Сайт содержит материалы 18+
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on linkedin
Share on google
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email

КЛУБ ЧЕРВОНЫХ ВАЛЕТОВ (CLUB OF HEARTS JACKS)

Поделитесь записью
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on google
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on email

КЛУБ ЧЕРВОНЫХ ВАЛЕТОВ

(CLUB OF HEARTS JACKS)

В разные годы отношение к мошенникам в России было разное, достаточно вспомнить, что любимым литературным героем в советскую эпоху был аферист Остап Бендер. А во второй половине XIX века в России умилялись от проделок представителей так называемого клуба «Червонных валетов». Салтыков-Щедрин выразил общественное мнение фразой: «Червонный валет хоть и вор, но это отнюдь не мешает ему быть обворожительным молодым человеком».

СОЗДАНИЕ КЛУБА

Компания московских «обворожительных молодых людей» из числа отпрысков дворянских и купеческих семей, 13 октября 1867 года привычно прожигала жизнь за карточным столом в доме № 4 на Маросейке. Владельцем дома был молодой купец Иннокентий Симонов, который организовал в нем подпольный бордель и нелегальный игорный дом. Он тоже находился среди собравшейся под его крышей «честной компании». Ни особых забот, ни целей в жизни у собравшихся не было. Они лениво играли в надоевшие карты, без удовольствия потягивали винцо и зевали. Ситуацию изрядно оживило, когда расслабившийся потомственный карточный шулер Алексис Огонь-Догановский, чей папаша как-то выиграл у поэта Пушкина почти 25 тысяч целковых, выронил из рукава карту. Игра велась по маленькой и про жульничества Алексиса все окружающие знали, поэтому шулера не побили, а лишь посмеялись над его неловкостью. Но карты проверили и обнаружили у него на руках сразу несколько червонных валетов. После этого игра как-то сразу потеряла смысл, и молодые люди принялись рассуждать, чем же им расцветить свою жизнь. И тут купец Симонов предложил им создать клуб, в котором бы они занимались своим любимым делом – обманом ближних, только уже не каждый по-своему, а коллективно. Название клубу подсказали найденные у Алексиса карты. Кто вспомнил описанную в 1858 году в романе французского писателя Понсона дю Террайля шайку преступников под названием «Клуб червонных валетов», возглавляемую Рокамболем. И это названием всем понравилось. Но московским «валетам» понадобился собственный Рокамболь. После некоторых споров председателем клуба избрали 27-летнего коллежского регистратора Павла Шпейера, сына генерала артиллерии, работавшего в Московском кредитном обществе.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КЛУБА

Поначалу деятельность клуба больше напоминала шалости, нежели аферы, и не отличалась ни масштабами, ни выдумкой. Но обман людей оказался увлекательным занятием, все сильнее захватывавшим молодых людей. Постепенно все они превратились в прожженных циников и профессиональных преступников. Клуб не имел внутренней организации. Кто-то вливался в него, кто-то уходил и больше не возвращался. Но число его членов постоянно разрасталось. В общей сложности число «валетов» и людей, которые участвовали в их аферах, достигало порядка полутора тысяч человек в разных городах России. Друг друга они узнавали по тайному знаку, позаимствованному у австралийских каторжников, кончиком согнутого указательного пальца стучали по переносице. Никаких официальных собраний члены клуба не проводили, но, говорят, раз в полгода съезжались в дом Симонова на Маросейке, чтобы похвастать успехами и сговориться о новых аферах.

В 1871 году «Клубом червонных валетов» заинтересовалась полиция после жалобы вдовы купца Еремеева о том, что мошенники, споив ее мужа, заставили его подписать долговые расписки на 160 тысяч рублей. Это было все состояние московского 21-летнего купца Клавдия Еремеева. Обладая слабым характером, он стал легкой добычей «валетов». Братья Давидовские его усиленно спаивали. Иван Давидовский даже специально увез молодого купца в гостиницу «Крым», где снял ему номер и приставил к нему свою любовницу Марью Петрову, чтобы она не давала Клавдию «просыхать». Валеты действовали цинично, но слаженно. Долговые расписки Еремеева были заверены нотариусом Московского окружного суда, состоящим в «Клубе червонных валетов» Подковщиковым. Но главная проблема для мошенников состояла в обналичивании векселей Еремеева. Один из них они реализовали так: Давидовский и Ануфриев, обратились к отставному поручику Николаю Попову с предложением купить у него 8 лошадей под вексель Еремеева в 15 тысяч рублей. Они свели его со служащим Московского кредитного общества Павлом Шпейером, который убедил Попова согласиться на сделку, сказав, что Еремеев очень богат, только дом его оценен в 270 тысяч рублей. Так «валеты» Шпейер, Давидовский и Ануфриев «развели» Попова, всучив ему ничем не обеспеченный вексель. По поскольку внешне все выглядело законным, полиции тогда не удалось «прижучить» «валетов», но она еще в 1871 году начала расследование их деятельности.

АФЕРЫ ЧЕРВОННЫХ ВАЛЕТОВ

Деятельность «Клуба червонных валетов» была обширна и многообразна. Достаточно сказать, что на суде его членам вменялось: 23 аферы с подложными векселями; 4 – с переделанными банковскими билетами; 12 – с фальшивыми казенными нотариальными бумагами; 14 вовлечений в невыгодную сделку и столько краж с подобранными ключами. Было доказано, что в общей сложности они похитили путем мошенничества порядка 280 тысяч рублей.

«Валетам» принадлежало изобретение почтовой аферы. В 1974 году, одним из них, Протопоповым были отправлены в Смоленск через Нижегородскую контору Российского общества страхования и транспортирования кладей два ящика, набитые ненужным хламом. Их груз мошенникам был не нужен, им были нужны квитанции на гербовой бумаге, которые выдавала Нижегородская контора отправителям грузов. Эти квитанции принимались в залог и имели хождение наравне с векселями. Аферисты из «Клуба» товар не получали и не оплачивали, но зато легко брали кредиты деньгами под залог багажных квитанций. И суммы афер получались не маленькими. Например, Цетлин, отправивший из Петербурга в Нижний Новгород отправил ящики с никому ненужными 4 тыс. брошюр «Воспоминание об императрице Екатерине II, по случаю открытия ей памятника» и оценил этот груз на сумму 3775 рублей. Брошюры не стоили ничего, зато благодаря их пересылке Цетлин обогатился несколько тысяч рублей.

Среди ловкачей-валетов прославился Всеволод Долгоруков, который выдавал себя за «племянника» генерал-губернатора и потомка Рюрика. Как-то он открыл контору по трудоустройству. А его партнер Огонь-Догановский объявил себя руководителем частного акционерного общества коннезаводчиков и через газеты принялся набирать сотрудников для своей организации. Штат ему набирал Долгоруков через свою контору. В результате соискатели сначала платили Долгорукову по 3,5% от годового жалованья за рекомендации, а потом еще отдавали Огонь-Догановскому по сложившейся в то время практике залог в размере от 700 до 1000 рублей за занимаемую должность. Драма заключалась в том, что никто после трудоустройства не получил жалования даже за один месяц, а конторы Долгорукова и Огонь-Догановского вскоре закрылись.

ЛЕГЕНДЫ И РЕАЛЬНОСТЬ

Людская молва симпатизировала «валетам» и сочиняла про них истории. Самой известной придуманной легендой стала история о том, как Павел Шпейер обманом продал английскому лорду, приехавшему в Москву, дом московского генерал‑губернатора на Тверской. Для этого якобы «червонные валеты» даже на один день создали на 2‑й Ямской улице фальшивую нотариальную контору, в которой англичанину выправили купчую на продажу дома.

Но это было слишком даже для «валетов». И их подлинная сущность наглядно проявилась в истории Екатерины Башкировой. Она была содержанкой адвоката Славышенского, который был тесно связан с «валетами». Но в какой-то момент Славышенский разругался со Шпейером и Давидовским и начал угрожать, что донесет на весь их «Клуб» в полицию. И тогда в его отсутствие к Башкировой зачастил Иван Давидовский, который надсмехался над тем, что она живет со стариком, говорил, что Славышенский ее бросит и упрячет в тюрьму, обвинив в краже. А потом он передал ей револьвер и уговорил убить сожителя. Что она и сделала.

СУД

8 февраля 1877 года начался суд над «червонными валетами». В качестве обвиняемых предстали 45 человек, из них 27 — дворяне. Председатель клуба Павел Шпейер, когда «запахло жареным» сбежал в Париж. Его место на скамье подсудимых заняла супруга, Е. Шпейер, урождённая княжна Еникеева, объявленная соучастницей мужа. Существует легенда, что Павел инкогнито присутствовал на процессе и даже столкнулся в фойе нос к носу с обвинителем Н.  Муравьёвым, но это только байка. Подсудимые были людьми небедными, а потому защищали их лучшие адвокаты Москвы, в том числе такие известные как  Ф. Плевако, В.  Пржевальский и А.  Лохвицкий. В ходе процесса подсудимые паясничали и похвалялись своими «подвигами». Адвокаты на чем свет стоит костерили следствие. А общественное мнение симпатизировало ловкачам.

И суд проявил снисходительность к «валетам». На каторгу никого из них не отправили, 19 человек оправдали, остальных приговорили к незначительным тюремным срокам и отправке на поселение в Сибирь, где те, говорят, неплохо устроились.

Олег Логинов

Оставьте отзыв

Select Language