Сайт содержит материалы 18+
Поделиться в vk
Поделиться в facebook
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter
Поделиться в linkedin
Поделиться в google
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в email

МАРШАЛ С КОМИССАРСКОЙ ЖИЛКОЙ (MARSHAL KONEV)

Поделитесь записью
Поделиться в vk
Поделиться в facebook
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter
Поделиться в google
Поделиться в linkedin
Поделиться в whatsapp
Поделиться в telegram
Поделиться в email

МАРШАЛ С КОМИССАРСКОЙ ЖИЛКОЙ

(MARSHAL KONEV)

Иван Степанович Конев остался с советских времен в народной памяти россиян представителем славной корты полководцев, переломивших хребет фашистской гадине, и ставших творцами самой великой Победы.

И за этим героическим образом в тени остались многие его действия и поступки.

КОМИССАР С КОМАНДИРСКОЙ ЖИЛКОЙ

После смерти Ивана Конева в прощальных речах о нем неизменно звучало, что его жизненный путь является типичным для советских военачальников, вышедших из гущи народа и воспитанных Коммунистической партией. И это было не приукрашивание, а чистая правда.

Иван Конев имел классическую биографию для красных командиров. Родился он в 1897 году в деревне Лодейно Никольского уезда Вологодской губернии в крестьянской семье.  Окончил церковно-приходскую школу и земское училище. С 15 лет работал на сезонных работах на лесных биржах в Подосиновце и Архангельске. В мае 1916 года был призван в Русскую императорскую армию, в которой получил чин артиллерийского фейерверкера, соответствующий званию капрала.  В 1917 году Конев был направлен на Юго-Западный фронт. Воевал в составе 2-го отдельного тяжелого артиллерийского дивизиона 2-й тяжелой артиллерийской бригады. Демобилизован в январе 1918 года.

Вернувшись домой, вступил в большевистскую партию, был избран уездным военным комиссаром в городе Никольске Вологодской губернии. В годы Гражданской войны Иван Конев был комиссаром бронепоезда  «Грозный», потом последовательно комиссаром бригады, дивизии и наконец, комиссаром штаба Народно-революционной армии Дальневосточной республики. Был избран делегатом X съезда РКП(б) и отправился в Петроград. В поезде ехал вместе с другим делегатом, амурским комиссаром Александром Фадеевым, ставшим впоследствии известным писателем. А в Петрограде они вместе  принимали участие в подавлении Кронштадтского восстания в 1921 году.

Говорят, что когда в 1924 году Конев приехал в Москву в качестве комиссара 17-й Нижегородской стрелковой дивизии, его приметил будущий нарком обороны Ворошилов, который сказал: «Вы, товарищ Конев, по нашим наблюдениям, комиссар с командирской жилкой». Но будущее показало, что Иван Степанович скорее был командиром с комиссарской жилкой, которая проявлялась в четком следовании линии партии.

КОНЕВ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

В советское время образы маршалов-победителей превратили в своего рода иконы, а их биографии в подобие Жития святых. Наверное, в то время это было правильным. Но тем горше потом стало узнавать, что никакими святыми они не были. А были лишь людьми со своими слабостями и недостатками. И ныне уже как-то недостойно выглядят потуги их биографов, которые чуть ли не наизнанку выворачиваются, чтобы оправдать отдельные просчеты этих великих людей. Наверное, было бы честней говорить правду. Что они были живыми и небезгрешными людьми, что порой были биты на первых этапах войны. Но не зря на Руси говорят, что «за одного битого двух небитых дают». Потом, набравшись опыта, они сами били противника в хвост и гриву и, в конце концов, победили.

В Великую Отечественную войну генерал-лейтенант И. Конев был назначен командующим 19-й армией, которая в ходе Смоленского сражения попала в «котел», но Конев сумел вывести из окружения управление армии с полком связи. И руководство осталось довольно его действиями. 1 сентября 1941 года И.  Конев был назначен командующим войсками Западного фронта, а 12 сентября ему было присвоено звание генерал-полковника. Но потом произошла настоящая военная катастрофа.

Командование Западным фронтом, ожидало наступления немецкой группы армий «Центр» вдоль дороги Смоленск — Вязьма. Но противник нанес удары севернее и южнее. Просчеты советского командования привели к страшному поражению в ходе Вяземской оборонительной операции советских войск. По немецким данным, потери Западного и Резервного фронтов только пленными в двух «котлах» под Брянском и Ельней составили около 688 тысяч советских бойцов и командиров, из окружения удалось вырваться лишь примерно 85 тысячам человек. Масштабы этой трагедии трудно переоценить. Для сравнения, в Сталинграде в результате операции «Кольцо» были взяты в плен 91 тыс. солдат и офицеров Вермахта. Хотя некоторые биографы и пытаются уверить, что Сталин «понял и простил» Конева за военное фиаско, но гораздо более правдоподобной выглядит версия, что Ивана Степановича спас от гнева главнокомандующего и репрессий Георгий Жуков. В августе 1942 года Конев вновь назначен командующим Западным фронтом. И снова не слишком успешно проявил себя, в следствие чего, в феврале 1943 года был снят с этой должности. Но последующие события показали, что доверие, которое оказывали Коневу, было оправданным. Он блестяще проявил себя в последующий период войны, в качестве сначала командующего Степным фронтом, который позже был переименован в 2-й Украинский фронт. За блестяще проведенную Корсунь-Шевченковскую операцию 20 февраля 1944 года Коневу было присвоено воинское звание Маршала Советского Союза.

С мая 1944 года и до конца войны он командовал 1-м Украинским фронтом. Конев, явно учел свое поражение под Вязьмой, и в дальнейшем громил фашистские войска их же тактикой – танковыми клиньями. Под его началом находились 4-я танковая армия Дмитрия  Лелюшенко и 3-я гвардейская танковая армия Павла Рыбалко, которые стали мощной и мобильной пробивной силой, громившей всех на своем пути. Противник не мог уследить за их перемещениями, настолько стремительно они действовали. Особенно ярко это проявилось, когда 1-й Украинский фронт участвовал в штурме Берлина. Казалось, что солдаты Конева увязли в уличных боях в столице 3-го рейха, но вдруг, откуда ни возьмись ударная группировка этого фронта обрушилась на недобитые фашистские части в Чехословакии. Танкисты Лелюшенко, совершив стремительный 80-километровый марш-бросок вдоль правого берега Эльбы, совместно с танкистами генерала Рыбалко   9 мая 1945 года вступили в Прагу.

Маршал Иван Конев кроме военных побед оставил о себе добрую память, тем, что сумел сохранить культурные ценности бывшей столицы Польши — Кракова и чешской столицы Праги, сумев не допустить разрушений этих городов отступающим противником и минимизировав ущерб при штурме.

ПОСЛЕ ВОЙНЫ

После войны жизнь маршала Ивана Конева складывалась весьма благополучно. Он занимал различные высокие должности, которые с 1946 года совмещал с постом заместителя министра обороны, а в период 1956-1960 гг. — 1-го заместителя министра обороны СССР. И все это время, когда Партия говорила: «Надо!», Конев неизменно отвечал «Есть!». Так было в 1953 году, когда его назначили председателем Специального судебного присутствия, судившего Л. П. Берию и приговорившего его к смертной казни. Когда в 1956 году он в качестве Главнокомандующий Объединенными вооруженными силами стран Варшавского договора руководил подавлением венгерского восстания.

И так было в 1957 году, когда главе государства Хрущеву понадобилось «предать анафеме» «маршала Победы» Жукова. В качестве инструмента расправы Хрущев избрал Конева, которого Жуков в 1941 году, возможно, спас от расстрела. 3 ноября 1957 года в печатном органе ЦК КПСС газете «Правда» появилась статья за подписью Конева с резкой критикой Жукова. Биографы Конева пишут, что Иван Степанович эту статью не писал, ему ее принесли, а он сидел ночь, стараясь сгладить в ней острые формулировки, но потом ему позвонил Хрущев и сказал: «Правь – не правь, а статья твоя завтра в «Правде» выйдет». Но как ни крути, а статьей Конев не ограничился он еще выступил с трибуны на пленуме ЦК КПСС с обвинениями против своего спасителя. Говорят, что Жуков расценил это как предательство, и перестал общаться с Коневым.

ПОХОРОНЫ

Иван Конев умер 21 мая 1973 года от рака. Торжественное прощание с его прахом было устроено 23 мая в Краснознаменном зале Центрального Дома Советской Армии. Отдать дань памяти освободителю Праги в Москву прилетела военная делегация из Чехословакии. А другая делегация прибыла из Монголии, чтобы почтить усопшего Героя Монгольской Народной Республики И.Конева. После процедуры прощания члены правительственной комиссии по организации похорон вынесли урну с прахом из ЦДСА и установили ее на катафалк. Потом, у Дома союзов урну перенесли с катафалка на орудийный лафет и уже на нем доставили на Красную площадь, где собрались тысячи трудящихся. В четком строю с приспущенными боевыми знаменами, увитыми траурными лентами, выстроились войска. На трибуну Мавзолея поднялись руководители партии и правительства, однако руководителя государства Леонида Брежнева по каким-то причинам среди них не было. Траурный митинг открыл председатель комиссии по организации похорон, первый заместитель министра обороны СССР Маршал Советского Союза Иван Якубовский.

После того как урну с прахом И.  Конева замуровали мраморной плитой в Кремлевской стене, раздались залпы артиллерийского салюта. Потом зазвучал траурный марш, который сменился мелодией гимна Советского Союза, и солдаты в парадном строю прошли перед Мавзолеем, отдавая последнюю почесть славному маршалу.

ЭПИЛОГ

Памятник Коневу в Кракове.

Увы, политика, экономика и идеология ныне все чаще затмевает реальные человеческие дела и поступки. Маршал Иван Конев не только освободил Краков и Прагу от фашистов, но и фактически спас эти города от разрушения.

Сначала его памятник снесли в Кракове в 1991 году, а в 2020 году такая же участь постигла и его памятник в Праге.

Олег Логинов

Оставьте отзыв

Select Language