Сайт содержит материалы 18+
Поделиться в vk
Поделиться в facebook
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter
Поделиться в linkedin
Поделиться в google
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в email

БАНДА «РУБЩИКОВ» (THE GANG OF SMIRNOVA-KOTOVA)

Поделитесь записью
Поделиться в vk
Поделиться в facebook
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter
Поделиться в google
Поделиться в linkedin
Поделиться в whatsapp
Поделиться в telegram
Поделиться в email

БАНДА «РУБЩИКОВ»

(THE GANG OF KOTOVA-SMIRNOVA)

В декабре 1922 года в Московском Ревтрибунале рассматривалось уголовное дело одной из самых кровавых банд в истории России. На этом процессе банде Котова-Смирнова инкриминировалось совершение в 1920-1922 гг. убийства аж ста шестнадцати человек!

РЕЦИДИВИСТЫ И ДЕВУШКА

Главарем этой банды был Василий Смирнов, известный также как Котов. Родился он в 1884 году в деревне Суходол Смоленской губернии в семействе потомственных уголовников. Его отец и трое братьев свято придерживались жизненного графика: «Украл, выпил, в тюрьму». Не стал портить династию и младший сын в семье – Василий. Уже в 12 лет он попался на краже и угодил в исправдом. И с тех пор тюрьма стала для него вторым домом, пока в 1918 году Советская власть не освободила его, посчитав «жертвой царского режима». Василий не возражал и отправился мстить царскому режиму грабежами помещичьих усадеб. Однако помещики, как класс, вскоре были ликвидированы, их усадьбы национализированы, пришлось ему переключатся на грабежи обычных крестьян.

Его подручным стал уроженец Курской губернии Иван Иванов. Под ФИО – «Иван Иванович Иванов» на самом деле скрывался неоднократно судимый Григорий Морозов. За убийство в 1903 году пытавшегося его задержать городового, он 15 лет провел на каторге, а после революции и вовсе «озверел», превратившись в безжалостного «мясника», расправлявшегося с людьми топором. Садист Иванов-Морозов не раз в ходе налетов не только грабил, но и насиловал женщин, причем, складывалось впечатление, что их внешность и возраст не имели для него значения.

Кроме этих двух мужчин в состав банды входила и двадцатилетняя Серафима Винокурова из семьи служащего железнодорожного депо на станции Курск. Она не только была любовницей Котова-Смирнова, но и участвовала в грабежах. Поздно вечером девушка стучалась в какой-нибудь деревенский дом, жаловалась, что ее ограбили, и просилась переночевать. Но едва ей открывали дверь, как в дом врывались два душегуба-уголовника. Они безжалостно расправлялись со всеми домочадцами, собирали все более-менее ценное и сбывали награбленное в Москве.

КРОВАВЫЕ РУБЩИКИ

За полтора года, в домах, где побывали бандиты, не выжил никто. Только в мае 1922 года удалось уцелеть шестнадцатилетней Христине Поздняк из хутора возле подмосковной станции Паликово. Она позже сумела рассказать о преступлении:

— Как-то перед вечером, когда было еще совсем светло, и вся семья хлопотала по хозяйству, из лесу вышли двое мужчин и женщина. Все трое направились к нашему хутору. Войдя во двор, они потребовали хозяина, объявив себя представителями власти и сказав, что будут производить обыск. Для этого они всем нам приказали собраться в избу. Прежде чем начать обыск, незнакомцы всем нам перевязали руки сзади за спины и под угрозой оружия отвели в чулан. Через некоторое время в этот же чулан, тоже со связанными руками, были приведены три молодых человека из ближайшей деревни. Они рассказали, что проходили мимо на охоту и были зазваны в избу обманным путем — под предлогом принять участие в обыске в качестве понятых. С наступлением сумерек незнакомцы всех перевели обратно в избу и опять, угрожая оружием, приказали сесть на пол в один ряд. Когда мы исполнили требование, они стали перевязывать нам ноги, а некоторым и глаза. Пришедшая с ними женщина с револьвером в руках следила за нами, пока мужчины грабили… После отбора вещей один из пришедших — высокий, рыжий мужчина — вышел из избы и через минуту вернулся одетым в принесенный, как видно, с собой длинный серый армяк, что-то придерживая под полой, и сказал: «Ну, все готово». С этими словами он приблизился к сидевшему первым в ряду моему отцу и с размаха ударил его топором по голове. Мы все стали в ужасе кричать, биться в путах, расползаться, как могли в разные стороны, просить пощады. Все было бесполезно. Один из связанных охотников плакал, умолял оставить его в живых, говорил, что у него на руках семь малых сирот при больной матери. Убийца продолжал свое дело, размозжая голову за головой, все время ругаясь площадной бранью. Разбив череп моей матери,  убийца приблизился ко мне… В этот момент, совершенно неожиданно для себя, я, откинувшись назад, очутилась под кроватью, накрытой пологом, около которой я была посажена. И машинально дернула на себя ноги, оставшиеся на виду. При этом движении я провалилась под пол в оказавшуюся случайно открытой половицу и, связанная, с большим усилием заползла под стойки, на которых была сложена русская печь. Смутно помню, как за мной пытался нырнуть под ту же кровать кто-то из сидевших рядом со мной, но был замечен и отдернут убийцей назад. Вскоре в избе стоны и крики утихли: очевидно, все было кончено. Я услыхала, как в противоположном конце от меня грабители, выломав широкую половицу и предварительно осветив подполье электрическим фонарем, стали сбрасывать трупы убитых под пол. Здесь я опять потеряла сознание и очнулась, когда в избе была полная тишина».

А преступники продолжали злодействовать. Только за три недели они убили 32 человека в Воскресенском и Наро-Фоминском уездах. Известия о зверский убийствах хуторян нагнали такого ужаса в Подмосковье, что в каждом селе и стар и млад собирались на ночь большими группами в нескольких избах, чтобы в случае нашествия лихих людей дать им совместный отпор. Железнодорожные сторожа заколачивали будки и переселялись к ним.

УБИЙСТВЕННЫЕ ГАСТРОЛИ

На поимку бандитов были брошены лучшие сыщики МУРа. Кроме юной Христины описания бандитов сумел дать молодой человек по имени Николай Иванов. Несмотря на размозженую голову, из которой наружу торчали мозги, Николай прожил еще два месяца и сумел дать показания. С его слов нападавших было трое: высокий рыжий мужчина с невзрачным спутником и красивой черненькой женщиной. Но пока сыщики прочесывали Подмосковье в поисках этой криминальной троицы, аналогичные преступления начали происходить в соседних районах.

Особенно кровавой стала серия их налетов на дома в Курске, где они сначала расправились с семьей Лукьянова из пяти человек. Потом напали на дом китайца в Стрелецкой слободе. Когда Котов и Морозов с оружием наперевес ворвались в хату, там их ждал сюрприз. Оказалось, что к китайцу пришли в гости соотечественниками и в доме полно народу. Но «отморозков» это не остановило, они запугали и хозяина и его гостей, всех связали. Затем принялись рубить топорами направо-налево, а когда остановились, пол под их ногами представлял собой кровавое побоище. На нем лежали 16 человек, все кто был в доме. Потом Котов с Морозовым убили еще 6 человек на Хуторянской улице. Только после этого они оставили Курск и перебрались в Смоленскую губернию, где совершили три массовых убийства. Затем налетчики-гастролеры отправились в Калужскую губернию. Там в Боровском уезде они опять убили 16 человек в одном доме – семьи хуторянина Лазарева и его работника. После этого они вновь вернулись в облюбованную ими Курскую губернию, где за два месяца убили ещё 27 человек.

МУР СТАВИТ ТОЧКУ

После получения сообщения об убийстве шести хуторян Яковлевых в Смоленской губернии, туда на место происшествия немедленно отправился помощник начальника МУРа Панов. Ему удалось вычислить маршрут бандитов, скрывшихся с награбленным на хозяйской лошади. А конечной точкой этого маршрута оказалась изба девятнадцатилетнего парня Ивана Крылова. При обыске оперативники уголовного розыска обнаружили в ней окровавленные вещи, похищенные из домов убитых хуторян. Крылов сознался, что участвовал в убийствах и назвал фамилии других членов банды. Но те как в воду канули. Но сыщики не сомневались, что рано или поздно они где-нибудь всплывут. И действительно вскоре поступило сообщение, что похожие по приметам люди объявились в окрестностях Киева, где пытаются сбыть какие-то вещи.

Муровцы немедленно отправились на Украину. И, наконец, Панову и инспектору губернского отдела Лепилкину удалось в городе Нежин Черниговской губернии задержать главаря Смирнова-Котова и его сожительницу Винокурову. На бандитской «малине» оперативники помимо драгоценностей и трех револьверов системы «Наган» нашли около тридцати пудов всевозможного белья, платьев, постельных принадлежностей и прочего чужого домашнего скарба, украденного у убитых. После задержания выяснилось, что Смирнов-Котов сам избавился от своего подельника Иванова–Морозова, 23 сентября 1922 года застрелив его из «Нагана» в лесу под подмосковной Апрелевкой. Опасаясь, что «мясник» Морозов расправится и с ним, главарь поспешил избавиться от подельника.

По приговору Ревтрибунала Смирнов-Котов и Виноградова были казнены. А помощник начальника МУРа Панов был награжден орденом Красного Знамени и стал одним из первых милиционеров, получивших эту высокую награду.

Олег Логинов

Оставьте отзыв