Сайт содержит материалы 18+
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on linkedin
Share on google
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email

КОВАРНЫЙ ЗЛОДЕЙ ТРОППМАН (THE TREACHEROUS VILLAIN TROPPMAN)

Поделитесь записью
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on google
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on email

This post is also available in: English

КОВАРНЫЙ ЗЛОДЕЙ ТРОППМАН

(THE TREACHEROUS VILLAIN TROPPMAN)

Эта история, замешанная на коварстве, жадности, наивной доверчивости и дикой злобе потрясла Францию. И она действительно была довольно удивительна.

СТРАННЫЙ МАЛЫЙ

Главный герой этой истории Жан Батист Троппман из Эльзаса явно был человеком с нездоровой психикой, но зато с железными нервами. И это, пожалуй, единственное, что можно сказать о нем определенно, кроме фактов из биографии. В некоторых источниках рассказывается, что он вынужден был пойти работать в 14-ть лет, а суровые французские работяги совратили мальчишку, превратив его в пассивного гомосексуалиста. Он свыкся с этой ролью и никогда даже не пытался ухаживать за женщинами, хотя те находили его весьма привлекательным молодым человеком. Сразу рисуется образ несчастного сироты, вынужденного вкалывать с юных лет. Но Жан не был бедным сиротой! Его отец Джозеф Троппман был довольно успешным бизнесменом и плодовитым изобретателем, имевшим несколько патентов на прядильное оборудование. И начинал Жан свою трудовую деятельность не абы где, а в мастерской своего отца, входившей в состав его компании «Troppmann and Kambly». Так, что вряд ли работяги могли себе позволить шпенять сынка хозяина компании.

Но Жан действительно рос нелюдимым и отдавал предпочтение не развлечениям с девушками, а химическим опытам, которые ставил в своей личной лаборатории. Когда он подрос, то у семейного бизнеса настала трудная пора из-за пьянства отца. И Жан решил для себя, что если он хочет разбогатеть, то надо выдумать какой-то свой способ. Но продолжал работать механиком в отцовской компании.

В конце 1868 года он отправился в Париж, чтобы наладить там работу прядильного оборудования, проданного его отцом столичному промышленнику. Командировка оказалась долгосрочной, и он нашел себе жилье в Пантине, северо-восточном пригороде Парижа. Там он познакомился с семьей Кинк, которая воспитывала шестерых детей. И собиралась завести седьмого. С главой этого семейства Жаном Кинком их объединяло то, что они были земляками из Эльзаса. Жан Батист даже мог бы избрать нового приятеля примером в жизни. Кинк сначала прошел путь от рабочего до шеф-повара, а затем стал начальником процветающего прядильного производства. Но увы, он сделал его для себя не примером, а целью, решив прибрать к рукам его деньги.

ПЕРВОЕ УБИЙСТВО

Эпиналь. «Троппман отравил Жана Кинка в лесу Ваттвиллера». (1870)

Троппману удалось увлечь Кинка какой-то бизнес идеей. Какой не вполне понятно, но, похоже, что идеей печатать фальшивые деньги. Известно, что 24 августа года Жан встретил своего взрослого друга в Эльзасе на станции ​​Боллвиллер, после чего они отправились в некое секретное путешествие. Троппман привез Кинка на гору Херренфлух, где находились руины древнего средневекового замка. Он рассказал ему, что в подвале разрушенного замка спрятана мастерская по изготовлению поддельных денег. Но перед тем, как спуститься туда, предложил устроить пикник на свежем воздухе и распить бутылочку вина. Он раскупорил бутылку, а когда Кинк отвлекся, влил в нее синильную кислоту из фляги, принесенной с собой. Едва Кикнк отведал вина с цианидом, как свалился замертво. Троппман убедившись, что он скончался, обшарил его карманы. Предварительно они условились, что Кинк возьмет с собой в поездку для организации их совместного бизнеса 5,5 тыс. франков. Но Троппмана ждало разочарование. Он нашел у покойного при себе только 212 франков и часы в золотом корпусе. Это было совсем не то, на что он рассчитывал. Но зато Жан нашел еще удостоверение личности Кинка и два банковских чека. И у него созрел новый коварный план.

ВТОРОЕ УБИЙСТВО


Картина Р.Доуэа. «Сумасшедший убийца» (преступление Троппмана). (1869).

Троппман отправил жене Кинка, Гортензии письмо от имени ее мужа. В нем он написал, что повредил руку, поэтому пишет другой рукой, вследствие чего его почерк она может не узнать. И попросил ее выслать ему денег в почтовое отделение Гебвиллера. Гортензия исполнила просьбу лже-мужа. Но Жан по удостоверению Кинка не смог получить эти деньги. Почтовый служащий обратил внимание, что посетитель гораздо моложе возраста, указанного в документе. И отказался выдать ему деньги.

Но Троппман не успокоился. Он решил, что если ему не выдали деньги, то их сможет получить старший сын Кинка. И вновь написал письмо Гортензии с просьбой отправить сына Гюстава в Гебвиллер. Она выполнила просьбу. Троппман встретил Гюстава и отвез его в почтовое отделение. Но и Гюставу денег не выдали. Он стал лишним для убийцы его отца. Троппман привел Гюстава в гостиницу, откуда тот по его просьбе дал телеграмму матери, чтобы она приехала с детьми на железнодорожную станцию в Париже 19 сентября. А потом сказал, что отвезет его к отцу. Когда они оказались в уединенном месте, посреди поля, Жан ударил молодого человека ножом в спину. Убив его, он зарыл труп, а потом отправился в Париж.

ТРЕТЬЕ УБИЙСТВО

Эпиналь. «Троппманн убивает миссис Кинк и ее пятерых детей». (1870).

Гортензия, находившаяся на седьмом месяце беременности, конечно, была обеспокоена, но продолжала следовать инструкциям, которые, как она полагала, ей дает муж. Оставив самого младшего ребенка на попечение няни, она с пятью детьми отправилась на станцию. Там ее встретил Троппман., который сказал, что отвезет ее к мужу. На такси он довез их до  Пантинской равнины, где остановился и предложил проделать Гортензии остаток пути пешком. При этом он сочинил какую-то сказочку, что якобы Жан Кинк купил неподалеку особняк, в котором их дожидается. Гортензия оставила трех детей в машине, а с двумя отправилась вместе с Троппманом. Он завел их в безлюдное место, где всех троих забил лопатой. Потом вернулся к машине, и, не моргнув глазом, заявил оставшимся там трем детям, что сейчас отведет их к маме с папой. Они послушно отправились с ним. Их Жан тоже убил, а потом закопал всех шестерых в наспех вырытой могиле. Среди его жертв оказались двухлетняя девочка и четверо мальчиков (8, 10, 13 и 16 лет).

Тела Гортензии Кинк и пятерых ее детей

Говорят, некоторые дети были погребены еще живыми, хотя убийца нанес своим жертвам более 100 ран. Троппман забрал деньги, которые Гортензия привезла с собой, а потом отправился в Гавр, чтобы сесть на пароход в Америку и начать нам новую яркую и светлую жизнь.

ОСУЖДЕНИЕ И КАЗНЬ

Троппману не повезло. Удрать в Америку он не успел. Уже на следующий день тела Гортензии и ее детей случайно обнаружил фермер. Полиции удалось быстро найти таксиста, которых привез убитых и вскоре Троппман попал под подозрение. В Гавре констебль Ферран остановил Троппмана для проверки документов.

Эпиналь. «Арест Троппмана в Гавре». (1870).

И тут хладнокровие изменило преступнику. Он бросился бежать, а когда увидел, что констебль не отстает прыгнул в порту в воду. Но утопиться ему не позволили. Вытащили из воды и нашли при нем бумаги Гюстава Кинка.

Комиссару полиции Антуану Клоду понадобилось несколько дней, чтобы заставить задержанного Троппмана признаться в убийстве 8 человек и сказать, где он похоронил Кинка-старшего, чье тело на тот момент еще не было найдено. Правда, Жан заявил, что детей убил не он, а сообщники, но имена их он ни за что не выдаст.

28 декабря 1869 года он предстал перед судом присяжных департамента Сены. Ажиотаж перед процессом был огромный. В суд продавали билеты, как на театральную премьеру. Хотя Жана защищал Шарль Лашо, сумевший добиться скандального оправдания Мари Лафарж, на сей раз адвокат оказался бессилен. Троппман был приговорен к смертной казни.

Казнь состоялась 19 января 1870 года перед огромной толпой, на площади де ла Рокетт, перед одноименной тюрьмой. На пороге смерти Троппман вдруг принялся отчаянно цепляться за жизнь. Он разорвал удерживающие его ремни и чуть было не откусил указательный палец палачу Жану-Франсуа Хайденрайху. Однако команда экзекуторов справилась и обезглавила преступника. Так, в 22 года закончилась бренная жизнь Жана Троппмана.

Русский писатель Иван Тургенев не отказал себе в удовольствии посмотреть на его казнь, пропуск на которую ему добыл французский писатель М. Дюкан. Хотя в ответственный момент Тургенев отвернулся и у него закружилась голова, процедуру экзекуции он описал довольно красочно в очерке «Казнь Тропмана»:

«Смутно и более странно, чем страшно, рисовались в темном небе два ее (гильотины) на пол-аршина друг от друга отстоявшие столба с косой линией соединяющего их лезвия. Я почему-то воображал, что столбы должны быть дальше друг от дружки. Эта их близость придавала машине какую-то зловещую стройность — стройность вытянутой, длинной, как у лебедя, шеи. Чувство отвращения возбуждал большой, плетеный кузов, вроде чемодана, темно-красного цвета. Я знал, палачи бросят в этот кузов еще теплый содрогающийся труп и отрубленную голову. Я видел, как Тропман появился наверху, как справа и слева два человека бросились на него, точно пауки на муху, как он вдруг повалился головой вперед и как подошвы его взбрыкнули. Но тут я отвернулся — и начал ждать, — а земля тихо плыла под ногами… Казалось, что я жду очень долго, хотя на самом деле от того момента, когда Тропман ступил ногою на первую ступень гильотины, до того мгновения, когда его труп швырнули в приготовленный короб, прошло двадцать секунд. Я успел заметить, что при появлении Тропмана людской гам внезапно как бы свернулся клубом — и наступила бездыханная тишина… Наконец послышался легкий стук как бы дерево о дерево — это упал верхний полукруг ошейника с продольным пазом для прохода лезвия, он охватывал шею преступника и держал голову неподвижной. Потом что-то глухо зарычало и покатилось — и ухнуло, точно огромное животное отхаркалось».

Поскольку фамилия Троппман стала во Франции символом злодейства, сестра и двое братьев казненного поспешили сменить ее.

ЭПИЛОГ

Комиссар Антуан Клод позже рассказал, что, по его мнению, у Троппмана все же были сообщники. И вообще, он был членом шайки фальшивомонетчиков, спонсировавшейся немецкой секретной службой.

Олег Логинов

Оставьте отзыв