Сайт содержит материалы 18+
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on linkedin
Share on google
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email

БЕСЧИНСТВА НАЕМНИКОВ (THE EXCESSES OF MERCENARIES)

Поделитесь записью
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on google
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on email

БЕСЧИНСТВА НАЕМНИКОВ

(THE EXCESSES OF MERCENARIES)

Если люди зарабатывают себе на жизнь тем, что отнимают чужие жизни, трудно ждать от них высоконравственного поведения. Но то, что вытворяли наемники в Средние века, привело к тому, что их стали ассоциировать с чумой.

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ НАЕМНИЧЕСТВА

Говорят, что начало развитию наемничества положили древние греки в V веке до н. э. после Пелопоннесской войны. Они превратили военное ремесло в профессию и возвращаться к земледелию не захотели. А потому стали служить тем, кто платит, и часто становились личной гвардией тиранов. Греческих наемников охотно брали на службу в Древнем Египте, Персии и других странах. Но для их хозяев всегда имелся риск, что кто-то из недругов может перекупить греческий отряд. Так, Египет был захвачен персами Камбиса II во многом благодаря предательству древнегреческих наемников во главе с Фанесом из Галикарнаса.

Наемники были людьми отважными и суровыми, но при этом корыстными и циничными. Если вопрос стоял об обогащении, а тем более о выживании, они не останавливались перед самыми жестокими злодеяниями. У сиракузского царя Агафокла в III веке до нашей эры на службе состояли наемники мамертинцы (в переводе с латинского — сыны Марса). После смерти Агафокла в 289 до н. э. сиракузские власти отказались их содержать и отправили по домам. И это было большой ошибкой. Мамертинцы захватили город Мессину, где перебили всех мужчин и создали в нем разбойничью республику.

БЕДНАЯ ФРАНЦИЯ

Бретонское разграбление. Картина художника XIX века.

Но настоящей напастью для Европы наемники стали в Средние века. Во время Столетней войны в XIV веке Францию заполонили отряды так называемых бригандов. Довольно большие отряды рыцарей и солдат, причем не только английских, но и французских, просто шли по стране и грабили. Они взимали дань с беззащитных городов за то, что обходили их стороной, грабили деревни и даже монастыри. Папа Иннокентий VI в 1360 году писал: «Не страшась гнева Господня,  сыны бесчинства… рушат церкви, крадут священные книги, потиры, кресты, предметы церковного ритуала и делают их своей добычей».

Наконец, во Франции придумали, как увести бригандов со своей территории. Франция поддержала претендента на кастильский престол Энрике Трастамарского в борьбе с его сводным братом королем Педро Жестоким, а чтобы отправить отряды наемников в Испанию придумало им благородную миссию — крестовый поход против мавров Гранады. Французский король назначил руководителем этого похода прославленного рыцаря Бертрана Дюгеклена, а тот убедил двадцать пять капитанов самых опасных отрядов отправиться с ним в Испанию. Но они потребовали аванс. Наемники разбили лагерь напротив папского дворца, стоявшего в Вильневе на берегу Роны. Дюгеклен передал папе Урбану V, что они хотели бы получить отпущение грехов и двести тысяч франков на дорожные расходы. Чтобы поскорей избавиться от опасного соседства Урбан V собрал с состоятельных людей Авиньона требуемую сумму и передал ее наемникам. Те бы, конечно, взяли деньги, но их предводитель Дюгеклен проявил щепетильность. Узнав, что средства собрали с жителей Авиньона, он потребовал, чтобы Урбан V вернул их им и выдал 200 тысяч франков из церковной казны. Папа вынужден был подчиниться. Зато Франция избавилась от большого количества бригандов, отправившихся в Испанию.

Вторая напасть в виде бесчинствующих наемников обрушилась на Францию в период 1430-1440-х годов, названный историками «временем Живодеров». Именно так – живодерами прозвали наемников, отряды которых после гражданской войны между арманьяками и бургиньонами, расползлись по стране и опустошали ее подобно саранче. Королю Карлу VII удалось решить проблему только в 1445 году, когда он принял решение о создании постоянной армии, в которую зачисляли живодеров.

ИТАЛЬЯНСКИЕ СТРАСТИ

Если во Франции наемники просто сражались и грабили, то в Италии XIV-XVI веков они приобрели государственное значение. Там их называли кондотьерами, от слова condotta — контракт о найме на военную службу. Успешные наемники в Италии даже становились правителями городов. Одним из самых удачливых кондотьеров стал Франческо Сфорца. После смерти миланского герцога Висконти в 1447 году, он стал правителем Милана и положил начало новой династии миланских герцогов.

Но самым успешным кондотьером в военном плане называют английского рыцаря Джона Хоквуда. Он командовал известным «Белым отрядом», состоявшим из 3500 всадников и 2000 пехотинцев. С первого же появления в Ломбардии отряд вызывал у населения ужас своей яростью и разнузданностью. Но, когда требовалось, сражались наемники хорошо, а их командир Хоквуд даже получил прозвище «l’acuto» ( «Крутой»). И все же Хоквуд запятнал свое имя участием в Чезенской резне.

По разным данным, в Чезене погибли от 3000 до 8000 простых жителей. Долгое время после резни город не мог оправиться. Иллюстратор: Lucien Rousselot

Рисунок Люсьена Руселло (Lucien Rousselot).

В середине 1370-х годов он поступил на службу к папе Григорию XI, который решил покарать город Чезена, находившийся в оппозиции к папской власти. Григорий XI отправил туда наемников и сказал, что они получат свое жалование только после того, как усмирят недовольных горожан. В Чезене кроме людей Хоквуда, находились бретонские наемники Роберта Женевского и итальянские кондотьеры во главе с Альбериго де Барбиано. Вся эта орава бретонских, английских и итальянских наемников 2 февраля 1377 года заблокировала ворота города и устроила жестокую резню. Кондотьеры не жалели никого: ни женщин, ни детей, ни стариков. Несмотря на вспыхнувший в городе пожар, наемники продолжали грабить дома и насиловать женщин.

Те, кто пытался бежать из города, погибали в заблокированных воротах, либо тонули во рву. А те, кто оставался становились жертвами мародеров. Говорят, что городская площадь была буквально усыпана трупами. Всего погибло от 3 до 8 тысяч жителей Чезены.

РЕЗНЯ В МАГДЕБУРГЕ

В Германии в эпоху Возрождения наемников называли ландскнехтами. И они стали настоящим бичом для этой германских земель в период Тридцатилетней войны (1618 -1648).  Из-за отсутствия снабжения они добывали продовольствие грабежом крестьян, а деньги добывали грабежом горожан. Считалось, что ландскнехт зарабатывал в месяц больше, чем крестьянин за год. Отряды наемников делали своим опознавательным знаком широкие ленты материи на одежде. Из-за этого отряды ландскнехтов окрестили «бандами» (от немецкого das Band — лента). А из-за их разнузданного поведения по отношению к мирным жителям, слово «банда» приобрело знакомое ныне толкование.

Картина Эрнеста Крофтса. «Командующий имперскими войсками генералиссимус Альбрехт фон Валленштейн».

Считается, что лучше всего с наемниками умел ладить Альбрехт Валленштейн, главнокомандующий имперской армии во время Тридцатилетней войны. Он для содержания своей армии создал систему контрибуций, налагавшихся на мирное население. Отчасти из-за жалоб на бесчинства наемников, император Священной Римской империи Фердинанд II  в 1630 году уволил Валленштейна с военной службы. Его место во главе армии занял Иоганн Церклас фон Тилли, который повел наемников на Магдебург, крупный богатый торговый город на Эльбе. Со снабжением в его армии имелись серьезные проблемы, зато пива было вдосталь, каждый солдат получал его по три литра в день. Тилли хотел превратить Магдебург в свой опорный пункт, но когда пьяная орда его наемников ворвалась в этот город, ему оставалось только бессильно наблюдать, как его воинство, вышедшее из под контроля, рушит и грабит все вокруг.

Наемники в запале устроили резню. Фельдмаршал Тилли единственное, что смог — это собрать наиболее трезвых солдат, которых выставил возле собора, чтобы там горожане могли найти спасение. Но тут случилась другая напасть – Магдебург загорелся. В огне погибло множество его жителей и пьяных наемников, чрезмерно увлекшихся грабежом. Только через три дня Иоганну Тилли удалось снова взять в свои руки контроль над имперской армией. Но к тому времени над Магдебургом уже стоял удушливый смрад от валявшихся там 25 тысяч непогребенных тел.

Для Магдебурга эта резня стала роковой. К концу Тридцатилетней войны в нем осталась лишь одна десятая от довоенного населения. И даже для той жестокой войны, бесчинства наемников в Магдебурге стали из ряда вон выходящими, что нашло отражение в новых выражениях, появившихся у немцев: «магдебургские квартиры» — «выжженная земля», «магдебургская свадьба» — «надругательство» и других.

ЗАКАТ НАЕМНИЧЕСТВА

Картина Жана Жоржа Вибера. «Перекличка после грабежа».

Тридцатилетняя война стала пиком и одновременно началом заката эпохи наемных армий. К ее концу на территории центральной Европы действовало около 1500 крупных подразделений наемников. Им уже было не до военных действий и уж, конечно, не до воинской славы. Они рыскали в поисках провианта и того, чем еще можно поживиться на разоренных за 30 лет землях. После окончания войны европейские государства одно за другим стали заводить у себя регулярные армии, чтобы не связываться с плохоуправляемыми наемниками.

Олег Логинов

Оставьте отзыв

Select Language