Сайт содержит материалы 18+
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on linkedin
Share on google
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email

КАЗНЬ ВИЛЛИМА МОНСА (THE EXECUTION OF WILLEM MONS)

Поделитесь записью
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on google
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on email

КАЗНЬ ВИЛЛИМА МОНСА

(THE EXECUTION OF WILLEM MONS)

Виллим Монс

Про то, как английский король Генрих VIII казнил своих жен, пишут романы и снимают фильмы, а сам он стал прообразом «Синей бороды».

Но страсти при английском дворе меркнут в сравнении с тем, что происходило вокруг персоны российского императора Петра I. Жен он не казнил, зато предал жестокой смерти двух их любовников, свою любовницу и собственного сына.

ВОСХОЖДЕНИЕ ВИЛЛИМА МОНСА

Виллим Монс.

Если уж Петр I сделал официальной женой и короновал по именем императрицы Екатерины дочь крестьянина, лифляндскую прачку Марту Скавронскую, то до этого все шансы стать женой русского государя имела Анна Монс, с которой он сожительствовал на протяжении 10 лет. Немецкая семья Анны хотя и не была родовитой, но все равно стояла на гораздо более высокой социальной лестнице, нежели семейство Марты, отдавшее ее в услужение пастору Глюку.

Однако Анну сгубила ее ветренность. Она делила свою постель не только с русским царем, но и с другими мужчинами. И из-за этого, мало того, что не стала императрицей, так еще и лишилась самых дорогих подарков Петра I. А в 1714 году и вовсе скончалась от скоротечной чахотки. Возможно, при определенном усердии появился бы шанс сочетаться браком с императором и его следующей фаворитки Марии Гамильтон, представительнице шотландского дворянского рода. Да только и та оказалась ветренной особой, за что по приказу Петра I лишилась головы на плахе.

Так что второй женой, российского императора стала не Монс, а драгунская вдова Марта, переименованная в Екатерину. С ней царь Петр жил гораздо более счастливо, чем с Евдокией. Говорят, что в Екатерине он души не чаял, и после смерти намеревался оставить ей престол. 7 мая 1724 года он устроил торжественную и пышную коронацию Екатерине, наряженной в выписанное из Парижа платье, стоимостью в четыре тысячи рублей.

Однако вскоре Петру I пришлось убедиться, что и его новая супруга — не святая. Царицу скомпрометировал ее любимец и правитель ее Вотчинной канцелярии камергер Виллим Монс, брат Анны Монс.

При Петре I близость к российскому императорскому престолу обрело немало иностранцев. Среди них была семейка Монс. Глава семьи Иоганн Монс был личным поставщиком товаров для армии, а его дочь Анна стала фавориткой Петра Великого после того как он в 1700 году развелся с Евдокией Лопухиной. Успешно развивалась карьера и брата Анны, Виллима.

Императрица Екатерина Алексеевна.

В августе 1708 года он был принят на военную службу волонтером. Но с «солдатиках» не задержался. 20-летний Виллим приглянулся генерал-поручику Родиону Боуру, который, говорят, имел слабость к безусым новобранцам. И, вероятно, проверив его в постели, Боур взял Виллима Монса к себе в генерал-адъютантом. Умение угождать влиятельным персонам особенно пригодилось Виллиму, когда в 1716 году, благодаря поддержке сестры Матрены, он был определен камер-лакеем к императрице Екатерине Алексеевне. Ей он тоже приглянулся и она сделала Монса управляющим своей вотчинной канцелярии. Он занимался ее перепиской и бухгалтерией. Сопровождал Екатерину во всех походах и поездках.

КАЗНЬ МОНСА

Место при государыне было хлебное. И Монс и его секретарь Столетов напропалую брали взятки. Виллима просто осыпали подношениями, перед ним заискивали даже знатные особы. Виллим Монс просто озолотился. Он стал владельцем особняка в Петербурге, двух домов в Москве, усадьбы в Стрельне, земли в Лифляндии и нескольких деревней с двумя сотнями крепостных душ. Гостей бывавших в его петербургском особняке особенно поражала находившаяся там на виду статуя из чистого золота.

Формально Монс-младший пострадал за коррупцию. А фактически за то, что на него донесли, будто бы он состоит в любовной связи с императрицей Екатериной. Была ли сия связь – доподлинно не известно. Но переписку они вели активно. А письмоносцем был придворный шут Балакирев. Виллим был куртуазным щеголем, но не героем. Едва его подвели в Тайной канцелярии к орудиям пыток, как он сразу сознался в прелюбодеянии с императрицей.

14 ноября 1724 года суд признал Монса виновным в следующих преступлениях:

 «1) взял у царевны Прасковьи Ивановны село Оршу с деревнями в ведение Вотчинной канцелярии императрицы и оброк брал себе. 2) Для отказу той деревни посылал бывшего прокурора воронежского надворного суда Кутузова и потом его же отправил в вотчины нижегородские императрицы для розыску, не требуя его из Сената. 3) Взял с крестьянина села Тонинского Соленикова 400 рублей за то, что сделал его стремянным конюхом в деревне ее величества, а оный Солеников не крестьянин, а посадский человек».

С ближайшими помощниками Монса поступили сурово, но не жестоко. Его секретаря Столетов высекли кнутом и сослали на 10 лет на каторгу в Рогервик. Его сестру Матрену Балк тоже подвергли порке кнутом, после чего сослали в Тобольск. Но кого в этой истории по настоящему жаль, так это царского шута Ивана Балакирева, которого били батогами и сослали в Рогервик на три года. Вина Балакирева в приговоре звучала так: «Понеже ты, отбывая от службы и от инженерного учения, принял на себя шутовство и чрез то Вилимом Монсом добился ко двору его императорского величества, и в ту бытность при дворе во взятках служил Вилиму Монсу и Егору Столетову».

Монс же был приговорен к смертной казни. Которую царь Петр Алексеевич превратил в испытание для своей супруги. Однако Екатерина это испытание выдержала достойно. Она держалась невозмутимо и ничем не выдала своей жалости к любимцу.

О казни Монса было сделано специальное объявление, как о каком-то представлении:

«1724 года ноября в 15 день, по указу Его Величества Императора и Самодержца всероссийского, объявляется во всенародное ведение, что завтра будет во десятом часу перед полуднем на Троицкой площади экзекуция бывшему камергеру Виллиму Монсу, да сестре его Балкше, подьячему Егору Столетову, камер-лакею Ивану Балакиреву за их плутовство такое, что Монс и сестра его и Егор Столетов, будучи при дворе Его Величества, вступали в дела противныя указам Его Величества и укрывали винных плутов от обличения вин их и брали за то великие взятки, и Балакирев в том Монсу и прочим служил. А подлинное описание их вин будет объявлено при экзекуции».

Казнь Монса Когда 27 ноября (16 ноября по ст. стилю) 1724 года Монса, одетого лишь в нагольный тулуп, вели на плаху, Екатерина с дочерьми беззаботно разучивала новые танцы. Она не проронила слезинки и когда его лишали жизни. А между тем экзекуция, которой подвергли Вильяма была в духе того времени жестокой:

После казни Петр I посадил царицу в сани и повез на лобное место. Глядя на отрубленную голову любимца, Екатерина спокойно улыбалась. Тогда Петр решил продлить испытание, он приказал поставить в покоях супруги заспиртованную в стеклянном сосуде голову Монса. При этом царь разбил зеркало со словами: «Видишь стекло сие? Презрительное вещество, из коего оно составлено, было очищено огнем и служит ныне украшением дворца моего. Но одним ударом руки моей оно снова превратится в прах, из коего извлечено было». «Разве теперь твой дворец стал лучше?» — нашлась что ответить Екатерина.

Позже голова Монса составила в Кунсткамере компанию заспиртованной голове казненной любовнице царя — Марии Гамильтон. Захоронить их головы решилась только Екатерина II.

Есть версия, что царь Петр собирался казнить и жену Екатерину, по примеру английского короля Генриха VIII, поступившего так со своей супругой Анной Болейн. Но его отговорили под тем предлогом, что после этого ни один порядочный королевский дом не захочет породниться с дочерьми Екатерины и Петра. Царь не стал пороть горячку и спустя 8 дней после казни Монса обручил дочь принцессу Анну с герцогом Голштинским.

Олег Логинов

Оставьте отзыв

Select Language