Сайт содержит материалы 18+
Поделиться в vk
Поделиться в facebook
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter
Поделиться в linkedin
Поделиться в google
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в email

СМЕРТЬ И ПОХОРОНЫ КИРОВА (DEATH AND FUNERAL OF KIROV)

Поделитесь записью
Поделиться в vk
Поделиться в facebook
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter
Поделиться в google
Поделиться в linkedin
Поделиться в whatsapp
Поделиться в telegram
Поделиться в email

СМЕРТЬ И ПОХОРОНЫ КИРОВА

(DEATH AND FUNERAL OF KIROV)

Сергей Миронович Киров запомнился не столько своими деяниями при жизни, сколько своей драматической смертью и трагическими последствиями для всего СССР после нее. Ни до, ни после него в истории России убийство политического деятеля не оборачивалось столь жестокими репрессиями.

СИРОТА, НЕВЗЛЮБИВШИЙ БОГА

Настоящей фамилией Сергея Кирова была Костриков. Он родился в 1886 году в городе Уржуме Вятской губернии. И детство ему досталось такое, что не позавидуешь. Когда Сергею было 8 лет, он и две его сестры остались сиротами. Их отец ушел на заработки и пропал без вести, а мать умерла. Девочек взяла на воспитание бабушка, а Сергею пришлось хлебнуть сиротской доли – его отдали в «Дом призрения для малолетних сирот». Но надо отдать ему должное. Костриков старательно учился, успешно окончив сначала Уржумское приходское, а затем — городское училище. За счет земства и Попечительского фонда городского училища г. Уржума его направили на обучение в Казанское низшее механико-техническое промышленное училище, которое он окончил одним из лучших. Казалось бы, жизнь у парня налаживается. Он начал работать чертежником в городской управе Томска и учиться на подготовительных курсах Томского технологического института. Но со спокойного и размеренно жизненного пути его увели революционные идеи.

В 1904 года он вступил в РСДРП, в 1905 году возглавлял боевые дружины в Томске, неоднократно арестовывался и сидел в тюрьме. В 1909 году Костриков приехал во Владикавказ, где стал сотрудником газеты «Терек», в которой печатался под псевдонимом «Киров». И постепенно псевдоним вытеснил его настоящую фамилию.

Уже как Киров он стал влиятельной фигурой после Октябрьской революции. В феврале 1919 года Сергей Миронович получил должность председателя временного революционного комитета в Астрахани. Там он и отметился своими самыми неблаговидными поступками. Еще при жизни Киров обрел известность большого друга рабочих. Но в Астрахани он утроил кровавое подавление забастовочного движения. Пролетариев, недовольных Советской властью, поставили к стенке. Там же в Астрахани он 24 мая 1919 года отметился расстрелом крестного хода.

Вообще, в судьбе Кирова можно усмотреть нечто мистическое. Можно предположить, что во время своего сиротского детства он разочаровался в Боге. А потому к священнослужителям не испытывал никакого пиетета. По его приказу были расстреляны митрополит Астраханский  Митрофан  и  епископ Леонтий. Позже став руководителем Ленинграда, Киров инициировал снос храмов в Северной столице. Кто знает, может быть его за эти деяния постигло возмездие свыше. Во всяком случае Киров оказался единственным убитым после Гражданской войны представителем высшей партийной элиты в СССР.

УБИЙСТВО КИРОВА

Благодаря дружбе с Серго Орджоникидзе, Киров сблизился и со Сталиным. По его протекции Киров возглавил в 1926 году Ленинградский обком, сменив на этом посту ушедшего в оппозицию Григория Зиновьева. Собственно Сталин и отправил его в Ленинград громить зиновьевскую оппозицию. В то время, оппозиционеров еще не ставили к стенке и не гноили в тюрьмах, но с подачи Кирова людей, заподозренных в лояльности к Зиновьеву, увольняли с работы и  высылали из города.

Надо полагать, что с оппозицией в Ленинграде Киров разобрался успешно, а потому в 1930 году стал членом Политбюро ЦК ВКП(б) и Президиума ВЦИК СССР. Правда, в Политбюро он заметной роли не играл. Находясь в Ленинграде, Киров не принимал участия в голосованиях партийной верхушки в Москве.

Из регионального лидера в фигуру всесоюзного масштаба и знаменитость его превратила смерть.

1 декабря 1934 года бывшим инструктором партийного актива Леонидом Николаевым в Смольном был убит секретарь ЦК и Ленинградского обкома ВКП(б) Сергей Киров.

Наиболее вероятная версия, что убийство было совершено на почве ревности. Николаеву не везло в жизни, за 13 лет его выгоняли с работы 11 раз. Его жена, работавшая в Смольном, пыталась помочь ему сделать карьеру в партархиве. Но он и там не задержался. Считая себя незаслуженно обиженным, Николаев стал писать письма Кирова, с просьбами разобраться и помочь. Но тот оставлял их без ответа. А тут добрые люди подсказали Николаеву, что его жена изменяет ему с Кировым. И тогда тот решил разобраться вождем ленинградских большевиков раз и навсегда.

Впрочем, версия о ревности не подтверждается записями в дневнике Николаева, который был рассекречен 1 декабря 2009 года. Согласно нему, Леонид решил отомстить Кирову всего лишь за своё увольнение из Института истории партии, после которого он стал безработным. Сам Николаев сравнивал себя с Андреем Желябовым, который убил Александра I.

15 октября 1934 года Николаева задержали возле дома Кирова с пистолетом в кармане, но тогда бывшего партийного функционера отпустили с миром. И спустя полмесяца он подкараулил Кирова возле его кабинета в Смольном и выстрелил ему в затылок, после чего попытался покончить самоубийством, но безуспешно.

Мильда Драуле и Леонид Николаев.

Разбираться в обстоятельствах убийства в Ленинград примчался Сталин. И решил использовать смерть Кирова для сведения счетов с недоброжелателями. Уже, уезжая из Ленинграда, Сталин отдал распоряжение первому заместителю наркома Якову Агранову, которого назначили и.о. начальника НКВД Ленинградской области: «Ищите убийц среди зиновьевцев». После этого о какой-либо объективности расследования уже не могло быть и речи. Спустя 4 дня после убийства в передовице «Правды» преступники были объявлены: «Гнусные, коварные агенты классового врага, подлые подонки бывшей зиновьевской антипартийной группы вырвали из наших рядов товарища Кирова».

Известно, что Киров всегда пользовался поддержкой Сталина и был его близким другом, хотя не имел в Политбюро серьезного веса. Вероятно, горевания высших партийных деятелей по нему были преувеличенными, а его смерть была использована как повод начать так называемый «Большой террор» – массовые репрессии в отношении огромного количества руководителей и партийных функционеров. Начало ей положила жестокая расправа с родственниками Николаева.

Главным виновником преступления был объявлен не обиженный на жизнь одиночка, а мифическая подпольная зиновьевская организация, возглавляемая «ленинградским центром». Чтобы убийство сильнее походило на организованное, были арестованы родственники и знакомые Николаева: жена, мать, брат, сёстры, двоюродный брат, родственники его жены и даже соседка. Николаева вынудили оговорить 13 человек: Антонова, Звездова, Юскина, Соколова, Котолынова, Шатского, Толмазова, Мясникова, Ханика, Левина, Соскицкого, Румянцева и Мандельштама. Все они оказались на скамье подсудимых рядом с ним. 28 и 29 декабря 1934 года в Ленинграде выездная сессия Военной коллегии Верховного суда СССР под председательством В.Ульриха рассмотрела их дело и всех приговорила к смертной казни. Говорят, что, услышав приговор, Николаев крикнул: «Обманули!». Но было уже поздно. Через час всех 14 осужденных расстреляли.

Следствие велось оперативно. Николаев был расстрелян менее чем через месяц после убийства Кирова. Его жену Мильду Драуле сначала исключили из партии, а 10 марта 1935 года она была также расстреляна. До кучи «пустили в расход» ее сестру О. Драуле и мужа сестры Р. Кулинера. Также были расстреляны старшая сестра и брат Николаева. Подверглись репрессиям и другие родственники Николаева: мать, сестры, двоюродный брат. Сын Николаева — Маркс Драуле был отдан в детский дом.

Помимо родственников убийцы по делу были осуждены около 13 человек. Арестовали и охранника Кирова по фамилии Борисов, который оставил своего шефа без присмотра в самый ответственный момент. Когда его везли под конвоем на допрос, автомашина врезалась в стену и Борисов погиб.

Но это были далеко не последние смерти и порушенные судьбы. Убийство Кирова Сталин использовал как повод для начала широкомасштабных репрессий. Постановлением ЦК было введено сокращённое судопроизводство по делам о террористических актах. Расстрельные приговоры начали штамповать как на конвейере.

На первых порах за убийство Кирова к расстрелу приговорили 17 человек, к тюремному заключению — 76 человек, к ссылке — 30 человек. 988 человек было выслано.

Потом к убийству Кирова приплели недобитых белогвардейцев, о чем написали в газетах. Под это дело организовали чистку Ленинграда и из него «поганой метлой» вымели дворян, бывших полицейских и жандармов, чиновников, представителей интеллигенции и священнослужителей. Эта акция получила название «кировский поток». А состояла она в том, что в Сибирь и Среднюю Азию «потоком» потекли наиболее образованные еще с царских времен ленинградцы. По разным оценкам из города на Неве выслали от 12 до 40 тысяч «социально чуждых элементов».

А затем начали искать виновных в убийстве Кирова в Москве. И на свет появилось так называемое «Кремлёвское дело». Якобы Киров чем-то мешал московским служащим.

Но самое интересное началось, когда на посту главы НКВД Ягоду сменил Ежов. С подачи нового наркома. Вдруг выяснилось, что Зиновьев и Каменев (которых специально вернули из лагеря) организовали убийство Кирова по заданию врага трудящихся Троцкого и иностранных разведок.

Чем дальше, тем круче. Оказалось, что в убийстве товарища Кирова участвовали также Рыков, Ягода и Бухарин.

Создавалось впечатление, что на не особо влиятельного Кирова имела зуб практически вся оппозиция СССР, которая спала и видела как бы его устранить руками Николаева. И естественно ей пришлось отвечать за эти сны.

Так что количество людей расстрелянных за убийство Кирова просто не поддается подсчету.

ПОХОРОНЫ

Сергея Кирова, возможно, убитого за банальный адюльтер, хоронили как героя, «павшего в борьбе роковой». Сначала торжественное прощание с покойным было организовано в Таврическом дворце в Ленинграде. Потом его тело на правительственном поезде доставили в Москву, где для организации похорон уже была образована комиссия из числа видных партийцев: А.Енукидзе, М.Чудова, П.Алексеева, Я.Гамарника, И.Хрущова и Н.Булганина.

Картина Л.Маркова. «Почётный караул у гроба Кирова». (1934).

Похороны Сергея Мироновича прошли 6 декабря 1934 года с большой помпой. Это было грандиозное действо с огромным количеством участников, напоминающее нечто среднее между военным парадом и первомайской демонстрацией. Катафалк, который в то время не имел колес и напоминал носилки, вместе с установленной на нем бронзовой урной с прахом Кирова несли на своих плечах к Красной площади первые лица государства: И. Сталин, К. Ворошилов, М. Калинин, В. Молотов, Л. Каганович, Я. Гамарник, Я. Рудзутак. Прославленным военачальникам А. Егорову и С. Буденному доверили нести на подушечках награды Кирова.

За катафалком следовала огромная процессия, состоящая из солдатских «коробочек» и большой колонны женщин с венками. Процессия следовала вдоль шеренг солдат с опущенными траурными знаменами на Красной площади. А на заднем плане, за веревочным ограждением, которое держали в руках красноармейцы, расположилось огромное количество людей, переминавшихся с ноги на ногу от холода.

Достигнув Мавзолея процессия остановилась. Урну с прахом Кирова поставили на специальный постамент и начался траурный митинг, на котором с речью выступил сам Иосиф Сталин. Он сказал: «Наш дорогой товарищ Киров был веселым человеком, оптимистом, если мы будем плакать, то этим мы оскорбим память нашего дорогого друга. В тяжелом труде будем с радостью продолжать наше общее дело. Это будет лучшей памятью дорогому товарищу Кирову». После митинга урну с прахом Кирова торжественно установили в Кремлевской стене, слева от Сенатской башни.

ЭПИЛОГ

После убийства Кирова сразу же разгорелось соревнование между городами Вяткой и Уржумом за право носить его имя. В нем победила Вятка, ставшая Кировым. А вообще, в честь Кирова было названо неимоверное количество улиц, районов и предприятий. Большинство из них носят его имя и сейчас. И по количеству они уступают, пожалуй, только тем, что названы в честь Ленина. Зато Ленинграда уже нет, а Киров остался.

Олег Логинов

Оставьте отзыв