Сайт содержит материалы 18+
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on linkedin
Share on google
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email

МЮНХЕНСКАЯ ТРАГЕДИЯ (THE MUNICH TRAGEDY)

Поделитесь записью
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on google
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on email

МЮНХЕНСКАЯ ТРАГЕДИЯ

(THE MUNICH TRAGEDY)

Одним из девизов Олимпийского движения считается фраза: «О спорт – ты мир». Когда барон Пьер де Кубертен пропагандировал возрождение Олимпийских игр, он говорил, что они будут способствовать миру и дружбе между народами. И вспоминал, что в Греции на время Олимпиад прекращались все войны. Увы, в ХХ веке на время войн дважды прекращались Олимпиады. А 1972 год наглядно показал, что для террористов нет ничего святого: главный спортивный форум планеты они считают не праздником, а удобным местом для совершения своих злодеяний.

А НЕМЦЫ ТАК СТАРАЛИСЬ

По воспоминаниям участников Олимпийских игр в Мюнхене в 1972 году, поначалу эта Олимпиада была сплошным праздником. Немцы расстарались и не скрывали, что этими Играми хотят окончательно реабилитироваться за Вторую мировую войну. Их строители в рекордные сроки возвели метро и великолепный «Олипикштадион» с крышей, напоминающей паутину. А власти явили неслыханную до того щедрость, отреставрировав все здания в Мюнхене за счет федеральной казны. Организаторы Олимпиады постарались сделать все, чтобы гости чувствовали себя уютно. За порядком там следили невооруженные охранники. А их одежда — белые брюки, ярко-голубые пиджаки и белые шляпы, больше соответствовала празднику, чем облику стражей порядка.

Но оказалось, что в погоне за праздником, немцы принесли в жертву безопасность. Палестинцев на эту Олимпиаду не допустили, поскольку официально государства Палестина на картах не было. И тогда боевики из группировки «Черный сентябрь», входившей в состав Организации освобождения Палестины, решили использовать Олимпиаду для террористической акции. За несколько недель до главного спортивного события четырехлетия они по подложным документам съехались в Мюнхен, а оружие и взрывчатка им доставили в ФРГ при помощи диппочты ливийского посольства.

НАЛЕТ НА ОЛИМПИСКУЮ ДЕРЕВНЮ

Мюнхенская Олимпиада шла уже две недели. И складывается впечатление, что она, как ни одна другая, была веселая и беззаботная. А еще – плохо охраняемая. Во всяком случае, восьми боевикам «Черного сентября», одетым в спортивную форму рано утром 5 сентября 1972 года не составило большого труда перемахнуть через забор на территорию Олимпийской деревни и принести туда в вещмешках восемь автоматов, девятьсот патронов и двадцать четыре гранаты. Благодаря сообщникам из обслуги террористы с помощью украденных ключей проникли в дом на Конолли-штрассе, 31, где поселилась израильская команда.

Судья по борьбе Йосеф Гутфройнд спал в квартире №1, где размещались израильские судьи и чиновники. Он проснулся от скрежета замка. Когда Йосеф поднялся дверь уже открывалась и за ней были видны вооруженные люди. 135-килограмовый Гутфройнд навалился на дверь, что позволило судье по борьбе Моше Вайнбергу прийти к нему на помощь, а судье по тяжелой атлетике Тувье Соколовски разбить стекло и спастись бегством. Террористы все же ворвались в комнату. Они охладили пыл Вайнберга, прострелив ему бедро, после чего приказали ему показать комнаты, где живут израильские спортсмены. Моше сказал, что в квартире № 2 живут атлеты из другой страны и тем самым спас жизнь нескольким израильским спортсменам, находившимся в этом помещении. Он повел террористов к комнате № 3, надеясь, что живущие там крепкие ребята — борцы Гади Цабари, Элиэзер Халфин, Марк Славин и штангист Давид Бергер помогут ему одолеть террористов. Но палестинцы захватили их спящими. Всего боевики «сентября» пленили 12 израильтян, которым приказали спуститься на первый этаж. Когда они выводили заложников, Гади Цабари, перепрыгнув через 10 ступенек, бросился бежать. Палестинцы открыли по нему огонь, но тот сумел скрыться. Воспользовавшись моментом, раненый Вайнберг нокаутировал одного из террористов, а ветеран Шестидневной войны штангист Йосеф Романо ранил другого кухонным ножом. Но их обоих тут же расстреляли в упор.

Тело Вайнберга палестинцы выбросили на улицу, для того, чтобы «мир воочию убедился в серьезности их намерений», а труп Романо в качестве назидания оставили в комнате остальных 9 заложников, которых связали и привязали друг к другу.

БЛАГОРОДСТВО И НЕПРОФЕССИОНАЛИЗМ

Увы, мир в целом и Западная Германия, в частности, оказались не готовы к отражению подобной террористической угрозы. Ситуация усугублялась тем, что согласно Конституции ФРГ ее армии не разрешалось действовать в пределах Германии во время мирного времени и соответственно она не могла участвовать в операции по спасению заложников. А в полиции не было ни антитеррористических групп, ни даже снайперов.

Немцы старались. Они предлагали террористам любые деньги, если те отпустят заложников. Но палестинцы категорически заявили, что деньги их не интересуют и поставили ультиматум: освободить 234 террористов, в том числе германских Андреаса Баадера и Ульрику Майнхофф из израильских тюрем и 16 — из тюрем Западной Европы, в противном случае они начнут расстреливать по одному заложнику каждый час. Немцы явили благородство, руководители полиции и даже сын канцлера Петер Брандт предлагали себя в заложники, но палестинцы им отказали. Единственное чего смогли достичь переговорщики — это затянуть переговоры на 20 часов. За это время предпринимались попытки со стороны полиции подобраться к террористам. Но боевики «Черного сентября» увидели по телевизору в прямом эфире как к ним по крыше крадутся полицейские в тренировочных костюмах и операцию пришлось свернуть. Было решено освобождать заложников в аэропорту. А террористам объявили, что их требования будут выполнены – заключенные освобождены, а им предоставят самолет для вылета в другую страну.

ТРАГИЧЕСКАЯ ОПЕРАЦИЯ

Операция по освобождению заложников на военном аэродроме Фюрстенфелдбрюке стала образцом того, как нельзя проводить контртеррористические действия. Она была плохо продумана и еще хуже исполнена. В аэропорту разместили всего пять стрелков. Они не были снайперами, просто любили пострелять по выходным в тире, поэтому их и отобрали. У «снайперов» не были ни оптики на винтовках, ни раций, ни бронежилетов. Да и оружие оставляло желать лучшего. Еще пять полицейских, одетых в форму летчиков, расположились в самолете Боинг-727, предоставленном террористам. План состоял в том, что как только часть полестинцев поднимется на борт, засада в самолете нейтрализует ее, а снайперы перестреляют оставшихся. Но полицейские в самолете не захотели рисковать, опасаясь, что заправленный топливом Боинг взорвется, и попросту ушли.

Террористов и заложников в аэропорт доставили на двух вертолетах. Вертолеты должны были сесть к западу от контрольной башни, чтобы их двери оказались на линии огня снайперов. Вместо этого вертолеты приземлились посередине взлётно-посадочной полосы. В результате двое снайперов потеряли возможность для стрельбы, а трое оставшихся оказались против восьмерых вооруженных до зубов боевиков.

Когда двое палестинцев пробегали от самолета обратно к вертолету по взлетной полосе, один из снайперов открыл огонь. Завязалась ожесточенная перестрелка. Но ситуация получилась патовая: террористы не могли вырваться, а полицейские — их достать. Руководители операции решили задействовать бронетранспоры. Пока их вызвали, пока те добрались до аэропорта прошло несколько часов. Но зато с появлением бронетехники, палестинцы поняли, что ситуация вышла из пата и грозит им матом. Один из боевиков повернулся к заложникам в вертолете, и в упор расстрелял их из автомата «Калашников». В другой вертолет террористы бросили гранату, машина сгорела вместе с погибшими в ней заложниками.

Но и террористам пришлось несладко. Пятеро из них были убиты, трое оставшихся в живых оказались захваченными полицией. Из-за неразберихи под пули полицейских попали пилот вертолета Гуннар Эбель и снайпер, находившийся внизу. Они были тяжело ранены, но выжили.

Олимпийские игры были приостановлены на один день для проведения траурной церемонии. В ней не приняли участие олимпийские команды арабских стран и СССР.

Олег Логинов

Оставьте отзыв

Select Language