Сайт содержит материалы 18+
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on linkedin
Share on google
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email

АВТОВОРЫ (AUTOTHIEFS)

Поделитесь записью
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on google
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on email

АВТОВОРЫ

(AUTOTHIEFS)

Автоворов с полным основанием можно назвать наследниками конокрадов. В этой связи, можно вспомнить, что конокрадов безжалостно вешали на Диком Западе, а в России подвергали самосудам. В некоторых российских музеях можно увидеть железные штыри, которым «подковывали» в деревнях пойманных похитителей лошадей. Эти штыри вгонялись им в пятку, после чего конокрады уже никогда не могли нормально ходить.

ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ ИМИДЖ

Удивительно, но кинематограф словно бы задался целью создать автоворам положительный имидж. Достаточно вспомнить популярные фильмы «Угнать за 60 секунд» и «Форса́ж», в которых актеры Николас Кейдж и  Вин Дизель создали образы благородных охотников за чужими автомобилями. Или советский фильм «Берегись автомобиля». Режиссер Эльдар Рязанов рассказывал, что в основу сюжета легла «бродячая легенда» тех лет — о человеке, который угонял машины у людей, живущих на нетрудовые доходы, а деньги от продажи ворованных автомобилей переводил в детские дома. Рязанов и сценарист Эмиль Брагинский обращались в правоохранительные органы, чтобы найти советского Робин Гуда, пока не уяснили, что его не существовало в природе, а народ, сочиняя истории о нем, выдавал желаемое за действительное.

Ныне никто не облекает автоворов в образ миляги Юрия Деточкина, но зато их часто рисуют чуть ли не гениями, которые способны «угнать за 60 секунд» любую «тачку».

При этом почему-то никто не вспоминает о потерпевших. Ладно на Западе, где автомобиль «не роскошь, а средство передвижения». И вместо угнанной машины люди без особых напрягов могут позволить себе купить новую. Но в России «железный конь» — это зачастую почти как член семьи. На него сначала копят, экономя на самом необходимом, а потом еще долго выплачивают кредит. И когда этого «коня» какой-то нехороший человек под покровом ночи уводит из-под окон, автовладелец с радостью бы «подковал» вора железным штырем, как делали его прадеды.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

Спустя около 10 лет после изобретения автомобилей, 8 июня 1896 года случился первый в мире угон «железного коня». Некий механик угнал в Париже из гаража барона Жюльена автомобиль «Пежо» и переправил его для продажи в США.

Считается, что первым поставил на поток угон автомобилей французский анархист Жюль Жозеф Бонно, возглавлявший банду, которая в период  1911-1912 гг. начала первая использовать автомобили для грабежей. Причем машины бандиты старались отнимать новые и скоростные.

В Москве впервые угон автомобиля произошел в 1912 году. Бандиты за Рогожской заставой убили водителя автомобиля и находившегося с ним слесаря, после чего завладели их машиной. Судя по всему, автомобиль в неумелых бандитских руках заглох, и грабители бросили его на обочине шоссе. Полиция предположила, что убийцы хотели использовать его для вооруженного налета.

ЛИХИЕ 90-е

Просто дикая ситуация с угонами автотранспорта сложилась в 1990-е годы. Причем, не только в России. Например, в Варшаве в год угоняли порядка 15 тыс. машин, значительная часть которых потом бегала с перебитыми номерами по российским ухабам. Настоящую охоту польские автоворы развязали на российский перегонщиков машин. Наиболее часто они использовали два способа отъема автомобилей — «на колесо» и «толчок».

К примеру, Купил Вася Иванов в Германии «Ауди» и погнал ее своим ходом на родину в Урюпинск. Едет по польской дороге, а из идущей рядом машины ему маячат:

— Пан, пан! У вас заднее колесо спустило.

Вася Иванов благодарит польских камрадов за подсказку, останавливается, выходит из машины и идет смотреть что же там за напасть приключилась с его «ласточкой». А напасть приключается, на самом деле с ним. Какой-нибудь Кшыштав Кшыштевич тут же запрыгивает на освобожденное Васей водительское сидение и угоняет «Ауди». Этот способ называется «на колесо».

Способ другой — «толчок». Начало то же: Едет Вася Иванов по Польше. На светофоре останавливается на красный свет. В этот момент его в бампер легонько тюкает идущая сзади машина. Вася вылезает из своей «Ауди», расправляет по-молодецки плечи и идет разбираться с польским «чайником». А Кшыштав Кшыштевич опять тут как тут. Запрыгивает на водительское сиденье васиной тачки и дает по газам.

Но польские «разводки» — цветочки по сравнению с тем, что творилось на российских дорогах. Бригады налетчиков подстерегали водителей на стоянках и нападали на дорогах средь бела дня. И хорошо, если они отнимали только машину, а не жизнь.

ИЧКЕРИЙСКИЕ ВОЛКИ

На угонах автотранспорта в России специализировались организованные преступные группы. В Екатеринбурге и в других городах надолго запомнили ингушские банды автоворов. Балтынхажинцы, проживавшие в Ингушетии, прослыли хорошими водителями. И их любовь к машинам некие криминальные авторитеты решили использовать в неправедных целях.

В 1990-х ингуши устроили массированную атаку на владельцев дорогих иномарок в Екатеринбурге. Угонщики не мучились с хитроумными системами сигнализации и блокировки. Они выслеживали жертву, например, у магазина. Когда автовладелец открывал дверь машины, к нему молниеносно подскакивали с разных сторон двое-трое мужчин с внешностью уроженцев Кавказа. Угрожая водителю гирькой, дубинкой или элетрошокером, они заставляли его подчиниться, потом вывозили загород, там выбрасывали из автомобиля, а сами скрывались в неизвестном направлении. Пока пострадавшим удавалось добраться до поста ГИБДД или до города, проходило много времени, за которое угонщики вместе с похищенной иномаркой словно бы растворялись в воздухе.

Наконец оперативникам уголовного розыска удалось задержать банду автоугонщиков, все они оказались уроженцами села Сурхахи Назранского района Ингушетии и, можно сказать, жили на одной улице. Однако задержанные были крайне неразговорчивы. Клановость и ваххабитская промывка мозгов сделала их подобием деревянных солдат Урфина Джуса. В СИЗО они вели себя замкнуто, истово молились, а на допросах упорно молчали, изредка цедя сквозь зубы: «Мы – волки Ичкерии. Духа нам не сломить!».

Тем не менее оперативники выяснили, что в группировке автоворов состояло около 50-ти человек: одни угоняли, другие обеспечивали им условия для работы, третьи занимались перебивкой номеров и подделкой документов, четвертые – перегоном похищенных машин, пятые – их реализацией. Имелся и некий мозговой центр – люди, которые всю эту деятельность организовывали и координировали. Ингушская группировка проявляла независимость и действовала, словно, в автономном режиме. Балтынхажинцам было все-равно в каком уголке России угонять автомобиль и у кого. Поэтому они демократично отбирали иномарки и у крутых бизнесменов, и у важных чиновников, и у криминальных авторитетов. Многие желали бы поквитаться с ними, но ингушские джигиты соблюдали конспирацию. Работа у них была отлажена. Документы и номерные знаки на угнанные машины изготовлялись и доставлялись в любую точку страны за 10 суток. Джипы перегоняли преимущественно в Казахстан, «БМВ» и «Мерседесы» – в Москву и Санкт-Петербург. А на родину, в Ингушетию преступники переправляли в основном тяжелую технику, которую так же похищали. Сотрудникам уголовного розыска УВД г.Екатеринбурга даже удалось раздобыть своего рода рекламный видеоролик, в котором демонстрировалась масштабная выставка тяжелой техники, раскинувшаяся на окраине скромной ингушской деревушки Сурхахи. Чего там только не было: грузовые машины, автокраны, бульдозеры, экскаваторы…. И продажа ворованной техники производилась вполне открыто, на преступном промысле наживалось все село.

Действовали ингуши не только в Екатеринбурге. Например, они угнали джипы «Мерседес-Гелендваген» у писателя-сатирика Михаила Жванецкого и у министра московского правительства по науке и промышленной политике Евгения Пантелеева.

СОВРЕМЕННЫЕ ТЕХНИЧЕСКИЕ НОВШЕСТВА

Не следует думать, что современные угонщики такие умные, что обходят любую сигнализацию. За них это делает специальная техника. Сканирующее оборудование, считывающее импульс электронного ключа» на жаргоне автоворов называется «удочкой» или «длинной рукой». Оно довольно дорогое – до полутора миллионов рублей и вредное для здоровья, поскольку излучает радиацию, но злоумышленников это не останавливает. Для подавления радиочастот сигналов автосигнализаций и GPS передатчиков, используются так называемые «глушилки».

Современные угонщики действуют группами, с четко разграниченной специализацией, и, к сожалению, нередко вовлекают в свою деятельность сотрудников правоохранительных органов для легализации угнанных авто и для перемещения их через таможенные посты на границе.

ЭПИЛОГ

Любопытный способ для борьбы с автоворами применили в Узбекистане. Там ввели для них смертную казнь. После этого люди даже сигнализации на машины перестали ставить за ненадобностью. Но способ посчитали недемократичным и высшую меру отменили. После этого за три года количество случаев угона автотранспорта в Узбекистане выросло на 65%. Тогда, приняли компромиссное решение – подняли планку наказаний для автоворов до 15 лет.

Олег Логинов

Оставьте отзыв

Select Language