Сайт содержит материалы 18+
Поделиться в vk
Поделиться в facebook
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter
Поделиться в linkedin
Поделиться в google
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в email

ОХОТА НА СОЛЖЕНИЦЫНА (SOLZHENITSYN HUNT)

Поделитесь записью
Поделиться в vk
Поделиться в facebook
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter
Поделиться в google
Поделиться в linkedin
Поделиться в whatsapp
Поделиться в telegram
Поделиться в email

ОХОТА НА СОЛЖЕНИЦЫНА

(SOLZHENITSYN HUNT)

Несмотря на противоречивое отношение к Александру Исаевичу Солжениицыну в России, по большому счету, он является гордостью этой страны, а его книги — ее достоянием.

Тем прискорбнее сознавать, что этого писателя на Родине всячески гнобили и чуть было не убили.

ТЕНДЕНЦИЯ, ОДНАКО

Приезд А.Н. Радищева в Тобольск.

У Государства Российского, как бы оно не называлось на разных периодах своей истории, всегда были сложные отношения с людьми, мыслящими свободно и умеющими эти мысли красиво излагать. Долгое время с ними поступали просто – казнили. В отрубленной голове свободные мысли не рождаются. Потом стали действовать гуманнее. Екатерина II, прочитав книгу Александра Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву», сказала об авторе: «Бунтовщик хуже Пугачева». Но смертную казнь ему заменила десятилетней ссылкой в Сибирь. Причем, на приказе о высылке Радищева императрица собственной рукой начертала: «едет оплакивать плачевную судьбу крестьянского состояния, хотя и то неоспоримо, что лучшей судьбы наших крестьян у хорошего помещика нет во всей вселенной». Это положило начало тенденции, когда свободномыслящих литераторов стали ссылать куда-нибудь в глухомань или гнобить в тюрьме. Россию всегда спасала некая генетическая крепость: пока одни таланты сидели, рождались новые. Однако складывается впечатление, что в ХХ веке революции и советская система изрядно подточили крепость генофонда.

Во времена СССР советские лидеры, как и Екатерина II, считали, что простым людям в Стране Советов живется лучше всех во вселенной. А тем, кто считал иначе, нередко выписывали путевку в психушку или в тюрьму, правда для самых талантливых порой делали исключение, их изгоняли из страны.

Можно по-разному относиться к Нобелевской премии в области литературы, но она стала своеобразной лакмусовой бумажкой, лишний раз показав печальную российскую тенденцию. Во времена СССР этой премии удостоились пять российских писателей: Иван Бунин (1933), Борис Пастернак (1958), Михаил Шолохов (1965), Александр Солженицын (1970), Иосиф Бродский (1987). У всех них, кроме Шолохова, были сложные отношения с советской властью. А самые сложные у Солженицына.

КАЧЕЛИ СУДЬБЫ

В годы Великой Отечественной войны Александр Солженицын находился в действующей армии с марта 1943 года. В составе  48-й армии 2-го Белорусского фронта прошел от Орла до Восточной Пруссии. Был награжден орденом Красной Звезды. К тому времени он еще не написал ничего выдающегося, просто записывал свои мысли в личном дневнике и нелицеприятно высказывался о власти в письмах к старому другу. Письма не понравились военной цензуре. Солженицын был арестован, а 7 июля 1945 года заочно приговорен Особым совещанием к 8 годам исправительно-трудовых лагерей и вечной ссылке по окончании срока заключения.

Охранник обыскивает заключённого Солженицына (постановочное фото).

Свои мытарства по тюрьмам и ссылкам Солженицын потом сделал материалом для книг. В 1957 году он был реабилитирован. Его первые рассказы увидели свет в 1960 году, а в 1962 году рассказ, опубликованный в журнале «Новый мир» под названием «Один день Ивана Денисовича» о жизни простого заключенного из русских крестьян, сделал Солженицына известным в СССР и за его пределами. Спустя месяц он был принят в Союз писателей СССР.

После хрущевской «оттепели» для Солженицына опять настали тяжелые времена. Его перестали печать на Родине. Он вышел из положения за счет того, что стал публиковать свои произведения заграницей. Но власть не потерпела своеволия писателя. В сентябре 1965 года КГБ конфисковал архив Солженицына. В ответ он начал активную общественную деятельность, включавшую в себя интервью иностранным журналистам с критикой советской действительности.

К 1970 году произведения Солженицына вышли в 28 странах, а он был удостоен Нобелевской премии в области литературы. Это сделало его не просто знаменитым, а придало ему некий статус «знаковой» личности. Упрятать в тюрьму нобелевского лауреата лидеры СССР не решались, и, похоже, это их просто бесило. На дискредитацию Солженицына были брошены такие силы, которые если направить в «мирное русло», то трудно даже представить, сколько всего хорошего можно было сделать. Для сравнения можно вспомнить, что в советское время писали, что продажа книг Жоржа Сименона составляет статью доходов для Франции. Но в СССР не только не печатали книги Солженицына, но и людям, никогда не читавшим их, пытались вбить голову, что от них один вред. В конце 1960-х — начале 1970-х годов в КГБ было создано специальное подразделение — 9-й отдел 5-го управления, занимавшийся исключительно оперативной разработкой Солженицына. Против писателя была организована мощная пропагандистская кампания. Его критиковал в печати американский диссидент Дин Рид, поливали грязью собратья по перу, в том числе и Шолохов. Ничего не помогало. Советские власти предлагали Солженицыну уехать из страны, но он отказался. И тогда чекисты, судя по всему, решились на последнее средство…

ПОКУШЕНИЕ

Версия о покушении КГБ на Солженицына появилась в 1992 году, когда отставной подполковник Управления КГБ по Ростовской области Борис Иванов рассказал о том, как участвовал в негласном наблюдении за писателем, когда тот в 1971 году отправился с другом на машине в путешествие по местам детства. Так что убедительных доказательств покушения на Солженицына нет, но очень похоже, что оно имело место. Иванов рассказал, что, когда в Новочеркасске Солженицын зашел в гастроном, два незнакомых ему сотрудника КГБ «терлись» возле писателя, причем один из них закрывал своим телом действия другого. А когда они вернулись к машине, в которой находился Иванов, один из них сказал:

— Все, крышка, теперь он долго не протянет.

В тот же день Солженицыну стало плохо. К утру он обнаружил на своем теле «по всему левому бедру, левому боку, животу и спине, много отдельных волдырей, самый крупный — диаметром сантиметров 15». Друг отвел его в больницу, где не очень умело писателю эти волдыри обработали. Состояние Солженицына не улучшалось, автомобильное путешествие пришлось прервать. Друг отправил его на поезде обратно в Москву.

По симптоматике болезни специалисты предполагают, что Солженицыну в Новочеркасске, как болгарскому диссиденту Маркову в Лондоне, вкололи рицин. Достаточно было впрыснуть человеку под кожу три миллиграмма рицина, чтобы его постиг летальный исход. Существует несколько версий, почему Солженицын не умер: от его крепкого здоровья, до непрофессионализма ликвидаторов. Но главное, что он остался жив, хотя долго и тяжело болел после поездки в Новочеркасск.

Если это покушение действительно было, то не приходиться сомневаться, что оно проводилось по указанию председателя КГБ СССР Юрия Андропова. Поскольку только он мог дать санкцию на применение специальных средств. Наверное, Андропов считал, что поступает правильно. Он говорил: «Мы прозевали создание Солженицыным мощного антисоветского фронта». Причем, говорят, что председатель КГБ считал, что к этому «фронту» примыкают бывшие советские заключенные, о которых писал Солженицын. А их в СССР было немеряно. И если бы Александр Исаевич поднял их на борьбу с советской системой, то мало бы никому не показалось.

Ныне уже вряд ли можно узнать: было или нет покушение на Солженицына. 3 июня 1990 года оперативное дело на писателя под условным наименованием «Паук», состоявшее из 105 томов, было уничтожено в недрах КГБ путем сожжения.

Увы, советская система изрядно расстаралась для ухудшения генофонда. Особо умных пускали в расход, репрессировали или на худой конец насильственно высылали из страны, как Солженицына и Бродского. После Бродского ни один россиянин не удостаивался Нобелевской премии в области литературы.

ЭПИЛОГ

По иронии судьбы Андропов позже фактически спас жизнь Солженицыну.

7 января 1974 года на заседании Политбюро ЦК КПСС решалась судьба писателя. Варианта было два. За то, чтобы сослать его в Верхоянск высказалось большинство: Косыгин, Брежнев, Подгорный, Шелепин и Громыко. На тот момент писатель еще не оправился после болезни, говорят, что давление у него зашкаливало за двести. И ссылка была фактически смертным приговором. За второй вариант – выдворить из страны — высказались Устинов, Гришин, Кириленко и Катушев. И тут решающее слово сказал Юрий Андропов, поддержавший выдворение  заграницу в административном порядке.

Олег Логинов

Оставьте отзыв

Select Language