатура, изображающая холеру в России в 1830-е.

В XIX веке на Россию обрушилась новая напасть в виде холеры. И снова эпидемии сопровождались народными бунтами. Распространению новой болезни, как и чумы опять способствовали войны. Например, известно, что вторая эпидемия холеры в России была вызвана возвращением из Азии русской армии после войн с персами и турками. Во время этой эпидемии в России заболели 466 457 человек, из которых 197 069 умерли.

Картина Константина Филиппова. «Чумной бунт в Севастополе».

У «холерных бунтов» было две основные причины. Одну, условно можно назвать «организационной». Первый холерный бунт вспыхнул в Севастополе. Там в мае 1828 года вокруг города было установлено карантинное оцепление. Из-за него в городе возник дефицит продовольствия. Причем этому способствовала коррупция карантинных чиновников, которые и в этот тяжелый час не упускали возможность «погреть руки». Результатом стало развитие болезней и рост смертности. Доведенные до отчаяния жители начали формировать вооруженные отряды под руководством отставных военных. 15 июня 1830 года они устроили бунт. Город был захвачен восставшими, губернатор убит, дома офицеров и чиновников подвергнуты погромам, а карантинное оцепление снято. Понятно, что это только активизировало распространение болезни. 19 июня бунт был подавлен войсками. 7 человек, возглавивших восстание, казнены, около 1000 горожан и матросов отправлены на каторжные работы.

Любой бунт – это кровь, погромы и беспорядки, но в холерных бунтах таилась еще и некая самоубийственная разрушительность. Так, в последовавшем за Севастопольским, холерном бунте в Тамбове в 1830 году горожане в первую очередь разгромили городскую больницу, а потом захватили в заложники губернатора И.Миронова, который должен был организовывать карантинные меры.

Примерно такая же ситуация возникла в 1831 году в городе Старая Русса Новгородской губернии. Там тоже холерный бунт начался с избиения фельдшеров и лекарей, первым был убит в своей постели городовой лекарь Вагнер. Казалось бы, во время нашествия болезни, врачей следует беречь как зеницу ока, а их убивали. Ненависть народа к врачам порождалась слухами, что они специально морят людей.

ПЕТЕРБУРГСКАЯ ДРАМА

Очевидно, если бунты идут по одному и тому же сценарию, то власти необходимо разработать свой сценарий для их предотвращения. Или хотя бы организовать при первых признаков эпидемии разъяснительную работу среди населения и взять под охрану больницы. Но на деле ничего сделано не было. Что наглядно продемонстрировали события в Петербурге 4 июля 1831 года, когда там тоже разразился холерный бунт. Его в красках описал начальник III отделения Александр Бенкендорф: «Чернь столпилась на Сенной площади и, посреди многих других бесчинств, бросилась с яростью рассвирепевшего зверя на дом, в котором была устроена временная больница. Все этажи в одну минуту наполнились этими бешеными, которые разбили окна, выбросили мебель на улицу, изранили и выкинули больных, приколотили до полусмерти больничную прислугу и самым бесчеловечным образом умертвили нескольких врачей».

Во время погрома был убит главврач больницы Земан и его коллеги. Спастись удалось лишь 72-летнему доктору Георгу фон Молитору, вероятно, его бунтовщики пощадили в силу возраста.

Николай I на Сенной площади во время холерного бунта. 1831 год

Одним из погибших врачей, стал Дмитрий Бланк, который до этого обнаружил в Петербурге первого холерного больного. Бунтовщики убили его, выбросив в окно третьего этажа. Говорят, что Дмитрий Бланк доводился родственником семейству Ульяновых, породившему вождя мирового пролетариата Ленина. И тот на его примере должен был представлять насколько жесток и неуправляем русский бунт.

ГУБИТЕЛЬНЫЕ СЛУХИ

Изображение больного холерой в медицинских учебниках XIX века

Второй причиной холерных бунтов, вспыхивавших в разных местах России, можно назвать «темноту» русского народа. Простой люд подозревал власть во всех смертных грехах. И чем нелепей и страшней был слух о ней, тем ему он больше казался правдой. Например, бунты порождали слухи, что холерных больных закапывают в землю живыми. Они умирали в судорогах в скрюченных позах. А уже после смерти расправлялись. Люди видели, как мертвые, которых выносили из холерного барака, шевелят руками и ногами. А некоторые покойники, лежа в гробу, сбрасывали с себя саван. А самое главное покойники не были холодными, их температура была градусов сорок. И как тут не поверить, что людей закапывают живыми. Наверное, проводилось разъяснение, но народ верил тому, во что хотел верить. Любопытно, описывал репортер Влас Дорошевич борьбу с эпидемией холеры в Нижнем Новгороде в 1892 году, почти на рубеже ХХ века. В его очерке «Н.М.Баранов» есть такой эпизод: «Обычная картина. С пристани только что отвезли холерного, полчаса тому назад пившего «распотемши» сырую воду.    А провожавший его товарищ, потный, усталый, наклонился, черпает картузом воду из реки.    В двух шагах бак с кипяченой водой.    Но он не идет: «Кака-така кипячена вода? Сырая скусней!». Через четверть часа его уж корежит».

ПОДСТРЕКАТЕЛИ

Иллюстрация из французского журнала. «Холера в России. Астрахань. 1892».

Зачастую слухи про врачей-вредителей и губительность карантинных мер распускали люди, движимые корыстными или иными личными мотивами. А поскольку эти слухи падали на благодатную почву необразованности народа, то они приводили к трагическим последствиям. Например, по одной из версий в Петербурге подстрекателями холерного бунта стали торговцы, которых разорял карантин.

Любопытно, что многие государственные деятели считали, что холера – болезнь не заразная, поэтому жестких ограничений по передвижению людей и контактах между ними не вводилось. Предприятия работали, учебные заведения функционировали. Складывается впечатление, что главный упор в профилактических мерах был сделан на правильное питание. Например, в середине XIX века было разработано для учащихся отдельное наставление «о предохранении себя от холерной эпидемии». В ней говорилось:  «умеренность в пище и питье есть первое условие сохранения здоровья во всякое время, а в особенности во время холерной эпидемии». Ученикам было рекомендовано отказаться на время холеры от колбас, копченого мяса и рыбы, свежевыпеченного хлеба, кислого молока, сметаны, простокваши и творога. Вредными объявлялись сливы, огурцы, арбузы и дыни. А в воду ученикам рекомендовалось добавлять красное вино.

Так что в свете тогдашних взглядов на профилактику холеры, в 1831 году в Петербурге врачи, а с их подачи и представители власти рекомендовали людям отказаться от жирного и тяжелого для желудка, а также от фруктов. Люди, спасаясь от холеры переставали есть солености, копчености и фрукты. Безусловно это больно било по доходам трактирщиков и торговцев. Холодильников не было, колбасы портились, фрукты гнили. От того и родилась версия, что именно торговцы подстрекали народ громить больницы и бить врачей, поскольку те разоряли их своими противоэпидемиологическими мерами.

Но следует признать, что упор следовало делать не на питании, а на гигиене. Как ни удивительно, но во время холерных эпидемий в России в сравнении с представителями других профессий меньше всего умирало санитаров, хотя они контактировали с больными чаще других. Надо полагать, что санитары лучше знали правила гигиены и сильнее береглись, а потому и не заражались.

ЭПИЛОГ

Немалый вклад в создание противочумных сывороток внесли русские врачи, экспериментировавшие в «чумном» форте «Александр I» под Санкт-Петербургом. И они же одолели в 1910 году чуму в Харбине, хотя и заплатили за это своими жизнями. Из врачей умерли каждый второй, из медсестер – каждая третья.

Олег Логинов

Статьи по теме:

Февральская революция 

Ночь Гая Фокса 

Экономический чудотворец Эрхард 

Оставьте отзыв