Сайт содержит материалы 18+
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on linkedin
Share on google
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email

ФОТОРЕЙТИНГ ИЛЛЮСТРАЦИЙ К КНИГЕ РАФАЭЛЯ САБАТИНИ «ОДИССЕЯ КАПИТАНА БЛАДА» (ILLUSTRATIONS FOR THE BOOK BY RAPHAEL SABATINI «THE ODYSSEY OF CAPTAIN BLOOD» ПО ВЕРСИИ ОЛЕГА ЛОГИНОВА.

Поделитесь записью
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on google
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on email

ФОТОРЕЙТИНГ ИЛЛЮСТРАЦИЙ К КНИГЕ РАФАЭЛЯ САБАТИНИ «ОДИССЕЯ КАПИТАНА БЛАДА»

(ILLUSTRATIONS FOR THE BOOK BY RAPHAEL SABATINI «THE ODYSSEY OF CAPTAIN BLOOD»

ПО ВЕРСИИ ОЛЕГА ЛОГИНОВА.

В детстве, спасибо родителям, я читал хорошие книжки. Только в них картинок было мало. И теперь в зрелом возрасте я решил доставить удовольствие и себе, и всем ценителям книжных картинок, сделав подборки иллюстраций к моим любимым в детстве книжкам. Подробнее в материале «НЕ ПЕРЕВЕЛИСЬ ЕЩЕ ТАЛАНТЫ НА РУСИ», часть № 2

Информация о художниках в разделе «Знаменитые иллюстраторы» — http://crimerecords.info/2019/07/20/famous-illustrators/

Обложка Ньюэлла Уайета (Newell Wyeth) книги «КАПИТАН БЛАД». (1922) и обложка Евгения Савельева книги «Одиссея капитана Блада»

«Одиссея капитана Блада» (англ. Captain Blood: His Odyssey) — приключенческий роман Рафаэля Сабатини, первоначально издан в 1922 году.

Обложка Клайд ДеЛенд (Clyde Osmer DeLand)

Приключения капитана Блада оказались настолько популярны, что Сабатини написал ещё две книги-продолжения: «Хроника капитана Блада» и «Удачи капитана Блада». Роман неоднократно экранизировался.

Главный герой романа — Питер Блад. Его приключения начинаются в городе Бриджуотере незадолго до битвы при Седжмуре.

Владимир Высоцкий. «Восстание Монмута». Иллюстрация к книге Рафаэля Сабатини «Одиссея капитана Блада». 1957

Питер Блад (по образованию бакалавр медицины) оказывает помощь лорду Гилдою, раненному во время восстания Монмута. В дом, где скрывается мятежник, врываются правительственные войска и арестовывают лорда Гилдоя, хозяина дома, Джереми Питта, который привёз Блада к Гилдою, и самого доктора.

Иллюстрация Колин Меретт (Colin Merett)

19 сентября 1685 года Питер Блад предстал перед судом по обвинению в государственной измене. Суд признал Блада виновным и приговорил к повешению. Но королю Якову II требовались рабы в южных колониях и 1100 бунтовщиков были отправлены туда, в том числе и Питер Блад.

Иллюстрация Колин Меретт (Colin Merett)

Его, как и других заключенных, доставили на Барбадос, в Бриджтаун, где Питер Блад был продан в рабство полковнику Бишопу за 10 фунтов стерлингов (это было в декабре). Однако вскоре он, благодаря своему лекарскому искусству, стал лечащим врачом губернатора Стида и его супруги.

Иллюстрации Колин Меретт (Colin Merett)

Питер познакомился с мисс Арабеллой Бишоп, очаровательной племянницей полковника Бишопа, девицей двадцати пяти лет.

Иллюстрации Игоря Ушакова и Евгения Савельева

 Мисс Арабелла остановила  лошадь, будто  для  того, чтобы  полюбоваться открывшимся  перед ней  видом:  он в  самом  деле  был достаточно  красив, и задержка ее выглядела  естественной. В  то же время уголками карих глаз  она пристально  разглядывала этого человека,  по мере того как  он  приближался.

Первое ее впечатление о костюме человека было не совсем правильно, ибо  хотя одет  он  был  достаточно  строго,  но едва  ли хорошо: камзол  и  брюки  из домотканой материи,  а на ногах —  простые чулки. Если такой  костюм хорошо сидел  на  нем, то  объяснялось это  скорее природным изяществом незнакомца, нежели искусством его портного. Приблизившись к девушке, человек почтительно снял широкополую шляпу, без ленты и пера, и то, что  на некотором расстоянии она   приняла   за  парик,   оказалось   собственной   вьющейся,  блестяще-черной шевелюрой. Загорелое  лицо  этого человека было печально, а его удивительные синие глаза мрачно  глядели  на девушку. Он прошел  бы мимо, если  бы она  его  не остановила.

Иллюстрации Игоря Ушакова и Евгения Савельева

Стиснув зубы и пожав плечами, Питт переминался с ноги на ногу. Для того чтобы привести полковника Бишопа в бешенство, требовалось очень немного. Взбешенный плантатор стал нещадно избивать юношу, сопровождая каждый удар кощунственной бранью, пока Питт не был доведен до отчаяния, вызванного вспыхнувшим в нем чувством человеческого достоинства, и не бросился на своего мучителя.

Но за всеми его движениями зорко следили бдительные телохранители. Их мускулистые бронзовые руки тотчас же охватили Питта, скрутили ему руки назад и связали ремнем.

Иллюстрации Владимира Высоцкого и Евгения Савельева

Питт слышал его будто сквозь сон. Сознание почти оставило его, истерзанного страшной болью, измученного отчаянием. Ему было уже безразлично — жив он или нет.

Однако новые муки пробудили его из состояния тупого оцепенения, вызванного болью. Колодки стояли на открытом месте, ничем не защищенном от жгучих лучей тропического солнца, которые, подобно языкам жаркого пламени, лизали изуродованную, кровоточащую спину Питта. К этой нестерпимой боли прибавилась и другая, еще более мучительная. Свирепые мухи Антильских островов, привлеченные запахом крови, тучей набросились на него.

Вот почему изобретательный полковник, так хорошо владеющий искусством развязывать языки упрямцев, не счел нужным прибегать к другим формам пыток. При всей своей дьявольской жестокости он не смог бы придумать больших мучений, нежели те, которые природа так щедро отпустила на долю Питта.

Рискуя переломать себе руки и ноги, молодой моряк стонал, корчился и извивался в колодках.

В таком состоянии его и нашел Питер Блад, который внезапно появился перед затуманенным взором Питта, с большим пальмовым листом в руках. Отогнав мух, облепивших Питта, он привязал лист к шее юноши, укрыв его спину от назойливых насекомых и от палящего солнца. 

Иллюстрация Евгения Савельева

С наступлением сумерек Блад рискнул спуститься вниз — в город. То, что он там увидел, было позднее поведано им Джереми Питту, записавшему рассказ Блада в свой многотомный труд, откуда и позаимствована значительная часть моего повествования. У меня нет намерения повторять здесь что-либо из этих записей, ибо поведение испанцев было отвратительно до тошноты.

Трудно поверить, чтобы люди, как бы низко они ни пали, могли дойти до таких пределов жестокости и разврата.

Гнусная картина, развернувшаяся перед Бладом, заставила его побледнеть, и он поспешил выбраться из этого ада. На узенькой улочке с ним столкнулась бегущая ему навстречу девушка с распущенными волосами. За ней с хохотом и бранью гнался испанец в тяжелых башмаках. Он уже почти настиг ее, когда Блад внезапно преградил ему дорогу. В руках у него была шпага, которую он несколько раньше снял с убитого солдата и на всякий случай захватил с собой.

Удивленный испанец сердито остановился, увидев, как в руках у Блада сверкнул клинок шпаги.

— А, английская собака! — закричал он и бросился навстречу своей смерти.

— Надеюсь, что вы подготовлены для встречи со своим создателем? — вежливо осведомился Блад и с этими словами проткнул его шпагой насквозь. Сделал он это очень умело, с искусством врача и ловкостью фехтовальщика.

Иллюстрации Евгения Савельева

В июне-июле 1686 года ему с двадцатью товарищами удаётся захватить испанский сорокапушечный капер«Синко Льягас» и добраться на нём до пиратского прибежища — острова Тортуга.

После долгих и мучительных раздумий (большинство из которых было связано с Арабеллой Бишоп) Блад принимает решение присоединиться к береговому братству. В канун нового 1687 года, после окончания сезона штормов, Питер Блад впервые вышел в море на хорошо оснащённом и полностью укомплектованном фрегате «Арабелла» (именно так теперь называется бывший «Синко Льягас»).

Иллюстрация Евгения Савельев. «Пираты с «Арабеллы» идут на абордаж»

Прежде чем он возвратится в мае 1687 года из плаванья, слава о нём промчится по всему Карибскому морю: в Наветренном проливе произошла битва с испанским галеоном, дерзкий налёт на испанскую флотилию, занимающуюся добычей жемчуга у Рио-дель-Хага и захват её, десантная экспедиция на золотые прииски Санта-Мария на Мейне и несколько других, не менее громких дел.

Иллюстрация Дина Корнуэлла (Dean Cornwell)

В августе 1687 года небольшая эскадра Блада: «Арабелла», «Ла Фудр» и «Элизабет» — вошла в огромное Маракайбское озеро и совершила нападение на богатейший город испанского Мейна — Маракайбо.

Но из-за ошибок Каузака, компаньона Блада, они попали в ловушку, расставленную злейшим врагом Блада — доном Мигелем де Эспиноса. Однако им удалось выскользнуть из ловушки с богатой добычей.

Иллюстрации Игоря Ушакова и Евгения Савельева

Дон Диего де Эспиноса-и-Вальдес — брат дона Мигеля де Эспиносы. Имел сына Эстебана, о жизни которого волновался больше, чем за свою. Был капитаном корабля «Синко Льягас» во время захвата Бриджтауна. Захвачен беглыми каторжниками во главе с Питером Бладом. Согласился довести их корабль до Кюрасао, ввиду болезни штурмана Джереми Питта, однако обманом привел корабль к берегам Гаити. Был привязан к жерлу пушки после того, как «Синко Льягас» был замечен кораблем «Энкарнасион», для того, чтобы его сын Эстебан не выдал беглых рабов во время выполнения хитроумного плана Питера Блада.

Иллюстрация Владимира Высоцкого. 1957

Дон  Диего,  привязанный   к  жерлу  пушки,  неистово  вращал  глазами, проклиная капитана Блада. Руки испанца были заведены за спину и туго стянуты веревками,  а  ноги привязаны к  станинам лафета. Даже  бесстрашный человек, смело глядевший в  лицо смерти, может  ужаснуться, точно узнав, какой именно смертью ему придется умирать.

     На губах  у испанца  выступила  пена, но  он не переставал проклинать и оскорблять своего мучителя.

Иллюстрация Ньюэлла Уайета (Newell Wyeth). 1922

Левасёр — французский пират, командир двадцатипушечного капера «Ла Фудр», что в переводе означает «Молния». Головорез с грубо-красивым смуглым лицом с орлиным носом, на безымянном пальце сверкал огромный брильянт, а уши были украшены золотыми серьгами, полуприкрытыми длинными локонами маслянистых каштановых волос.

Иллюстрация Гейла Портера Хоскинса (Gayle Porter Hoskins). (1924)

Левасёр имел успех у дам и открыто этим хвастался. На этой почве у них возникла дуэль с капитаном Бладом.

Иллюстрация Евгения Савельева. «Вместо благодарности за спасение, Арабелла назвала Блада «вором и пиратом».

15 сентября 1688 года произошла ещё одна встреча заклятых врагов. Блад снова выиграл сражение, несмотря на двойное превосходство врага, и потопил фрегат «Гидальго» и «Милагросу» — флагман дона Мигеля.

Он также спас Арабеллу Бишоп и лорда Джулиана, посланника министра иностранных дел лорда Сэндерленда, которые находились на корабле испанцев в качестве заложников. Однако, вместо благодарности, Арабелла назвала его «вором и пиратом».

Иллюстрация Дина Корнуэлла (Dean Cornwell).

Это привело Питера в отчаяние, а угроза быть потопленными ямайской эскадрой вынудила Блада принять офицерский патент, который привёз лорд Джулиан, желавший таким образом исполнить свою миссию и очистить Карибское море от пиратов, подобных Питеру Бладу. Примерно через месяц капитан Блад вырывается из ямайского «плена» и возвращается к своей эскадре на Тортугу. Отчаяние от того, что любимая девушка назвала его «вором и пиратом» и что ему не удалось вести честный образ жизни, привело к кризису личности, отчаянию и запою.

Постер Алекса Реймонда (Alex Raymond). 1931

В середине февраля 1689 года Блад после многочисленных уговоров товарищей решил согласиться на предложение поступить на службу к французскому адмиралу де Риваролю. Но оказалось, что Питеру Бладу не удалось покончить с пиратством, так как французский адмирал предложил ему настоящий «пиратский» рейд на богатый испанский город Картахену. В середине марта они отплыли в Картахену, но из-за неблагоприятной погоды обе эскадры достигли её только в начале апреля. 5 апреля Картахена, благодаря неукротимой ярости пиратов, сдалась. Добыча составила около сорока миллионов ливров. Но барон де Ривароль сбежал с награбленным. Капитан Блад, погнавшись за ним, спасает лорда Уиллогби, нового генерал-губернатора Вест-Индии и, разгромив эскадру де Ривароля, спасает Порт-Ройял от разграбления.

Иллюстрации Игоря Ушакова и Владимира Высоцкого. «Последний бой Арабеллы»

Однако корсары еще не помышляли о сдаче. Хэйтон с двумя десятками коренастых головорезов, державших в руках абордажные крюки, скорчившись, притаились среди обломков на носу корабля. Ярдах в семи-восьми от «Викторьез» «Арабелла» остановилась, и, когда на глазах у ликующих французов ее носовая палуба уже начала покрываться водой, корсары Хэйтона вскочилии с дикими воплями забросили абордажные крюки. Два из них впились в деревянные части французского корабля. Опытные пираты действовали с молниеносной быстротой. Ухватившись за цепь одного из этих крюков, они начали тянуть ее изо всех сил к себе, чтобы сблизить корабли.

Иллюстрация Евгения Савельева.

Блад, стоя на квартердеке, бросил последний взгляд на «Арабеллу», которая так долго служила ему и стала почти частью его самого. После того как отцепили крюки, «Арабелла» несколько минут покачивалась на волнах, а затем начала медленно погружаться, и вскоре там, где она затонула, остались только маленькие булькающие водовороты над верхушками ее мачт.

От лорда Питер Блад узнаёт, что Яков II бежал и что Вильгельм III Оранский стал королём Англии. Обрадованный, что его вынужденная ссылка закончилась, он решает уехать в Англию, но лорд Уиллогби назначает его губернатором Ямайки, вместо полковника Бишопа.

Став губернатором, Питер наконец-то объяснился с Арабеллой и узнал, что она его любит.

— Арабелла! — умоляюще воскликнул он. — Что вы говорите? Разве я могу отпустить вас? Разве я могу позволить вам уехать и никогда больше не видеть вас? Может быть, вы останетесь и поможете мне перенести эту недолгую ссылку, а потом мы уедем вместе?.. О, вы плачете? Почему? Что же я сказал такое, чтобы заставить тебя расплакаться, родная?

— Я думала, что ты мне никогда этого не скажешь, — произнесла Арабелла, улыбаясь сквозь слезы.

Так закончилась долгая и полная приключений одиссея капитана Питера Блада.

* Использовано описание сюжета из Википедии.

Оставьте отзыв

Select Language