Сайт содержит материалы 18+
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on linkedin
Share on google
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email

САМОЗВАНЕЦ ПОД НОМЕРОМ III (FALSE DMITRY III)

Поделитесь записью
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on google
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on email

САМОЗВАНЕЦ ПОД НОМЕРОМ III

(FALSE DMITRY III)

Российская история очень часто оставляет некое горькое послевкусие. Взять, к примеру, период Смутного времени на Руси. Смута была не только в стране, но и царила в головах людей.

Когда они признали царем невесть откуда взявшегося Лжедмитрия I, это еще можно было объяснить. Но когда признавали правителями вылезших из грязи даже не в князи, а в цари Лжедмитриев II, III и IV это уже выглядело коллективным помутнением рассудка.

СМУТА И ЛЖЕДМИТРИИ

Картина Клавдия Лебедева. «Вступление войск Лжедмитрия I в Москву».

Виновниками российской смуты подчас пытаются выставить поляков, шведов, коварных иезуитов и извержение вулкана Уайнапутина в Перу в 1600 году, якобы по вине которого на Руст в 1601 году настал голод, продолжавшийся три года. Но это не перуанские инки, а русские помещики выгоняли из усадеб своих холопов и слуг, которых не могли прокормить. Это русские крестьяне и холопы, оставшиеся без средств к существованию шли разбойничать на большую дорогу, не умея другим способом добыть эти средства. В стране царила вакханалия разбоя, власти не могли справится с шайками, численность которых достигала нескольких сот человек. Это русские бояре отдали российский трон польскому ставленнику Лжедмитрию I. И наконец, русские князья и подьячие убили законного русского царя Федора Годунова, весьма умного и образованного для своего времени молодого человека.

Говорят, что Лжедмитрий I вовсе не был плохим царем. И даже пытался реформировать Русь на западный манер. Ему приписывают следующие слова: «есть два способа царствовать, милосердием и щедростью или суровостью и казнями; я избрал первый способ». Новый царь явил милость простому люду. Например, крестьянам разрешили уходить от помещика, если тот не кормил их во время голода, запрещена была потомственная запись в холопство. Но получается, что народу на Руси важнее были не царские милости, а принцип – настоящий он царь или самозванный. И когда прошел слух, что царь не настоящий, он жестоко расправился с милостивым государем. Правда, потом пожалел о содеянном и уверовал, что «царь Дмитрий ушел от убийства и сам Бог его от изменников спас».

Так появился на свет Лжедмитрий II, чье происхождение и личность были еще более загадочны, что у предыдущего Лжедмитрия. Но едва он объявился, как ему тут же присягнули на верность Северские города, а также Тула, Калуга и Астрахань. Лжедмитря II тоже поддержали поляки, но большинство его приверженцев были русскими. Отмечают, что численность армии Лжедмитрия II в орловском лагере составила около 27 тыс. человек, из которых были около 5,6 тыс. польских наемников, 3 тыс. запорожских казаков, 5 тыс. донских казаков, остальную массу составляли стрельцы, дворяне, дети боярские, боевые холопы и татары. А еще его признала своим мужем вдова Лжедмитрия I, царица всея Руси Марина Мнишек. И свернут он был отнюдь не народом, а коварно убит на охоте собственным телохранителем, крещеным татарином Петром Урусовым.

На момент появления третьего самозванца – Лжедмитрия III русский народ от смуты и невзгод устал уже настолько сильно, что от его принципиальности мало что осталось. Складывается впечатление, что он готов был признать царем хоть «черта лысого», лишь бы тот его спас.

ЛЖЕДМИТРИЙ III

Трагедия превращалась в фарс. Практически одновременно в двух местах Руси объявились еще два царя Димитрия. На cеверо-западе Московского царства — Лжедмитрий III, а на юге — Лжедмитрий IV. Оба они, выступая перед народом, драматически вещали, как выжили, будучи в детстве зарезанными в Угличе, как чудом спаслись, будучи изрубленными в Москве, как якобы избежали смерти в Калуге. Единственно различались их версии на счет калужской смерти. Лжедмитрий III, вероятно, рассказывал, чтобы только ранен Урусовым, а Лжедмитрий IV вообще отрицал покушение Урусова на царя, поскольку тот собственной персоной состоял при нем. И еще одним различим было то, что Лжедмитрия III народ прозвал «Псковским вором», а Лжедмитрия IV – «Астраханским вором».

Но из них двоих более известна история Лжедмитрия III. Согласно основным версиям, он был то ли казаком Сидоркой, то ли дьяконом Матюшей. Вероятно, можно принять компромиссную версию историка Игоря Тюменцева и считать, что самозванцем стал московский дьякон Матюша, который, связавшись с казаками, бежал из Москвы в Новгородскую землю под именем Сидорка.

Картина Юхана Хаммера. «Осада Новгорода 1611 года».

Некогда гордый и могучий Великий Новгород московские правители долго и упорно ломали через колено. Сначала великий князь Иван III пошел походом на Новгород и уничтожил тамошнее Вече. А потом царь Иван Грозный и вовсе устроил в Новгороде кровавую вакханалию. Во время Смуты утративший стремление к независимости Новгород покорно отдался под покровительство Швеции. Но все же остатки гордости этот город сохранил. Когда 11 марта 1611 года в Новгороде на рынке самозванец Лжедмитрий III громко объявил себя чудесно спасшимся царем Димитрием, он был высмеян жителями и с позором изгнан из города. Провожаемый бранью и насмешками «царь» со своими друзьями казаками бежал в Ивангород. Эта крепость находилась в руках «тушинцев» — сторонников Лжедмитрия II. Они и жители Ивангорода уже изнемогали от бесконечных осад. Несколько месяцев они отбивались от шведов, а потом не пустили в город литовского шляхтича Лисовского, находившегося на службе у польского короля. Самозванца ивангородцы восприняли как спасителя, они принялись в честь него звонить в колокола и палить из пушек. Это признание придало Лжедмитрию III определенную легитимность. К нему начали стекаться с разных концов казаки, несколько близлежащих городов признали его власть над ними. Складывается впечатление, что если бы самозванцу еще и сопутствовали военные удачи, то законность его власти признали бы многие. Но этих удач ему и не доставало. Когда Лжедмитрий III подступил ко Пскову, то псковичи, уставшие отбиваться от поляков и шведов уже готовы были признать «вора». Но тот оказался не готовым к роли спасителя. Узнав о приближении к Пскову крупного отряда шведов и новгородцев под командованием шведского генерала Эверта Горна, «царь» в панике отступил к Гдову, бросив свои пушки.

Правда, потом, играя в «законного государя», Лжедмитрий III все же начал со своими людьми сражаться со шведами и прорвался через их окружение в Ивангород. Тем временем Псков в сентябре-октябре 1611 года отразил шведские штурмы. Но, поскольку ожидать помощи ниоткуда не было, а пригороды опустошались шведами и поляками, псковичи призвали Лжедмитрия III к себе на царство. 4 декабря 1611 года самозванец торжественно въехал в Псков, где был «оглашен» царем. Спустя некоторое время в Псков прибыли представители подмосковного временного правительства первого ополчения. Опасаясь за свои жизни и, возможно, считая, что так для Руси будет лучше, они при большом стечении псковичей заявили, что перед ними «истинной государь наш». 2 марта 1612 года присягу «псковскому вору» принесли многие москвичи, в том числе стрельцы, дворяне и боярин князь Дмитрий Трубецкой.

Лжедмитрий III планировал отправиться в столицу и предъявить права на Марину Мнишек в качестве ее супруга и отца ее ребенка. Кто знает, как бы повернулась история России, если бы он доехал до Москвы. Но самозванец сам все испортил. Пишут, что, добравшись до власти, «псковский вор» начал распутную жизнь, совершал насилия над горожанами и обложил население тяжелыми поборами. Московские казаки, разочаровавшись в «царе», ушли из Пскова, а псковичи задумали его свергнуть.

Почуя неладное, Лжедмитрий III решил, что настала пора уносить ноги. В ночь на 18 мая 1612 года он дал деру из Пскова, но горожане не желали его так просто отпускать. Отряд псковичей устремился за ним в погоню и спустя два дня вернул «царя» в город, закованным в цепи. Еще недавно перед ним ломали шапки, а теперь посадили в клетку и выставили на всеобщее обозрение. 1 июля 1612 года его повезли в Москву. Дальнейшая судьба Лжедмитрия III окутана туманом. По одной версии, на обоз, в котором его везли, напал отряд поляков под командованием Лисовского. Псковичи убили «вора» и бросились врассыпную. По другим данным, Лжедмитрия III все-таки довезли до таборов первого ополчения под Москвой, где его содержали в заключении. Вскоре после избрания на царство Михаила Федоровича, Лжедмитрий III был посажен на цепь для всеобщего обозрения, а затем казнен.

ЭПИЛОГ

Картина Эрнеста Лисснера. «Изгнание поляков из Кремля Пожарским». (1938)

Как ни странно, Лжедмитрий III сыграл и положительную роль в истории России. Сначала самозванец стал яблоком раздора между Первым и Вторым русскими ополчениями. Но после его ареста повод конфликта был устранен, что создало условия для объединения этих ополчений. Они совместными усилиями выбили поляков из Москвы, а потом предводители этих ополчений князья Трубецкой и Пожарский своей грамотой от 15 ноября 1612 года созвали представителей от городов для выбора царя всея Руси.

Олег Логинов

Оставьте отзыв

Select Language