Сайт содержит материалы 18+
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on linkedin
Share on google
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email

ЗНАМЕНИТОСТЬ ИЗ СКОПИНА (SKOPIN BANKER)

Поделитесь записью
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on google
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on email

ЗНАМЕНИТОСТЬ ИЗ СКОПИНА

(SKOPIN BANKER)

До Российской империи западные нововведения зачастую доходили со значительным замедлением. Так было и с финансовыми аферами. Первой крупной банковской финансовой пирамидой считается афера Джона Ло во Франции, которая берет свое начало в 1717 году. Первая же подобная финансовая пирамида в России появилась только в 1863 году.

РОССИЙСКИЕ БАНКИ

Первые банки в Российской империи появились в 1754 году в правление императрицы Елизаветы Петровны, Но они были исключительно государственными вплоть до 1817 года. Впрочем, «государственность» не делала их безгрешными. Большой резонанс вызвала история банкира Екатерины Великой – Ричарда Сутерланда. Когда у него обнаружилась недостача двух миллионов казенных денег, он объявил себя банкротом, а потом отравился.

Появление в России коммерческих банков, безусловно, способствовало развитию экономики, но и подняло экономическую преступность в стране на новый уровень.

СКОПИНСКИЙ ФЕНОМЕН

Кто ныне знает город Скопин? Немногие. Так же было и в середине XIX века. Хотя он в то время был не абы каким населенным пунктом а имел статус уездного города Рязанской губернии. А заставил говорить о Скопине всю Россию Иван Рыков. В этом человеке был набор любопытных человеческих качеств, вместивший в себя авантюризм Остапа Бендера и расчетливость Сергея Мавроди. Недаром А Данилевский, известный писатель и главный редактор «Правительственного вестника» называл его самородком – необразованным, но очень талантливым и ретивым человеком.

Родился Иван Рыков в 1833 году в семье мещанина Оводова. Родители его рано умерли и мальчика усыновил богатый купец Андрей Рыков, давший ему свою фамилию. Едва Иван вступил в пору юношества, как снова остался сиротой. Правда его благодетель оставил перед кончиной приемному сыну огромное по тем временам наследство – 200 тысяч рублей. Эти деньги Рыков младший промотал, но сделал не совсем бездарно. Часть наследства он пустил на богоугодное дело – построил церковь на городском кладбище, чем заслужил благодарность жителей Скопина и авторитет в городе.

Когда в 1863 году скопинские купцы получили разрешение от министра финансов на создание Скопинского общественного банка, они на общем собрании избрали директором этого учреждения Ивана Рыкова. Надо полагать купцов впечатлила любовь к нему местного населения, и они доверили управление общественными деньгами человеку, уже пустившему по ветру собственное наследство.

Чтобы оправдать доверие, Рыков пообещал превратить родной город в своеобразный НьюСкопин (по аналогии с НьюВасюками). Он заявил, что треть доходов банка будет пускать на нужды города, еще треть – на благотворительность, и только оставшаяся часть — на приращение основного капитала.

БУРНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Казалось, что скопинские купцы своим выбором попали в точку. У Рыкова обнаружился настоящий талант финансиста и за короткое время он добился блестящих успехов. Довел обороты своего банка до миллионных и вывел его на общероссийский уровень. Хотя директор банка вел рискованную политику, установил проценты по вкладам в размере до 7,5%, в то время как по России они составляли от 3 до 5%. Но за счет высоких процентов Скопинский общественный банк привлекал к себе все новых и новых вкладчиков., которые забирали деньги из других банков и везли их в Скопин. Настораживало правда одно обстоятельство. Почему-то Рыков не принимал вклады от жителей Рязанской губернии и родного Скопина. В числе вкладчиков его банка было только 16 рязанцев, да и то те были людьми с положением, которым, как говориться, «не отказывают». Впрочем жители Скопина не были на него не в обиде. Он, как и обещал, треть прибыли тратил на нужды города. Благодаря этому скромный уездный городок стал процветать. В нем появилась железная дорога, связавшая его со столицей, как грибы росли новые учебные и общественные учреждения.

Здание Скопинского банка.

Выполнял Иван Рыков и другое свое обещание – тратить треть прибыли на благотворительность. Правда, благотворительность он понимал по-своему. А потому помогал финансово, не бедным, а нужным людям.

Практически все чиновники города были ему обязаны. Мировой судья Скопинска получал от банка 500 рублей. Получали квартирные уездный исправник и его помощник. Получал добавочное жалование секретарь городской управы. Получали деньги от банка телеграфисты, полицейские и почтмейстер. Думские депутаты квартирных от Рыкова не получали, зато большинство из них взяли кредиты в банке, которые не торопились возвращать. В должниках банка оказались не только скопинские власти, но и рязанские: вице-губернатор, предводитель дворянства, советник губернского правления, прокурор и другие важные лица.

В результате лоббирование интересов уездного банкира шло просто отлично. Прокурор рязанского суда пекся о назначении в Скопинск угодных Рыкову лиц. Скопинский судья сажал в тюрьму ему неугодных. Почтмейстер просматривал корреспонденцию, дабы не допустить хода жалобам на любимого банкира. В общем, все и везде у Рыкова было схвачено. Однако это требовало больших финансовых затрат. А банк вместо прибылей приносил одни убытки.

ЖУЛЬНИЧЕСТВО

Владимир Маковский

Картина Владимира Маковского «Крах банка». (1881)

Деятельность скопинского банкира отчасти напоминает игры в ГКО недавнего прошлого. Государство, продавая ГКО, привлекало деньги под высокий процент, а зарабатывало на этих кредитах мало. Рыков вкладывал средства банка в сомнительные бумаги с пятипроцентным доходом, а сам выплачивал вкладчикам 7% годовых. При такой постановке дела крах банка был только вопросом времени. Но до поры до времени его удавалось оттягивать жульническими способами.

Бухгалтер банка Матвеев после составления ложных радужных годовых отчетов, брал отпуск и уезжал на богомолье замаливать грехи. Рыков практиковал продажу вкладных билетов, фиктивно выписанных и ничем не обеспеченных. Прибегал и еще к ряду афер. Самой грандиозной из них стала «угольная».

По его инициативе в трех селениях Скопинского уезда была проведена разведка угольных месторождений. Уголь был обнаружен, но в недостаточных количествах для промышленной добычи. Однако Рыков учредил и возглавил «Акционерное общество Скопинских угольных копей Московского бассейна». А учредителями предприятия сделал купцов и помещиков, чьи дома и имения были заложены в его банке. В результате у акционерного общества появился фиктивный складочный капитал в два миллиона рублей. На эту сумму были выпущены акции. Однако покупать их никто не торопился. Но Рыков не собирался сдаваться. Он с помощью «прикормленных» журналистов развернул мощную пиар-кампанию рекламирующую Скопинские копи, отправил своих агентов на Петербургскую и Московску биржи, где те изображали бурную деятельность скупая друг у друга его акции. И добился своего. Ничем не обеспеченные акции фиктивных Скопинских копий начали пользоваться спросом. А министр финансов Рейтерн даже дал разрешение Рыкову менять эти акции на акцизные марки на алкоголь в соотношении 75/100. То есть теперь скопинский банкир мог получать реальные 75 рублей за каждую свою фиктивную сотню. На этой операции Рыков мог поправить свои дела, а государственная казна лишиться порядка полутора миллионов рублей. Однако в последний момент эту грандиозную аферу предотвратил скромный чиновник – старший ревизор Рязанского акцизного управления Хросницкий, который не поленился объехать скопинские угольные месторождения и своими глазами увидел, что никто там уголь не добывает и не собирается этого делать.

Это стало началом краха Рыкова. А окончательно его добили газетчики, каким-то образом прознавшие, что 12 миллионов вкладов в Скопинском банке реально обеспечены лишь миллионом рублей. Немного не дотянув до своего 20-летнего юбилея, этот банк в 1882 году с громким шумом лопнул.

РАСПЛАТА

Карикатура на суд над Рыковым.

Рыкова взяли под стражу. Судили его в Москве. Судебный процесс вызвал огромный ажиотаж, а город Скопин стал известен всей России. Для того, чтобы оградить зал судебного заседания от толп любопытных, а Рыкова – от разъяренных вкладчиков, властям пришлось пойти на беспрецедентные меры безопасности. Достаточно сказать, что у суда была выставлена тройная охрана: судебная, полицейская и жандармская.

На суде выяснилось, что миллионы доверенных ему рублей Рыков не украл. Жил он довольно скромно, два–три его имения были заложены-перезаложены. Не было у него ни вилл на Лазурном берегу, ни счетов в швейцарских банках. Огромные средства он просто разбазарил, пускаясь в рискованные финансовые операции. Интересы вкладчиков банка на суде защищал известный адвокат Плевако. Только добиться чего-либо существенного для своих клиентов он не сумел. Те оказались у разбитого корыта, также как вкладчики российских финансовых пирамид конца ХХ века.

Ивана Рыкова отправили отбывать наказание в Сибирь, а «рыковское дело» стало с тех пор нарицательным выражением.

Олег Логинов

Оставьте отзыв

Select Language